Евросоюз подвергся критике за депортацию чеченских беженцев на родину

рубрика: Новости

Практика депортации обратившихся за убежищем граждан России, включая выходцев из Чечни, набирает обороты в Европе, однако это не отвечает принципам международного права, заявила правозащитница Светлана Ганнушкина. Есть успешные примеры, когда проблему депортации удавалось решить с помощью правозащитников, отметила журналистка Елена Милашина.

Как информировал «Кавказский узел», 15 июля правозащитница Светлана Ганнушкина на пресс-конференции в Москве представила свой доклад «Почему жители России просят убежища в Европе?». Согласно докладу, в Европе ищут убежища жертвы домашнего насилия, неправомерного уголовного преследования, а также те, кого на родине притесняют за религиозные убеждения, при этом практика депортации в Россию уроженцев Северного Кавказа противоречит нормам международного права.

40-страничный доклад Ганнушкиной состоит из пяти частей, посвященных нарушениям прав человека режимом Рамзана Кадырова в Чечне, положению женщин в этой республике, жертвам фабрикации уголовных дел, преследованиям Свидетелей Иеговы*, необходимости переселения беженцев из России в Европу. Кроме того, приводятся примеры конкретных людей, которые пострадали в результате отраженных в докладе тенденций, при этом указываются непосредственные виновники этих трагедий. Документ содержит три приложения, посвященных жертвам произвола на Северном Кавказе, а также приложение, описывающее ситуацию с сирийскими беженцами в России.

В Европе набирающая обороты кампания по депортации на родину граждан России, обращающихся за убежищем, не отвечает принципам международного права, указала в своем докладе глава комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина.
Правозащитница в ходе презентации своего доклада 15 июля раскрыла главные причины, которые, по ее мнению, заставляют чеченцев просить убежища в Европе, передает корреспондент «Кавказского узла», присутствовавший на мероприятии.

«В первую очередь, это опасность для жизни, бессудные казни, похищения людей, полное отсутствие права. Каждый житель Чечни понимает, что его могут привлечь к ответственности за то, что он не совершал. Никто не думает о доказательной базе. Просто сажают людей с целью выполнения плана. Причины эти есть не только в случае Чечни, но в Чечне их масштабы уникальны. А причины сами по себе не являются уникальными. Во многих местах эти причины становятся поводом для бегства. Наркотики, например, подбрасывают не только в Чечне», — рассказала Ганнушкина.

По ее словам, пик обращений чеченцев к странам Евросоюза для получения убежища пришелся на 2013 год. «Тогда был слух, что Германия принимает всех беженцев. В 2013 году из России была 21 тысяча обращений, 90 процентов [из них] были чеченцы. Но сейчас я ожидаю, что будет увеличение обращений из других регионов Северного Кавказа и не только оттуда», — сказала она.

«В целом каждый год около 10 тысяч жителей Чечни обращаются для получения убежища. Представители Кадырова часто говорят, что люди покидают республику из-за финансовой ситуации. Но люди хотят покинуть Чечню не из-за экономических проблем, не из-за того, что их дома не восстановлены, а именно из-за вышеперечисленных причин. Чеченцы удивительным образом справляются с подобными финансовыми проблемами, если им в этом не мешать. Они точно так же восстанавливают свои дома и хорошо живут, если им не мешать. Они очень любят свою территорию», — отметила Ганнушкина.

Журналистка Елена Милашина также представила свой доклад «Чеченцы в Европе. Как и почему изменилась миграционная политика стран Европейского союза в отношении тех, кого совсем недавно считали жертвами двух жестоких войн и тяжких нарушений прав человека». Автор доклада в ходе пресс-конференции заявила, что изменения миграционной политики Евросоюза в отношении жертв военных кампаний и нарушений прав человека связаны с целым комплексом причин.

«Во-первых, это связано с кризисом беженцев из Сирии. В результате войны в Сирии случился второй по размеру со времен Второй мировой войны наплыв беженцев в Европу. Это первая причина, изменившая миграционную политику ЕС. Вторая причина – это резолюция ООН от 2014 года, после которой все страны ЕС произвели изменения в своих законодательствах, препятствующие уходу своих граждан в Сирию и создающие преграды для возвращения обратно. Из этого законодательства стало понятно, что они приравнивают мигрантов к потенциальным террористам», — рассказала Милашина «Кавказскому узлу».

По ее словам, немаловажную роль сыграл также европейский национализм. «Третьей причиной можно назвать национализм в Европе. С 2000 года националистические партии стали попадать в парламенты европейских стран, и сейчас они строят свою политику вокруг мигрантов, используя их как инструмент, как приманку для своего электората, для получения их голосов. Посредством этих партий принято очень много антимигрантских законов в ЕС. Это, безусловно, осложнило ситуацию для беженцев, в том числе из Чечни. Им в очень многих случаях отказывают в предоставлении убежища. И что самое интересное, эти партии нашли общий язык с властями РФ. Неоднократно, например, австрийские националисты бывали в Чечне, и у них есть совместная программа по возвращению чеченских беженцев из Австрии», — отметила она.

Милашина сообщила, что данных о числе экстрадированных чеченских беженцев нет. «Таких данных нет. Даже в Германии, которая славится своим вниманием к деталям, ведению всякой статистики, нет данных о депортированных или экстрадированных чеченских или других беженцах. Кроме того, есть проблема информирования. Чеченцы часто не сообщают о депортации. Они, к сожалению, молчат. Поэтому нет полной картины», — подчеркнула журналистка.

При этом она отметила, что есть удачные примеры, когда при обращении к правозащитникам проблема депортации чеченских беженцев решается.
«Когда они все же информируют о проблеме, обращаются за помощью, тогда удается что-то сделать. Например, много обращений ко мне. Я… занимаюсь проблемами беженцев и очень часто поручаюсь за них, сообщаю, что им в Чечне действительно грозит опасность. Адвокаты на местах ведут работы, и в итоге удается решать проблему, и их [беженцев] не возвращают в Чечню. Но в последнее время есть тенденция, что наши поручительства и рекомендации не помогают. Нас выслушивают, но решения принимаются в пользу экстрадиции или депортации», — рассказала Милашина.