Category archive

Разное

ПОМНИМ И СКОРБИМ

рубрика: Разное

Завтра 21 мая 2018 года исполняется 154 года с того дня, как в 1864 году, в урочище Кбаада (Къуэбыдэ) черноморского побережья (ныне — горнолыжный курорт Красная Поляна, близ Сочи), состоялся военный парад по случаю победы над Страной Адыгов – Черкесией и депортацией ее населения в Османскую империю. Принимал парад родной брат императора Александра Второго — Великий князь Михаил.

Война России с Черкесией длилась 101 год, с 1763 по 1864 годы.

В результате этой войны Российская Империя потеряла свыше миллиона здоровых мужчин; уничтожила Черкесию – своего давнего и надежного союзника на Кавказе, приобретя взамен слабое Закавказье и эфемерные планы по покорению Персии и Индии.

В результате этой войны древняя страна – Черкесия исчезла с карты мира, черкесский (адыгский) народ — давний союзник России, подвергся геноциду — потерял 9/10 своей территории, свыше 90% населения, был рассеян по всему миру, понес невосполнимые физические и культурные потери.

В настоящее время черкесы имеют самую большую в мире относительную диаспору — 93% народа проживают вне пределов исторической Родины. Из народов современной России черкесская диаспора занимает второе место в мире после русской.

Все исследователи признают, что АНАЛОГОВ ЧЕРКЕССКОМУ СОПРОТИВЛЕНИЮ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ НЕ НАБЛЮДАЛОСЬ В МИРОВОЙ ИСТОРИИ !

За время войны с Черкесией на русском троне сменилось пять императоров; Российская Империя разгромила Наполеона, захватила Польшу, Крымское ханство, Прибалтику, Финляндию, присоединила Закавказье, выиграла четыре войны с Турцией, нанесла поражение Персии (Ирану), разгромила чечено-дагестанский имамат Шамиля, взяв его в плен, но не могла покорить Черкесию. Покорить Черкесию стало возможным только одним путем – изгнав ее население. На войну на Кавказе, по свидетельству генерала Головина, уходила шестая часть доходов огромной империи. При этом основная часть кавказской армии воевала против Страны Адыгов.

Против Черкесии были сосредоточены огромные военные силы. В 1861 году были выселены в Турцию бесленейцы. За ними последовали кубанские кабардинцы, кемиргоевцы, абазины. В 1862 году пришла очередь натухайцев, живших в районе Анапы и Цемеза (Новороссийска).

Зимой 1863-1864 г.г. войска были брошены против абадзехов. Абадзехия, наполненная десятками тысяч беженцев из «покоренных» районов Черкесии, сопротивлялась мужественно и упорно, но силы были неравны. Проведение наступления зимой привело к большим жертвам среди населения. «Уничтожение запасов и солений действует губительно, горцы остаются совершенно без крова и крайне стеснены в пище», «не более десятой части погибшего населения пали от оружия, остальные свалились от лишений и суровых зим, проведенных под метелями в лесу и на голых скалах».

«Поразительное зрелище представилось нашим глазам по пути: разбросанные трупы детей, женщин, стариков, растерзанные, полуобъеденные собаками; изможденные голодом и болезнями переселенцы, едва поднимавшие ноги от слабости…» (офицер И. Дроздов, Пшехский отряд).

Все уцелевшие абадзехи выселились в Турцию. «Турецкие шкиперы из жадности наваливали, как груз, черкесов, нанимавших их кочермы до берегов Малой Азии, и, как груз, выбрасывали за борт при малейшем признаке болезни. Волны выбрасывали трупы этих несчастных на берега Анатолии… Едва ли половина отправившихся в Турцию прибыла к месту. Такое бедствие и в таких масштабах редко постигало человечество. Но только ужасом и можно было подействовать на этих воинственных дикарей…».

28 февраля 1864 года Даховский отряд генерала фон Геймана, перевалив через Кавказский хребет по Гойтхскому перевалу, вышел в причерноморскую Шапсугию и занял Туапсе. Начались карательные операции против шапсугов и убыхов. С 7 по 10 марта были истреблены все черкесские селения густонаселенных причерноморских долин Дедеркой, Шапси и Макопсе. 11 и 12 марта уничтожены все селения в долинах Туапсе и Аше. 13-15 марта по долине Псезуапсе «все встреченные аулы уничтожены». 23, 24 марта «на реке Лоо, в обществе Вардане, все селения сожжены». С 24 марта по 15 мая 1864 года были уничтожены все черкесские селения по долинам рек Дагомыс, Шахе, Сочи, Мзымта и Бзыбь.

«Война велась обеими сторонами с беспощадной жестокостью. Ни суровая зима, ни бури на черкесском берегу не были в состоянии прекратить кровопролитную борьбу. Не проходило ни одного дня без сражения. Страдания окруженных со всех сторон неприятелем адыгских племен, происходившее вследствие недостатка средств, пропитания и амуниции, превосходили все, что можно себе представить…… на берегах Черного моря, под мечом победителя, исходил кровью один из храбрейших на всем земном шаре народов…»

Оборонять страну становилось невозможным. Эмиграция принимала чудовищный размах. Черкесам определили кратчайшие сроки, за которые они должны были выселиться в Турцию. Имущество и скот были брошены или за бесценок проданы военным и казакам. Огромные массы населения толпились по всему черкесскому побережью Черного моря. Все побережье было усеяно телами погибших вперемежку с живыми. Люди, имея жалкие запасы продовольствия, сидели на берегу, «испытывая все удары стихии» и ждали возможности уехать. Прибывавшие каждый день турецкие корабли нагружались переселенцами. Но перевести всех сразу не было никакой возможности. Корабли нанимала и Российская империя. «Черкесы стреляли в воздух из ружей, прощаясь с родиной, где находились могилы их отцов и дедов. Некоторые, выстрелив в последний раз, бросали дорогое оружие в морскую пучину».

Специально посланные отряды прочесывали ущелья, разыскивая людей, пытавшихся укрыться в труднодоступных местах. От 300 тысяч шапсугов остались около 1 тыс. человек, рассеянных по самым неприступным местностям; 100 тысяч убыхов выселились полностью. От Натухая остался один аул, названный Суворов-Черкесский, но и его население в 1924 году было переселено в Адыгейскую Автономную Область. От многочисленного населения Абадзехии на Кавказе осталось только одно селение – аул Хакуринохабль.

По официальным данным российских властей было выселено 418 тысяч черкесов. Разумеется, это число является заниженным. Налицо стремление официальных властей скрыть масштабы геноцида. Кроме того, даже эти 418 тысяч человек – это только официально зарегистрированные российскими властями переселенцы. Естественно, эти цифры не в состоянии учесть всех черкесов, «которым решительно не было никакого интереса отчитываться, кто и куда едет в Турцию». По данным турецкой «Мухажир Комиссион» (комиссии по переселенцам) осталось в живых и размещено по вилайетам (областям) Османской Империи 2,8 миллиона человек, из которых 2,6 миллиона – адыги. И это притом, что огромное количество людей погибли на берегу Черного моря и при переезде. Адыгская пословица того времени гласит: «Дорога по морю на Истанбул (Стамбул) видна по черкесским трупам». И спустя 140 лет после этих событий приморские черкесы – чудом уцелевшие шапсуги, не едят рыбу из Черного моря.

Огромными были потери и в карантинных лагерях переселенцев на турецком берегу. Это была невиданная гуманитарная катастрофа. Например, смертность от голода и болезней только в лагере Ачи-кале достигала около 250 человек в день, а эти лагеря были расположены по всему турецкому побережью. Турецкое правительство, не ожидавшее таких размахов переселения, не могло обеспечить все лагеря продовольствием. Опасаясь эпидемий, лагеря окружали армейские подразделения. Турция просила Россию приостановить поток беженцев, но он только увеличивался. Мать султана, черкешенка по происхождению, пожертвовала все личные сбережения и организовала сбор средств на покупку продовольствия для адыгов. Но спасти многие и многие тысячи от голодной смерти не удалось. «Родители продавали туркам своих детей в надежде, что те хоть сытно поедят»

«Мое сердце обливалось горечью, когда я вспоминал поражающую нищету этих несчастных, гостеприимством которых я пользовался столько времени», «Бедные эти черкесы, как они несчастны,- сказал я ему (турку)….

— Черкешенки дешево будут стоить нынешний год на базаре, отвечал мне… совершенно спокойно, старый пират»

(Французский доброволец А.Фонвилль, по книге «Последный год войны Черкесии за независимость, 1863-1864») К 21 мая 1864 года пал последний бастион черкесского сопротивления – урочище Кбаада (Къуэбыдэ, ныне — горнолыжный курорт Красная поляна, близ Сочи).

Там, в присутствии родного брата императора Александра II — Великого князя Михаила, состоялся парад победы по случаю окончания Кавказской войны и выселения черкесов (адыгов) в Турцию.

Огромный край опустел. От четырехмиллионного населения к 1865 году на Западном Кавказе осталось лишь около 60 тысяч человек, поселенных в разрозненных селениях, в окружении казачьих станиц. Выселение продолжалось почти до конца 1864 года и, к 1865 году, вместо многочисленного и цельного черкесского народа – доминирующего народа Кавказа, остались лишь небольшие, территориально разобщенные этнические «островки» адыгов.

Такая же участь в 1877 году постигла и родственную черкесам Абхазию. Общее число черкесов на Кавказе после войны (без кабардинцев), не превышало 60 тысяч человек. Да, черкесы проиграли эту войну. По своим последствиям она явилась для них настоящей национальной катастрофой. Были потеряны свыше 90% населения и около 9/10 всех земель. Но кто может попрекнуть черкесский народ в том, что он, жалея себя, не защищал свою родину? Что он до последнего воина не сражался за каждую пядь этой земли? За всю историю Черкесии ЕДИНСТВЕННОЙ армией, сумевшей, ценой колоссальных жертв и невероятного напряжения сил, занять эту территорию, была российская армия, да и то, сделать это удалось, только изгнав фактически все черкесское население.

И во время, и после окончания войны, многие участники этих событий отдавали должное той отваге, с которой адыги отстаивали свою родину.

Один из авторов «Очерков покорения Кавказа» писал:

Мы не могли отступить от начатого дела и бросить покорение Кавказа только потому, что черкесы не хотели покориться… Теперь, когда наша власть на Кавказе вполне упрочена, мы можем спокойно отдать дань уважения героизму и беззаветной отваге побежденного врага, честно защищавшего свою родину и свою свободу до полного истощения сил».

В книге «Последний год войны Черкесии за независимость (1863-1864г.)» француз Фонвилль, очевидец тех событий, так описывал черкесов, выселившихся в Турцию:

«их сабли, кинжалы, карабины производили какой-то особый, внушительный, воинственный шум… Чувствовалось, что этот могучий народ, если и был побежден русскими, отстаивал свою страну, сколько мог, и… не было в нем недостатка ни в храбрости, ни в энергии». ЧЕРКЕССКИЙ НАРОД ТАК И УШЕЛ НЕПОБЕЖДЕННЫМ….!!!

Вот как описывал генерал Р.Фадеев изгнание черкесского народа: «Весь берег унизался судами и покрылся пароходами. На каждой версте из 400 верст его протяжения белели большие и малые паруса, подымались мачты, дымились трубы пароходов; на каждом мыску развевались флаги наших пикетов; в каждой балке толпился народ и стоял базар….. Правда, то были похороны исчезавшего народа: движение редело по мере того, как пустел берег. Но он пустел ненадолго. На покинутых пепелищах осужденного черкесского племени стало великое племя русское… восточный берег с его великолепной красотой составляет теперь часть России…. Вырваны плевела, взойдет пшеница.»

А это прогноз генерала на будущее адыгов: «…довольно посмотреть на донесения консулов, чтобы знать, как тают черкесы в Турции; их выбыло уже наполовину, между ними нет больше женщин…. Турецкие черкесы просуществуют лишь в одном поколении…»

НО ЧЕРКЕССКИЙ (АДЫГСКИЙ) НАРОД НЕ ИСЧЕЗ! ОН ВЫЖИЛ, НЕСМОТРЯ НИ НА ЧТО, И УВЕРЕННО ВСТАЕТ НА ПУТЬ ВОЗРОЖДЕНИЯ!

По переписи 2002 года черкесы (Адыги), впервые после Русско-Черкесской войны, вновь стали крупнейшим народом Кавказа. Черкесская диаспора насчитывает, по разным оценкам, от 5 до 7 миллионов человек, сохраняющих свое национальное самосознание.

Адыги! Не забывайте своё великое прошлое, изучайте свою историю! Берегите свой язык, свою культуру, свои традиции и обычаи! Гордитесь своими предками, гордитесь тем, что вы принадлежите к Великому Черкесскому Народу!

https://www.facebook.com

Можем повторить! Заклинание победобесием

рубрика: Разное
Фото из соцсетей

Захлестнувшая в последние годы Россию волна победобесия – дело, на самом деле, серьёзное.

Все эти толпы фальшивых ветеранов, псевдо-георгиевские ленты всюду – на детских колясках, сумочках, собачках-болонках, используемые вместо шарфов и шнурков на ботинках,  в Кремле даже поставлены скамейки в цветах георгиевской ленты…

Бесконечно идущие по ТВ сериалы и песни-пляски в карнавальных мундирах  Красной армии…

Совершенно безумные инициативы – из последнего-победного: руководитель управления по работе с общественными организациям Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ протоиерей Димитрий Рощин предложил: «Мы бесконечно не можем выезжать на победе в Великой Отечественной войне. Хоть это и великая веха нашей истории, но прошло очень много лет, и то, что мы этим прикрываемся, говорит о том, что других побед особых не было. А нам нужны новые победы! Поэтому мы предлагаем расширить «Бессмертный полк» в исторической перспективе, чтобы там стали появляться портреты героев Первой мировой войны, русских героев Отечественной войны 1812 г. и так далее»…

Шизофреническая милитаризация – детсадовцы с макетами автоматов, марширующие строем под военные песни. Взятие штурмом фанерного макета Рейхстага. Кандидаты на должность губернаторов, для успешной карьеры обязанные в рамках «подготовки кадрового резерва»  лечь под едущий БТР (некоторым гусеницы поломали ребра и конечности)…

Постоянно повторяющиеся на этом фоне заклинания «Можем повторить!» – вызывают скорее смех, но не страх.  Чем вы «можете повторить»? Танком «Армата», единственный экземпляр которого заглох прямо на параде на Красной площади? Роликами из компьютерных игр, которые российское Министерство обороны выдает за образцы своего новейшего вооружения? Дымящимся  «Адмиралом Кузнецовым», над которым смеялась вся Европа?

…Казалось бы, над этой вакханалией Победы не смеяться может только ленивый, спящий или член путинской элитки.

Однако,  дело это серьезное.

Кремлевские обитатели, на самом деле, и сами понимают, в каком состоянии  находится «их» страна. И это понимание не  может не вызывать у них страх: вот-вот инфраструктура окончательно рассыплется и Нефть перестанет по ней течь, ракеты истлеют от ветхости, технологическое отставание станет необратимым – и коварный Враг захватит Кремль, все их имения и резиденции за два часа  одним полком боевых роботов. Если раньше не  взбунтуются остатки народа и вожди повторят судьбу Чаушеску, Саддама и Каддафи.

И куда в этом текущем моменте прикажете податься и в чем искать утешение обитателю Башен Кремля?

Именно в этом слогане «Можем повторить».

Главное, на самом деле, тут не угроза Западу новой войной – хотя и это тоже имеется в виду – но только в уголке сознания. «Повторить» путинская элитка мечтает не столько это, а другой свой успех.

Потому как «Великая отечественная война» для советской номенклатуры – это не только история военного успеха, военной победы.

Это – в первую очередь – история про то, как у нее «все удалось», история неожиданной и приятной удачи для правящего в России бюрократического класса. История про то, как ему все сошло с рук.

Сталин фактически начал Мировую войну в союзе с Гитлером, в предвоенные годы кормил его и снабжал ресурсами. Затем поделили Польшу, провели вместе военный «парад победителей» в Бресте. СССР напал на Финляндию, страны Балтии…

Казалось бы, за все это после Войны Москве должен быть предъявлен счет – но все оказалось забыто. И даже более: вместо того, чтобы это счет выставить – Запад дал награду.

За вероломное нападение вместе с Гитлером на Польшу, союзника Англии и Франции – Сталину позволили подчинить Польшу советскому влиянию.

За вероломное нападение на страны Балтии – фактически признали их аннексию и ликвидацию независимых балтийских государств.

За вероломное нападение на Финляндию – Сталин получил финские земли.

За союз с Гитлером – под советский контроль ушла треть Германии.

А вдруг и сейчас можно всё это повторить? Вот о  чем думают в Кремле!

Да, Россия катастрофически отстаёт и в технологиях и в подготовке кадров. Но ведь и СССР отставал от Германии. Но смогли же победить самую на тот момент профессиональную армию. Вдруг и сегодня «сможем повторить»?

Атомные бомбы устаревают? Но ведь в 45-м у СССР их вообще не было – а США пошли на уступки, позволили СССР поглотить пол-Европы, а также свергнуть прозападное правительство в Китае и установить там коммунистический режим. Вдруг и сегодня «сможем повторить»?

Не менее замечательное чудо произошло для обитателей Кремля и в отношениях с подвластным им народом. Многие белые генералы-эмигранты, жившие на Западе, писали, как их удивило поведение русских в начале войны. Вместо того,  чтобы взбунтоваться против режима большевиков – народ бросился их защищать. А потом многие эти герои отечественной войны спокойно дали себя посадить в лагеря, инвалидов отправить на Валаам, снова ввергнуть страну в голод. Вдруг и сегодня «можем повторить» это чудо послушания?

Это чем-то сродни древним религиозным мистериям – когда разыгрывая картины счастливого прошлого, люди пытались вызвать его повторение в реальности. Так и сегодня кремлевской властью  непрерывно разыгрывается картина «великой победы».

Такое заклинание победобесием.

Сработает ли оно снова? Скорее всего, нет.

Однако серьезная опасность тут присутствует.  Есть большая вероятность, что в ходе этого победобесного шабаша российская власть потеряет голову. И решит что «все уже удалось». Что, действительно, «можем повторить» – и всерьез начнет новый военный захват мира.

Авраам Шмулевич

http://afterempire.info/2018/05/09/repeat/

ГРУСТНАЯ ЧЕЧЕНСКАЯ ИСТОРИЯ…

рубрика: Разное
Фото из соцсетей

Малика вышла замуж рано – в 15 лет, так, что даже сама не успела понять, как это получилось. Во время свадьбы ее двоюродного брата, она приглянулась симпатичному парню из соседнего села, и он пришел на родник повидаться с ней. А подруга ее Марем, позавидовавшая тому, что на Малику обратил внимание такой завидный жених, внимательно наблюдала за парочкой чуть в стороне. Вдруг, совершенно неожиданно для всех, она громко закричала: «Куьг лаьцца! Куьг лаьцца!» (Взял руку! Взял руку!), хотя ничего такого не было. Почему она это сделала – так и осталось загадкой. Вероятно, хотела опозорить Малику, но на деле получилось так, что этот невольный «позор» явился причиной того, что статный красавец Шамиль прислал сватов к Малике в тот же вечер. И «опозоренная» Малика вышла за него, думая, что произошло что-то ужасное.

Мужем своим Малика была довольна. Конечно, сельская жизнь – не сахар, но к труду Малика была приучена с раннего детства – и корову подоить, и хлеб испечь – все делалось ею играючи. А муж… любил ее, несмотря на то, что уже 5 лет в браке, она не могла подарить ему детей. Только хлопоты по дому и двору давали ей забыться и забыть на время о своей беде. Но каждый вечер она засыпала со слезами на глазах и мольбой к Аллаху о ребенке.

В тот вечер она молилась особенно истово. Она решила для себя, что если и на этот раз не получится, то не будет мучить больше Шамиля и уйдет в родительский дом. Она предлагала ему уже не раз жениться на другой, но он успокаивал ее, как мог, даже мысли не допуская о второй жене. «Даже если у нас никогда не будет детей, я не женюсь на другой» — горячо убеждал ее он, — «… у нас род большой, ничего страшного, если лично у меня детей не будет. У других есть – и хватит, род Саламовых не закончится на мне».

Но, несмотря на такие его слова, Малика не могла допустить, чтобы ее любимый, дорогой, родной человек остался бездетным. Поэтому она твердо решила для себя – подождет еще месяц – и все, домой…

Аллаh услышал ее молитвы, и через месяц она понесла… Первое время и поверить не могла, и сказать боялась, и сама себе признаться не могла в том, что это случилось. Все прислушивалась к себе, все боялась сказать об этом вслух. И только, когда Шамиль спросил об этом сам, заметив ее немного округлившийся живот, ответила: «Да, кажется, я беременна». Ах, как он кружил ее, как радовался! Какой заботой и вниманием наполнил ее дни! Категорически запретил заниматься тяжелой работой и с нетерпением ждал появления ребенка…

Что было причиной задержки появления детей – непонятно, но с тех пор дети в семье Шамиля и Малики стали появляться каждый год – как из рога изобилия. Их дом наполнился голосами восьмерых сыновей!

Счастью Шамиля и Малики не было предела. В глубине души Малика мечтала о девочке, но даже наедине с собой посетовать не смела, так как очень была благодарна Аллаху за посланное ей счастье!

Старший сынок – Магомед, был самым шаловливым и шебутным. Вероятно, потому, что родители баловали его больше всех, и всем остальным детям внушали, что он – старший, его надо слушать, его надо уважать и почитать. Он поверил в свою исключительность и важность и то и дело «радовал» родителей своими проказами.

Любимым его фокусом было спрятаться где-нибудь надолго и ждать, когда мама начнет его искать. «Мох1мад, к1орни, мичахь ву хьо? Хьавад мамин! Са гатделла са!» (Магомед, крошка, где ты? Беги к маме! Я соскучилась!) — причитала Малика, бегая по двору, заглядывая во все уголки, но Магомед каждый раз находил новое местечко, и ей никогда не удавалось его обнаружить. Помучив ее какое-то время, он с дикими криками выскакивал из укрытия, и они потом вместе долго смеялись…

… На окраине села Гойское, в огромную яму были свалены трупы погибших во время «антитeррoристической операции по захвату бoeвиков» в селе Комсомольское. В этой яме копались несчастные, выискивая среди обезображенных трупов своих близких и родных, таких дорогих и любимых, с которыми были еще вчера…
… Среди всех выделялась немолодая уже женщина, с обвязанным марлей лицом и скорбными глазами в которых отражалась, казалось, вся печаль мира… Она то и дело вытаскивала из кучи трупов кого-то, и приговаривала: «Хараъ са ву!.. Хараъ са ву!.. Хараъ са ву!» (Этот мой, и этот мой, и этот мой…) Стоявшие поодаль женщины сочувственно качали головами и переговариваясь между собой, не веря, что все семь трупов, которые женщина вытащила из свалки, имеют к ней отношение. По их мнению, женщина просто потеряла рассудок и вытаскивала всех подряд.

«Мох1мад, са к1орни, мичахь ву хьо? Са са гатделла!» (Магомед, крошка моя, где ты? Я соскучилась!) — начала причитать женщина, и наблюдавшие за ней точно уверились в том, что она лишилась ума. Кто-то плакал, кто-то, у кого уже слез не осталось, хотел подойти к ней, чтобы увести ее оттуда, и одна из женщин уже двинулась в ее сторону, но стоявший в сторонке пожилой мужчина остановил ее словами: «Оставьте ее. Это наши семь сыновей. Она ищет восьмого». Он не смог сдержать своих слез. В стеснении, отвернувшись, он тихо плакал. Подойти к яме у него не было моральных сил.

«Мох1мад, к1орни, хьа гуч вал, со къаделла!» (Магомед, крошка, выходи, я устала) — повторяла Малика. На лице ее не было ни слезинки…

… В кровавой бойне в селе Комсомольское погибло около 2000 человек местного населения. В том числе старики, женщины и дети…

 

Артур Абдуллаев

С боями на Кавказ – за свободой

рубрика: Разное
Историческая правда

Почти неизвестным для жителей Кавказа остается событие, которое чуть не привело к затоплению региона сотнями тысяч русских крепостных крестьян, которые ринулись туда в поисках свободы и земли.

В начале 40-х годов XIX века по всем деревням центральной России стали распространяться слухи о готовящемся царском манифесте, в соответствии с которым все крепостные крестьяне, поселившиеся на Кавказе, будут освобождены от рабства, переведены в казаки и наделены землей. Из самых разнообразных мест крестьяне многотысячными толпами двинулись на юг.

До этих пор в истории России не было случая столь многолюдного и единовременного движения человеческих масс. Движение охватило 14 губерний. В 1847 году действительно вышел царский указ, который призывал к переселению на Кавказ «людей свободных профессий», однако крестьяне были убеждены, что указ этот относится и к ним и только «бары это скрывают».

К 1847 году в Курской, Воронежской и Саратовской губерниях движение разрослось с небывалой до тех пор силой. Помещичьи крестьяне продавали за бесценок свое имущество и целыми селениями двигались на юг; в одной Курской губернии приготовились к переселению около 20 тысяч крестьян из 46 имений. Этот огромный поток был приостановлен только вмешательством военной силы, которой крестьяне оказывали нередко упорное сопротивление.

Задержанные в Воронежской губернии беглецы при помощи местных крестьян рассеяли посланные против них солдат, избили и перевязали бывших при этом полицейских чиновников, требуя от них выдачи «указа о свободе». Между тем, в регионе, куда стремились крестьяне, шла ожесточенная война, которая в сороковых годах XIX века достигла своего апогея.

Неизвестно, как бы все повернулось, если бы крестьянский поток достиг Кавказа, но русским войскам с величайшим трудом удалось остановить этот поток и повернуть его вспять (История СССР (в 4-х томах), т. IV, М., 1967 г., стр. 286-287).

Хасан Бакаев

«За пряник мы стали рабами». Признания офицера ФСБ

рубрика: Разное
RFE/RL -Graphica

Хорошо известны яркие истории перебежчиков из советских и российских спецслужб, многие слышали о судьбе капитана КГБ Виктора Орехова, тайно предупреждавшего диссидентов о готовящихся арестах и обысках. Но перед нами случай исключительный: действующий офицер ФСБ обратился к Радио Свобода с предложением рассказать о том, как он следит за инакомыслящими. По словам нашего собеседника, он давно заподозрил, что работает в «системе», укрепляющей тоталитарную структуру общества, но окончательно ему раскрыла глаза знаменитая книга Ханны Арендт «Истоки тоталитаризма». Мы не можем обнародовать его имя, но он предоставил достаточно доказательств, исключающих сомнения в том, что он работает в ФСБ и знает, как функционирует «система» Лубянки.

– Почему вы пошли работать в ФСБ и когда начали понимать, что делаете что-то не так? Что именно вам открыла книга Арендт?

Я своей работой укрепляю тоталитарную тайную структуру в обществе

 Сначала эйфория была, все дико нравилось, был запал. Я долго не понимал, что и зачем мы делаем. Какая-то борьба с несистемной оппозицией, иеговистами, фашистами и антифашистами… А позже понял, что цель этой возни – сохранение власти и борьба с инакомыслием. Когда прозреваешь, начинает тошнить. Книга Арендт открыла мне, что я своей работой укрепляю тоталитарную тайную структуру в обществе, которая является фундаментом действующего и будущего режима. Если в России не останется свободно мыслящих людей и при этом открыто выражающих свое мнение, тогда и начнутся настоящие репрессии.

– Почему вы решили рассказать нам о своей работе?

Растет племя стукачей

– Потому что считаю, что страна катится в совок в худшем виде. И многие добросовестно заблуждаются, что все будет хорошо. Как вы думаете, сколько сейчас добровольных помощников-стукачей на патриотической основе? Знаю, что многие из них ездили в Крым в 2014–2015 годах «отдохнуть«. Кто-то дважды. И эти же лица получали открепительные удостоверения для голосования. Когда я слушаю молодых людей, рассказывающих добровольно-инициативно о своих друзьях, меня тошнит. За какой-то пряник они стали рабами и заражают этим свое окружение. И с ними будут жить мои дети, и всё пойдет по кругу. Вот о чем должен задуматься каждый.

– Стукачей становится больше? Какого рода сигналы вы обычно получаете и часто ли берете их в разработку?

С иеговистами это не работает, система ломает зубы об них

– Растет это племя. Сосед, участковый, старший по дому, на работе, в вузе и т. д. Это отдаленно похоже на сетевой маркетинг, со своими особенностями. Например, кому-то создаются проблемы (в бизнесе, бандиты, коррупция, начальство, уголовная ответственность личная или близких, поступление в вуз и прочее), тот бежит к «надежному другу», и уже тот приводит его к нам, человек думает, ну это один раз, и всё… Для кого-то это благо, включается социальный лифт для него и близких, но при этом кто-то из его окружения обязательно едет вниз. Круговая порука, таков закон сохранения энергии. С иеговистами это не работает, система ломает зубы об них.

– Иеговистами вы стали заниматься недавно, после запрета, или и прежде интересовались? Понятно ли вам, зачем их преследует государство?

РПЦ – это почти наш филиал

– Давно, задолго до запрета. Всех их давно посчитали, личности установлены. Официальная версия – это тоталитарная секта экстремистов. По факту – это люди, которые в силу веры не подвержены пропаганде, не идут на вербовку. Система видит в них угрозу, так как они организованы и независимы, когда-нибудь могут и за власть побороться, а руководство у них в США. Борются с ними только потому, что они потенциально угрожают власти, а вовсе не из-за того, что они отказываются от переливания крови.​

– А за священниками РПЦ не следите?

– РПЦ – это почти наш филиал, они там сами с собой разбираются. Назначение на крупные посты согласуется.

– Вот эта история – о том, как спецслужбы сфабриковали, а потом «разоблачили»оппозиционную группу «Новое величие» – правдиво описана? Часто приходится заниматься такого рода фабрикациями?

Цинизм и лицемерие – это про нас

– Cвидетели обвинения из нашей системы. Мне лично в таком участвовать не доводилось. А Центр «Э» – это филиал ФСБ, или, правильнее сказать, одно из щупалец.

– Есть ли среди ваших коллег убежденные путинисты, которые искренне борются с происками «врагов России», или все циники, работающие только ради денег?

– Убежденных не знаю, цинизм и лицемерие – это про нас. В случае критики Путина все сделают удивленные лица, воспримут как проверку и доложат начальству.

– Легко ли удается внедрить агентов в оппозиционные группировки? Можете дать совет: как вычислить вашего человека?

Слушаем, смотрим, читаем, документируем

– Проблемы только временные: подобрать нужную кандидатуру, соответствующую требованиям. Нет одного признака, чтобы выявить нашего человека. Но если кто-то, вам не знакомый, располагает личной информацией о вас (хобби, знание языков, дача и т. п.) – это повод задуматься.

– Вы прослушиваете телефоны, читаете почту, следите за постами и перепиской в соцсетях… Что посоветуете делать тем, за кем вы следите?

– Слушаем, смотрим, читаем, документируем. Техника и возможности сейчас хорошие. Ограничений нет практически, что касается территории России. Рекомендую всем не пользоваться ВК, не регистрироваться на оппозиционных сайтах, использовать Tor <использование этого браузера запрещено в России с 2017 года>.

– По всей стране репрессируют молодых волонтеров Навального – школьников и студентов. Какие инструкции у вас на их счет?

– Официальная версия – предупреждение массовых беспорядков и профилактика административных правонарушений. С протестной молодежью работаем через МВД и родителей. Кстати, уголовная ответственность за побои в семье отменена.

– Меняются ли установки? Скажем, сегодня объявляют главной целью иеговистов, а завтра – навальнистов?

Каждый отдел борется со своим врагом и преувеличивает угрозу

– У системы всегда есть враг. Сегодня один, позже другой или оба одновременно. Каждый отдел борется со своим врагом и преувеличивает угрозу. Слышал от коллег, что под Ройзмана крепко копали, и бабулю, что убили в 2014 году, ему специально направили. Думали только 159-ю статью УК сделать, а вот какая удача улыбнулась.

– Такая история: сотрудники ФСБ на Кубани используют отделы полиции в качестве «секретных тюрем». Правда?

– Административный арест и продление – обычная практика. Про пытки током, наверное, не врут.

– Вы противодействуете оппозиции или выявляете потенциально нелояльных?

– Я работаю с людьми, по которым поступают сигналы. Нелояльные – открытые оппозиционеры. Проблема с выявлением потенциальных. Вот скоро пройдет выборка по итогам голосования по ТИКам, где были нехорошие результаты, и начнется неспешная работа. Конечно, не с каждым человеком. Главное найти связь, если она есть: работа, секта и прочее. Не верится? Сам бы не поверил, если бы не знал.

– Какие у вас впечатления о потенциале недовольства режимом?

– По-моему, потенциала нет.

– Какое мнение у вас о деле Скрипаля? И что говорят ваши коллеги?

Скрипалей отравили именно сейчас, потому что кончились деньги

– Вся история системы – это борьба с врагами, внутри и снаружи: от Михоэлса до Литвиненко. А коллеги говорят: «Это не мы, но так будет с каждым предателем«.

– Вы предсказываете отключение интернета. Это ваша гипотеза или у вас на службе считают, что это неизбежность?

– Это догадка. Вот Клименко это недавно заявил, и в Китае свой интернет. Я не технический специалист.

– Сколько вы зарабатываете? За какие достижения дают премии? Легко ли сделать карьеру?

Я бы хотел, чтобы все наши «разведчики» поняли, что они обыкновенные стукачи, а наша страна без пяти минут Северная Корея

– На зарплату не жалуюсь, хотя до Сечина далеко. С нуля лейтенант будет получать от 60 тысяч рублей, старший – от 90, начальники выше. Есть надбавки за выслугу лет, звание и т. п. Премию вот за подобное «Новое величие» в конце года могут дать. Карьерный рост возможен со временем; главное, чтобы начальнику не показалось, что его подсиживают, и не прыгать через голову. Многие просто ждут: кто-то уходит на пенсию, и вот повышение.

– Какие отделы считаются самыми перспективными для служебного роста?

– Считается, что хорошо работать по линии контрольной службы, там более широкие возможности и знакомства по линии экономики.​

– Разрешают ли вам выезжать за границу?

– Нет, но служебные командировки в исключительных случаях возможны.

– Скажем, если жена или кто-то из близких родственников захочет поехать в отпуск в Египет или Таиланд, это нужно согласовывать?

 Конечно.

– Наверное, начальство рекомендует или принуждает отдыхать в Крыму?

– Прямо нет, лишь бы на территории РФ.​

– Встречали ли вы среди своих коллег таких же диссидентов? Бывает ли, что на службе или в неформальной обстановке кто-то высказывает сомнения в правильности того, что вы делаете?

– Не встречал. Если такое случается, это проверка. Оба пойдут и доложат.

– Слышали историю майора ФСБ Александра Игнатьева, который зверски убил свою жену, вырезал ей глаза, а потом зарезал четырехмесячную дочь? Есть версия, что он сошел с ума из-за неприятностей на работе. Действительно у вас в «системе» такой стресс?

– Конечно, слышал. Он сгорел на работе, слишком много читал доносов, в своей раковине замкнулся, и вот печальный результат. Видно, совсем поговорить не с кем было. От этой работы у нас всех темные и хмурые лица, помогает лицемерие и своего рода двоемыслие. Я бы хотел, чтобы все наши «разведчики» поняли, что они обыкновенные стукачи, а наша страна без пяти минут Северная Корея. Единственный истинный враг России – это система спецслужб, ставшая государством.

Хронология от редакции: В 2014 году Павел Дуров был вынужден продать свою долю акций «ВКонтакте» после требований ФСБ раскрыть данные организаторов групп сторонников Евромайдана. В 2015 году Владимир Путин подписал закон о пенсионном обеспечении лиц, сотрудничающих с правоохранительными органами на контрактной основе. 21 октября 2016 майор ФСБ Игнатьев убил ножом жену, зарезал ребенка, а потом попытался покончить с собой. Суд освободил его от уголовной ответственности, признав невменяемым. В апреле 2017 года была запрещена деятельность Свидетелей Иеговы. В июле 2017 года был принят закон о запрете анонимайзеров, VPN-сервисов и браузера Tor, которым советует пользоваться наш собеседник. 4 марта 2018 года в Солсбери были отравлены бывший сотрудник ГРУ Сергей Скрипаль и его дочь Юлия. Великобритания и другие страны обвинили в этом преступлении Россию, Москва отрицает свою причастность. О сотрудничестве РПЦ со спецслужбами мы рассказывали в январе 2018 года в статье «Епископы на службе Лубянки«, написанной на основе документов, рассекреченных на Украине.

Дмитрий Волчек

Радио Свобода

«РОССИЯНЕ ЧУВСТВУЮТ, ЧТО ВХОДЯТ В ТРЕТЬЮ МИРОВУЮ»

рубрика: Разное
Картина художника Владимира Матюхина и его версия конца света.

О страхах войны

На наших фокус-группах люди говорили, что мы уже вошли в третью мировую войну, но пока еще находимся в ее начальной, «холодной фазе». Настроения двойственные: с одной стороны, мы вроде бы всех победим, а с другой стороны, черт его знает, что будет и какова будет  цена этой победы, особенно для меня лично. Мобилизация и конфронтация с Западом вызвала резкое повышение патриотического адреналина, гордости и самонадеянности (особенно у поколения молодых, которое не знало, что такое  война, оторвалось  от травмированной памяти старших), но – одновременно – и  тревожность, диффузный и неартикулированный страх (прежде всего – у тех, кто постарше). Нежелание  участвовать в политике (или сознание, что у них и возможности такого участия нет) оборачивается иррациональной установкой: а, это все обычные для политиков словесные угрозы, демонстрация позы устрашения;  авось, как ни будь, все само собой устроится. Ощущение конца света нет, каких-то апокалиптических вещей пока тоже. Больше половины считают, что, несмотря на всю конфронтацию, дело до настоящей драки все-таки не дойдет, и, главное, все спустится на тормоза. Такая установка очень важная вещь,  она – оборотная  сторона собственной инфантильности и беспомощности, то есть того строительного материала, из которого выстраивается тоталитарной  режим.

О двойственном отношении к Путину

Чтобы там патриарх Кирилл ни говорил, что Путин послан нам Богом, россияне при всем своем внешнем православии – народ достаточно циничный и внутренне не верующий. Отношение к Путину двойственное: да, как говорят наши респонденты, он восстановил  авторитет России как  великой державы, он – решительный и  опытный политик,  у него нет, как мы видели, реальных конкурентов. Но,  с другой стороны, вне сферы внешней политики,  его достижения  не столь уж велики или их просто нет. Он не добился успеха в экономике, доходы людей падают;  проблема коррупции – одна из самых острых; мира, справедливости и стабильности, безопасности нет ни на Северном Кавказе, ни внутри страны. (Последнее,  кстати, это такой неконтролируемый рефлекс на саму пропаганду, которая все время говорит о опасности терроризма, сотнях предотвращенных терактов, о борьбе с экстремизмом и так далее, поэтому страх здесь поддерживается). Ну, и, наконец, это широко распространенное, хотя и весьма неопределенное представление о России как о мафиозном и тотально коррумпированном бюрократическом государстве.

Когда мы спрашиваем, виновен ли Путин в тех злоупотреблениях властью, в которых обвиняет его оппозиция,  то радикально настроенных  россиян, готовых обвинять его в тех же грехах, в каких Навальный обвинял Медведева или Чайку, не очень много – от 11 до 16%. Гораздо более значительная часть опрошенных, выражая точка зрения практического, повседневного существования,  говорит, ну да, наверное, Путин виноват в этих злоупотреблениях, в  коррупции, как все российские чиновники, но я об этом мало знаю. Или, не споря с этим, говорят, какая разница, виноват он или нет, главное же, что при нем жить стало лучше. Это очень широко распространенные мнения, в сумме они высказываются половиной или несколько больше половины населения. Тех, кто категорически отвергает подобного рода подозрения, от 15 до 20%.  В статистике это называется близким к «нормальному» распределением. Оно характеризует обычное состояние массового сознания, точку зрения и опыт повседневной, рутинной жизни. Но как только человек оказывается в контексте разговоров о Величии России, о мировой  закулисе, русофобии,  Пентагоне или Госдепе, об американцах, он немедленно воспринимает себя в другой плоскости существования – «соперничестве двух супердержав», России – осажденной крепости, врагах и т.п.  Все это он не в состоянии ни проверить на своем опыте,  ни осмыслить — у него для этого нет интеллектуальных средств, поэтому вся пропаганда принимается безусловно и некритично. С Путиным такая же история. Оценки достижений Путина во внутренней политике  – достаточно сдержаны, представления о том, на кого он опирается и чьи интересы защищает – скорее трезвые и реалистичные, никакой эйфории и признания его «харизмы» тут нет;  поэтому его легитимность – хрупкая и  неустойчивая. Это понимает  и кремлевская администрация. Поэтому пропагандистская машина должна все время говорить об успехах Путин, его планах на будущее, а о проблемах –  как навязанных России извне  и как Путин хорошо с ними справляется. Легитимность режима в неправовом государстве нужно постоянно поддерживать  всеми доступными  средствами – от убеждения до чисток.

Почему пропаганда так эффективна? Потому что она ничего не придумывает (на это она не способно), она говорит то, что люди хотят слышать, она использует те стереотипы массового сознания, которые уже давно существуют, а потому  воспринимаются как само собой разумеющаяся реальность. Что наши люди знают (могут знать) о действительности   американской жизни, о резонах американской политики? Очень мало или ничего. Американцам приписывается привычные и потому понятные мотивы действия наших государственных мужей – от членов брежневского Политбюро до Жириновского или Лаврова. На них проецируется вытесняемая оценка самих себя. Когда мы вот так спрашиваем, а как, по-вашему мнению, люди на Западе относятся к России? И большинство говорит:  с презрением, нас не уважают, либо безразлично. А как в России относятся к Западу? До Крыма — большая часть говорила: с симпатией, интересом, с уважением. Сегодня:  в лучшем случае – без особых чувств, спокойно, а чаще – враждебно, неприязненно. Другими словами, воображаемому Западу (виртуальным США, Европе)  приписываются внутренние вытесняемые самооценки нас самих.

Эта же двойственность (двоемыслие)  существует по отношению к насаждаемым консервативным ценностям. На поверхностный взгляд,  Россия стала страной православных верующих, во всяком случае абсолютное большинство россиян именно так себя и называет; доверие и символический статус РПЦ очень высок. “Оскорбление чувств верующих”, будь то Пусси-Райтс или авангардная выставка,  вызывает сильное раздражение и антипатию, подкрепленные соответствующей информационной политикой. Когда встал вопрос о введении в школах курса православной культуры, то поначалу люди откликнулись с большим одобрением, люди сознают общий дефицит морали в обществе, наивно или инфантильно полагая, что церковь (а не семья) сумеет восполнить его. Но,   когда это стало применяться на практике, людям это не понравилось:  у детей в школе и так огромная нагрузка, а тут еще добавляется догматическая зубрежка. То же самое можно проследить в отношении россиян, особенно женщин, к вмешательству РПЦ в семейные дела, к проблеме запрета абортов и т.п. Внутренне же сохраняется  отторжение от Церкви, обрядоверие  – да, христианская этика– нет (я уже не говорю о понимании смысла Нагорной проповеди). В церкви свечку поставить два раза в год – это нормально, а есть отказаться от скоромного в Великий пост –  мало кто готов. Очень многие считают, что нынешнее «религиозное возрождение»,  массовое «уверование» – не более чем дань моде, эффект всеобщего государственного конформизма, что это все показное, а на самом деле – «настоящей» веры нет, как нет   моральных авторитетов ни у священников, ни у «носителей высокой культуры». Сегодня в России число церквей, поспешно строящихся под давлением властей, почти сравнялось с численностью школ (37 тыс. церквей + свыше 1000 монастырей  и 42 тыс.школ; в 1991 году последних было 70 тыс.).

 О силовой природе власти

Люди понимают, что Путин опирается прежде всего на силовые структуры. На политическую полицию, на ФСБ, армию, правоохранительные органы, олигархов, высшую бюрократию. И не просто опирается, а выражает их интересы. В некотором смысле, обычные люди лучше и более трезво представляют, что такое нынешняя политическая система, чем наши социологи, экономисты и политологи. Это, явно, не демократия. По сути, массовые представления о системе правления Путина описывают ее не просто как конструкцию авторитарного режима, а как своего рода рецидив тоталитарной системы. «Демократия» сегодня — это не ценность для россиян. Они  в массе своей не знают, что это такое, не представляют себе как она работает или как устроено демократическое общество и государство. Они никогда не жили при демократии, хотя есть очень смутное, при всей его  распространенности,  представление, что, почему-то,  при демократии люди лучше живут, чем при диктатуре. По крайней мере, одно время была очень важна эта утопия,  «в нормальных странах». Почему, как это связано, что на Западе люди живут лучше, чем в России, более безопасно, выше уровень медицины, произвол власти вызывает скандал и прочее,  россияне  не очень понимают и не задумываются. А потому, и это, может быть, самое главное, нет никакого желания участвовать в общественных делах, в политике, принять на себя ответственность за ситуацию не только в стране, но и за то, что делается рядом с их домом. Этого нет, полное отвращение к политике. 80% говорят, что они не могут влиять на принятие политических решений, но если бы даже у них были такие возможности, то все равно не стали бы, не хотели бы. Потому что весь опыт существования, на протяжении века, заключается в том, что ”Минуй нас пуще всех печалей, и барский гнев и барская любовь”. Надо держаться подальше от властей, не высовываться, жить своей жизнью.

Характерный пример:  недавний, мартовский, опрос: какие события за последний месяц вам запомнились? Первое место занимает ход избирательной кампании – его  отметили70% (давление на избирателей, агитация, уговаривание прийти и проголосовать действительно было беспрецедентным). А «победу Путина» назвали только 4%, поскольку никто и не сомневался в этом.

Об отношении к социальным и политическим институтам

В феврале было отмечено некоторое ухудшение отношения к власти, совершенно неожиданное и трудно объяснимое. Все индексы вместе с ожиданиями , что будет завтра, упали. Но в марте началась политтехнологическая накачка, и все пошло опять вверх. Скорее всего, это не надолго, мы и раньше фиксировали  короткие всплески  одобрения на пика электоральных компаний.

В целом же мы наблюдаем спад мобилизации после крымской ситуации. Но социальное напряжение,  хроническое,  диффузное недовольство переносится с Путина на Медведева, на Думу, на правительство,  в меньшей степени –  на губернаторов. Работает механизм переноса ответственности с национального лидера (с фигуры, символически  воплощающего или персонифицирующего коллективные значения целого), на  другие уровни власти, разгружая тем самым президента от ответственности за положение дел в стране. Это механизм защиты первого лица, лидера, персонифицирующего Россию на международной арене. Поэтому главные успехи Путина – это внешняя политика,  восстановление величия державы, защита от враждебности Запада, зловредных американцев, британцев и далее по списку развитых стран.  Губернаторы – это такие маленькие клоны Путина. Отсюда воспроизводство на региональном уровне высоких патерналистских ожиданий:  губернатор – не просто присланный государев слуга, ставленник Москвы в регионах, помпадур, хозяин регион,  но – в глазах населения – еще и  распорядитель ресурсов. Соответственно, вся надежда на то, что он сможет сделать хоть что-то для людей.

Крымская мобилизация подняла Медведева, как и показатели всех других государственных институтов,   но не удержала, в отличие от Путина.  В прошлом году мы показали, что больше половины опрошенных считали необходимым отставку Медведева. В провинции довольно спокойно относятся к этому варианту, потому что это для них и Путин, и Медведев, – виртуальные или телевизионные фигуры, а Москва более образована, более информирована, более обеспеченная и политически ангажированная, она хотела бы, я бы даже сказал, с пристрастием готова настаивать на этом решении. Тренд, показывающий усиление  разочарования в Медведеве, сложился, по крайней мере в 2010-2011 годах.

О высокой явке на выборах президента

Я предполагал, что явка на выборах составит 56-58%. Такая готовность прийти на выборы держалась всю осень и всю зиму. Когда объявили первые результаты голосования  (через два часа после закрытия участков), там была цифра 59,9%,  если помните. Немного больше, чем я предполагал, но вполне реалистично и достоверно. Но потом через три часа она сразу подскочил до 67,5%, что вызывает у меня сильные сомнения. Это раз. Второе – это беспрецедентное принуждение и давление, административная мобилизация. Угрозы, агитация и поквартирные обзвоны или обходы.  Такого сильного давления никогда не было. Все это и помогло повысить явку. Сильнее оказались чувствительнее к этому давлению люди предпенсионного возраста,  с высокой квалификацией, жители крупных городов, то есть те категории населения, которые раньше  сочувствовали протестам и антипутинским демонстрациям. Могу предположить, что эти люди чувствуют себя более уязвимыми перед возможными санкциями начальства, не уверены в будущем, а потому на них легче надавить разными способами. 8-12% опрошенных отказались отвечать, голосовали они или нет и за кого.

О представлении будущего

Какое-либо представление о будущем страны  сегодня  исчезло. Горизонт времени у абсолютного большинства населения (если не брать совсем молодых людей) очень короткий – несколько месяцев. Частично отсюда и идет невыраженная диффузная тревожность, причем она носит хронический характер. Ее причины –  понимание собственной несостоятельности, беспомощности, уязвимости. Эти эмоции составляют постоянный фон повседневной жизни, уровень депрессии или астении  может несколько меняться, но в среднем совокупность фрустрации, депрессии, безадресной агрессии и недовольства колеблется вокруг 60% (столько опрошенных раз за разом говорят и подобных чувствах окружающих). Психологи называют это «синдромом заключенного»: смесь апатии и агрессии, иногда связывая это с явлением так называемой «выученной беспомощности».

Мы возвращаемся к некоему варианту вторичного тоталитаризма. Так выстраивается властями новая старая система контроля и организации жизни. Она не от общества, она задается сверху, но при полном отсутствии какого-либо сопротивления снизу. Тоталитаризм — это не политическая система, а система институтов, которая пытается захватывать все области жизни, манипулировать сознанием и моралью людей. Этим он отличается, например, от деспотизма или авторитаризма, который, например, не вмешиваться в личную жизнь. Тоталитаризм же пытается контролировать все сферы частной и личной жизни, от истории и  воспитания молодежи до сексуального поведения. И мы видим, как возникает новая государственная идеология – идеология государственного патриотизма, вот-вот объявленная общеобязательной при обучении в массовой школе или вузах. Это не строительство коммунизма, светлого будущего, это попытка выстроить сверху утопию «светлого прошлого». Поскольку сегодня гордиться нам нечем, кроме «Крыма» Все заслуги у нас были в прошлом – в победе 1945 года, в полете Гагарина, в имперских завоеваниях, славе русского оружия и т.п. В строгом смысле это идеологический китч, но, как и всякий китч, он оказывается очень притягательным для нуворишей, пытающихся играть в новую аристократию. Лучше всего о духе времени может сказать стилистика дворцов и особняков, которые строит для себя наша «элита».

О запросе на изменения и требованиях к властям

Есть страх перед изменениями, фобии нового. Потрясения 90-х годов, действительно, оказались очень тяжелыми, что привело к патологической гипертрофии готовности «терпеть» некоторые ограничения, лишь бы не было худшего, ничего не менять. Запросов на новых людей, новую элиту я не вижу. Есть социальное недовольство, оно вполне отчетливое. Но это недовольство в двух социальных средах. Первая – консервативная, бедная депрессивная периферия. Во всех смыслах, периферия, необязательно географическом. Это пенсионеры, ностальгирующие о том, как они жили в советское время, когда была бесплатная медицина и гарантированная работа люди занятые механической,  рутинной работой, проблемой физического выживания. Другая среда – более обоснованное, аргументированное недовольство, условно говоря, людей среднего класса, образованных, информированных, более обеспеченных, жителей более крупных городов. Именно в этой среде есть осознание опасности такого режима и тех последствий, которые наступают для состояния нации после длительного правления бесконтрольной и коррумпированной власти. Это совершенно другое недовольство, другая реакция. Они понимают, что нынешняя политика государства – ведет страну в тупик, в гарантированное состояние национальной деградации. Но это не повышает их готовность к принятию на себя ответственности за состояние дел в стране, большему участию в политике.

Главное требование к власти у  россиян— повышение дохода, обеспечение гарантий существования. Они возникают из страха утратить нынешний образ жизни, из травмы обеднения, обнищания, как это было в 90-е годы. Основные устремления  людей – потребление. Оно мерило социального «достоинства» и чести отдельного человека или его семьи. Строго говоря, это все рудименты дефицитарного распределения как принципа социальной структуры общества.   Мы ведь только-только начинаем выходить из советского прошлого, где «ничего не было».

По поводу Кемеровской трагедии мы еще не запускали опрос, но я думаю, что будет острая реакция. Негативные события – главный способ разметки текущего времени. Вообще говоря, если что-то и задерживается в сознании непропагандистского характера, то это катастрофы с самолетами, пожары, смерти. Люди  выражают важное для них через страх потери — это опасения за здоровье близких, за благополучие семей, угрозы безработицы, стихийных бедствий или мировой войны.

Если сравнивать с другими такими катастрофами, как трагедия в Беслане, или с Норд -Остом, то первая реакция— это всегда возмущение и резкое недовольство властью. Мы живем в стране государственного патернализма, поэтому власть должна отвечать за все. Но потом пропаганда начинает забалтывать страшное событие, гибель людей, замалчивать, подавлять само обсуждение причин и ответственности за происшедшее,  и через несколько лет об этом забывают. И, напротив,  приходит понимание, что власть сделала все как надо,  все, что могла.

Чего ждут от оппозиции

Политические и идеологические взгляды сегодня стерлись. Более половины населения говорят, что у них нет никаких политических или идеологических взглядов и пристрастий. .Где-то около 30% говорят, что им все равно какая государственная система в стране, лишь бы им и их семье было хорошо жить.  Поэтому, если вы и найдете в головах отличия между нашими либералами и, например, единороссами, то это будут скорее нюансы. Запрос сводится к представлению о социальном государстве — можно говорить о некоторых различиях в понимании того, как  государство должно заботиться  о гражданах,  другими словами, это-  вырожденные и очень стертые  представления о социализме с человеческим лицом.

Что касается протестов из-за ухудшения экономической ситуации:  вы не поднимете людей из-за 15 % реальной потери доходов. Тем более, что это снижение  было растянуто на 3-4 года, к нему успевают адаптироваться. Оппозиция должна говорить о других вещах, не просто о риторических топиках «защиты прав человека», «свободе», уважении человеческого достоинства или еще что-то. Я не политик, не проповедник, не берусь говорить о том, какие это должны быть вещи. Но давайте выскочим из нашей ситуации.  Вот смотрите, на днях отмечали 50 лет со дня смерти Мартина Лютера Кинга. Он говорил: «У меня есть мечта». Он не говорил о доходах населения или социальной дифференциации. Он говорил о других смыслах.

Можно сказать, что от оппозиции ждут предложения новой мечты. Но за мечтой стоит другое отношение, другая перспектива, другое понимание себя. Все это, конечно, включает какие-то частные вещи – зарплата, доходы, но человек не хлебом единым жив. Путин говорит, что у нас великая держава, что нам надо стремиться к лучшему. Он отвечает на то, что люди хотят услышать.

Что сейчас беспокоит людей?  Все их желания сосредоточены на заботах о себе, о семье, на физическом выживании. К чужим – сильнейшее недоверие, причем и личностное («нельзя доверять незнакомым людям», только своим, самым близким)  и институциональное. В этом отношении мы стоим в одном ряду с Гаити или Филиппинами. Для людей все же главная ценность— семья. Человек только этом мире чувствует себя комфортно. Он хочет получить любовь, защиту, заботу. Психологически важные вещи сосредоточены здесь, а не в политике.

О том, почему не поверили Ксении Собчак

Во-первых, за ней устойчиво закрепилась репутация телеведущей скандальной молодежной передачи, поп-звезды, а ее образ богатой светской дамы вызывал сильнейшее раздражение среди бедных, консервативных слоев. Либеральная часть с резким недоверием отнеслась к ней, подозревая в ней кремлевский проект для дискредитации демократов.  Хотя она очень радикально повела свою кампанию, выступив с  откровенной критикой путинской политики и состояния дел в стране, ей все равно не поверили. Она могла перетянуть к себе какую-то часть сторонников Навального, готовых голосовать за нее, так как Навального не пустили. По моим прикидкам,  ее потолок мог бы быть  5-7%, примерно столько же, как когда-то у Михаила Прохорова (но тот ассоциировался с предпринимательским опытом, хваткой, ресурсами, которых у нее не было). Если бы это были парламентские выборы, она набрала бы побольше. Но на президентских— другая ситуация. Женщина-президент не укладывается в сознании. И бойкот Навального лишил ее всяческих возможностей. Те люди, которые были готовы проголосовать за нее, не стали этого делать.

О росте влияния интернета

Политическое или общественное влияние оппозиции через  интернет очень преувеличено. Нет понимания, что структура коммуникации посредством ТВ или крупнотиражного издания и в интернете разные. Как писал Маклюэн, канал это и есть сообщение. За коммуникатором стоит авторитет канала, в том числе и авторитет власти. В сетях вы общаетесь, ну если не с равным себе, во всяком случае с подобными себе, за ними не стоит авторитет конструирующего реальность суверена, как за Первым каналом. Поэтому интернет выступает как дополнение к ТВ, а не как его конкурент, даже у молодежи. Когда я слышу, что молодежь не смотрит телевизор — это самоутешение. Они его смотрят меньше, чем пожилые люди, но не настолько меньше, как это думают. 75-85% пожилых смотрят преимущественно только ТВ, среди молодежи эти цифры снижаются до 60-65%, но это все равно большинство. Да, пожилые меньше пользуются интернетом. Но это не значит, что молодежь не смотрит телевизор. И смотрит, и доверяет ящику больше, чем информации по сетям или интернет-порталам.  Вообще в интернете политическая, социальная тематики привлекает очень небольшую часть, где-то 12-15% пользователей интернета.

Сокращенная версия интервью см. на телеканале “Дождь” [1].

 

Левада-Центр: https://www.levada.ru

АПОЛОГИЯ СЕПАРАТИЗМА (ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА — Александра Скобова)

рубрика: Разное
Фото из соцсетей

Война с народом другой не бывает

В качестве одной из мер по исцелению России от путинской имперской чумы, начинаем публикацию работ Александра Скобова — человека на протяжении уже четверти века четко и внятно отстаивающего право чеченцев на самоопределение.

Прошло уже почти 20 лет с тех пор, как новорусская правящая элита развязала грязную колониальную войну в Чечне, попытавшейся реализовать свое право на самоопределение. Сепаратистский режим генерала Дудаева отнюдь не выглядел симпатичным. Он был не в состоянии, да и не очень старался сдерживать «перехлесты» долго подавлявшегося, а теперь бурно прорвавшегося национального самосознания, густо замешенного на исторических обидах. Сквозь пальцы смотрел на то, как лозунги национального возрождения и освобождения становились прикрытием для откровенного криминала. На то, как выдавливали из Чечни русское население и захватывали его имущество.

Режим Дудаева далеко не соответствовал западным стандартам цивилизованного правового государства. Вряд ли мог быть иным режим, рожденный из революционного хаоса в обществе с полуразрушенными насильственной модернизацией, но все же достаточно сильными традиционными устоями со спецификой менталитета горского народа. Есть мнение, что все сепаратистские движения — от лукавого. Воду мутит небольшая группа желающих попасть в вожди, обычным же людям никакого «национального освобождения» не надо. Им бы жить спокойно. А жить в составе большого государства всегда выгоднее. Для решения проблемы нужно просто уничтожить сепаратистскую элиту и воспитать новую.

Однако когда в конце 1994 года бронированные колонны устремились к Грозному, мне было очевидно: это не будет война против кучки амбициозных и безответственных авантюристов. Это будет война против чеченского народа. Будут массовые жертвы с обеих сторон. Будет нарастающая взаимная жестокость, взаимное озверение. Будет массовый террор российской армии по отношению к мирному населению. Не потому, что российская армия более злая и менее дисциплинированная, чем, например, английская, и хуже ее умеет наносить избирательные точечные удары. Война против народа не может быть иной. Такова логика взаимоотношений оккупационной армии с населением, считающим эту армию оккупационной.

Государства часто формировались путем насильственного присоединения целых народов. Где-то вроде бы стерпелось и слюбилось. Иногда кажется, что завоеватели и завоеванные давно и навсегда притерлись друг к другу, осознали себя единой общностью с единой исторической судьбой. Живут дружно и благополучно. И вдруг неожиданно покоренный когда-то народ вспоминает казалось бы давно и навсегда забытое и предъявляет свой счет на независимость. А мы недоумеваем, какого рожна ему надо.

У любого насильственно включенного в империю народа всегда есть свои мотивы «за» и «против» отделения. На соотношение этих мотивов могут влиять самые разные привходящие обстоятельства, в том числе и степень разумности государственной политики. Степень готовности активно бороться за независимость и идти ради этого на существенные жертвы тоже бывает разной у разных народов. В любом случае решать это может только сам такой народ. «Оставить все скелеты в шкафу, а исторические болячки — исключительно для переживаний за семейным столом и штудирования исторических работ»*, невозможно по предписанию. Невозможно силой заставить народ ощутить свою принадлежность к государству, которое он считает для себя чужим. Наивно также думать, что с помощью финансовых вливаний в школьно-детсадовское воспитание и госпропаганду главенства общегосударственной усредненной культуры** можно навязать чуждую идентичность.

Когда одни народы отбирают у других народов возможность иметь собственную государственность, они должны знать: у них могут потребовать вернуть отобранное и через 100, и через 200 лет (в истории бывало и больше). Тогда нет смысла выяснять, по каким таким причинам этот счет предъявлен к оплате именно сейчас и какого рожна им надо. Раз уж так случилось, что у какого-то народа сепаратистские стремления приобрели массовый и устойчивый характер, бессмысленно рассуждать о неразумности этих стремлений. Надо просто оплатить счета. Попытки силового подавления сепаратизма неизбежно приведут к трагедии и лишь увеличат долг.

Сам факт распространения устойчивых сепаратистских стремлений в значительной части общества свидетельствует о том, что эти стремления имеют объективную почву и глубокие корни в народном сознании. Это прекрасно знает любая армия, воюющая с сепаратистами. Она знает, что даже та часть населения, которая активных сепаратистских устремлений не проявляет, на самом деле сознательно или бессознательно их все равно подпитывает. Даже эта часть населения не просто может укрывать и снабжать непосредственных участников вооруженной борьбы, но и рождает их из себя, воспроизводит и пополняет. Поэтому для любой армии, воюющей с сепаратистами, не существует понятия «мирного населения». Все население охваченной сепаратистскими стремлениями территории рассматривается как вражеское. Хотя бы потенциально.

В сепаратистском вооруженном конфликте обе стороны убеждены, что земля, за которую идет война, принадлежит им по праву. Сепаратистская территория считает правительственные войска оккупантами. Правительственные войска об этом, мягко говоря, догадываются, но сами считают население мятежной территории предателями. Поэтому обе стороны воюют с крайним ожесточением и не стесняются в средствах. Во всех сепаратистских вооруженных конфликтах правительственные войска совершали массовые зверства. Так было всегда. Ответный террор тоже был всегда.

Можно долго перечислять причины, сделавшие чеченский сепаратизм глубоко укорененным и устойчивым. Можно рассуждать о реакции традиционной культуры на навязываемую ей модернизацию и об особенностях горского менталитета. В любом случае историческим фактом является то, что чеченцы дольше и упорнее других сопротивлялись включению в состав российского государства. Что на каждом историческом повороте они пытались восстановить свою независимость, а российское государство отвечало им военным насилием и террором. На протяжении многих поколения все существовавшие в России политические режимы с регулярностью приносили в Чечню разрушение, горе и смерть, страдания и унижения. В каждом поколении каждой чеченской семьи есть погибшие или пострадавшие от насилия со стороны российской власти. Таков у чеченцев исторический опыт взаимодействия с российским государством.

Если бы я был расистом, я бы сказал, что память об этом опыте у чеченцев на генетическом уровне. Конечно это художественный образ, и генетика тут не причем. Но механизм передачи из поколения в поколение такой исторической памяти существует. И никакие ассигнования «на книжки, кино, на концерты, телепрограммы, утренники, фестивали, на компьютерные стрелялки»*** эту память отшибить не могут. Вот это и есть объективная почва для сепаратистских устремлений, которые, даже затихнув на время в силу каких-то обстоятельств, воспроизводятся снова и снова.

Исторических оснований для отделения от России Чечня имела гораздо больше многих бывших союзных республик, легко получивших независимость в результате распада СССР. И когда в конце 1994 года российские бронированные колонны устремились к Грозному, мне было очевидно: будет массовое ожесточенное сопротивление. И будет именно такая война, которая и случилась.

__________________________
* Евгений Ихлов. Тезисы по нацвопросу. Интернет-газета «Каспаров-ру», 7 ноября 2013 г.
** Маргарита Симоньян. О русских, нерусских и как жить дальше. Сайт «Эха Москвы», раздел блогов, 6 ноября 2013 г.
*** Маргарита Симоньян. Указ соч.

.
«Даже представить себе невозможно»

Новогодний штурм Грозного тогда еще достаточно свободное российское телевидение показывало практически в прямом эфире. На экранах хорошо было видно, что город к этому времени уже был, по словам Сергея Адамовича Ковалева, превращен в Сталинград ракетно-бомбовыми ударами. Тогда это казалось чем-то совершенно невозможным, вызывало оторопь. Тогда многие верили, что после августа 91-го года наша армия никогда не будет использована против народа, хоть своего, хоть чужого, а горящий российский парламент постарались забыть как незначительный досадный зигзаг на прямом марше к торжеству права и гуманизма. И тут — как обухом по голове: Грозный, превращенный в Сталинград. Что ж, мы не забудем эту безумную новогоднюю ночь. Мы поименно вспомним всех, кто растоптал и расстрелял наши надежды…

В первых числах января 1995 года у Казанского собора в Петербурге стихийно собралось около тысячи человек протестовать против войны. Со ступеней собора мой друг и коллега по школе, учитель истории Михаил Седунов прочитал тогда собравшимся вот это стихотворение:

Люди, опомнитесь! Это не Чили,
Не Никарагуа, не Гондурас.
Вся эта страшная темная сила
Танками, бомбами лупит в нас.

Вряд ли стоит себя успокаивать
Тем, что Грозный далек от нас:
Это в России в людей стреляют,
В русских, в чеченцев — а, значит, и в вас.

В час, когда вы поднимали бокалы
За то, чтобы год прожить веселей,
Ваши правители посылали
На верную гибель ваших детей.

Даже представить себе невозможно,
Чтоб ныне нищенствующий ветеран
Медалью “За взятие города Грозного ”,
Российского города, щеголял.

Тот, кто прошел от Москвы до Берлина,
Мог ли когда-нибудь вообразить,
Что до такого позора России
Вдруг доведется ему дожить.

Все повторяется: Прага и Вильнюс,
Кабул, Тбилиси и Будапешт…
Люди, неужто мы так бессильны
Перед хамством этих невежд?

Русские! Что, согласимся безропотно
На то, чтоб весь мир про Россию рассказывал:
“В прошлом веке — жандарм Европы,
В этом веке — Европы и Азии”.

Разве не вы в Девяносто Первом,
В лето несбывшихся наших надежд,
Шли к Белому Дому, гордые, смелые,
Хунте фашистской сказали “Нет!”

Ну а сегодня — что с вами стало?
Души забил равнодушия хлам.
Или вам хочется нового Сталина?
Или соскучились по Соловкам?

Если вы все-таки не хотите,
Чтобы над вами стоял фашист,
Надо к Казанскому выйти на митинг
И подписать с обращением лист.

Когда признают и лица первые Позором
России эту войну,
Внуки вас спросят: “А что вы делали,
Когда генералы лезли в Чечню?”

Тогда вообще много чего было «даже представить себе невозможно». Тогда многое виделось не так, как сейчас. Некоторые еще думали, что царь добрый, но у него плохие советники. Тогда еще была надежда, что сбором подписей под обращениями можно на что-то повлиять. Не все еще знали, что подписи давно собирают за деньги. Тогда еще можно было воспринимать Чечню частью Россию, а Грозный — российским городом.

Тогда для многих было неожиданным нежелание либеральных партий придать хоть какую-то организованную форму тому стихийному антивоенному порыву значительной части российского общества, который на рубеже 1994-1995 гг. был вполне реален. Тогда еще не замечали, что овеянные славой победы над КПСС «демтусовки», имеющие структуру, опыт проведения массовых мероприятий и хоть какую-то материальную базу для них, все более превращаются в коммерческие конторы по устройству своих личных дел и лоббированию интересов своих спонсоров перед существующей властью.

Один из функционеров гайдаровского «Демвыбора» сказал мне, что его партия не считает целесообразным участвовать в митингах численностью менее 20 тысяч человек. Другой прямо объяснил, что нельзя трогать Ельцина, а то вернутся «кому- няги». Не спешило предоставить свой инвентарь для установки агитационных стендов у станций метро и оппозиционное «Яблоко».

А у Казанского собора продолжали каждую неделю собираться простые беспартийные граждане, которых предали и бросили те, кого сами они почитали своими политическими лидерами. Сначала их было несколько сотен, скоро стало несколько десятков. Без всякого прессинга со стороны властей. С проведением публичных акций тогда было несравненно свободнее, чем сейчас. Потом к войне привыкли. Как пела много позже Любовь Захарченко:

Идет война, но это не событие.
Живем мы параллельно рядом с нею.
Страна не прерывает чаепития.
Экраны голубые не краснеют.

.
Право на самоопределение или право на геноцид?

С самого начала чеченской войны я составлял многочисленные обращения, призывавшие признать право Чечни на независимость, на отделение от России. Во время первой войны я делал это индивидуально, с 2002 года — в составе небольшой группы активистов, так и назвавшей себя: Общественная инициатива «За мир в Чечне и признание права чеченского народа на самоопределение». Наша группа не требовала немедленного признания независимости Чечни без каких-либо предварительных условий. Но мы настаивали на официальном признании принципиальной возможности предоставления Чечне независимости как итога процесса мирного урегулирования.

Мы доказывали, что только такое признание сделает возможными переговоры с вооруженным противником. Переговоры о механизме политического урегулирования, а не просто о прекращении военных действий и сложении оружия. Мы доказывали, что альтернативой таким переговорам является бесконечное продолжение конфликта с неизбежными жертвами и страданиями тысяч людей. Что сепаратисты представляют реальные устремления значительной части чеченского общества, и эти устремления должны быть учтены. Что сторонникам независимости должны быть предоставлены гарантии легальной возможности добиваться осуществления своих целей невоенными средствами.

Эти нехитрые мысли и проходят красной нитью через все материалы представляемой подборки документов и статей. Причем это в первую очередь сборник документов. Большинство материалов сборника — составленные мной тексты листовок, декларации и манифесты, письма, обращения, и заявления, в том числе и коллективные. Как правило, они не получали широкой огласки. Некоторые вообще не публиковались в средствах массовой информации. Таким образом, сборник посвящен малоизвестным страницам истории попыток остановить войну в Чечне. Материалы сборника относятся к периоду с начала 1995-го до начала 2008 года. В сборник не вошла более поздняя серия моих статей на чеченскую тему, опубликованная в интернет-газете «Грани-ру», хотя эти статьи и были использованы при написании данного предисловия.

В материалах сборника на разные лады повторяется и доказывается один и тот же тезис: право народов на самоопределение должно быть поставлено выше права государств на сохранение своей территориальной целостности и нерушимость своих границ. Либо мы признаем право народов на самоопределение, либо мы признаем право государства на геноцид. Удерживать народ в границах, которые он категорически отвергает, можно лишь систематическим насилием, массовым террором. И если идти до конца — геноцидом. Как бы ни были болезненны последствия расчленения исторически сложившегося государства, при силовом подавлении сепаратистского движения жертв всегда будет несоизмеримо больше. Удовлетворение имперской спеси не стоит гибели и страданий тысяч людей. Дико и постыдно в XXI веке владеть другими народами по праву колониального захвата.

Кстати, опросы, проводившиеся в ходе войны, показывали, что большинство российских граждан согласно «отпустить» Чечню. Категорически против единодушно выступал так называемый «политический класс», включая псевдооппозицию. Это к вопросу о единственном европейце в дикой стране.

С европейцами у нас вообще беда. Требование признания права Чечни на независимость не поддерживала и большая часть либерально-правозащитной «контрэлиты», саму войну осуждавшей. Она так и не попыталась мобилизовать имевшиеся в стране антивоенные настроения на массовый протест. Слабость антивоенного движения при реальных антивоенных настроениях — в значительной степени результат непоследовательности общественных деятелей, имевших статус, положение, известность. В многочисленных «планах мирного урегулирования», составлявшихся ими, вопрос о возможности признания независимости Чечни в лучшем случае деликатно обходился. И авторы этих планов не могли ответить на вопрос: а что делать, если сепаратисты не пожелают отказаться от сепаратизма? Позиция тех, кто требовал «закатать Чечню в асфальт» выглядела более цельно и убедительно. Спорам о тактике, происходившим внутри антивоенного движения, также посвящены некоторые материалы сборника.

.
Разложение потенциального противника

Первая чеченская война была остановлена не протестами общества, а всеобщим шоком от неожиданного разгрома крупной оккупационной группировки в Грозном отрядами Басаева и Гелаева в августе 1996 года. По-видимому, Ельцин и его окружение почувствовали, что еще немного, и этот шок может обратиться протестом. И сумели тогда сработать на опережение, заключив с сепаратистами Хасавьюртовс- кий мир. Вернее — перемирие.

Потом была так и не признанная масхадовская Ичкерия, в которой законно избранные лидеры не контролировали ничего, кроме своей личной охраны. В которой исполняющий обязанности премьера Басаев, располагал частной феодальной армией, превосходившей все регулярные вооруженные силы республики. И тем не менее, «не мог» найти похитителей группы Елены Масюк. В Ичкерии пышным цветом расцвела работорговля. Я не знаю, как называется диссертация Рамзана Кадырова. Но если бы она называлась «Роль работорговли в становлении либеральной рыночной экономики», даже Пархоменко не нашел бы в ней плагиата.

Я не хочу защищать сепаратистских лидеров Чечни. Они привели свой народ к национальной катастрофе. Пройдя огонь и воду, они, как часто бывает, не смогли пройти медные трубы. Победа вскружила им головы. Победившие герои национально-освободительной войны стремительно превратились в новую военнофеодальную знать. Под их властью социальная инфраструктура Чечни не только не восстанавливалась, но и продолжала разрушаться, а сама Чечня все дальше проваливалась в средневековье. Но справедливости ради надо сказать: в этом же направлении Чечню усиленно подталкивал Кремль.

О таинственных контактах российских спецслужб с известнейшими чеченскими работорговцами достаточно много сообщала тогда еще свободная пресса. Остается только гадать, было ли это проявлением тривиальной коррупции или спланированной диверсией, направленной на разложение и дискредитацию потенциального противника. На психологическую подготовку российского общества к новой войне. К реваншу, о котором правящая элита не переставала думать ни на секунду.

А вот о чем гадать не приходится, так это о том, что линия ельцинской администрации на переговорах с лидерами Ичкерии была откровенно гнилая. Она сводилась к формуле: «Ребята! Вы делайте что хотите. Совершайте набеги на соседние территории, похищайте людей, занимайтесь работорговлей, вводите средневековые порядки. Только флаг наш у себя вывесите. И на переговорах садитесь сбоку, а не напротив нашего президента». А если бы вопрос был поставлен иначе — «утешьтесь вашим флагом, но отвечайте за базар»? Вот это была бы позиция «сильной России», отстаивающей свои действительные, а не фантомные интересы.

Подвешенное состояние, в котором Кремль держал Чечню, резко ограничивало возможности ее лидеров выстраивать эффективную государственность. Кроме того его упорный отказ обсуждать признание независимости Ичкерии даже в перспективе связывало Масхадову руки в отношении разгулявшейся военно-феодальной вольницы. На любую его попытку провести демилитаризацию Чечни и добиться разоружения частных армий влиятельных полевых командиров они всегда могли ответить: у нас нет гарантий, что российские оккупанты не придут сюда вновь. Поскольку этого не без основания мог опасаться и сам Масхадов, настойчивости он не проявлял, всерьез трогать своих «батек-атаманов» не хотел и терпел все их далеко не невинные «шалости».

.
Взаимная компенсация по-российски и по-чеченски

Когда началась вторая чеченская, многие были растеряны. Ведь не могло же так продолжаться! Ведь соседство с неуправляемым, недоговороспособным, полуразбойничьим квазигосударством действительно было невыносимо! Ведь что-то надо было делать! Потом это «что-то» обернулось зачисткой в Новых Алдах и тяжелой ракетой, попавшей в грозненский рынок, расстрелами с воздуха и из танковых орудий колонн беженцев, бойней в Комсомольском и много-много чем еще.

Потери Чечни в процентном отношении к населению сопоставимы с потерями СССР в Великой Отечественной войне. Количество «пропавших без вести» уже после того, как активные боевые действия закончились и война перешла в вялотекущую партизанскую стадию, опять-таки в процентном отношении сопоставимо со сталинскими расстрелами 1937-1938 годов. Все знают, что подавляющее большинство этих «пропавших без вести» было похищено и убито российскими или кадыровскими «эскадронами смерти».

Ради чего были принесены все эти жертвы? Уже «первая чеченская» была попыткой поддержать стремительно падавший авторитет быстро деградировавшей власти новой олигархии «прихватизаторов». Попытка оказалась малоуспешной, авторитет режима продолжал падать, и в 99-м году перед олигархами замаячила вполне реальная перспектива потери уже не только авторитета, но и самой власти. А вместе с ней — и доступа к распилу еще не приватизированных ресурсов. Да и уже нажитого непосильным трудом — тоже. А возможно, что и свободы. Вот тогда и придумали способ, как отвести скопившееся в обществе озлобление от правящей клептократии и направить его на другой объект. В качестве последнего ресурса был задействован обострившийся к этому времени «постимперский синдром».

Разочарованное в дискредитированных ельцинским правлением демократических идеалах российское общество неосознанно жаждало насилия. Демонстрация готовности к неограниченному насилию была в этих условиях беспроигрышной тактикой. Обворованному и униженному народу в качестве компенсации была предложена возможность самоутверждаться, унижая другой народ. За этим и была отправлена в Чечню российская армия. «Вторая чеченская» была войной против чеченского народа в такой же степени, как и «первая чеченская».

В еще большей степени, чем первая, «вторая чеченская» была пиар-войной. Она была развязана для того, чтобы никому не известное политическое ничтожество, тряпичную куклу в одночасье надуть до размеров «национального лидера». Чтобы кучка олигархов-клептократов, все «засвеченные» политические представители которых полностью обанкротились, под общий визг «мочить в сортире» ловким движением руки передала власть своему ставленнику, вынутому из рукова. Чтобы сохранить доступ к разделу российских хозяйственных объектов, каждый из которых стоил больше всей Чечни. Чтобы сохранить возможность и дальше безнаказанно «пилить» Россию. Вот ради этого и гибли тысячи чеченцев и русских.

Какими оказались ближайшие результаты и отдаленные последствия? Фактически Путин довел до логического конца «гнилую линию» Ельцина. Будучи не в состоянии подавить чеченское Сопротивление, несмотря на все свое военное превосходство, Кремль развязал гражданскую войну внутри самого чеченского общества, сделав ставку на одну из группировок все того же Сопротивления. В обмен на видимость подчинения и выполнение карательных функций в отношении других группировок Сопротивления он ценой десятков тысяч жизней помог кадыровскому клану установить неограниченную и бесконтрольную власть над собственным народом, измученным, обескровленным и атомизированным террором.

Теперь кадыровская военно-феодальная знать делает, что хочет, точно так же, как и масхадовская. Хотя не совсем точно так же. В отличие от масхадовской, кадыровская знать делает, что хочет, не только у себя в Чечне, но и в непосредственной близости от Кремля. Криминала, произвола, насилия в Чечне ничуть не меньше, порядки вполне средневековые. Зато флаг висит такой, какой нужен Кремлю, и «президент» Чечни садится сбоку от российского президента, а не напротив. Все.

Хотя нет, опять не все. В чеченском Сопротивлении произошла смена поколений. Первая генерация его лидеров и бойцов, выросшая еще в СССР, в большинстве погибла. Им на смену пришли люди, сформировавшиеся в условиях войны и не знавшие советского воспитания. На смену классическому национал-сепаратизму пришел исламский интернационал-фундаментализм. В условиях жестокого оккупационно-коллаборационистского террора он оказался конкурентноспособнее светского национал- сепаратизма. Пассионарный, мобилизующий потенциал у него выше.

Новое поколение бойцов-смертников борется уже не за независимость Чечни, а за мировую исламскую революцию и уничтожение всей «растленной» светской цивилизации. Непримиримый и жестокий исламизм вместе с сопутствующим ему беспощадным терроризмом быстро расползается на соседние кавказские республики и уже выплескивается за пределы Кавказа. О том, что так будет, противники войны предупреждали с самого начала.

До сих пор Рамзану Кадырову удавалось подавать широкой публике свой режим в качестве единственно возможной и вполне приемлемой для большинства альтернативы мрачным религиозным фанатикам. Поток нефтедолларов из Москвы позволяет чеченскому диктатору кое-что подкидывать и простым людям, особенно не заботясь о развитии собственной экономики, а большую часть получаемых средств пуская в распил. Те же, кому подачек не хватает, в поисках лучшей доли устремляются в российские города, на улицах которых утверждают свое превосходство над исконным врагом.

Вот на этом и зиждется личная уния Кадырова и Путина. За то, чтобы перекупленная Кремлем часть чеченского Сопротивления делала вид, что она признает российскую власть, ей не только отвалили немереные бюджетные деньги, не только отдали на поток и разграбление саму Чечню. Ей в качестве компенсации отдали на поток и разграбление Москву. Ее развратили возможностью самим стать завоевателями в чужой стране.

Кадыровский проект — попытка канализировать энергию, направленную на борьбу за независимость, во внешнюю экспансию. Чеченцам предложили самим стать колонизаторами. Не интегрироваться в российское общество, а, сбиваясь в стаи и мафиозные структуры, захватывать в нем доминирующие позиции и навязывать ему свои правила. В качестве компенсации за национальное унижение чеченскому народу было предложено ровно то же, что и российскому: возможность подавлять и унижать других.

.
Травмы, несовместимые с жизнью

Именно чеченская война с неизбежностью сделала проникновение чеченцев в российское общество агрессивным, «завоевательным». Столкнувшись с ответной экспансией, российское общество инстинктивно отторгает даже тех чеченцев, которые стремятся в него интегрироваться. Те, кого не крышуют кадыровские функционеры и «гвардейцы», подвергаются дискриминации. К каждому работодателю, начальнику паспортного стола или менту из ППС не приставить по наблюдателю-правозащитни- ку. Между тем все эти люди вовсе не патологические ксенофобы — они просто не хотят проблем. Все мы видим в каждом чеченце потенциальную угрозу, потому что все мы знаем, что Россия сделала чеченскому народу. Правозащитники говорят, что количество криминальных проявлений со стороны чеченцев молва сильно преувеличивает. Так потому и преувеличивает!

По мере того, как загоняемый вглубь чеченский конфликт расползается на соседние северокавказские республики, и для их элит, и для части общества чеченская модель отношений с Россией становится все более привлекательна. Элиты там насквозь коррумпированы и мафиозны, население имеет все основания для недовольства, но тоже в большинстве не хочет радикального ислама. А тут такой удобный выход для всех…

На самом деле не для всех. Обострившиеся в последнее время проблемы с неконтролируемой миграцией у России начались бы и без чеченской войны. У них есть свой сложный комплекс объективных причин. И это общемировая тенденция. Но никогда межнациональная напряженность в России не достигла бы такой степени, если бы не последствия чеченских войн. Существующий в общественном сознании образ криминального гастарбайтера из Средней Азии — это трансформированный образ все того же «злого чечена», заползающего с кинжалом на наш берег. Никакие гастарбайтеры из отпавших от империи бывших союзных республик, хоть легальные, хоть нет, не создают столько конфликтных ситуаций и не вызывают в российском обществе такой неприязни, как формально являющиеся гражданами РФ выходцы с Северного Кавказа.

Ситуация уже сейчас более невыносима, чем перед началом «второй чеченской». Реальным выходом может быть только предоставление чеченскому народу возможности сделать свободный выбор. Либо действительное, а не формальное вхождение в правовое пространство демократической России на равных основаниях со всеми прочими «субъектами федерации», без каких-либо привилегий. Либо полное государственное обособление с принятием на себя всех вытекающих отсюда международных обязательств.

В возможность первого варианта я не верю. Существование Чечни в составе России без дискриминации и привилегий невозможно в принципе. Оно возможно лишь на основе дискриминации, которую компенсируют привилегиями. Самой возможности нормального сосуществования российского и чеченского народов в одном государстве нанесены травмы, несовместимые с жизнью.

Патологическое упрямство, с которым новорусский режим стремится любой ценой формально удержать Чечню в составе РФ, не имеет никакого рационального объяснения с точки зрения действительно государственных интересов. Никаких проблем, более серьезных и трудноразрешимых по сравнению с возникшими в связи с отпадением Таджикистана или Узбекистана, отделение Чечни не создало бы. Однако важнейшей опорой существующего режима остается миф о Путине как завоевателе Чечни, усмирителе бунтовщиков. Он позволяет Путину выглядеть успешным. Кадыров позволяет Путину поддерживать этот миф. За то и имеет.

Сохранение в силе путинско-кадыровских конвенций в перспективе ведет к взрыву в российских городах, который все равно эти конвенции аннулирует. Но тогда перестанет действовать и принудительная сделка Кадырова со своим народом: отказ от сепаратизма в обмен на превращение России в «зону свободной охоты». И обнаружится, что несмотря на всю усталость от войны и террора, несмотря на разочарование в прежних лидерах и страх перед радикальным исламом, чеченский сепаратизм никуда не делся. Потому что никуда не делась его объективная почва.

Усталость пройдет, силы восстановятся, а на смену дискредитированным лидерам придут новые. И тогда мы снова окажемся перед дилеммой: договариваться с сепаратистами и признать независимость Чечни или воевать до последнего чеченца. Не эту ли перспективу почувствовали так называемые депутаты нашей смешной Госдуры, предложившие законопроект о длительных тюремных сроках за любую пропаганду или даже оправдание сепаратизма?

С так называемыми депутатами все ясно. Будущую дилемму они для себя уже решили. Они собираются воевать до последнего чеченца. На тех же, кто подобный путь отвергает, ляжет историческая обязанность сказать «нет» людоедскому выбору, обосновывать, доказать необходимость отказа от него. Оправдать и поддержать сепаратизм. От их успеха будет зависеть, сможет ли, наконец, Россия вырваться из кровавого чеченского тупика. Смыть с себя позор. Отдать долги. Возможно, им придется действовать нелегально, несмотря на запреты и репрессии. Таков их долг перед родиной. Возможно, тогда и этот сборник пригодится не только в качестве исторического источника.

Александр Скобов, 8 декабря 2013 года

Adam Dervishev

https://www.facebook.com/groups/ChechnyaGlobalInitiative

ПОЗИЦИЯ. (моя встреча с Джохаром Дудаевым)

рубрика: Диаспора/Разное
Фото из соцсетей.

Сегодня, в годовщину гибели президента Ичкерии — Джохара Дудаева, я хочу рассказать про одну встречу, встречу, которую я берегу — как самое светлое воспоминание — в глубине сердца…

Стоял Декабрь 1994-го года.

Агрессор наступал по всем фронтам — многокилометровые змеи русских бронированных колонн ползли по чеченским равнинам, разнося в прах селенья и постепенно беря столицу в кольцо.

Я прибыл на родину несколько дней назад и только успел купить на рынке автомат и вступить в Исламский Батальон…

Мы занимали позиции на подступах к нефтяному заводу со стороны Молсовхоза, и уже второй день вели перестрелку с окапывающимися на окраине села русскими. Удручало то, что наши «калаши» и винтовки не доставали до врага, в отличие от минометно-танковой ответки, которая доставляла много хлопот.

Наш командир — молодой парень из Алхан-Юрта — чьи познания в военном деле ограничивались — как и у меня — двумя годами срочной службы в СА, полагал, что нужно контратаковать и отогнать русских от Молсовхоза. Вопрос был поставлен на обсуждение, и получил горячее одобрение подавляющего большинства новоиспеченного батальона.

Вообще-то, отряд наш, гордо названный «батальоном», по численности был, лишь, неполной ротой, даже учитывая примкнувшую к нам накануне группу из только что занятого врагом села напротив…

На фоне общей неразберихи, батальон являл пример порядка и дисциплины, ибо ни один из бойцов — будучи не только добровольцем, но и глубоко верующим в Бога — не нуждался в каких-либо дополнительных стимулах.

Имелись и недостатки: не было, например, ни одного санитара; ни одного профессионального военного; половина состава не имело никакого опыта стрельбы… Кроме того, треть бойцов — обладая только ножами или гранатой Ф-1 — годилось только для ближнего боя.

«Ближний бой» — вот эти два слова витали над нефтезаводом…

Проведенная утром разведка выяснила наличие у противника более 11 танков и, примерно, 300 человек личного состава, причём танки и солдаты продолжали поступать и окапываться.
Было ясно, что время работает против нас и позиции врага только укрепляются с каждой минутой.

Ребята из Молсовхоза — хорошо вооружённые 6 человек (пулемёт ПК, гранатомет, СВД и три калаша) — стали главным катализатором идеи контратаки. Их можно было понять: их семьи были оставлены на милость пьяной русской солдатне всего за километр от нас…

Общее собрание выявило всего двух человек, несогласных с предложением. Они считали, что будет результативнее дождаться наступления противника самим (мнение, с которым и я был внутренне согласен). Однако, когда им было предложено оставаться в расположении «охранять позиции», оба горячо отказались…

Теперь, когда вопрос был решён, требовалось только одобрение главного штаба.

Вот с этим делом мы и вышли в путь, чтобы добраться до Президентского Дворца — наш комбат и двое бойцов из разведотделения.

В небе рыскали русские штурмовики, каждую минуту уши закладывало от воя пикировщика и, то тут, то там вспыхивали разрывы неуправляемых ракет…

Единственное транспортное средство батальона — белая легковушка, любовно названная братьями, — БСБ (Боевая «Семерка» Батальона) купленная накануне по сходной цене из-за её «защитного» цвета, оказалась мало полезной в черно-серой грязи улиц методично уничтожаемого города. Мы загнали машину во двор какого-то богатого особняка со снесенными ударной волной окнами и разрушенным дувалом (мы ещё посмеялись над бренностью жизни, вышагивая по красному — от разбитых в щепки дорогих «итальянских» кирпичей — снегу) и стали продвигаться в центр пешком — короткими перебежками, внимательно всматриваясь в небо и ориентируясь по разнообразной какофонии разрывов и свистов…

Ставка располагалась на первом подвальном этаже Президентского Дворца и коридоры были полны такими же как и мы вооруженными людьми в самых банальных зимних одеяниях. Помню, что я отметил про себя, что выгляжу наверняка франтом на их фоне — в своем новеньком маскхалате, сшитом мне младшей сестрой из первосортного савана (что мы, без спроса, «увели» из бабушкиных резервов)…

Нам объяснили, что подобные вопросы может рассматривать только главнокомандующий Дудаев (который был где-то на позициях) и начальник штаба — малоизвестный на тот момент полковник Аслан Масхадов…

Мы ждали нашей очереди перед приёмной Масхадова, как в начале коридора началось какое-то движение и послышалось: «Джовхар… Джовхар!». Несколько мгновений — и вот он сам собственной персоной — Дудаев…

Наверняка, при нем была какая-то охрана, но впереди шел он…

Все взгляды устремляются на Президента, который двигается в нашем направлении, принимая рукопожатия и коротко отвечая на расспросы…

Когда нас с Джохаром разделяют, буквально, метр-полтора, к нему подступает какой-то мужчина средних лет, с бородой, в овчине и в ватных штанах и зычным голосом выдает быстрой тирадой (очевидно, чтобы не задерживать):

«Джовхар! Моя группа… мы держим оборону за Герзелем. Там скопление танков и прочей бронитехники… У них — вертолёты… Нас — 49 человек… из оружия — ружья, автоматы, несколько пулеметов, один гранатомет… Очень мало боеприпасов… Мы не знаем… Какую позицию нам занимать?»

Джохар крепко пожимает протянутую руку, выдерживает короткую паузу, затем поднимает указательный палец правой руки вверх и, обведя нас всех взглядом своих добрых и усталых глаз, говорит, чеканя, по своему обыкновению, каждое слово:

«Сан вежарий! Вай позици тахана Дела бен йац-шуна… Дела йу-шуна вайн позици!»

(Братья мои! Нет у нас сегодня иной позиции, кроме Господа… Наша позиция сейчас — Сам Всевышний!)

И такой убежденностью веет от лица этого человека, что его короткая фраза из самых обыкновенных слов — и это было видно физически — заставляет всех присутсвующих выпрямить спины…

Я смотрю на моего Президента, на засиявшие глаза вокруг и — у меня перехватывает дыхание от гордости за мой народ!

Когда я возвращался, к вечеру, на позиции я уже не сомневался в том, что буду жечь эти ненавистные русские танки, затаившиеся наротив нас, даже из моего старенького АК-74…

Adam Dervishev

https://www.facebook.com

МЕДИАФРЕНИЯ — 251. ЧУЖИЕ ДЕТИ, КРАСНАЯ ЧЕРТА И ГРАЖДАНСКАЯ ЦИФРОВАЯ ВОЙНА

рубрика: Разное
Фото из соцсетей

Красная черта, которую давно перешел Путин и, похоже, единственный оставшийся его союзник, Асад, на глазах превращается в пропасть, разделившую мир. Российские СМИ принимают активное участие в создании этой пропасти, ее углублении и расширении. Западные СМИ эту пропасть описывают и демонстрируют своей аудитории ее бездонность.

Редакции газет «Нью-Йорк Таймс» и «Вашингтон пост» удостоены Пулитцеровской премии в области журналистики за серии материалов, доказывающих российское вмешательство в выборы американского президента. Как отмечено при вручении премии, эти публикации «радикально изменили представления американцев о масштабах деятельности Кремля по подрыву демократических устоев США». В российском телевизоре над этими доказательствами принято смеяться, что особенно легко, когда сами доказательства российской публике не известны.

ДЕРЖАВНОСТЬ ГОЛОВНОГО МОЗГА И ЦИФРОВОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ

В это время по нашу сторону красной черты судья Таганского суда Москвы Юлия Смолина удовлетворила иск Роскомнадзора о блокировкеTelegram. Для рассмотрения дела Юлии Михайловне потребовалось 20 минут. Число активных пользователей этим интернет-мессенджером превышает 200 миллионов, в том числе в России более 15 миллионов. По мнению российских властей в лице главы Роскомнадзора А.А.Жарова и судьи Ю.М.Смолиной граждане России не имеют права разговаривать между собой в частном порядке, вообще не имеют права на частное пространство, на приватность. А.А.Жаров и Ю.М.Смолина убеждены, что сотрудник ФСБ должен незримо присутствовать при каждом контакте между россиянами, а особенно между россиянами и иностранцами. Сотрудник ФСБ должен знать, как именно люди объясняются друг другу в любви, какими новостями обмениваются. Он, этот сотрудник органов, должен стоять за спиной каждого россиянина, когда он исповедуется священнику или другу. Российское государство норовит засунуть этот свой постылый орган в душу каждого из нас и собирается обеспечить присутствие этого паскудства в нашем личном пространстве всеми доступными государству средствами.

Владелец Telegram Павел Дуров сообщил об антиконституционности блокировки своего детища и объявил о начале «цифрового сопротивления». В частности запустил обход блокировки черезAmazon. Роскомнадзор в ответ заблокировал несколько миллионов IP-адресов Amazon и Google…

Трудно сказать, понимают ли все эти жаровы, смолины и прочие путины, что вся эта затея не имеет никакого отношения к борьбе с терроризмом и только ухудшает жизнь 15 миллионов россиян. Не уверен, что они осознают бесперспективность этой игры в цифровые жмурки с Дуровым и 15 миллионами граждан России. Не знаю, насколько людям страдающим державностью головного мозга доступно понимание мотивов тех, кто участвует сегодня в «цифровом сопротивлении», которое объявил Дуров. Может быть, им что-то станет ясно, если основным слоганом этого гражданского сопротивления станут слова из песни Высоцкого: «Я не люблю, когда читают письма, заглядывая мне через плечо»…

ЕЩЕ ОДИН…

В воскресенье, 15.04.18 в больнице, не выходя из комы, скончался журналист Максим Бородин, который одним из первых написал об уничтожении в Сирии отряда вагнеровцев. За несколько дней до этого он выпал из окна своей квартиры на пятом этаже. А еще раньше на него было совершено нападение: его ударили железной трубой по голове. Следственный комитет России на второй день после гибели журналиста сообщил, что уголовное дело возбуждено не будет, поскольку никакого преступления в этом случае не было.

Полина Румянцева, главный редактор РИА «Новый день», в котором работал Максим Бородин, сказала, что никаких поводов для самоубийства у Максима не было, более того, у него открывались новые перспективы в связи с переводом в Москву, в головной офис издания. Прямо противоположное утверждение сделал политик Леонид Волков, который сообщил в своем блоге в социальной сети фейсбук, что «ему больно читать» про то, как пишут, что «убили парня». И тут же Волков категорически заявляет: «не убили». И объясняет, что причиной гибели журналиста стала его безысходная жизненная ситуация. Что он хотел работать в большом СМИ в Москве, а приходилось работать в маленьких СМИ в провинции, а в Москве он был никому не нужен. Вдобавок, покойный, как деликатно выразился Леонид Волков, «не соблюдал режим». То есть, по утверждению Волкова, никто журналиста Бородина не убивал, но власть виновна в том, что создала обстановку безысходности для таких как Максим Бородин. «И вот еще один пьющий журналист в пустых стенах бедной квартиры видит свет только за низкими перилами балкона», — философски заключает политик Волков.

Публичному человеку часто приходится высказываться по вопросам, в отношении которых у него нет, и не может быть полной ясности. Одни – я в их числе — в таких случаях либо говорят «не знаю», либо, если вопрос важный, а ясности нет, размышляют о вероятностях той или иной версии. Другие всегда заранее знают, что все плохое сделал Путин лично, либо сделали по его приказу. У третьих Путин всегда источник блага, и никогда – зла. Леонид Волков – оппозиционный политик, но ему, как человеку разумному, второй вариант поведения претит, в чем с ним трудно не согласиться. Непонятно, зачем, отвергая позицию тех, кто точно знает (!), что журналиста Бородина убили, тут же заявляет категорически: «не убили». Да еще и связывает его гибель с тем, что тот «нарушал режим». Может, до этого и железной трубой по голове Бородин сам себя бил. Спьяну, от тоски и безысходности, а, Леонид Михайлович?

ЧУЖИЕ ДЕТИ

Красная черта – не прямая линия. Она не делит мир на тех, кто за Путина и тех, кто против Путина. Те, кто активно за Путина в любом случае уже за красной чертой. Тут все довольно просто. Сложнее с теми, кто умудряется быть против Путина и, тем не менее, постоянно переходит черту, отделяющую нормального человека от людоеда. Юлия Латынина – автор многочисленных текстов и выступлений, в которых путинский режим подвергается жесткой критике. За это она подвергалась в России нападениям и вынуждена была уехать из страны. В своей авторской передаче на «Эхе» «Код доступа» от 14.04.18 Юлия Латынина, анализирует ситуацию в Сирии, в частности химическую атаку Асада. При этом Юлия Леонидовна, объясняя, зачем Асад отравил хлором своих сограждан, с том числе детей, входит в непростое положение, в котором оказался сирийский диктатор. «Вот как в таких условиях малого количества войск наступать?» — сочувствует Асаду Юлия Латынина. – «Там все изрыто ходами за это время. И технически, подчеркиваю, обоснованное решение – это тяжелый хлор, который сбрасывается с вертолета, что и произошло, и который сам, будучи тяжелее воздуха заползает в эти пещеры и убивает там все. Технически это оказалось оправдано, потому что боевики тут же бежали, Восточную Гуту заняли войска Асада. Эти ёмкости с хлором, действительно, выиграли сражение». Конец цитаты. Одним словом, все правильно Асад сделал, по уму. Молодец.

А дальше пошло уже вполне банальное людоедство. «Меня абсолютно бесит, что реальный западный нарратив: «да, это кровавый Асад, который травит газом детей». Нет, все-таки давайте скажем честно что кровавый Асад травил газом кровавых боевиков, таких же кровавых как он – это минимум, может быть даже больших. Эти дети или дети самих боевиков или их заложники. И то и другое ужасно, но это другая картина». Конец цитаты.

Войти в положение мерзавца, понять мотивы убийцы, посмотреть на мир глазами маньяка – это все вполне допустимые, а в некоторых случаях и необходимые приемы работы журналиста и литератора. Вопрос в границе, которая отделяет понимание от оправдания, пусть даже частичного. Именно здесь проходит та красная черта, которую постоянно переходит Юлия Латынина. Утверждение, что если травят газом детей боевиков или детей заложников боевиков – это «другая картина» по сравнению с убийством «просто детей», это 100% переход красной черты. Тот случай, когда если надо объяснять, то нет смысла объяснять.

К моему глубокому сожалению красную черту давно и уверенно перешел журналист, давним поклонником литературного таланта которого я являюсь. Не знаю, сможет ли Аркадий Бабченко вернуться в мир нормальных людей после своего пожелания «гори-гори ясно» в адрес сгоревших заживо кемеровских детей. Наверное, сможет, если захочет. Но пока, похоже, не хочет. На прошедшем недавно Форуме свободной России в Вильнюсе Бабченко сообщил, что его устраивает, что Путин посылает своих сторонников в Сирию, поскольку чем больше их там убьют, тем меньше их сможет приехать в Донбасс.

Мои претензии вовсе не к строгости математической модели журналиста Бабченко, в соответствии с которой в путинской России есть крайне ограниченное и строго фиксированное число идиотов, готовых ехать убивать и умирать в чужие страны. Полагаю, что их при наличии политической воли главного идиота в Кремле хватит и на Сирию и на Украину, и еще останется. У меня также как и у Бабченко не хватает гуманизма на сочувствие ко всяким моторолам и прочим гиви. Тем более, что они сами выбрали свои судьбы. Но для меня дико, когда человека устраивает, что Путин посылает своих убийц уничтожать сирийских детей, поскольку, возможно, в этом случае ему не хватит убийц для отправки в Донбасс.

ПОСТМОДЕРНИСТСКИЙ ДИЗАЙН НОВОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО СЕЗОНА

К новому сроку Путина главная политическая программа должна предстать в новом облике. Видимо, так рассудили на телеканале «Россия-1» когда готовили новый компьютерный дизайн для программы «Вечер» с Владимиром Соловьевым. Забегая вперед, передам свои ощущения: если раньше эту программу было смотреть противно, то теперь противно, но еще и трудно чисто физически.

 Судите сами. Во-первых, ведущего и «экспертов» теперь постоянно показывают сзади. В смысле со спины. Они и спереди-то не очень, а уж… Во-вторых, их размер и пропорции вдруг меняются: то они внезапно вырастают, становятся вдвое выше, то приобретают вид игральной карты с изображением короля, дамы или валета. То есть, вы только что наблюдали Ж. в натуральном виде, а тут раз! – и он превращается в карточного «валета», у которого одна голова и туловище сверху, а вторая голова со вторым туловищем смотрят вниз. И обе головы что-то орут. За содержанием следить уже невозможно, да и не нужно. К этому надо прибавить красные и синие столбы, наподобие тех, возле которых исполняют стриптиз. Цветные столбы из компьютерной графики, а не металлические, поэтому стриптиз ведущего и «экспертов» носит  по-прежнему исключительно этический и интеллектуальный характер, а мерцающие сине-красные столбы, бегающие туда-сюда, призваны, видимо, придать загадочный и непонятный характер всему действу…

Подобрать к новому дизайну новый контент оказалось сложнее, поэтому события нового политического сезона истолковывать будут все те же старые соловьевские куклы. Они очень стараются прибавить оборотов ненависти и иногда у них получается. Обсуждают Сирию и отравление Скрипалей. Яков Кедми привычно клеймит США: «Панический страх у американцев и их союзников перед столкновением с Россией. Поэтому там где будут стоять Российские войска, там будет спокойно. Никаких переговоров с США! На переговоры они (США) идут только когда их грохнут мордой об стол». Конец цитаты.

Соловьева вдруг стал беспокоить Казахстан. «А почему Казахстан воздержался?» — с прокурорскими интонациями вопросил Соловьев, имея в виду голосование в Совбезе ООН по химической атаке в Сирии. Сенатор Игорь Морозов разделил негодование Соловьева и добавил к нему еще один возмутительный факт: переход Казахстана с кириллицы на латиницу. Депутат Затулин объяснил безобразное поведение Казахстана тем, что эта страна пытается балансировать между США и Россией и видит в этом залог своего суверенитета. «Надо смотреть, чтобы это не переходило красную черту!» — призвал всех присутствующих к бдительности депутат Затулин. Такое впечатление, что эти люди в принципе не в состоянии понять, что на свете существуют другие страны, у которых есть иные интересы, кроме как потакать имперским амбициям путинской России.

Режиссер Шахназаров зачем-то вспомнил Вторую мировую и привычно наврал, что «вся Европа так или иначе приняла участие в войне на стороне Гитлера». Карен Шахназаров, которого Соловьев иначе чем «выдающимся мыслителем» не рекомендует, отличается не только болезненной конспирологией, но и выдающимся невежеством. Жаль, что в студию Соловьева специально не приглашают людей, знающих историю хотя бы в объеме средней школы. Иначе режиссеру Шахназарову объяснили бы, что гитлеровская «ось» первоначально включала две европейские страны, Германию и Италию, а антигитлеровская коалиция – три страны Европы: Польшу, Францию и Великобританию. К 1945-му в «ось» входили 6 европейских стран: Германия, Италия, Болгария, Венгрия, Румыния и Финляндия. А в антигитлеровскую коалицию 10 стран Европы, на считая СССР: Польша, Британия, Франция, Бельгия, Греция, Дания, Люксембург, Нидерланды, Чехословакия, Югославия…

P.S. КАК ЖАРОВ УБИЛ СЕБЯ ОБ СТЕНУ. Пока писал этот текст, прояснились некоторые промежуточные итоги первой цифровой гражданской войны, которую Роскомнадзор объявил 15 миллионам пользователей Telegram. Преступная группа в составе Александра Жарова, судьи Смолиной и неустановленной группы лиц в попытке заблокировать мессенджер заблокировали 16 000 000 (16 миллионов)IP-адресов, в результате чего пострадали: аэропорт, банки, множество магазинов, медицинские клиники и предприятия общественного питания. В конечном итоге Роскомнадзор заблокировал себя сам.Telegram не пострадал…

 

http://yakovenkoigor.blogspot.bg

Хасан Баиев: «Мне казалось, что на улице никого не осталось с руками и ногами»

рубрика: Разное
Фото из соцсетей

ПРАГА—Хасан Баиев – чеченский хирург, обладатель международной премии «Врач мира», под бомбежками оперировавший как чеченских боевиков, так и российских военнослужащих, был приговорен к смерти конфликтующими сторонами. В 2000 году в тяжелом психологическом состоянии правозащитники вывезли Баиева в Америку, где он подтвердил диплом врача и начал блестящую карьеру пластического хирурга. В США он воплотил в жизнь и свою давнюю спортивную мечту – Хасан стал чемпионом страны по самбо, а также по боям без правил. После 15 лет благополучной жизни в Америке он все-таки решил вернуться в разрушенную двумя войнами Чеченскую Республику, и с тех пор проводит там большую часть времени, оперируя детей с врожденными аномалиями лица со всего Кавказа, городов России и стран СНГ. А еще он проводил бесплатные операции детям из Цхинвали. Сегодня Хасан – гость нашей программы.

Амина Умарова: Хасан, вы сейчас находитесь дома, в Бостоне, и следующий этап операции в Грозном запланирован на май. А пока в Америке у вас намечены встречи, разные события, и одно из таких мероприятий запланировано в Гарвардском университете – вместе с американским писателем Энтони Марра вас пригласили на встречу со студентами престижнейшего университета. Тема встречи – «Оставаться человеком на войне». Казалось бы, война на востоке Украины, в Сирии и гонения на мусульман в Мьянме сильно вытеснили чеченскую тему. Как проходят такие встречи, о чем вас спрашивают студенты?

Хасан Баиев: Сегодня мы знаем, что по всему миру очень много горячих точек, и это действительно глобальная проблема, умирают абсолютно ни в чем неповинные люди – женщины, старики. Особенно в последнее время мы видим в новостях ужасные картины – погибают абсолютно ни в чем неповинные дети. Но то, что меня приглашают, – человека, который находился в зоне конфликта, как мне приходилось выживать, какой это дает эффект… Те студенты, которые приходят на встречи или лекции, прочли мою книгу, где я описываю в деталях, как надо себя вести в зоне конфликта, как доктор должен соблюдать клятву Гиппократа. Многих интересует, как я выживал, как мне удавалось между воюющими сторонами сохранить жизнь и безопасность моих коллег.

Амина Умарова: Вы прошли через первую чеченскую и начало второй войны, видели и продолжаете наблюдать ее страшные результаты. Скажите, как оставаться человеком на войне и какие качества необходимы, чтобы не потерять человеческий облик?

Хасан Баиев: Война – это страшная вещь. Знаете, война на каждого влияет по-разному. Очень трудно предсказать, как психика будет себя вести на войне. То, что я наблюдал во время войны, те, о ком ты думал, что они никогда не способны на жестокость, становились жестокими, а те, о ком ты думал, что они способны на жестокость, становились добрее. В мирное время он абсолютно другой человек. Мы видели много репортажей в Америке о тех, кто побывал в Афганистане, Ираке, где проявляли страшную жестокость, убивая мирных жителей, и когда берут интервью у соседей-американцев, которые проживали по соседству, они говорили: «Мы от него не ожидали такого, потому что он приветливый, очень гостеприимный» – всегда давали очень хорошую характеристику. Это говорит о том, что на войне психика ведет себя совсем по-другому.

Амина Умарова: Вас в достаточно тяжелом психологическом состоянии правозащитники перевезли в Америку. Что вам помогло прийти в себя?

Хасан Баиев: Скажем так: шесть лет находиться в этой мясорубке, если ты даже доктор, как бы ты себя психологически не настроил, человек тоже ломается. Это был конвейер, где круглые сутки возили раненых с изуродованными телами, оторванными конечностями – детей, женщин, стариков. Привозили русских солдат, офицеров, а также чеченских ополченцев. Каждый день слышать эти стоны, крики, видеть оторванные конечности было очень тяжело. Были моменты, когда я неделями не выходил из госпиталя, и мне казалось, что на улице никого не осталось с руками и ногами. В 2000 году Human Rights Watch, Amnesty International и Physicians for Human Rights предложили мне: «Чем мы можем тебе помочь», и я сказал: «Знаете, я как доктор прекрасно понимаю, что ждет меня впереди, я бы хотел в Америке пройти реабилитацию». Привезли меня в Америку, и в течение шести месяцев я проходил реабилитацию в Вашингтоне, где работали самые лучшие специалисты, которые меня выводили из этого состояния. Конечно, я им очень благодарен.

Амина Умарова: А когда вы решили вернуться в Чечню, чтобы помогать детям?

Хасан Баиев: Вообще, первая моя поездка была в Россию, в Таганрог, в рамках программы Operation Smile. Я поехал с моими коллегами – пластическими хирургами, чтобы принять участие в благотворительной акции. Я увидел, что нет детей из Чечни. Тогда директором российского офиса организации была Аннели Нерман, и я ей сказал, что уверен в очень плачевном состоянии детей в Чечне, и я бы хотел в Чечню, и привезти в первую очередь детей-сирот и из малоимущих семей. Она дала мне добро, и я поехал, отобрал двадцать детей, но их было тысячи. Я помню, оцепили милицией всю больницу, настолько было много детей. Я нанял автобус, привез этих детей в Таганрог и, прооперировав, отвез обратно в Чечню. И тогда я понял, что нужно привозить моих коллег непосредственно в Чечню и помогать этим детям на месте. С 2008 года каждый год я провожу эти акции в Чечне, и мы оперируем детей не только из Чечни, но и со всего Северного Кавказа, России и стран СНГ.

Амина Умарова: Вы привозите в Чеченскую Республику врачей-хирургов со всего мира. Чем вы их мотивируете, что они, используя свой личный отпуск, приезжают в Грозный – в город, который многие министерства иностранных дел не рекомендуют к посещению, и он считается небезопасным?

Хасан Баиев: Была ситуация, когда осенью была серия терактов в Грозном, по-моему, в 2010 году, и буквально за неделю до нашего приезда произошли эти теракты. Специалисты из команды, которую я подготовил, испугались, кто-то начал отказываться, но директор пластического центра детской больницы Бостона Джон Миро сказал: «Я хорошо знаю доктора Баиева, я ему верю, и если бы не было гарантии того, что мы будем в безопасности, я бы туда не поехал. Я поеду, а вы решайте за себя». И тогда те сказали: «Ну, раз ты едешь, тогда мы тоже поедем». Они поехали всей командой. Никакой угрозы там не было, были созданы все условия. Конечно, эти люди берут отпуск, но я не хочу сказать, что я такой великий – нет, абсолютно, но это, конечно, мое имя. Многих из этих докторов я не знаю, но они, когда пишут, что доктор Баиев организует поездку в Чечню с благотворительной акцией, они говорят: «Ой, я читал эту книгу, я хочу с ним познакомиться, я обязательно поеду». И каждый раз тех, кто приезжает, я, в принципе, не знаю, но они приезжают, мы на месте знакомимся, вместе работаем, и эти связи расширяются. Из тех, кто побывал в Чечне, поверьте, не было такого, чтобы кто-то отказывался и не захотел приехать в Чечню.

Амина Умарова: Ну вот, вы проводите очень много операций. Остается ли у них время, чтобы посмотреть на эту республику?

Хасан Баиев: Естественно, людей, которые с утра допоздна находятся в операционных, без внимания не оставляют. После этих операций мы обычно даем возможность отдохнуть пару дней, чтобы они увидели город, республику, ну и, конечно, в первую очередь планируем поездку в горы. Я всегда говорю: чтобы реально увидеть Чечню, надо поехать в горы – они остаются под впечатлением этой природы, гор. Мы им показываем наши старые башни. То, что связано с едой, конечно, они облизывают пальчики – у нас народ гостеприимный, мы хотим угодить. Как они говорят, «чувствуется, что еда у вас натуральная», и поэтому обожают нашу кавказскую кухню.

Амина Умарова: Вы провели очень много сложных челюстно-лицевых операций и внедряете новые хирургические методы – сами, за свой счет ездите в передовые клиники мира для повышения квалификации. Вы как-то суммируете свои новые познания в плане научной работы? Может быть, готовитесь писать диссертацию или книгу?

Хасан Баиев: Я очень много поездил по всему миру. Мы учимся друг у друга новым методам, технологиям. Наукой я не занимаюсь. Еще в 90-е годы, когда я учился в Москве в аспирантуре, мне за то, что я чеченец, не давали заниматься наукой, всячески этому препятствовали. Конечно, сегодня мне предлагают заниматься наукой, защитить кандидатскую и докторскую, я им говорю: «Когда я хотел заниматься наукой, когда был молодой и было огромное желание, вы мне не дали из-за моей национальности, а сегодня я не хочу этим заниматься, потому что, во-первых, возраст, и, во-вторых, уже интерес к науке у меня пропал». Я передаю свои знания молодым докторам, рассказываю, показываю. Моя цель – учить молодых докторов, чтобы они продолжали мое дело.

Амина Умарова: Хасан, вы уже побывали в Южной Осетии и в Беслане, где отбирали детей для операций, и почему-то у вас такой принцип — проводить операции только в Грозном…

Хасан Баиев: Во-первых, у меня на самом деле условия очень хорошие. Когда говорят: «у нас очень хорошие условия, приезжайте», и я еду, все равно не те инструменты, не та обстановка – это тоже очень сильно влияет, поэтому, конечно, я люблю работать со своей бригадой, которая знает мой характер и все организовано до мелочей. Где ты привыкаешь, и стены помогают. Я ездил, отбирал детей Беслана, которые пострадали во время терактов, их привезли в Чечню, там их всех прооперировали, и по сегодняшний день я им продолжаю помогать. В Цхинвали я ездил, отбирал детей с врожденной аномалией – они приезжали в Грозный, и я практически всех их прооперировал. Без внимания, конечно, никого мы не оставляем. Приезжают из других республик и со всей России, СНГ, из разных фондов обращаются. Я всегда говорю: «купите билет, отправьте до Грозного», а питание, жилье, операция, послеоперационная реабилитация – все я беру на себя, лишь бы они доехали до Чечни, потому что дети – это дети и, как говорится, чужих детей не бывает.

Амина Умарова: Вы говорили, что вас приглашают в Тбилиси…

Хасан Баиев: На самом деле, я очень хочу поехать в Тбилиси, потому что все приезжают оттуда с очень хорошими впечатлениями, очень гостеприимный, хлебосольный народ – это наш братский народ, нас связывает история. В самое трудное время они помогли тысячам наших беженцев, и этого нельзя никогда забывать. Конечно, моя мечта – поехать в Грузию, увидеть ее своими глазами. Я там никогда не был, но если меня пригласят, конечно же, я с удовольствием хотел бы поехать – оперировать детей из малоимущих семей, сирот.

Амина Умарова: Кто вас финансирует, спонсирует? У вас волонтеры?

Хасан Баиев: У меня уже составлена схема, что я сам софинансирую. Раньше у меня был в Америке международный «Фонд помощи детям Чечни», но, к сожалению, после событий с братьями Царнаевыми его полностью закрыли. А так, ищу спонсоров, так мы и проводим эти акции.

https://www.ekhokavkaza.com

рубрика: Разное

Старые нахские имена женщин (по алфавиту). Дополняйте список в комментариях и что Означает то или Иное имя… Отражение антропонимики в жизни чеченского народа…
(из диссертации Т.М. Шавлаевой)…Нохчий хьен ц1етилл кийч бу — Нохчий къом ц1ерш Сийлахь хир яцар Вайн, вай буйца Мотт яздар кхиА д1а1а вай маттахь хилча вай Сий хир дар..Прочтите Статьи Т. Шавлавой будем закидывать Этнолог нохчий и ученица бывшая Хасиева Сайд-Магомеда…По нашим социологическим исследованиям, в данное время на исконно чеченские имена приходится маленькая доля, подавляющее большинство имён (до 80%) исламские, на втором месте европейские, в том числе и славянские. Такие имена (не исламские и не чеченские), как Зина, Рая, Раиса (Лариса), Лиза (Луиза), Зарема, Залина, Соня, Тамара, Адам, Данил и Руслан, некоторые из опрошенные причисляли даже к ряду чеченских имен. Устойчивую тенденцию к увеличению сохраняют исламские имена, а к уменьшению – чеченские, например, список студентов второго курса исторического факультета (специальность «история», набор 2011 года) включает 18 студентов чеченской национальности, но чеченским именем нарекли только одну девочку – Зезаг (цветок), 14 имён мусульманских, три имени – других народов. В списках студентов первого курса факультета государственного муниципального управления (группа № 1, набор 2012 года) 23 студента чеченской национальности и первого курса исторического факультета (специальность «регионоведение», набор 2012 года) 18 студентов чеченской национальности, но ни один из них не носит чеченского имени. Такая же картина наблюдается и в других группах….Зайдите по ссылке тема в ЭЛИ НАХ — Ссылка https://www.facebook.com/groups/154291228395773/permalink/337646550060239/
В чеченских и ингушских личных именах отражены специфики особенности фонетической системы, морфологическое строение нахских языков, а также лексическая единица этого языка, В имена этих народов главным образом входят:
настоящие исконно ингушские и чеченские имена;
имена, заимствованные из персидского и арабского языка;
имена, заимствованные из других языков преимущественно через русский язык.
Очень много старых имен образовано от названия животных и даже птиц Борз значит «волк:», Куйра означает «ястреб», Леча — «сокол», это мужские имена. Женские имена: Кхокха значит «голубь», Човка означает «галка».
Исконные имена содержат в себе структуру определенной глагольной формы. К примеру, мужское имя Баха значит «живи». Также там есть префикс мужского рода «в-» , т.е. имя можно разделить, если к основе прибавить префикс женского рода «й-»; Йаха, что тоже значит «живи», это уже будет женское имя. Йахийта — значит «позвольте жить».
Есть имена, которые представляют собой независимые причастия, и имена, образованные от прилагательных, как, например, ингушские имена Зийамигварг, что означает «тот, кто маленький» или «маленький». Кстати, такие окончания, как «-рг», являются показателями независимого причастия и прилагательного.
Есть имена, образованные от качественных прилагательных, к примеру, Дика, что значит «хороший».
Общий каталог арабских женских имен — Конце теме ссылка…

А

Агози, Ада, Ажу, Аза, Ази, Азман, Айбат, Айбика, Айдат, Айза, Айзан, Айзани, Аймани, Айна, Айшат, Али, Алпату, Альбика, Ама, Аминат, Анак, Анет, Апинат, Арван, Аровха, Арог1аз, Аружа, Асет, Асинат, Асмарт, Ат1йокх, Ахчи, Ачи, Аьзни
Б

Байсари, Бака, Бакарбика, Балаша, Балкан, Балшекар, Бана, Банати, Барет, Батази, Баянт, Бейназ, Бекист, Белижа, Бесират, Бетиса, Бика, Бикату, Билкис, Билкъиз, Бисирт, Буча

Г

Гичбика, Гиччаг1аз, Гошмоха, Гошорхан, Гошта, Губани, Губати

Д

Дагман, Дакха, Дали, Дата, Дети, Деши, Дешимат, Джейран, Дибихан, Довхан, Догмара, Дугурхан, Душта

Е

Езидат, Езимат, Езира, Езихат, Есита

Ж

Жанапу, Жанати, Жанетта, Жанна, Жансари, Жансика, Жарпшан, Жемилат, Жовзан, Жовсари, Жовхар

З

Забант,Заббари, Забра, Забрат, Забу, Заза, Зазубика, Зайбика, Заидат, Зайдат, Зайнап, Замана, Замза, Замира, Занет, Зара, Зарбат, Зарган, Зата, Зезаг, Зезиг, Зелимат, Зелиха, Зерпат, Зехидат, Зиядат, Зовжан, Золдусхан, Зору, Зулай, Зулпа, Зулпат, Зура, Зухра

И

Изайхат, Изахат, Ирса
К
Кабиха, Кайла, Кали, Камсари, Келимат, Кемиса, Кемса, Кесира, Комета, Куда, Кудас, Кужбахирг, Куку, Кулсум, Курбика, Куржан, Курпату, Курсет, Кхамарят, Къакъа, Къамсат

Л

Лайла, Лайхьа, Лариса, Лаьх1сет, Лиза, Лимана, Липа, Луиза

М

Мадина, Мадинат, Мажа, Маймонат, Майса, Майсет, Майста, Макка, Малика, Малка, Малх-Аьзни, Марет, Маржан, Марзет, Марха, Марьям, Масар, Матуса, Мелижа, Миеста, Мила, Муминат

Н

Нажабат, Нана, Нанаш, Небисат, Небист, Нура, Нурбика, Нуржан, Нурпат, Нурседа, Нурсет

П

Падам, Палада, Пата, Перизат, Петимат, Полла, Пушток

Р

Рабу, Разет, Разият, Раиса, Рамнат, Рахимат, Ребиат, Ровзан, Роза, Ройзат, Рукият, Руман

С

Сажадат, Самарт, Санет, Саният, Сану, Санят, Саперт, Сарет, Сарсар, Сацийта, Сегират, Седа, Секинат, Селима, Селимат, Селита, Селихат, Селмат, Сеният, Серижат, Силжан, Совгат, Совдат, Совпату, Султанат, Сялбика

Т

Табарак, Тазрет, Таймасха, Тамара, Тамаша, Тамег1аз, Тамила, Тамуса, Тани, Таус, Товсари, Тоийта, Тома, Тоурт, Тумиша, Тута

У

Умисат, Умия

Х

Х1аьвла, Х1уттут, Хабира, Хава, Хадижат, Хазан, Хазани, Хазбика, Хазимат, Хамасат, Хасипат, Хеда, Хелипат, Хелисат, Хепа, Хийжан, Хулимат, Хутмат

Ц

Цака, Цаца, Цаэш

Ч

Ч1ег1аг, Ч1ег1ардиг, Ч1онч1ари, Чуонти

Ш

Шамсет, Шумисат

Э

Элиса, Элита, Эльза, Эниса

Я

Язара, Язура, Ялий

Ссылка — https://nohchalla.com/…/1883-starye-vajnakhskie-imena-zhens… Общий каталог арабских женских имен…Мусульманские имена Ссылка на источник — http://www.muslimnames.ru/obshhiy-katalog-arabskih-zhenski…/

«Человек может все. Даже смерть — это еще не конец»: 25 цитат Николы Теслы, который знал, как можно изменить реальность

рубрика: Разное

Его называли фантазером, насмехались над его идеями, однако время все расставило по своим местам. Никола Тесла был удивительно талантлив. Свои открытия он делал легко, как бы шутя. Он говорил, что технические решения сами приходят к нему в голову. Тесла считается одним из самых гениальных людей всех времен (вместе с Леонардо да Винчи). Работы Теслы сделали возможным развитие современной электротехники. Его изобретения опередили свое время не на одно столетие. Тесла знал, как с помощью сознания можно изменить реальность. Про него до сих пор ходят легенды. Предлагаем вам 25 цитат этого великого изобретателя.

1. Действие даже самого крохотного существа приводит к изменениям во всей Вселенной.

2. Мой мозг только приемное устройство. В космическом пространстве существует некое ядро откуда мы черпаем знания, силы, вдохновение. Я не проник в тайны этого ядра, но знаю, что оно существует.

3. Мне не нужны модели, рисунки, эксперименты. Когда у меня рождаются идеи, я в воображении начинаю строить прибор, меняю конструкцию, совершенствую ее, и включаю. И мне совершенно безразлично проводятся испытания прибора у меня в мыслях или в мастерской — результаты будут одинаковыми.

4. Вам знакомо выражение «выше головы не прыгнешь»? Это заблуждение. Человек может все.

5. Великие тайны нашего бытия еще только предстоит разгадать, даже смерть может оказаться не концом.

6. Высшей целью развития человека является полное господство сознания над материальным миром, использование сил природы для удовлетворения человеческих потребностей.

7. Жизнь есть и всегда будет являться уравнением, которое не поддается решению, хоть и содержит несколько известных факторов.

8. Современные учёные мыслят глубоко вместо того, чтобы мыслить ясно. Чтобы мыслить ясно, нужно обладать здравым рассудком, а мыслить глубоко можно и будучи совершенно сумасшедшим.

9. Это проблема многих изобретателей: им не хватает терпения. Им не хватает силы воли проработать в уме что-либо медленно, четко и ясно, так, чтобы они точно прочувствовали, как это будет работать. Они хотят сразу испытать первую пришедшую на ум идею, и в результате они тратят кучу денег и множество хорошего материала, только чтобы опытным путем установить, что они работают в неправильном направлении. Мы все совершаем ошибки, и лучше совершать их до того, как начнешь что-то делать.

10. Наш мир погружен в огромный океан энергии, мы летим в бесконечном пространстве с непостижимой скоростью. Всё вокруг вращается, движется — всё энергия. Перед нами грандиозная задача — найти способы добычи этой энергии. Тогда, извлекая её из этого неисчерпаемого источника, человечество будет продвигаться вперёд гигантскими шагами.

11. Распространение цивилизации можно сравнить с огнём: сначала это слабая искра, затем мерцающий огонёк, а потом могущественное пламя, наделённое скоростью и силой.

12. Сколько людей называли меня фантазером, как насмехался над моими идеями наш заблуждающийся близорукий мир. Нас рассудит время.

13. Каждый должен считать свое тело бесценным даром от тех, кого он любит превыше всего, великолепным произведением искусства. Неописуемая красота, тайна, которая заключена в замысле человеческого бытия настолько тонка, что даже слово, дыхание, взгляд, даже мысль могут повредить её. Неопрятность, которая множит болезни и смерть, не просто саморазрушающая, но и невероятно аморальная привычка.

14. Я порезал палец, и он кровоточит: этот палец — часть меня. Я вижу боль друга, и эта боль ранит меня тоже: мы с другом едины. И наблюдая поверженного врага, даже такого, о ком я сожалел бы меньше всего во всей Вселенной, я все равно испытываю скорбь. Разве это не доказывает, что мы все лишь частица единого целого?

15. В беспрерывном одиночестве ум становится все острее. Для того, чтобы думать и изобретать не нужна большая лаборатория. Идеи рождаются в условиях отсутствия влияния на разум внешних условий. Секрет изобретательности в одиночестве.
В одиночестве рождаются идеи.

16. Нет ничего, что в большей степени могло бы привлечь внимание человека и заслужило бы быть предметом изучения, чем природа. Понять её огромный механизм, открыть её созидательные силы и познать законы, управляющие ею — величайшая цель человеческого разума.

17. Не будет большим злом, если студент впадет в заблуждение; если же ошибаются великие умы, мир дорого оплачивает их ошибки.

18. Если передо мной стояла какая-то изнурительная задача, я набрасывался на нее снова и снова, пока не делал. Так я практиковался день за днем, с утра до ночи. Сначала это требовало сильного умственного усилия, направленного против склонностей и желаний, но шли годы, и это противоречие ослабевало, и наконец мои воля и желание стали одним и тем же. Таковы они и сегодня, и в этом лежит секрет всех моих успехов.

19. Интуиция — это нечто такое, что опережает точное знание. Наш мозг обладает, без сомнения, очень чувствительными нервными клетками, что позволяет ощущать истину, даже когда она еще недоступна логическим выводам или другим умственным усилиям.

20. Я не делаю чертежей, не строю макеты. В голове я создаю рисунок, по нему же мысленно собираю прибор, тестирую и запускаю его. За 20 лет работы, результаты мысленных испытаний, и испытания того же прибора в мастерской всегда давали одинаковые результаты.

21. Это парадоксально, но всё же это правда, когда говорят, что чем больше мы знаем, тем более невежественным становимся в абсолютном смысле, ибо только через просветление мы начинаем осознавать свои ограничения.

22. Когда естественное влечение развивается в страстное желание, приближение к цели идет семимильными шагами.

23. Наши недостатки и наши добродетели не разделимы, как сила и материя. Если они разделяются – человека больше не существует.

24. Ни одно сообщество не может существовать и развиваться без жесткой дисциплины.

25. В мозге не ведется постоянной записи, не накапливаются знания. Знание есть нечто родственное эху, которое нуждается в нарушении тишины, чтобы быть вызванным к жизни.
Предлагаем вам почитать, что говорит современная наука о том, как с помощью сознания можно менять реальность. О современных открытиях читайте в обзоре книги Грегга Брейдена «Коды сознания».

 

xochu-vse-znat.ru

 

идти наверх