«Меня вырвали из рук матери и выбросили из вагона…»

рубрика: Книга Памяти

К 73-й годовщине депортации чеченцев и ингушей.
Витаева Аза Шахидовна 1939 г.р., выселена из с. Даттых Ножай-Юртовского района, Чеченской республики, в настоящий момент проживает в г. Шали.
Я родилась в селе Даттах Ножай-Юртовского района. Семья наша была небольшая – родители, я и две младшие сестры.
Мне было пять лет, когда меня вместе с моей семьей отправили в ссылку, как и весь чеченский народ. Нас загнали в грязные вагоны, предназначенные для скота.
Женщины, мужчины, дети, молодые и старики — все ехали вместе и в ужасной тесноте. Людей охватила паника, дети плакали, у кормящих матерей пропало молоко. Словами не описать этот страшный день.
За четырнадцать дней пути многие умерли от голода и холода. Особенно тяжело было малышам. Женщины, жертвуя собой, кутали их в свои вещи.
На каждой станции в вагоны заходили военные и выбрасывали мертвых и больных. Я простудилась, и у меня начался сильный кашель. Когда поезд остановился на станции уже в Казахстане, мать закрыла меня собой, надеясь спасти, и велела мне сидеть тихо. Опять начали выбрасывать трупы и больных. Тех, кто оказывал сопротивление, расстреливали.
Сосед, сидевший рядом с нами, выдал меня: он боялся, что я заражу его. Меня вырвали из рук матери. Я кричала, сопротивлялась, цеплялась за мать, которая не выпускала моей руки. Она умоляла оставить меня в вагоне, но эти чудовища не слушали ее. Отец тоже пытался меня спасти, но на него направили оружие, и он замолчал. Я помню последние слова матери: «Дочка, не забывай нас!»
Я лежала на снегу вместе с теми, кого выбросили из вагонов. Не помню, что я чувствовала в тот момент. Но для меня это навсегда осталось ужасом…
Врачи, обследовавшие выброшенных из эшелона, нашли меня еще живой и отвезли в больницу. Не знаю, сколько времени я провела там.
Когда я выздоровела, меня отправили в детский дом. Поначалу мне было очень тяжело, так как я не знала русского языка и не могла ответить, как меня зовут, какая у меня фамилия, кто мои родители, какого я года рождения. В памяти осталось только имя отца — Шахид. Мне дали имя Эля, фамилию Шахидова и написали год рождения – 1937.
Воссоединение 45 лет спустя
Я закончила восемь классов в городе Кзыл-Орда, после чего в 1953 году меня направили на учебу в сельскохозяйственный техникум.
После окончания техникума я познакомилась в Казахстане с Шамадом Домбаевым, и вскоре мы поженились. В 1957 году мы вернулись на родину, в Чечню, в родовое село мужа Шали.
А все это время мои родители искали меня, надеясь, что я осталась жива. Мой отец ездил в Казахстан, пытаясь найти потерянную дочь. Где только он ни побывал, но поиски ни к чему не приводили. И все же сотрудники одного из детских домов узнали меня по его описанию. Кроме того, отец встретил пожилого человека, который знал моего мужа. Тот сообщил, что я вышла замуж, и мы уехали в Шали. Отец, не веря своему счастью, тут же вернулся в Чечню и сразу приехал в Шали.
В 1989 году мы, наконец, нашли друг друга. Мать, увидев и узнав меня, зарыдала. Но я не помнила лица своих родных и не могла точно сказать, что я их дочь. Я помнила только шрам на ладони моей матери и попросила: «Посмотрите, есть ли у вас на ладони шрам? Если есть, то я ваша дочь». Так и оказалось. Какое счастье вновь обрести родных! Меня отвезли в наше родное село Даттах, я вспомнила места, где прошло мое детство.
Я оказалась одной из немногих, кому удалось выжить и вернуться домой, а главное – через много лет найти своих близких, из рук которых меня вырвали в страшном 44-ом году.

https://www.facebook.com