Category archive

Разное

Про имама Шамиля

рубрика: Разное

Ученые под воздействием политической конъюнктуры неоднократно меняли свое мнение об имаме Шамиле, подтвердил чеченский историк Хасан Бакаев.

«Если до революции имам Шамиль в российской историографии оценивался в целом положительно, то в последующие времена оценки имама Шамиля колебались в диапазоне от «революционера и демократа» до «реакционера и англо-турецкого шпиона». Героизация имама Шамиля в советской историографии объясняется тем, что он боролся с царизмом, который для коммунистического режима был четко выраженным политическим [злом]. Впоследствии, когда завоевание Северного Кавказа стало характеризоваться как прогрессивное явление, личность имама Шамиля, который сопротивлялся этому завоеванию, стала оцениваться резко негативно, и тогда он был назван «англо-турецким шпионом»», — рассказал Бакаев «Кавказскому узлу».

По словам историка, отношение к имаму Шамилю стало более сбалансированным и в целом позитивным в 1960-х и 1970-х годах, но уже в 1980-х ситуация изменилась: в историографию стала внедряться концепция «добровольного вхождения» чеченцев в состав Российской империи. «Личность имама Шамиля снова была вынесена на обсуждение, и его роль в истории Северного Кавказа стала обозначаться «реакционной». Этот процесс очередной демонизации имама Шамиля был прерван перестройкой, когда появилась свобода слова и репрессии за противодействие партийным установкам ушли в прошлое», — пояснил он.

Бакаев согласен, что сегодня в чеченском обществе существуют полярные мнения о личности имама. «Чеченцы в основной своей массе никогда не восставали против имама Шамиля. Восстания носили локальный характер и были вызваны различными причинами: назначением в различные чеченские области неугодных населению наибов, попранием местных традиций и т.д. Однако в целом имам Шамиль в Чечне вел себя по-иному, чем в Дагестане. Известный российский историк Р.А.Фадеев отмечал: «Из всех восточных горцев чеченцы больше всех сохранили личную и общественную самостоятельность и заставили Шамиля, властвовавшего в Дагестане деспотически, сделать им тысячу уступок в образе правления, в народных повинностях, в обрядовой строгости веры» («Шестьдесят лет Кавказской войны», Тифлис, 1860 г.)», — процитировал историк выдержку из книги.

Противоречивые суждения о Шамиле оправданны, полагает Хасан Бакаев. «На мой взгляд, имам Шамиль в разные периоды своей жизни был разным. В начале своей карьеры он, безусловно, был героем, в личном плане очень мужественным человеком, который непосредственно участвовал во многих сражениях и боях. Однако в 1850-х годах, к закату имамата, у имама Шамиля стали проявляться некоторые черты характера, которые не могли нравиться ни чеченским, ни дагестанским его последователям. Так, к примеру, объявив своего сына Гази-Магомеда наследником, имам Шамиль стал преобразовывать теократическое государство с выборным главой в династическую монархию, что вызвало отторжение у многих наибов, воинов-мюридов и народов имамата. Особенно сильное неприятие эта акция вызвала у чеченцев, не знавших ни монархии, ни феодализма», — пояснил историк.

Наиболее неоднозначным моментом в биографии Шамиля является его сдача в плен — именно этот момент в основном критикуют чеченцы, отметил ученый.

«Однако, чтобы объективно отнестись к этому событию, следовало бы изучить не только российские, но и местные, кавказские, источники. Как пишет личный секретарь имама Мухаммед Тахир аль-Карахи, у Шамиля с князем Барятинским была договоренность, что он и его люди прямо из Гуниба выедут в Турцию. По другой трактовке, Шамиль вышел из Гуниба, чтобы заключить с Барятинским такое соглашение, но все повернулось по-другому и Шамилю пришлось стать почетным пленником российского императора. Мы знаем, что имам Шамиль является для аварцев, для всех дагестанцев величайшим героем, — но чеченцы не должны забывать, что наши предки, чья доблесть в Кавказской войне засвидетельствована сотнями очевидцев, добровольно приняли Шамиля как своего имама, а значит, не сомневались в мужестве и полководческом даровании этого человека. Мне кажется, любые действия Шамиля на разных этапах его жизни и политической карьеры мы должны оценивать глазами наших предков, которые были его современниками и соратниками — почитать те стороны личности Шамиля, которые почитали они, и порицать то, что порицали они. Это будет самый верный подход», — заключил историк.

«Кавказский узел»

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2389329941388144&id=100009334849827

Белое солнце пустыни. Кем на самом деле является красноармеец Сухов

рубрика: Разное
Белое солнце пустыни. Кем на самом деле является красноармеец Сухов

Ах, как же я любил этот фильм! Да что уж там? Как мы все его любили! Знали до кадра, до фразы,  растащили на цитаты…

Романтика! Красноармейцы, басмачи, выжженный белый песок, синие волны Каспия.

— Господин назначил меня любимой женой!

Помните?

Знаю, что помните!

Красноармеец Сухов, возвращающийся домой, в Россию, из Азии — как же он был хорош! Ходячая харизма, тоскующая по любимой своей, дородной Катерине Матвеевне, являющейся к нему в сладких снах в обрамлении цветущих яблоневых веток…

«А ещё скажу вам, любезная Катерина Матвеевна…»

Ох…

Человек с историей, всем известный в этих местах, уважаемый, надёжный!

Вот как товарищ Рахимов ему доверяет — оставляет на попечение чужих жён, гарем Чёрного Абдуллы. И уже демобилизованный по факту Сухов берётся за эту работу.

Место действия — восток Каспия. Время действия — 1920 год. Исторический аспект — установление советской власти в республиках Средней Азии.

Фильм был снят в 1970 году по сценарию талантливейшего Рустама Ибрагимбекова при участии Марка Захарова и Валентина Ежова не менее талантливым Владимиром Мотылём и тут же попал в золотой фонд советского кино.

Истерн в противовес вестерну. Героический сюжетный боевик на историческом материале.

Как же мы сопереживали Сухову, жалели Петруху и юную Гюльчатай, восхищались Саидом и благороднейшим Верещагиным и ненавидели жестокого Абдуллу. Сухов косил врагов советской власти из британского пулемёта системы Льюис, и басмачи падали на белый песок десятками. На белый песок. Своей родной земли.

Стоп, стоп, стоп!

А кто такие эти самые басмачи? Все как один дети баев, шейхов и прочей местной знати? Что-то по одежде Махмуда-поджигателя не скажешь, что он из хорошей семьи!

Крупные организованные вооружённые отряды этих махмудов и именовались в советских СМИ как басмачи. Сами же они себя называли моджахедами (да-да, теми самыми), то есть участниками джихада — священной войны мусульман против неверных.

И воевали они с советской властью неверных аж до 1938 года,  а по некоторым источникам, и дольше. Воевали за право жить на своей земле по законам своих предков. За независимость своей родины. За свободу своего вероисповедания. За свою собственность.

Так они же и при царе-батюшке были вассалами Российской империи, скажете вы! И будете правы!

Но страшное самодержавие строило свою колониальную политику очень жёстко в экономическом и военном плане, населяя чужие земли своими переселенцами, давая эксклюзивные права своим предпринимателям, контролируя границы Бухарского ханства войсками, но при этом не вмешиваясь в местный уклад и уж тем более в религиозные дела. Бухара проиграла России войну и с 1869 года подвергалась колонизации, но при этом и модернизации по английскому образцу. Железные дороги, заводы, порты, флотилии строились в интересах России, но строились. Сидел в таможне на берегу Каспия Верещагин, собирал пошлины, следил за тем, чтобы не наглели контрабандисты. В случае чего наводили порядок пограничники, царствовал на троне эмир, но дела фактически решались наместником — генерал-губернатором.

Вы думаете, большевики пришли освободить народ от колониального гнёта? Новая империя пришла забрать своё, но её новым хозяевам нужно было насадить свою идеологию, уничтожить религию (а религиозные лидеры были традиционно авторитетны среди местного населения) и сломать многовековой уклад.

Что они получили в ответ? Естественно, джихад.

Так что же делает Сухов среди песков? Почему он не в Туле? Не на родине? Почему не обнимает любезную его сердцу Катерину Матвеевну за гладкие бока? Он, вообще, хороший человек, этот Сухов?

Раньше я ответил бы однозначно, да ещё и возмутился: конечно же хороший! Наш!

Сегодня я рассуждаю иначе.

Сухов для местных — враг. Его цели предельно ясны, он их и не скрывает. Даже спасённый им Саид не единомышленник Сухова, он его ситуационный союзник. Из благодарности за спасённую жизнь и потому, что Саиду позарез надо найти Джавдета. Это кровная месть,  ничего общего с целями большевиков не имеющая. Саид использует Сухова, Сухов использует Саида — всё логично, но любви между ними нет.

Так ли плох Абдулла, сражающийся с красными за право жить на своей земле так, как ему заблагорассудится? Как жили здесь сотнями лет его предки? Он жесток? Несомненно. Он дикарь в глазах православного атеиста Сухова? Да. Но по законам и обычаям своей страны Абдулла прав.

Он борец за независимость,   он правоверный мусульманин, моджахед, воин Аллаха. И это не он приехал в Тулу, чтобы рассказать Сухову, как ему надо жить с Катериной Матвеевной, а Сухов пришёл с оружием в его гарем.  Для нашей этики Абдулла — дикарь, но он прав в своём праве.

Мне жаль Петруху, но он просто юный дурачок, брошенный большевиками в мясорубку колониальной войны. Ему бы обещанной Лениным земли кусок, лошадку да любви глоток от хорошей девки! И жить, жить! Но не суждено.

Не будет ему земли, и лошадки не будет, и не обнимет глупенький Петруха свою любовь. Иссохнет тело в сухой могиле в Педженте, и всё. Он умер не ради идеи, не ради «освобождения жителей Востока», а потому, что, как все мальчишки, хотел любви. Просто любви 15-летней Гюльчатай, чужой жены, лица которой он никогда не видел и не увидит.

И разлетится кровавой пылью над Каспием единственный положительный герой фильма — таможенный инспектор Верещагин. Нелюбимый местными, но уважаемый ими по традиции и за принципиальность — давно здесь живёт,  своё дело делает,   куда не надо не лезет.

Ведь не басмачи убивают Таможню, Сухов убивает. Пусть не намеренно, но своим появлением, своим планом, своей войной. Верещагин не красный, ему плевать на большевиков и их амбиции, он последний оплот потерявший клыки Империи, осколок прошлого, доедающий чёрную икру ложками и доживающий свой век на берегу чужого моря.

Верещагин не вернулся обратно — он не видел, куда возвращаться, но смерть пришла за ним сама. В выцветшей фуражке с красной звездой на околыше. Говорящая на верещагинском родном русском языке. Он не хотел и не стал бы помогать Сухову, что ему большевики? Но смерть Петрухи… сильна была любовь к нерождённому сыну, к сыну, который мог бы быть…  И она оказалась роковой.

В общем, «Белое солнце пустыни» — это фильм совсем не о том, о чём мы думали когда-то. Правда?

Это история о том, как пришедшие с севера колонизаторы ставили на колени чуждый нам по духу, но сильный и свободолюбивый народ. Это история о том, как богатый и успешный человек  Абдулла воевал с захватчиками своей земли и был убит одним из карателей.

Это история о том, как простой русский мужик Федя Сухов пришёл на чужую землю, чтобы заставить местных жить по его законам, говорить на его языке, молиться его богу или совсем не молиться.

И оттого, что в Педжент пришёл хороший мужик Федя Сухов, со своими представлениями о добре и зле, погибло великое множество людей. От безобидного смотрителя музея древностей  до Петрухи, Гюльчатай и Верещагина.

Всё ради светлого будущего, которого никто не увидел. Ни живые, ни мёртвые.

Даже под Советами республики, образовавшиеся на месте Бухарского ханства, оставались ментально чужими и с кончиной советской власти практически вернулись к прежнему укладу. Пожизненные президенты, золотые статуи, осовремененный феодализм, авторитарные диктатуры… Впрочем, это касается не только Средней Азии, правда?

Пожизненные президенты и авторитарные диктатуры — это с недавних пор весьма популярные тренды и гораздо севернее белых песков пустыни.

А могилы в ней остались. И истории для книг и  фильмов, на которых мы воспитывались и росли. Кстати, хороших фильмов, без дураков. По-настоящему талантливых.

Ян Валетов

https://focus.ua/opinion/opinions/393850

МАРШ ЗА ВЕРХОВЕНСТВО ПРАВА И СПРАВЕДЛИВОСТИ!

рубрика: Разное

Помню как сейчас, в первый день когда я просил политическое убежище в Швейцарии, мне предоставили комнату, где были двухэтажные койки. При мне была книга Константина Гамсахурдии «Улыбка Диониса» , которого мне подарил Константин Гамсахурдиа младший сын героического президента Грузии Звиада Гамсахурдии. Вечером без настроение, почти в трауре лег на первый этаж коики. Начал пролистать книгу и думал, даже «Улыбка Диониса» мне щас не поможет. Ведь я потерял Родину на неоперделеное время. Один Аллах свидетель как я люблю свою Родину, особенно мой родной город которого всегда называю Священная Земля — Шемаха. Открыл первую страницу, а там Коко мне написал как наследник автора свои пожелании. Начал читать, было очень интересно конечно. Но в душе было не спокойно. Особенно когда слушал Швейцарский диалект немецкого языка. По немецки только знал хэнди хох и гутен таг от советских фильмов про войну. Думал, мне 40 и я не смогу выучить этот язык и это меня сводил с ума. Как же я буду дальше жить? Ведь я без общение сойду с ума…этими мыслями закрыл книгу и лежа на койке смотрел куда то далеко, вспоминал как последний раз вылетел из страны и не знал что больше не вернусь. Хотя смотрел на койку которая выше меня стояло, но мысли были вдали. Когда начал возвращаться в ту комнату где я лежу, вдруг заметил под верхней комнатой надпись…Этот почерк который там был, может быть если лет через 100 где то встречу, наверняка узнаю. Там было написано следующее «Мой город Грозный, я по тебе очень скучаю. Мой город Грозный, знай, что я скоро вернусь»…

В этих двух предложениях, я почувствовал всю боль, всю трагедию, которого пережил этот героический народ. Не смотря на многовековую, безконечную войну, народ которого никто не смог не сломить и не покорить. Этот надпись меня ударила как молния. Я видел ваккумные бомбы которе падают в города Ичкерии, от которых сходят с ума невинные дети, женщины и старики. Я видел как отважные Ичкерийцы, проходя через минные поля идут на помощь своим. Было очень больно, тем более в тот момент когда я был очень чувствительным, поскольку понимал те чувство с которыми автор этих строк написал эту трагедию в двух предложениях. Смотрел чуть ниже, там тоже «Чеченский след» с другим почерком «Фатима,если ты здесь была, знай что за живои». Никак словами вам не могу какие чувства пережил читая эти «письма». Внутри кипели слезы, но не мог все это извергать внаружу. В каждой букве большая трагедия одной семьи, одной нации…

Я с большим уважением отношусь к Ичкерийцам, потому что они настоящие отважные, храбрые Кавказцы с большой буквой. Потому что Ичкерия это иммунитет всего Кавказа и Ичкерия это барометр Кавказа. Когда там война, это озночает что во всем Кавказе война. Еще я полюбил Ичкерию в лице моих друзей и Братьев которые принадлежат этой героической нации. Потому что с ихней стороны я всегда видел настоящую дружбу, Братство и глубокое уважение. Не имея значение, хоть молодые, хоть аксакалы, все они ко мне относились как своему родному. Насколько ко мне искренне что я себя считаю Ичкерийцем и считаю Ичкерию своей Родиной. Еще я люблю и уважаю эту нацию за то что они преданы своим традициям и адатам. Думаю и в этом секрет силы Ичкерийцев, что они преданны своим корням, традициям и адатам.

Выступая в этом мероприятие перед нашими Аксакалами я был горд, потому что у меня такие преданные и сильные друзья! Еще потому что я заслужил уважение наших Аксакалов выступит перед ними. Еще я горд тем что в этой Свяшенной Борьбе за Свободу всего Кавказа, мы вместе! Очень скоро у нас начинается пеший марш — МАРШ ЗА ВЕРХОВЕНСТВО ПРАВА И СПРАВЕДЛИВОСТИ! Очень горжусь с тем что я тоже член Организиционного Комитета этого исторического марша! Мы требуем спюраведливость, верховенство закона. Мы требуем привлекать к ответсвенности военных преступников которые убили невинных женщин, детей и стариков. В том числе и я это требую от своего имени, как гражданин, как Азербайданец, как Кавказец и как Ичкериец!

Слава Кавказу! Слава Героем Кавказа! Мы вместе сила!

#LachinMamishov #MarkaFilmProduction #КавказскийАкцент #Ичкерия

https://www.facebook.com/Lachin.Mamishov/photos/a.271074142930446/2331097210261452/?type=3&theater

СМЕРТЬ ВОЕННОГО КОМЕНДАНТА. ПОЧЕМУ ПОГИБ ГЕНЕРАЛ ГАДЖИЕВ?

рубрика: Разное

 

                                                                       Предыстория одного из самых громких убийств ушедшего года в Чечне 

Вокруг зима 2002 года — и это значит семь лет чеченской войны. За нашими спинами — тысячи трупов, захороненных и бесхозных. Тысячи раненых и изувеченных. Тысячи убийц. Наконец смешные переговоры Закаев—Казанцев. Холод и голод. Нищета. Череда эпидемий: то туберкулез, то гепатит. И над всей войной — «зонтик»: жестокое внутричеченское противостояние. Гражданская война как один из главных итогов затянувшегося безумия на Северном Кавказе: те, кто пришел к власти, чужими руками уничтожают своих личных врагов.
Гражданская война — омерзительная дрянь. Чем глубже она в Чечне, тем меньше надежд на понятную, объяснимую жизнь. Они уходят, как капли в песок, как кровь очередных погибших, в зимнюю чеченскую жижу. Быстро и бесследно.

Вот уже пять часов подряд мы сидим в кабинете Ширвани Ясаева, главы урус-мартановской районной администрации Чечни, и разговор не получается — одна лишь война. Перед нами на столе список похищенных при зачистках урус-мартановцев — 109 бесследно канувших человек. И значит, 109 семей, ничего не знающих о своих близких: ни весточки, ни похорон.
— Они — враги, — Ширвани Канаевич режет по-большевистски в ответ на все «почему». Он не скрывает, что последовательный сторонник необходимости «красного террора», пришедшего теперь на смену террору «ваххабов».
— Чьи они враги? — интересуюсь.
— Наши. Мои и моих людей, — следует четкий ответ.
— Все из них враги? — уточняю.
— Практически.
— А если кто случайно попал?
— Война у нас. Значит, бывают издержки.
Время от времени в кабинет входят люди, в их глазах затравленность, и они рассказывают свежие новости: о бесчинствах военных, имевших место только что, минувшей ночью, в Гехах, Алхан-Юрте, Гойтах — близлежащих к Урус-Мартану селах. Из Гойт только что приехал Жамиль Джабраилов, сельский «голова».
— Как мне быть? Что людям говорить? Только чуть-чуть налаживаем жизнь, чтобы народ стал думать о власти прилично, как военные одним махом все уничтожают.
Этой ночью в Гойты опять вкатился отряд на бэтээрах и сразу к дому Тауса Осмаева на улице Ростовской, одного из самых авторитетных людей в cеле. Женщин и детей избили, Осмаева выволокли раздетым во двор, били и унижали…
Но Ясаев непреклонен: он не хочет помогать Осмаеву из Гойт, то есть ходить к военным, искать правду и виноватых.
— Осмаев всю жизнь на советскую власть работал, — Жамиль повышает голос, выкидывая последний козырь. — Ты же знаешь это.
Но опять ни звука сочувствия в ответ. Только фразы о «правильности избранного пути»: что жесткость оправдана, что все замученные и униженные — «враги» и получают за свое ичкерийское прошлое. Что бывший военный комендант Урус-Мартана генерал-майор Гейдар Гаджиев, насаждавший подобный стиль взаимоотношений с населением и погибший 29 ноября 2001 года в результате направленного взрыва, был лучшим из лучших российских генералов. И замечательным человеком. И отважным в борьбе с врагами — врагами Ясаева. И что все, что он творил тут, было «на благо» Чечне, а то, что произошло с ним, — это просто трагический случай. Не стоит, мол, делать далеко идущих выводов, поскольку это дело рук одной отдельно взятой местной «идиотки»-камикадзе… И главное, что дело генерала Гаджиева надо продолжать. И он, Ширвани Ясаев, уверен в этом.

       Дело Гейдара Гаджиева
       Ширвани Канаевич — человек немолодой, много повидавший и многих потерявший, с ним нельзя спорить. Однако и от жизни никуда не уйти: достаточно шагнуть из его кабинета хотя бы на «пятачок» перед районной администрацией, не говоря уж о том, чтобы пройтись по урус-мартановским улицам, — картина открывается прямо противоположная той, что рисует власть. Понизив голос с переходом на шепот, люди рассказывают о погибшем генерале истории леденящие. И главное, уверяют: то, что 29 ноября, ближе к полудню, они увидели именно здесь, на «пятачке», — абсолютно закономерно.
…Гейдар Гаджиев, тогда еще полковник (генерала он получил именно за Урус-Мартан), появился тут летом 2000 года, переводом из Махачкалы. Он был назначен военным комендантом Урус-Мартановского района, считающегося одним из самых сложных в Чечне.
Довольно быстро стало ясно, что Гаджиев вряд ли обучен другим методам общения с населением, кроме как вопль, зуботычина, оскорбление. Часто по утрам его можно было наблюдать на центральном урус-мартановском базарчике, громящего прилавки торговок за то, что те раскладывали товар не там, где он считал возможным.
Гаджиев лично возглавлял и направлял в самое жестокое русло зачистки. Он самолично разъезжал с инспекцией по полевым «фильтрам», оборудованным передвижными пыточными для того, чтобы арестованные скоренько признавались в том, что они боевики, и таким образом отчетность перед вышестоящим военным начальством об успехах «в борьбе с терроризмом» только улучшалась. Не говоря уж о грабежах, торговле арестованными — комендант Гаджиев не чурался обычных военных «упражнений» в Чечне. Однако, говорят, удовольствие ему доставляла «творческая работа» — он создавал сценарии зачисток: за кем идти, кого изловить, кого ликвидировать. Для чего советовался с администрацией Урус-Мартана. И те советовали.

Как все это называется? Правильно: комендант, поддерживаемый и вдохновляемый нынешним урус-мартановским чиновничеством, насаждал откровенный террор на вверенной ему территории.
А народ?
Али и Умара, двух сыновей Аминат Мусаевой из селения Гехи, зачистили таким путем в конце лета 2000 года. С тех пор о них ничего не слышно. Хотя Аминат сразу же пошла к Гаджиеву и сказала, чему была свидетельницей: сыновей увез БТР № 108, на броне сидела группа пензенских милиционеров, а старшим у них был майор Силантьев… Надо сказать, помимо гражданской войны, не обходилось и без пошлой мародерки. Тот майор с бойцами вместе с Али и Умаром зачистил и автомобиль семьи Мусаевых. Когда Аминат пришла к Гаджиеву, машина как раз стояла во дворе комендатуры. И долго она потом там стояла. Пока подчиненные Гаджиева ее куда-то не продали…
И какова же была реакция коменданта? Он крикнул плачущей Аминат: «Меня слезами не проймешь». Аминат рыдала, потому что увидела того самого майора, который увозил ее сыновей, выходящего из дверей комендатуры, и взяла Гаджиева за рукав: «Вот он! Я узнала его!»
А Гаджиев только: «Где? Кто? Никого не вижу». И засмеялся.
12 июня 2001 года точно так же в Урус-Мартане военные похитили Артура Берпсукаева. Все в Чечне знают, что в таких случаях надо очень спешить: не выйдешь на след человека быстро — считай, конец. Мать Артура побежала к Гаджиеву — а к кому еще? Ясаев слушать не станет, а у коменданта свой следственный изолятор… Но Гаджиев был груб, как обычно, и сообщил, что сам лично готовил этот захват. И помогать не будет. «Хорошо, — рыдала мать, — но только скажите, где сын сидит, какое у него обвинение, когда будет суд?». «Суд! Ох, суд!» — захохотал комендант. И полгода с тех пор об Артуре нет никаких известий. Нет Артура. И трупа Артура. Ничего от Артура.
И за все это осенью 2001 года комендант Гаджиев получил генерала.
…Мы продолжаем угрюмый разговор с Ширвани Ясаевым.
— Как вы объясните, что родственники исчезнувших людей панически боятся говорить об этом? И о вас тоже?
— Потому что они — родственники врагов, и они знают, что пощады от меня не будет. У меня нет к ним ни капли сочувствия. Я не хочу понимать не своих сторонников. Враг должен быть уничтожен. Любыми доступными путями.
— Любыми?
— Да, — подтверждает Ясаев.
Это мы говорим о развалинах в Алхан-Юрте. О припорошенных снегом только что взорванных домах № 2 и № 7 на узкой улочке Гагарина — домах семей Юнусовых и Хугаевых. Ночью подкатили федералы на бэтээрах, обвязали их «змеем горынычем» — так военные называют боевой тротиловый шнур, предназначенный для пробивания проходов в минных полях, — и взорвали. Мужчин увезли неизвестно куда; женщины и дети в чем были выскочили на снег, в том и остались. А через несколько дней изуродованные, со следами пыток, расчлененные тела похищенных мужчин обнаружили в чернореченском лесу.
— Я не хочу даже комментировать это, — недоволен Ясаев. — Их родственники воевали против нас.
— А они сами?
— Это уже неважно.
Пришлось проводить расследование, потому что это как раз очень важно. Оказалось, один из погибших был дядей боевика, а другой — его сосед. И все? И все. А сам боевик давно погиб… Дядя за племянника ответил, как и сосед дяди. Как и дети соседа дяди.
— Мне не нравятся все эти «Мемориалы», правозащитники всякие. Как они пошли, тут и начались проблемы. Журналисты интересуются. Люди голос поднимать стали. — Это Ясаев. Тот самый Ясаев, который поставлен тут от имени Российской Федерации блюсти ее законы и защищать граждан. Но занят совсем другим.
Старик Ширвани Виситаев, активист урус-мартановского совета старейшин, был застрелен в собственном огороде, когда косил сено. На следующий день публично, на похоронах, его друг Таус Сулзанов сказал так: «Сколько же мы можем это терпеть?» На третью ночь дома, во время комендантского часа, Тауса расстреляли.
— И это «издержки»?
— Да, — просто отвечает Ясаев.

       Вдова и генерал
       Лучший путь к иррациональным поступкам — окружающая тебя безысходность. И невозможность получить ответ.
Айзан Газуева потеряла на второй чеченской войне мужа, дядю и двух братьев. При разных обстоятельствах, но одно в этих смертях было общее: никто из ныне укрепившихся во власти даже не посчитал нужным объяснить, почему они исчезли. Айзан ходила к Гаджиеву, как и многие другие, но ничего, кроме оскорблений, в ответ не получила.
И вот 29 ноября 2001 года 18-летняя урус-мартановская вдова Айзан Газуева подошла к генерал-майору Гейдару Гаджиеву, стоявшему на площади, и спросила:
— Вы меня узнаете?
Комендант, неласковый, как обычно, рявкнул:
— Отойдите! Мне некогда с вами разговаривать!
И дальше был взрыв: это юная вдова привела в действие спрятанное на собственном теле устройство.
Свершился самосуд. Ровно такой же, каким был занят генерал Гаджиев. И промышляет сегодня Ширвани Ясаев.

Анна ПОЛИТКОВСКАЯ, наш спец. корр., Урус-Мартан, Чечня
14.01.2002

http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/2002/2002-02.shtml?fbclid=IwAR2Jtw0tJ7Po3dGyhAvYjZ42_TFHJz8LY3pbo0O0GLVwU27WwX14bNa90YY

Руководителю фонда Белля в России господину Йоханнесу Фосвинкель. Открытое письмо

рубрика: Разное
Фото с видео http://capsulesdepau.com

Руководителю фонда Белля в России 
господину Йоханнесу Фосвинкель.

Открытое письмо

Уважаемый Йоханнес!

Меня зовут Таус Серганова, я чеченка по национальности, многие годы занимаюсь правозащитной журналистикой, помогаю жертвам насилия и внесудебных расправ вместе со своими коллегами из первого кавказского независимого журнала «ДОШ». Я неоднократно принимала участие в мероприятиях, организованных Фондом Генриха Белля и считаю, что вы делаете важную работу на Северном Кавказе, особое признание за то, что продолжаете её и по сегодняшний день.

Около месяца назад ко мне обратилась Ирина Костерина, программный координатор возглавляемого Вами Фонда, с просьбой войти в состав жюри конкурса по отбору женщин-активисток в сфере защиты прав человека на Северном Кавказе. Конечно, я дала согласие. Деятельность Айшат и полученный мною Диплом в прошлом году в Армении за правозащитную деятельность в области журналистики на Северном Кавказе – мотивация для продолжения нашей нелегкой работы, и я была рада, что теперь такая премия появилась и на Северном Кавказе.

Однако, произошло событие, после которого я приняла решение отказаться от участия в данном мероприятии.
Полагаю, что Вы в курсе последних событий, развернувшихся в Фейсбуке, поведение Ирины Костериной неприемлемо, её попытки дискредитировать мою человеческую и деловую репутацию из-за моего интервью ресурсу «Кавказ.Реалии» о месте женщины в традиционном чеченском обществе и о степени её свободы и несвободы в нем.
Я не могу сотрудничать и состоять в одном жюри с человеком, который публично лжёт, утверждая, что я выполняла заказ властей Чечни, и использует недопустимые методы в оппонировании и аргументации, которые относятся ко всем, кто не согласен с её мнением, проявляя к ним высокомерие и хамство.

Я всегда готова к сотрудничеству и помощи, но также рассчитываю на уважение моего мнения и деятельности.

Данное письмо прошу считать моим официальным отказом от участия в составе жюри премии.

С уважением,
Таус Серганова.

Смерть на чужбине

рубрика: Разное

 

Они, мои младшие братишки Султан и Эдди, умирали мучительно и долго. Они умирали вдали от родной земли, любви к которой не успели еще ни прочувствовать, ни узнать. Они умирали на чужбине, в далекой Киргизии, на самой окраине ее, маленькие «враги народа», сосланные туда на вечные времена, без права возвращения на родную землю. Наказанные двух и четырех лет от роду за преступления, о которых ни сном ни духом не ведали, и отлученные от родины, как тысячи и тысячи их сверстников разных национальностей.
Они умирали от голода, хотя на шестом году депортации и на пятом году после окончания войны недостаток в еде спецпереселенцы ощущали не так уж и остро. Правда, разнообразием она не отличалась в далеком киргизском селе в предгорьях Тань-Шаня. Основными продуктами выживания оставались черный хлеб и чай. О таких деликатесах, как масло, сыр, молоко, сметана, колбаса в те послевоенные трудные годы и представления не имели, потому что попросту не знали об их существовании.
Подтачивала моих младших братишек неизвестная нам болезнь, лечением которой не занимался никто – ни отец, который почти никогда не ласкал нас и мало интересовался нами, ни мать, тихая, неграмотная и безропотная женщина. Их так и не отвели в большую по тем послевоенным временам больницу, которая была в селе – в районном центре – и не показали врачам. Сделай родители это, может быть, мои братья, в восемь-десять лет покинувшие этот ложный иллюзорный мир, продолжали бы жить и сейчас на радость мне: была бы опора в жизни мне, оставшемуся на старости лет без дядей, родителей, братьев.

Они умирали от истощения – видимо, не могли кушать. Отчего? Почему? Никто не знал, и они сами не понимали. Когда их начинали кормить, они крепко сжимали зубы и губы и отворачивали голову. Когда им давали хлеб, сахар или яблоко, они держали их в руке, жалобно смотрели на них и беззвучно плакали – только слезы стекали на жесткую подушку. И слюни текли по уголкам рта, смешиваясь со слезами. Лежа на полу на жестких соломенных матрацах под одним ватным одеялом, они исхудали до того, что не могли уже ни двигаться, ни говорить, ни стонать.
Их мучительная смерть малюсенькая песчинка в барханах и дюнах смертей, множившихся в те страшные годы в подвалах и на секретных полигонах НКВД, спровоцированных голодом, холодом, болезнями в гулаговских лагерях и местах поселения раскулаченных и безвинно депортированных в необжитые края. Малюсенькая капля в тех бескрайних и бездонных морях преступлений «отца народов и великого вождя мирового пролетариата», который «в час лихой, закон презрев, мог на целые народы обрушить свой державный гнев». Незаметная пылинка в громадных и жутких холмах горя, сотворенного страной, о которой мы всегда гордо и заученно, но убежденно пели в детстве: «Мы – держава мировая, всей земли одна шестая!» Страной, оказавшейся в конце концов жестокой мачехой для многих своих народов.

Только много лет спустя после похорон братьев на чужбине я, благодаря случаю, узнал примерно, что за болезнь свела их в праведный мир – в истинный мир. Я завел семью поздно; еще в детстве я был предоставлен самому – ни в школе, ни после никто мне не помогал, никто не наставлял, не подсказывал – до всего я старался дойти сам. И семью я решил заводить только после того, как встану на ноги и смогу обеспечить ее, не ожидая помощи ни от кого и ниоткуда. Да и не спешил никто мне оказывать ее. Поэтому я женился довольно поздно по чеченским меркам.
Первой у нас родилась дочь. Мы были на седьмом небе от радости и счастья и души не чаяли в ней. А друзья наши подшучивали над нами: «Ну, нянька у вас уже есть, теперь нужны ляльки».
Мы заботились о ней, как умели – молодые были, неопытные. Мы совершенно, как оказалось, не знали, как обращаться с малышами. Дышать на доченьку боялись – как бы чего не вышло. Даже в жаркий летний день, укладывая малышку спать в детской ванночке пластмассовой – коляска и кроватка были в те годы редкостью, тем более мы со своими зарплатами не могли себе позволить купить их. Закутывали ее в теплые вещи – боялись, что замерзнет. Тело бедняжки покрывалось от жары пупырышками. Мы поняли, что так делать нельзя. Это был первый урок для нас.
Боясь, как бы она не проголодалась, каждые пятнадцать-двадцать минут мать кормила ее грудью, едва она пискнет, хотя не всегда это происходило от голода. И малышка снова засыпала. Или инстинктивно отворачивала головку. И мать понимала, что она сыта, что так делать нельзя. Это был второй урок нашей родительской учебы.

Но ничему почти они, эти уроки, нас не научили. Это проявилось и тогда, когда мать, отнимая дочечку от груди, на нашу беду приучила ее пить сок из бутылочки с соской, как только она заплачет, даже ночью. Это изводило нас, но приходилось мириться – сами были виноваты. Тогда я понял впервые, как права пословица: маленькие дети спать не дают, большие дети жить не дают.
Так, совершая одну ошибку за другой, мы и растили свою ненаглядную «няньку».
О детских же болезнях мы не знали вообще ничего. После каждого ее чиха мы в панике просто спешили в поликлинику. Она была недалеко, в трех-четырех кварталах от нас, в десяти минутах пешего хода. Трамвая, чтобы проехать две остановки, приходилось ждать намного дольше. И благо, что были там очень умные, опытные, чуткие и терпеливые педиатры, хорошие знатоки детской психологии. Ведь это были годы, когда люди жили по принципу: все лучшее – детям. В то чудное время этот лозунг наполнялся делами…

Из-за своей неопытности в воспитании детей и абсолютного незнания болезней мы однажды едва не свели в могилу свою дочь. Было это на втором году жизни ее. Говорить она еще не умела, а первые шажки уже делала. Однажды ни с того ни с сего она вдруг перестала есть. Когда ее начинали кормить, она отворачивала головку. Когда ей в руки давали конфету, яблоко или еще что, она молча глядела на него, но не ела. И слюни текли. И тихо плакала. А мы никак не могли понять, в чем дело. И были в этот раз на удивление спокойными – не паниковали, как обычно, хотя малышка наша худела с каждым днем. Надеялись, что все пройдет само собой.
Продолжалось ее голодание около недели, и неизвестно, чем бы все кончилось, если бы мы однажды не поехали в далекое горное село на свадьбу – женился сын моей сестры, матери-героини.. Она, жительница небольшого села, почти хутора в несколько домов, оказалась намного опытнее нас в деле воспитания детей.
Вечером, когда веселая свадьба закончилась, когда люди разошлись, мы наконец-то остались в своем узком родственном кругу и сели, усталые, ужинать. Сестра моя увидела, что наша доченька не притрагивается к еде, заметила слюни ее, голодный взгляд и грустные глаза в слезах и спросила:
– Что это с ней?

– Не знаю, – простодушно ответил я. – Она уже почти неделю ничего не ест.
– А вы рот ее осмотрели?
– Нет. А зачем?
– Да ведь она больна! Уже язык и небо разбиты. Ей больно. Поэтому она и не ест. Завтра – домой и сразу же к врачу. Или вы хотите убить ее?..
Я, запаниковав, всю ночь молил Всевышнего, чтобы с дочерью ничего худого не случилось ночью. Я еле дождался утра и первым же рейсом автобуса тронулся со своей маленькой семейкой в путь. Мне казалось, что с дочерью, спокойно спавшей на руках матери, вот-вот что-нибудь случится. Мне казалось, что автобус плетется медленнее черепахи по разбитым горным дорогам, то петляя по серпантину дороги вверх в гору, то шустро катя вниз по очередному склону. Мне казалось, что дорога никогда не кончится, что мы приедем в город слишком поздно…
Сразу же с дороги мы поспешили в поликлинику. Осмотрев малышку, педиатр сказала просто:
– У вашей дочери стоматит. Вы едва не запустили болезнь.

– А что это такое? – спросил я в тревоге. – Это не смертельно?
– Это воспаление полости рта, – сказала врач. – Что-нибудь грязное взяла в рот и вот – страшный результат. Взгляните сами. Видите – язык и небо кроваво-красные и покрылись маленькими волдырями. Еда вызывает боль, поэтому дети не едят и у них текут слюни.
– Она будет жить?
– Еще как! Болезнь легко излечима. Сейчас же купите мед и зеленку. И три раза в день давайте малышке по чайной ложке меду и смазывайте всю полость рта зеленкой. Так, сегодня – понедельник, ко мне придете в среду. И не переживайте так сильно – все будет хорошо…
И действительно, дочь выздоровела. В свое время пошла в детский сад. Окончила школу. Отучилась в университете. Жива она, на наше счастье, и сегодня и воспитывает уже своих детей. Но таких ошибок, какие делали мы, не совершает, потому что умнее нас.

При болезни дочери я неожиданно вспомнил своих братьев и, сопоставив их поведение и симптомы, с болью в сердце понял, от чего они умерли. Голод, сведший их в могилу, был, видимо, вызван стоматитом. Знай мы в те годы об этом, отведи мы их в поликлинику, может быть они бы жили до сих пор на зло власти, невинно осудившей их, как сотни тысяч других детей многих народов. Но я понял это слишком поздно, когда ничего уже нельзя было изменить и оставалось только верить мудрым людям, говорившим всегда в таких случаях: «На все воля Всемилостивого. На свете ни один волос не упадет без Его ведома. Значит, твоим братьям уже при рождении было определено умереть в раннем детстве – ангельском безгрешном возрасте».
…Мои младшие братья умерли в один день и в один час. И похоронены на чужбине в одной могиле, от которой не осталось, наверно, уже давно и следа. Прошло ведь уже более шестидесяти пяти лет со дня их смерти…
Я очень верю, что Всеслышащий поселит их в раю за страдания и муки, перенесенные ими в этом иллюзорном, несправедливом мире, и они забудут о пережитом в сказочных райских кущах. Они заслужили это.

2014 г., 1-13 октября
Перевод с чеченского автора

Вайнах №5. 2019.

 

http://j-vaynah.ru/wp-content/uploads/2013/08/Vajnah-5.El.pdf

Изъятие внутренних органов у заложников во время русско-чеченских войн 1994-1996, 1999-200… годов

рубрика: Разное
Умар Ханбиев, бывший министр здравоохранения ЧРИ

С первых же «находок» в оккупированной ЧР-Ичкерия тел молодых людей с изъятыми органами, которые были задержаны на блокпостах и в ходе так называемых «зачисток», и с появлением слухов о кровавом бизнесе российского командования – торговлей органами заложников для трансплантации, – я внимательно слежу за каждым случаем подобного характера. Признаться, поначалу, как врач, имеющий представление о технологии обеспечения и осуществления процесса трансплантации, я относился к таким сообщениям с большим недоверием.

Не от того, конечно, что я сомневался в этической адекватности подобного варварства морально-нравственным качествам российского руководства. Я считал, учитывая технические сложности процесса забора и трансплантации органов, что в условиях оккупированной ЧР-Ичкерия это невозможно.

Но неопровержимые факты – тела с изъятыми органами, – указывали на то, что молодые люди, захваченные в заложники российскими оккупантами, без всяких сомнений, еще при жизни подвергаются к медицинскому изъятию органов, возможно, для продажи и трансплантации. И я все чаще стал задаваться вопросами.

«Путь» органа от донора до реципиента довольно сложный и трудоемкий процесс, включающий в себя тщательное обследование донора с проведением тестов на совместимость тканей, забор органа, консервация, транспортировка и трансплантация. Поэтому, для осуществления процесса забора и транспортировки органов, должны иметь, как минимум, медицинское учреждение со стационаром, медперсоналом и лабораторией, не говоря уж о других вспомогательных службах. Скрыть такое учреждение в подвалах разрушенных домов Джохара, где ночью хозяйничают чеченские бойцы, неимоверно трудно. В таком случае, где это учреждение и каким образом удается сохранить в тайне его деятельность?

К тому же известно, что российские группировки, орудующие в оккупированной ЧР-Ичкерия, устраивают кровавые разборки между собой и из-за менее прибыльного «бизнеса». Когда, например, в споре за контроль над нефтяными ямами или при дележке домашнего скарба, награбленного в домах мирных жителей, оккупанты устраивают кровавые разборки между собой, перебивая друг друга сотнями. Благодаря их алчности, нам становятся известны секретные поощрительные приказы российского командования, узаконивающие преступления против мирного населения.

Если реальность существования этого кровавого «бизнеса» не миф, то каким образом сохраняется секретность вокруг него? Почему работающие в чрезвычайно секретных условиях учреждения оставляют следы своей деятельности в виде подбрасываемых у населенных пунктов и дорог трупов с изъятыми органами? Может, кто-то из русских хочет, таким образом, сообщить чеченцам о страшном преступлении, предоставляя факты? Ведь, как ни странно, попадаются среди этого отродья лица, еще не до конца потерявший человеческий облик.

Если это не изъятие органов для трансплантации, то для чего так тщательно вырезаются органы, в основном – почки, печень, селезенка, поджелудочная железа, сердце и легкие? Вряд ли все это можно объяснить только действиями больных российских «военных» с садистскими наклонностями, хотя, как известно, и их немало в рядах русских банд в оккупированной ЧР-Ичкерия.

Не является ли все это – откровенно демонстрируемые факты садизма в виде смертельных инъекций ядами, обезображенных и «потрошеных» трупов, отсечение голов от тел, подрывы живых людей и трупов – отвлекающим маневром от более гнусного преступления?

И вообще, какая необходимость в том, чтобы эти учреждения работали в оккупированной ЧР-Ичкерия, когда массовые захваты и вывоз чеченцев за пределы оккупированной ЧР-Ичкерия, исчезающие затем бесследно – обычная, ежедневная практика оккупантов? Не следует ли из этого, что следы изъятия, продажи и трансплантации органов заложников-чеченцев, необходимо искать не только в оккупированной ЧР-Ичкерия, но и в клиниках России, контролируемых спецслужбами?

В поисках ответов на эти вопросы мне приходилось обращаться ко многим коллегам, как в оккупированной ЧР-Ичкерия, так и в России, а также к коллаборационистам, учитывая, что у них нет причин скрывать эту информацию.

Что я заметил при беседах с коллегами? Это страшная боязнь быть услышанным кем-то «посторонним». Откровенные просьбы не указывать их фамилии и имена. Сильно изменились люди в оккупированной ЧР-Ичкерия и в России. Страх сталинских времен вернулся к ним. Но люди, также как и в те недалекие времена, пытаются оставаться людьми, преодолевая свой страх, кто как может.

Даже сотрудники, так называемого «министерства здравоохранения» марионеточной администрации оккупированной ЧР-Ичкерия не скрывают реальность изъятия органов у заложников для трансплантации. То, что меня удивило и удовлетворило, так это то, что ими собрано немало доказательств, свидетельствующих об обоснованности таких обвинений, хотя и не хватает смелости для их огласки. На это есть причины.

Оказывается, что чеченские врачи получили неопровержимые доказательства изъятия органов у заложников еще в начале 2000 года, когда осмотрели выброшенные у дорог оккупантами относительно целые трупы со следами хирургического вмешательства, то есть, вскрытых в целях изъятие внутренних органов. Врачи, осмотревшие трупы, утверждают, что раны на трупах – не результат патологоанатомического вскрытия трупов, как безответственно поспешили заявить российские оккупанты, а являются хирургическим вскрытием полостей у живого человека.

 

Приведу выдержки из заключения одного из актов осмотра таких трупов, где врачи свидетельствуют:

«…По участкам ожогов на тканях раны, характерных ожогам от электроножа, которым пользуется хирурги на операциях, для остановки кровотечения из сосудов в ране, видно, что рана на трупе в области живота является результатом хирургической операции лапаротомия, проведенной еще при жизни, возможно, непосредственно перед смертью. … Кроме того, на париетальной брюшине, в областях лапаротомной раны и проекции печени, имеются, характерные для операции на живых тканях – участки кровоизлияний (гематомы). …Отрезок нижней полой вены, в проекции воротной вены печени, резецирован, дистальный и проксимальный концы нижней полой вены, на месте резецированного участка, зашиты сшивающим аппаратом, … в то время как остальные органы брюшной полости и грудной клетки, вырезаны грубо и, возможно, после умерщвления донора, удалены общим блоком. Сосуды нигде больше не перевязаны. …В области ключицы, справа имеется точечная рана с кровоизлиянием под кожу, (гематома), что указывает на катетеризацию подключичной вены для анестезиологического пособия при хирургическом вмешательстве…».

Это позволило врачам сделать заключение«…На трупе имеются следы прижизненного удаления печени врачами-хирургами, возможно для трансплантации». (Заметьтеэто запись врача, поверхностно осмотревшего трупа, а при судебно-медицинской экспертизе, нашли бы массу других доказательств прижизненного удаления печени, и подтвердить на эксгумации трупа достоверность данного и других заключений врачей не составит труда).

Врачи известили родственников погибших и так называемое «министерство здравоохранения» о результатах осмотра. «Министр здравоохранения» марионеточной администрации побоялся поднять вопрос по этим фактам, считают врачи. Почему умалчивают эти факты, конечно, понятно, и трудно в этом кого-либо обвинить. Есть реальная опасность бесследного исчезновения свидетелей. Но, не смотря на это, считают врачи, умалчивание этих фактов – равносильно соучастию в этом тяжком преступлении против своего народа.

«Массовое обезображивание трупов людей, убитых после захвата на блокпостах и «зачистках», нельзя объяснить только действиями солдат-одиночек с садистскими наклонностями. Садизм носит заказной, установочный характер», – считают чеченские врачи.

Цели могут быть разные, но основная цель, по их мнению, это устрашить народ, хотя и не исключают, что таким образом хотят скрыть следы преступного бизнеса – торговлю человеческими органами.

Думаю, здесь будет уместно привести мнение врача, имевшего контакты с врачами воинских частей российской армии:

«Программа психотерапевта, работающего в воинских частях, состоит в основном из методов психологического внушения солдату садистских наклонностей, – говорит он. – Психотерапевт ежедневно, настойчиво внушает солдату, как хорошо убивать чеченцев, демонстрируя фотографии обезображенных трупов словами: «Смотри, если бы не ты, русский солдат, уничтожающий этих нелюдей, лежать бы нам на их месте! Не думай, что ты убиваешь человека, ты убиваешь своего врага! Их дети, женщины, старики – твои враги, враги твоих детей, твоей страны! Даже их малолетний звереныш мечтает всадить нож в твою спину. Убивай их и радуйся тому, что твоих врагов стало меньше!»

Затем демонстрируют картинки анатомического строения человека, как бы предлагая проверить на трупах у этих «нелюдей» «правильное расположения органов». Вот таким образом, целенаправленно и методично прививают солдату наклонности садиста-убийцы».

По его мнению, работа психотерапевтов и направлена на то, чтобы скрыть следы медицинского изъятия органов:

«Во-первых, российский садист-убийца, подготовленный психотерапевтом, вряд ли заинтересуется, увидев распоротый труп, тем, для чего его располосовали;

Во-вторых, и население сбивают с толку массовым обезображиванием трупов, которое воспринимает это, как результат садизма российских банд».

«Только на 5-10% трупов можно обнаружить следы медицинского изъятия органов, хотя масштабы торговли органами, изъятых у чеченских заложников, огромны, – считает один из сотрудников министерства здравоохранения «Тайна», которой окутан этот преступный бизнес, вовсе не является тайной. Только, пока страной руководить ФСБ, никто не посмеет серьезно расследовать кричащие факты этого страшного преступления против человечества. Патологоанатомы и судебно-медицинские эксперты под контролем ФСБ и не один акт не выдадут без ее цензуры и корректировки. Достоверность таких заключений вызывает глубокие сомнения. Поэтому, нам приходится ограничиваться внешним осмотром трупа, что не всегда достаточно для доказательства медицинского изъятия органов».

«Бездоказательные» обвинения чеченцами российского военного командования в торговле человеческими органами в Чечне выгодно ФСБ, – говорит главный врач одной из больниц Чечни, – потому что, не расследованные факты – не более чем слухи. Поэтому, не исключено, что ФСБ периодически и подбрасываются факты – трупы с изъятыми органами, вперемешку с жертвами садистов и «потрошителей» трупов в контролируемую им зону беззакония, где результат расследования любого преступления управляем и предсказуем. Все это делается для того, чтобы мир привык к «необоснованным и несерьезным» обвинениям чеченской стороны российской армии в торговле человеческими органами у заложников. Если государство признает своих солдат больными садистами, и активно помогают укрепиться этому мнению, то за этим могут скрывать более гнусное и страшное».

«Изъятие органов у заложников производится не в Чечне и даже не в ближайших к нам республиках и краях, иначе это быстро раскрылось бы, – считает один известный коллаборационист. – Заложников вывозят в Москву и в Московскую область, то есть, туда, где меньше всего будут искать и больше контроля над объектами, где их содержат. То, что нет живых свидетелей, говорит о том, что от начала до конца эту операцию проводит ФСБ, это их почерк – не оставлять свидетелей. Почему-то трупы доноров-заложников после изъятий органов, в каком-то количестве, привозят обратно и выбрасывают у населенных пунктов и дорог, для чего не пойму. Может, чтобы количество без вести пропавших заложников не очень был высок. Думаю, что Путин все-таки думает о последствиях, догадывается, что, рано или поздно, ему придется ответить. За заложника пропавшего без вести труднее будет отвечать, когда есть свидетельства о его задержании госструктурами, за него придется ответить государству, то есть, Путину.

Я очень надеюсь, что в ближайшее время смогу узнать многое об этом страшном преступлении. Да, у меня свой взгляд на политическое устройство республики, но в отличие от Кадырова и его окружения, я не враг своему народу».

По мнению коллег из России, «услугами» заложников-доноров из оккупированной ЧР-Ичкерия, пользуются более 60 клиник и институтов России и зарубежья. Только в Москве их 16! В этих списках также клиники Казахстана, Украины и Белоруссии. Сенсационным было упоминание Клиники Университета им. Альберта Людвига (Германия), это говорит о многом.

Доноров вывозят живыми за рубеж, по их мнению, в Москве и Санкт-Петербурге производится забор заказанного органа и транспортировка в любую точку земного шара. Это занимает несколько часов, что позволяет доставить заказчику пригодный для трансплантации орган. А заказчики и не догадываются, что им доставляют органы заложников из оккупированной ЧР-Ичкерия.

Чаще всех в этом деле упоминаются:

Российская военно-медицинская академия Министерства обороны РФ (г. Санкт-Петербург),
Главный военный госпиталь им. Н. Н. Бурденко Министерства обороны РФ,
Научно-исследовательский институт трансплантологии и искусственных органов Минздрава России,
Российский научный центр хирургии РАМН,
Центральный научный рентгенорадиологический институт Минздрава России (г. Санкт-Петербург),
НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского.

Один из российских коллег посоветовал мне обратить внимание на один интересный факт.

Как только в оккупированной ЧР-Ичкерия заговорили о трупах с изъятыми органами, оказывается, Путин и Дума спохватились, достали из архива «закон о трансплантации органов», чтобы добавить ничего не значащие два предложения.

Одно из них звучит так: «при этом, (при трансплантации — авт.), интересы человека должны превалировать над интересами общества или науки».

Ничего не скажешь, правильные слова. По мнению моего коллеги, здесь был умысел. Не ради этих двух предложений целых два месяца муссировали СМИ о «гуманных и важных» дополнениях к закону. Эта была пропаганда против обнаруженных чеченцами фактов страшного преступления российских властей. Пропаганда была рассчитана на демократический Запад, который, услышав эти «правильные слова»,чуть не прослезился от умиления гуманностью Путина, и тут же оглох к жалобам чеченцев. Не думаю, что на Западе не понимают, что законы в России пишутся не только для того, чтобы их не выполнять, но для того, чтобы скрыть преступление.

Российские врачи отмечают прогресс в центрах трансплантологии, хотя, в общем, медицина продолжает бедствовать, как и бедствовала до сих пор. Показатель количества операций по трансплантации органов увеличился в три раза по сравнению с 1999 годом. В некоторых центрах снижены цены на трансплантацию органов до 50%. Объяснить всплеск такого благополучия российской трансплантологии в условиях общей нищеты мои коллеги затруднились, хотя отмечают, что преступная торговля человеческими органами для трансплантации приобретает в России угрожающие масштабы.

В активизации работы в российских центрах трансплантации органов чеченские врачи не видят никаких чудес. По их мнению, более 30 тыс. молодых чеченцев, бесследно исчезнувших после захвата в заложники российскими войсками, на самом деле увезены в Россию. Их содержат в специальных, секретных учреждениях контролируемых ФСБ, используя в клиниках России, как доноров для изъятия, продажи и трансплантации органов.

Я имел разговор с одним из российских врачей занимающимся трансплантологией. На мой вопрос, чувствуется ли изменения в российской трансплантологии с началом войны в ЧР-Ичкерия, он ответил: «Да, конечно. Если раньше месяцами приходилось ждать донорского органа, то в последние два-три года нет никаких проблем с его доставкой. Проблемы только в платежеспособности реципиента. Я ничуть не удивлюсь, если президент издаст указ о бесплатной трансплантации органов всем, кто нуждается в ней. От этого спецмафия не проиграет, будет отмывать наши бюджетные деньги, ведь основные клиенты для «поставщиков человеческих органов» не бедные российские институты, а платежеспособные зарубежные».

На мою просьбу узнать: «Числятся ли в донорах граждане Чечни?» — он ответил отказом: «Простите, это я не могу. Это связано с тем, что вместо данных большинства доноров в сопроводительных документах органа ставиться код, что соответствует 14 статье закона: «запрещающее разглашение сведений о доноре». Пресловутая «диктатура закона» клином сошлась на этой статье. Даже наши сердобольные пациенты, которые из человеческих чувств хотели знать, кому они обязаны за спасительный орган, не смогли этого добиться. Бывает, что иные и догадываются, кто эти они – под кодом. Думаю, и вы догадались.

Трансплантология – одна из самых прибыльных отраслей в медицине. Один донор стоит не менее 200 тыс. долларов и больше. А бесправный и бесфамильный живой донор может принести очень большую прибыль. Там, где большие деньги, там есть все – и кровь, и смерть и криминал в законе. Мы все понимаем, что невольно становимся соучастниками преступления собственного мафиозного государства, надеюсь, что это ненадолго».

Я вспомнил толпы обезумевших от горя женщин в оккупированной ЧР-Ичкерия с фотографиями бесследно пропавших близких им людей, надеждой встречающих чиновников из Европы, слезно прося помочь найти им сына, брата, мужа и мысленно обратился к ним:

«Никто не услышит наши мольбы, даже и те, кто остался жить благодаря пересаженному органу вашего сына! Потому что, наших детей регистрируют под номерами, вместо фамилий, как в фашистских концлагерях!».

Религиозный мир ужаснулся, когда врачи предложили клонировать человека и использовать его органы для лечения больных людей. Осуждающий голос российского патриарха Алексия II прозвучал громче всех. Путин и Дума быстро состряпали закон, накладывающий табу на клонирование человека и использование его на «запчасти». Самое интересное, что Путин мотивировал актуальность этого закона «этической неприемлемостью клонирования для российского общества!!!». Значит, использовать чеченских заложников для торговли органами – этически приемлемо для путинского общества и угодно «Богу» патриарха Алексия II?

В связи с этим у меня вопрос к институтам защиты основных прав человека (ООН, ОБСЕ, ПАСЕ и прочие), которые поддержали фарс, затеянный торговцами органов у заложников, в виде «референдума» для доноров-чеченцев: – Вы что, на самом деле сознательно предлагаете нам дружно проголосовать и узаконить путинский бизнес в оккупированной ЧР-Ичкерия? Если, да, то за какой процент доли вы на это согласились?

Один из чеченских журналистов, после визита Путина во Францию, писал: «Мир убедился в пристрастии российского президента к «трансплантологии», когда он в Брюсселе предложил журналистам услуги в изъятии одного из органов. Европа притворно «не поняла» и порекомендовала журналистам не дразнить его Чечней, что означало: «Пусть делает что угодно, лишь бы не серчал, и не говорил глупости».

На самом деле, он говорил правду. Действительно, Путин «знает места в Москве», где содержат доноров-смертников из Чечни для продажи органов на трансплантацию. Только исламский фундаментализм к этому имеет такое же отношение, как «путинское общество» к этике.

При последнем визите Путина во Францию, Жак Ширак показал своим поведением, что он хорошо его понял в Брюсселе. Учитывая пристрастие гостя к изъятию органов, он препроводил его в общество мэра Парижа, а сам предпочел держаться подальше. Журналисты утверждают, что российский «трансплантолог» не понял намека. Как бы там не было, но Европа со своими играми в молчаливое притворство и намеки, может доиграться до того, что на прилавках «путинского банка донорских органов», в недалеком будущем, появятся органы с этикетками: французские, немецкие, английские, итальянские и другие.

Бог с нами, с чеченцами, мы в жалости не нуждаемся. Европейцам, по-моему, пора подумать о своих органах! Ведь чеченцев может и не хватит надолго. Очередь за вами, европейцы!

Умар Ханбиев, бывший министр здравоохранения ЧРИ.

https://ichkeria.info/genocide/10883-prestupleniya-rossijskikh-vlastej-nezakonnaya-transplantatsiya-organov

——————————————————————————————————————————————————————————————————-
Страшная статья. И я ей верю. Хотя бы потому, что прошел слух, что сами чеченцы продавали пленных солдат «на органы». Но с этой стороны было невозможно обеспечить изъятие органов. Это могли сделать только в условиях госпиталя или больницы, обеспеченных всем необходимым. А как известно, одно из правил успешной пропаганды – брать факт и менять местами палача-жертву.
И вот в подтверждении моих слов нашла в инете, что «ещё в первую кампанию был скандал в Ростове, когда родственникам выдали выпотрошенные тела российских солдат. Дело быстро замяли».
Слухи о трансплантации органов российскими (тогда еще советскими) врачами начались со времен Афганской войны.
По ЧРИ можно привести в пример тайну ПАП-1 и ПАП-5, где сжигали трупы. Для чего? Не проще ли было бы вернуть родственникам или похоронить, как это делают на территории РФ с невостребованными телами.
И вот как эту статью прокомментировала Алла Дудаева.
«Во время второй русско-чеченской войны в селении Шалажи была т.н.«зачистка», оккупанты зашли в дом одного из сторонников независимости и хотели забрать по списку восемнадцатилетнего юношу, но его не оказалось дома, тогда они забрали его младшего брата, который был высокого роста, но ему было только 15 лет. «У нас разнарядка на 10 человек» — сказали они. — «И, какая разница он или его брат?»
Странно прозвучали слова про разнарядку, правда? И что общего между восемнадцатилетним моджахедом и его младшим братом, который ни в чем не участвовал. Участь подростка никому не известна до сих пор.
«Одного из таких, арестованных во время зачистки, удалось выкупить, он потом рассказывал, что им в Москве сразу дали другие имена, чтобы их не могли найти родственники» — опять слова Аллы Дудаевой.
Зачем менять имена? Зачем скрывать от родственников? По этому же поводу можно сказать, что число пропавших без вести при зачистках едва ли не равно числу погибших во время этой бойни. Куда и как может исчезнуть человек в 21 веке? Если осужден и в тюрьме – родственников уведомляют. Если умер – возвращают труп.
Может это объясняет и исчезновения без вести российских солдат? В котором официальное СМИ даже сейчас обвиняют мифический рынок рабов в
ЧРИ.
Но спрашивается, сейчас при Кадырове о каком рынке рабов идет речь? Разве нельзя отправить людей на поиск и обследовать все горы? Не думаю, что местные жители будут против.
«Примерно в тоже самое время в Москву приезжал канцлер Германии и во время встречи с Путиным спросил его о «материале для трансплантаций органов». Путин тогда ответил «У нас этого материала сколько угодно, можем поделиться!» — снова вспоминает Алла Федоровна.
А вот что написал другой комментатор:
«Весь мир был свидетелем, как в начале 2000-х, по российскому TV показали сюжет, где на одной из таможен был задержан груз, — контейнера с человеческими органами! Этими изъятыми контейнерами, размером в средний бытовой термос, — был уставлен огромный стол! Это
был период пика похищений, и потому мне сразу пришло в голову:
«Наверняка эти органы изъяты у похищенных Чеченских ребят! И наверняка — это была не первая и не последняя партия, с изъятыми у Чеченских
парней органами!! Так что, смело можно сказать, что двое из троих, кто носит трансплантированый орган — носит орган чеченца, изъятый у
чеченских ребят преступным способом!!».
А вот как прокомментировал текст Хусейн Исханов, полковник ВС ЧРИ, сам занимающийся расследованием тайных захоронений. Получилось даже
небольшое интервью по теме.
Хусейн Исханов: — Да, их тайно захоронили в ящиках из-под боеприпасов. Правда, они были сожжены и видимо в спецкрематории, иначе стольких людей невозможно сжечь на простом огне или подпалить бензином. Для того, чтобы до пепла спалить любое мясо примерно 50-60 кг, нужно много времени и усилий.
Ящики обнаружили на Карпинском Кургане в городе Грозном, это один из районов города, там стояла воинская часть и после того, как они оттуда ушли, местные жители, подозревавшие об убийствах, начали искать места массового захоронения и наткнулись на ящики с обожжёнными человеческими костями, причем кости были измельчены, возможно от воздействия высокой температуры, а возможно и умышленно, что бы занимали меньше места.

Вопрос, как к офицеру и разумному человеку: зачем сжигать трупы?

Хусейн Исханов: — Во-первых, для того, чтобы уничтожить свидетельства преступлений, расстрел, отравление разными газами или полониями, которые возможно испытывали на задержанных местных жителях, которых отлавливали сотнями. Во-вторых, для того, чтобы было легче спрятать, представь, захоронить предположим 50 человек или закопать с десяток ящиков сожженных костей. Не исключаю, что эти люди были пущены на органы и затем сожжены, простые солдаты этого не могли сделать, а значит за этим стоят более высокие чины.

Сокрытие трупов – это сокрытие преступления. Но как же их было много…

Хусейн Исханов: — Я слышал, что на территории ГУОШ (Главное Управление Объединенных Штабов), что располагался в районе Березка, Старопромысловского района, находящегося в соприкосновении с Карпинским Курганом, утилизировали трупы загубленных, туда свозили со всего города и со всех блок постов, истязали, пытали, сам там побывал в апреле 1996 года, слышал, что трупы скидывали в ямы с негашенойизвестью, где от них оставались одни кости, по крайней мере такие слухи ходили среди чеченцев.

Я нашла в Википедии о массовых захоронениях. Несколько десятков трупов хоронили. Значит могли. А раз сожгли — значит были без органов. Это же должны были реально скрывать.

Хусейн Исханов: — Я тоже думаю, что такой соблазн, как деньги и безнаказанность, могли подбить офицеров на продажу органов, тем более добывать их не составляло труда. представь, а не найденных сколько, к тому же сегодня запрещено заниматься поиском и эксгумацией жертв войны.

В завершении хочу сказать, как, года два назад наткнулась в интернете на информацию о операциях по изъятию органов еще живых, но безнадежных солдат в Афганистане, но сейчас эта информация таинственным образом исчезла, и я вспомнила про нее только после статьи Умара Ханбиева.

Да, страшное было время тогда в ЧРИ. Да и сейчас осталось таким же. Люди исчезают по-прежнему. Кто знает, куда и для каких целей.
Татьяна Рубцова.

В чеченском языке есть такое слово «КХЪОНАХ».

рубрика: Разное


Кхъонах-это собирательный образ человека обладающий не только положительными качествами характера,но и давший зарок служить своей семье,народу,отечеству.
Защищать детей,стариков,женщин,слабого,больного, нуждающегося.

Кхъонахом в равной степени нарекали как мужчину,так и женщину в чеченском обществе.Быть кхъонахом означало не только получить самую высшую награду и признание своего народа,но также следовать определённому кодексу чести и быть готовым пожертвовать собой в любую минуту во благо своей Родины и сородичей.
Пожилые люди на Кавказе вспоминают,что в лучшие времена къонахом был каждый седьмой,потом каждый девятый,потом каждый сороковой.А сейчас его не найдешь среди тысячи.

Наташа Эстемирова была женщиной-кхъонахом.
Она доказала это своей жизнью и своей смертью, пожертвовав собой ради защиты угнетённых и слабых.
Она была одной из первых,кто пришёл в наш дом,когда меня арестовали и обещала моей матери сделать всё возможное для моей защиты и свободы.
Мама вспоминая Наташу,рассказывала :»она вся светилась,а от неё исходило какое-то тепло»,
Вскоре Наталью Эстемирову убили.

Убили подло 15 июля 2009 года,сначала трусы похитили её среди бела дня,а затем расстреляли и выкинули тело в 200 метрах от федеральной трассы «Кавказ».
В неё выстрелили пять раз-в голову и в грудь.
Говорят,что под ногтями Наташи остались следы -она сопротивлялась.
Сопротивлялась перед смертью точно также,как делала это и при жизни,когда обходила проспект Путина, названный именем убийцы её народа.

Ей предлагали стать тем, чем стали сегодня некоторые ее тогдашние друзья. Ей угрожали,её пытались купить,её пытались запугать.Но она не остановилась и даже на секунду не задумалась о том,чем ей это могло грозить.
Любая сила должна быть использована во благо и на защиту людей -принцип Наташи Эстемировой,но только не трусов стрелявших ей в голову и в грудь.

История и время всегда расставляет всё на свои места.
Сегодня ровно 10 лет со дня смерти Наташи Эстемировой, её убийцы и заказчики не найдены,а уголовное дело нераскрыто.
Те,кто убивал Наташу хотели её заглушить,замолчать, заткнуть,но сегодня её имя звучит громче и чаще,чем когда-либо.О ней вспоминают друзья,коллеги, родственники,односельчане.Её имя ассоциируется с честью и достоинством,с защитой слабых и угнетённых.

Но где же имена убийц?
В забвении,в пустоте,в вечном страхе быть пойманными, в проклятиях родных и близких погибшей.
Имена без права голоса и реабилитации.
Наташа умерла?
Наташа жива и будет жить в сердцах своих любимых людей,памяти своего народа, истории и во всех благих делах,которые она успела совершить при жизни.
Дала геч дойл хун,Наташа.

Зара Муртазалиева

https://www.facebook.com/profile.php?id=100004437331330&__tn__=%2CdlC-R-R&eid=ARA6nqa4Kl8E7J-kStKOcBRrC9jliSgUv64qTiiL-oRXywDyp0EyED3ZxcX8PMRvPu7VGjeTDO4Zd_HJ&hc_ref=ARS15wD7CS_xFkuq_Y-po5LgsVCHEXLvx-NeJG4RtK1uMqmTh40MUf5MDbZMj6NJraY

Империя периода припадка

рубрика: Разное
Появились уже и те, кто считает нецензурную брань в эфире грузинского телеканала «Рустави 2» спланированной в Москве провокацией, которая позволила в очередной раз поглумиться над Грузией и поугрожать соседней стране с самых высоких трибун. Но как бы там ни было, была ли это провокация или просто глупость, а использована она была Кремлем в полной мере — для очередной демонстрации монаршей мудрости.

Путин любит этой демонстрацией заниматься буквально с первых дней после своего прихода к власти — и небезуспешно. Народ консервативный, советский, готовый в любой момент отказаться от демократии и броситься в пропасть авторитаризма — а он, Путин, современный, стремящийся к реформам, но вынужденный учитывать национальные настроения. Запад это пойло с упоением проглотил в первые годы путинского правления, как бы и не замечая, что отсталым и советским народ делает путинское и олигархическое телевидение, отсутствие политической конкуренции, тотальная коррумпированность чиновничьего аппарата.

Со временем, однако, контроль Путина над государством и обществом стал очевиден даже для тех, кто не хотел задумываться о перипетиях российской политики и сложностях русской души. И тут появилась прекрасная возможность предстать в роли жертвы.

За жертву вступились все кому лень и не лень. За брань, которая прозвучала в эфире оппозиционного грузинского телеканала, борющегося с грузинским руководством (и даже самим телеканалом не была поддержана), требовали наказать это самое руководство, и государство, и народ. В бесноватом парламенте обсуждали очередную порцию экономических санкций против Грузии и состязались в том, кто лучше оскорбит грузин. В интернет-изданиях, претендующих на объективность, размышляли о закоренелой и хорошо оплаченной американцами русофобии грузинского (ну и украинского, разумеется, куда ж без украинцев) обществ. Либеральный литературовед Дмитрий Быков рассказывал читателям о разочаровании грузинским национальным характером и о том, как ему больше не хочется ездить в Грузию.

Напомню, что весь этот припадок общенационального помешательства произошел не из-за вторжения чужих войск на территорию страны — как привыкли делать сами россияне. Не из-за массированной и многолетней телевизионной атаки на страну, ее народ и институты власти — как привыкли делать сами россияне. Не из-за убийства оппозиционного журналиста или политика — как привыкли делать сами россияне. А из-за выступления одного-единственного человека на одном-единственном телеканале. И если само это выступление не было хорошо организованной провокацией, то уж точно этот общенациональный припадок безумия такой организованной провокацией был.

И Путин на фоне этой провокации смотрится просто замечательно. Действительно, о каких санкциях может идти речь, если кто-то там что-то ляпнул? Браво, Владимир Владимирович! Вы один в России сохраняете здравый смысл. Только с вами и можно иметь дело, пока все остальные бьются в падучей.

А того, что они старательно имитируют помешательство по вашему собственному высочайшему распоряжению, мы, конечно, постараемся не замечать, чтобы не разрушать с таким трудом конструируемую вами картину мира. Народ, конечно, быдло. Бояре, разумеется, мерзавцы. Либералы, само собой, идиоты. И только вы можете подняться над оскорблениями и над толпой и из уважения к грузинскому народу разрешаете пить его вино. Может, еще пару самолетов запустите, когда остынете окончательно, дорогой вы наш человек. Человечище!

И в этом смысле дирижировавший очередным думским помешательством Вячеслав Володин совершенно прав. Пока есть Путин — будет вот такая Россия. Не будет Путина — не будет и плохо сыгранного сумасшедшего дома с добрым царем в кабинете главврача.

Виталий Портников

СВИДЕТЕЛЬ: ПЛАН ПО ЛИКВИДАЦИИ НЕМЦОВА ГОТОВИЛСЯ ПУТИНЫМ, ЗОЛОТОВЫМ И КАДЫРОВЫМ

рубрика: Разное

На слушаниях в Люксембурге по докладу о деле Немцова обнародуется сенсационный протокол опроса бывшего вице-премьера Чечни Ахмеда Закаева. Со ссылкой на свои источники в Чечне он утверждает: убийство готовилось еще в 2012 г. при участии Путина, Золотова и Кадырова. Адвокат Вадим Прохоров передал NT протокол и рассказал о сути дела

В эти дни в Люксембурге проходит сессия Парламентской Ассамблеи ОБСЕ. Напомню, что российские власти — игнорируя в течение продолжительного периода сотрудничество с ПАСЕ — при этом ни на день формально не покидали Парламентскую Ассамблею Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Немудрено: ОБСЕ — это и Хельсинкские соглашения 1975 года, и вытекающая из них нерушимость границ в Европе (включая принадлежность России Калининградской области), и иные международные обязательства, отказаться от которых крайне непросто даже с учетом изоляционистской политики нынешнего политического режима в России. ОБСЕ — это крупнейшая международная организация в области безопасности, объединяющая 57 государств (включая всю Европу, Россию, США и Канаду).И вот как раз в рамках этой организации 7 июля 2019 года проходит важное событие — первые слушания в ходе подготовки специального Доклада, посвященного расследованию убийства лидера российской оппозиции Бориса Немцова. А правильнее сказать — отсутствию надлежащего расследования этого злодейского преступления со стороны российских правоохранительных органов.

Докладчиком назначена депутат шведского Риксдага и одновременно заместитель председателя Парламентской Ассамблеи ОБСЕ Маргарета Седерфелт (Margareta Cederfelt). Её выступление и является основным в рамках данных слушаний. Подготовка самого доклада в полном объеме займет, видимо, около года.

В чем же важность подготовки этого доклада? Думаю, нет необходимости кого-либо убеждать, что нынешние российские власти сделали все возможное для того, чтобы организаторы и заказчики злодейского убийства Бориса Немцова не были не только привлечены к ответственности, но и установлены. Напомню, что даже с официальной позиции стороны обвинения и российского суда на скамье подсудимых оказалась лишь часть исполнителей данного убийства. Никто из организаторов преступления не привлечен к уголовной ответственности и даже не задержан. А в рамках выделенного и якобы расследуемого ныне уголовного дела в отношении организаторов фигурирует лишь водитель одного из кадыровских офицеров, который явно не обладал ни возможностями, ни средствами для организации такого убийства в центре Москвы рядом с Кремлем. Но и его местонахождение следствию официально не известно. При таких обстоятельствах утверждение руководителя главного следственного органа страны генерала Александра Бастрыкина о том, что якобы «убийство раскрыто», сложно назвать иначе нежели издевательством.

Следствие не установило мотив данного чудовищного преступления, а лежащий на поверхности заказной политический характер убийства упорно и последовательно игнорируется.

Адвокатам Жанны Немцовой, признанной потерпевшей, отказано почти во всех заявленных ходатайствах и жалобах. В частности, как следствие, так и суд категорически отказались допрашивать на предмет возможной причастности к организации данного преступления не только главу Чеченской республики Рамзана Кадырова и депутата Госдумы Адама Делимханова, но и многолетнего главного путинского стражника, нынешнего главу Росгвардии генерала Виктора Золотова. Перечислять все фундаментальные нарушения со стороны следствия и суда можно еще долго.

В выделенном уголовном деле в отношении неустановленных организаторов убийства, судя по всему, ничего не происходит — власти сознательно блокируют дальнейшее расследование. При этом как следствие, так и суды отказывают потерпевшей стороне в удовлетворении ходатайств о производстве конкретных следственных действий и надлежащем расследовании данного уголовного дела.

Конечно, никакие международные надзорные процедуры не могут заменить полноценного расследования преступления в рамках национальной правовой системы. И я убежден, что когда-нибудь такое расследование будет произведено и в самой России. Но в сложившейся ситуации именно запуск международной надзорной процедуры в форме подготовки доклада Парламентской Ассамблеи ОБСЕ является одной из немногих реальных возможностей легального воздействия на российские власти с целью побудить сделать хоть какие-то реальные шаги в направлении организаторов преступления. Кроме того, сложно переоценить международное значение привлечения внимания к этой проблеме.

И наконец, самое важное в настоящей публикации: к ней прилагается документ, ранее никогда не публиковавшийся. Впервые в полном объеме он обнародуется на этих слушаниях в Люксембурге при подготовке доклада о расследовании убийства Бориса Немцова. Это протокол опроса бывшего вице-премьера Чечни Ахмеда Закаева в качестве свидетеля, произведенного автором этих строк, адвокатом Вадимом Прохоровым, 04 октября 2018 года в Лондоне. Прошу обратить особое внимание на страницы 3 и 4 этого документа, содержащие важнейшую — с моей точки зрения — информацию. По-моему, во многом содержащиеся в документе сведения расставляют точки над i в этом крайне непростом деле.

Адвокаты Жанны Немцовой потребовали от следствия по делу об убийстве Бориса Немцова приобщить данные показания Ахмеда Закаева и ранее взятые показания Андрея Пионтковского к материалам дела, а также произвести необходимые следственные действия и допросить упомянутых в их показаниях лиц в рамках уголовного дела. Протоколы были приобщены следствием к материалам уголовного дела, но во всем остальном нам отказано. Ну что ж, это отнюдь не конец. Борьба за правосудие по делу об убийстве Бориса Немцова продолжается.

ОТ РЕДАКЦИИ

Ахмед Хаидович Закаев — бригадный генерал самопровозглашённой Чеченской Республики Ичкерия. Участвовал в обеих чеченских войнах, в разное время занимал посты министра культуры и министра иностранных дел в правительстве Чеченской Республики Ичкерия, участвовал в переговорах с Россией, в 2001-ом году был назначен специальным представителем Аслана Масхадова на Западе. С 2002-го года живёт в Великобритании. С 2007-го года — председатель правительства Чеченской Республики Ичкерия в изгнании.

В 2002-ом году сразу после прилёта в Лондон был арестован в соответствии с ордером, направленным российской прокуратурой в Интерпол. Россия потребовала выдачи Закаева, обвиняя его в особо тяжких преступлениях: терроризм, захват заложников, убийства, разбои, похищения людей, бандитизм и участие в вооружённом мятеже. Однако лондонский суд постановил, что Закаев не причастен к убийству гражданских лиц, в то время как убийство военнослужащих произошло в ходе вооружённого конфликта и не может быть основанием для экстрадиции.

Судья Тимоти Уоркман также констатировал, что предположительные преступления Закаева приходятся на период 1995-1996-го годов, а его активное преследование началось в 2002-ом, что указывает на политическую мотивация российских властей в данном вопросе. Такого же взгляда придерживалась и защита Закаева, утверждавшая, что требования об экстрадиции Закаева в Россию возникли в связи с его участием во Всемирном чеченском конгрессе, который прошёл в конце 2002 года в Копенгагене.

Обвинение в адрес российского и чеченского руководства в подготовке убийства российских оппозиционеров после протестов на Болотной Закаев публично выдвинул еще в декабре 2016 года, тогда же эти заявления подтверждал Андрей Пионтковский. Однако данные адвокату Прохорову показания Закаева имеют юридический статус, более подробно фиксируют все обстоятельства и учитываются при подготовке в ОБСЕ доклада о расследовании дела об убийстве Немцова.

Сам Закаев прокомментировал эту историю корреспонденту NT следующим образом:

— Я сказал столько, сколько знал и мог сказать, менять ничего в моих показаниях я не хочу. Никаких дополнений у меня нет. Мы разговаривали дважды, второй раз  — по просьбе Жанны Немцовой. Так что всё, что я знал по этому делу, я сообщил.

В моей жизни после дачи этих показаний ничего не изменилось, никаких новых угроз в мой адрес не поступало. Но я в принципе с 2007 года нахожусь в Великобритании под особой протекцией властей. В адрес моих источников никаких угроз также не было. Я относительно них умолчал, сказал ровно столько, чтобы не навредить им, даже если мои показания станут общественным достоянием.

Публикуем текст протокола опроса адвокатом Вадимом Прохоровым свидетеля Ахмеда Закаева с сохранением орфографии.

Вопрос В.Ю. Прохорова: Были ли вы знакомы с Борисом Ефимовичем Немцовым? Если да, то с какого времени, и в каких Вы были отношениях?

Ответ А.Х.Закаева: Я был знаком с Б. Е. Немцовым с 1997 года. Мы являлись подписантами трёхстороннего межгосударственного договора между Российской Федерацией, Чеченской Республикой Ичкерия (ЧРИ) и Республикой Азербайджан о транспортировке каспийской нефти. Немцов представлял Российскую Федерацию, я представлял ЧРИ, Гейдар Алиев представлял Республику Азербайджан. С этого времени мы были знакомы с Немцовым и неоднократно встречались. Я могу охарактеризовать наши отношения как дружеские.

Вопрос В.Ю. Прохорова: Являлся ли Б. Е. Немцов государственным и политическим деятелем?

Ответ А. Х. Закаева: Да, являлся известным политическим и государственным деятелем — не только в России, но и во всём мире.

Вопрос В.Ю. Прохорова: Какие должности Вы занимали и какие функции выполняли в период вашего знакомства и общения с Борисом Немцовым?

Ответ А. Х. Закаева: С 1994 года по 1996 год я был министром культуры Чеченской Республике при правительстве Президента Джохара Дудаева, после его гибели, Президентом стал Зелимхан Яндарбиев и я был назначен им помощником Президента по национальной безопасности и секретарём Совета Безопасности Республики Ичкерия. В 1997 году после избрания Президентом Чеченской республики Аслана Масхадова, я им был назначен министром культуры, информации, печати и связи в ранге заместителя председателя правительства ЧРИ. Именно в этом качестве я впервые встретился с Б. Е. Немцовым, который на тот момент являлся первым Вице-премьером правительства России.

С 2000 года после начала второй Российско-Чеченской войны, я был назначен Масхадовым спецпредставителем по переговорам с Россией и был представителем Президента ЧРИ Масхадова в зарубежных странах. В 2005 году после гибели Президента ЧРИ Аслана Масхадова его преемник А-Х. Садулаев назначил меня министром иностранных дел ЧРИ. В 2008 после гибели Садулаева я был назначен Председателем Правительства ЧРИ в изгнании, каковым по сей день и являюсь.

Вопрос В.Ю. Прохорова: Обладаете ли Вы информацией, относящейся к уголовному делу, возбужденному в связи с убийством Бориса Ефимовича Немцова?

Ответ А.Х.Закаева: Информацию о готовящейся расправе над лидерами российской оппозиции я получил в первых числах февраля 2012 года. Эта информация исходила от ближайшего окружения Рамзана Кадырова и Адама Делимханова. Как мы помним, в конце 2011 года, после начала массовых акций протеста в Москве, тогдашний председатель правительства РФ Владимир Путин вместе с руководителем своей службы безопасности Виктором Золотовым полетели в Чечню. Они находились там в течение трёх дней. Путин поехал в Чечню для переброски в Москву батальона полка имени Ахмад-Хаджи Кадырова с целью подавления ожидаемых массовых выступлений в Москве. Молодые чеченцы, прощаясь со своими родственниками, говорили, что едут в Москву «наводить конституционный порядок».

Приблизительно через две-три недели после отъезда Путина и Золотова из Чечни я получил информацию непосредственно из Чечни о том, что российским руководством подготовлен план по ликвидации лидеров российской оппозиции. А именно: Бориса Немцова и Гарри Каспарова предполагалось физически ликвидировать, а Сергея Удальцова и Алексея Навального – посадить в места лишения свободы по сфабрикованным уголовным делам. Я отнёсся к этой информации очень серьёзно, поскольку источник был очень достоверным и надежным, и исходящая от него информация ранее неоднократно подтверждалась. Я решил связаться с лидерами российской оппозиции и предупредить о грозящей им опасности. Они оба находились в Москве, и у меня не было с ними прямой связи. Поэтому я попросил почетного консула ЧРИ в Королевстве Норвегия Ивара Амундсена связаться с кем-то из них и организовать нашу встречу в Осло. Буквально через день Амундсен связался со мной и сообщил, что разговаривал с Андреем Пионтковским и что в ближайшее время Пионтковский с Немцовым будут в Осло.

27 февраля 2012 года я прилетел в Осло, где 28 февраля у меня состоялась встреча с Немцовым и Пионтковским. Я рассказал им вышеизложенную информацию и выразил свою озабоченность по этому поводу. Во время этой беседы мы обсуждали вариант, что Путин и Золотов могут задействовать для физической ликвидации Немцова и Каспарова так называемых кадыровцев — лиц из окружения Рамзана Кадырова. Как мне показалось, к концу нашего разговора, мои собеседники до конца не поверили в возможность такого развития событий. Но буквально на следующий день, 29 февраля 2012 года, мне позвонил Пионтковский и сообщил, что Путин в публичном выступлении по телевидению заявил о готовящейся «сакральной жертве» среди оппозиционеров, тем самым фактически подтвердив полученную мной информацию. После этого мы с Немцовым больше не виделись.

По моему мнению, план по физической ликвидации лидеров российской оппозиции не был реализован в 2012 году, поскольку Владимир Путин всё ещё надеялся на улучшение отношений со странами Запада после своего незаконного возвращения на третий срок на посту президента РФ. После 2014 года отношения с Западом были испорчены бесповоротно, и план в отношении Немцова был реализован. Я глубоко убеждён в том, что за убийством Бориса Немцова стоит непосредственно президент РФ Владимир Путин.

Вопрос В.Ю. Прохорова: При каких обстоятельствах Вами были получены вышеуказанные сведения? Кто является источником полученной вами информации? Почему можно доверять полученной вами информации?

Ответ А.Х.Закаева: По соображениям безопасности источников я не могу раскрыть свои источники, поскольку это поставит под угрозу их жизни. Этим источникам можно доверять, потому что это была не единственная информация, полученная из этих источников, и она всегда подтверждалась. И, к сожалению, информация о готовящемся убийстве Немцова тоже впоследствии подтвердилось. Если будет проведено независимое международное расследование убийства политика и государственного деятеля и моего друга Б.Е. Немцова при условии сохранения строгой конфиденциальности для сохранения жизни и обеспечения безопасности источников, я готов предоставить эту информацию о моих источниках.

Вопрос В. Ф. Прохорова: Известно ли вам, предпринимал ли Борис Ефимович Немцов в связи с полученной от Вас информацией какие-либо конкретные шаги, чтобы обеспечить свою безопасность?

Ответ А. Х. Закаева: В сентябре 2013 года Борис Немцов был избран депутатом Ярославской областной думы и, по моему мнению, он считал, что это является определенной степенью защиты.

Вопрос В. Ю. Прохорова: Насколько хорошо Вы знакомы с системой организации и функционирования власти в нынешней Чеченской Республике?

Ответ А.Х.Закаева: Очень хорошо знаком.

Вопрос В. Ю. Прохорова: Известно ли вам, имелся ли у нынешнего руководства Чеченской Республики мотив для устранения Б. Е. Немцова?

Ответ А. Х. Закаева: Нет, у нынешнего руководства не было собственной мотивации. Но в данном случае, с убийством Бориса Немцова они выполняли приказ Золотова и высшего российского руководства. Я абсолютно уверен в том, что, не имея на то приказа сверху, они не решились бы на организацию убийства Бориса Немцов<а>.

Вопрос В. Ю. Прохорова: Что Вам известно о специальном моторизованном полку «Север» внутренних войск МВД России?

Ответ А. Х. Закаева: Батальон «Север» формировался в начале Второй Чеченской войны и являлся спецподразделением Министерства Внутренних дел и официально подчинялся федеральному руководству, а реально подчинялся напрямую Рамзану Кадырову.

Вопрос В. Ю. Прохорова: Кому фактически подчиняется командование дислоцированного на территории Чеченской Республики специального моторизованного полка «Север» Внутренних войск МВД России (ныне — Росгвардия)?

Ответ А. Х. Закаева: Официально подчиняется Золотову. Фактически, безусловно, подчиняется напрямую Кадырову.

Вопрос В. Ю. Прохорова: Как вы полагаете, могли ли кадровые офицеры специального моторизованного полка «Север» войск МВД России, дислоцированного на территории Чеченской Республики, осуществлять в Москве действия по подготовке убийства российского оппозиционного лидера Бориса Немцова без прямого указания либо одобрения главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова? Могли ли они действовать в Москве без прямого соучастия своих командиров и родственников, являющихся высокопоставленными должностными лицами руководства Чеченской Республики?

Ответ А. Х. Закаева: Нет, абсолютно не могли.

Вопрос В. Ю. Прохорова: Что Вам известно о характере взаимоотношений между братьями Адамом, Алибеком и Шарипом Делимхановыми и Рамзаном Кадыровым?

Ответ А. Х. Закаева: Они ближайшие родственники и непосредственно связаны между собой: совместными преступлениями против чеченцев, совместным бизнесом, предательской солидарностью и личной преданностью Владимиру Путину.

Вопрос В. Ю. Прохорова: В своих показаниях вы говорите о кадыровцах. Поясните, пожалуйста, кого вы имеете в виду под кадыровцами?

Ответ А. Х. Закаева: Кадыровцы это те, кто служит в оккупационных военных структурах, которые подчиняются Кадырову, о чем я говорил выше.

Вопрос В. Ю. Прохорова: Что вам известно об организации проживания и финансировании кадыровцев в городе Москве?

Ответ А. Х. Закаева: Все это финансируется Рамзаном Кадыровым. Частично они дислоцированы в Президент-отеле, а также проживают в гостинице Белград-2, а также в собственных квартирах, которые приобрели в Москве. Также они по необходимости арендуют квартиры в Москве.

Вопрос В.Ю. Прохорова: Что вам известно про Руслана Геремеева и его деятельности на территории Чеченской Республики и в Москве?

Ответ А. Х. Закаева: Мне неизвестно про Руслана Геремеева, первый раз я услышал эту фамилию в связи с так называемым расследованием СК России убийства Немцова.

Вопрос В. Ю. Прохорова: Что Вам известно про характер взаимоотношений между Рамзаном Кадыровым и главой Росгвардии (ранее — Внутренние войска РФ) генералом Виктором Золотовым?

Ответ А.Х. Закаева: Они являются очень большими друзьями и уже очень давно.

В подготовке участвовал Леонид Мойжес

Немецкие историки о мифах вокруг Курской битвы

рубрика: Разное

 

Слова немецкого журналиста о том, что памятник в честь победы на Курской дуге «нужно было бы снести», возмутили Рунет. А что на самом деле думают об этом сражении немецкие историки?

Статья в немецкой газете Die Welt о битве на Курской дуге, в которой, по мнению автора, Красная Армия потерпела поражение, буквально взорвала российский Интернет. Особенно возмутила фраза, что памятник в честь триумфа под Прохоровкой «нужно было бы снести». Но кроме этого предположения журналиста, ничего сенсационного в статье ни для российских, ни для немецких историков нет. Достаточно сказать, например, что ее автор ссылается на публикацию одного из них, который писал о неоднозначных итогах сражения… шесть лет назад.

Как на самом деле оценивают в Германии битву на Курской дуге в июле-августе 1943 года — одно из крупнейших сражений Второй мировой войны и самых грандиозных танковых сражений в истории?  Эта битва продолжалась, в общей сложности, около 50 дней. В ней участвовали около 3 миллионов солдат и офицеров, почти 8 тысяч танков и самоходных артиллерийских установок, не менее 4500 самолетов. В беседе с DW немецкие историки (в том числе и тот, на кого ссылается автор статьи в Die Welt) дают оценку этой битве.

Операция «Цитадель»

Летом 1943 года «третьему рейху» в последний раз удалось объединить столь крупные силы на Восточном фронте. Это было сделано для того, чтобы нанести удар по наступавшим советским войскам и отрезать сосредоточенные на Курской дуге (выступе на линии фронта, который образовался по итогам зимней кампании 1942-1943 годов) силы Красной армии, а затем их уничтожить. Однако операция «Цитадель», как она называлась в планах командования вермахта, провалилась. Курскую битву немцы в целом проиграли.

«Главный результат Курской битвы заключается в том, что после поражения в ней у немцев больше не было возможности развертывать крупные наступательные операции. Это было последнее масштабное наступление вермахта на немецко-советском фронте в период Второй мировой войны, после которого нацистская Германия окончательно утратила инициативу на Восточном фронте», — подчеркивает куратор Военно-исторического музея бундесвера в Дрездене Йенс Венер (Jens Wehner).

Маршал Константин Рокоссовский (слева) был командующим Центральным фронтом и показал себя в ходе битвы на Курской дуге блестящим стратегомМаршал Константин Рокоссовский (слева) был командующим Центральным фронтом и показал себя в ходе битвы на Курской дуге блестящим стратегом

Как поясняет мюнхенский историк Роман Тёппель (Roman Töppel), «именно поэтому многие генералы вермахта, выступавшие за проведение Курской битвы, потом стали утверждать, что идея развернуть это сражение принадлежала исключительно Гитлеру. Однако это не так. Как раз Гитлер был поначалу против Курской битвы. С идеей провести операцию «Цитадель» выступил командующий 2-й танковой армией генерал-полковник Рудольф Шмидт (Rudolf Schmidt). А затем в ее необходимости убедили и Гитлера».

Вся ответственность  на Гитлере?

Изучением истории битвы на Курской дуге Роман Тёппель занимается уже много лет. Он даже написал о ней книгу под названием «Курск 1943. Величайшая битва Второй мировой войны» («Kursk 1943. Die größte Schlacht des zweiten Weltkrieges»). Она была издана по-немецки в 2017 году, переведена на испанский, английский, французский языки, сейчас появилась и на русском. В качестве источников использованы архивные материалы и военные дневники. Роман Тёппель — один из немногих историков, получивших доступ к архиву немецкого генерал-фельдмаршала, участника Первой и Второй мировых войн Эриха фон Манштейна (Erich von Manstein), который считался наиболее одаренным стратегом вермахта. Архив хранится у сына Манштейна.

Работая над этой книгой, Тёппель не ставил перед собой цель подробно описывать ход сражения на Курской дуге. Вместо этого он попытался развеять существующие по сей день многочисленные заблуждения относительно Курской битвы. Так, некоторые историки и мемуаристы утверждают, что предпринятая немцами операция «Цитадель», явившаяся прологом сражения под Курском, могла бы завершиться успешно, если бы Гитлер начал ее раньше. Но он хотел дождаться поставок новых танков и поэтому перенес ее на июль.

«В ряде военных мемуаров приходится читать, что если бы немцы начали эту операцию в мае 1943 года, то она бы прошла успешно. Но это совершенно не соответствует действительности: в мае начать ее было невозможно, поскольку погодные условия на Восточном фронте этого не позволяли: беспрерывно шли дожди», — напоминает Роман Тёппель.

Подбитая немецкая самоходная артиллерийская установка ФердинандПодбитая немецкая самоходная артиллерийская установка «Фердинанд»

Гитлер действительно возлагал большие надежды на новые модели танков. «К Курску немцами было стянуто очень много новейшей техники, например, около 130 тяжелых танков «Тигр». В боях участвовали более 1300 самолетов люфтваффе», — перечисляет Йенс Венер. Надо, правда, заметить, что эти и другие цифры, которые приводят историки и мемуаристы, порой заметно различаются — в зависимости от источников.

Битва под Прохоровкой: кому досталась победа?

Как бы там ни было, но успех сначала был на стороне вермахта и как раз во время развернутого 12 июля 1943 года танкового сражения под Прохоровкой, ставшего самой известной частью операции «Цитадель». По данным военного историка Карл-Хайнца Фризера (Karl-Heinz Frieser), в этом сражении участвовали 186 немецких и 672 советских танка. И хотя немецким войскам не удалось взять станцию Прохоровка, потери Красной армии были очень чувствительны: она потеряла 235 танков, а немцы — меньше десятка.

КОНТЕКСТ

В ходе операции «Багратион» стало ясно: вермахту пришел конец. Среди немецких военачальников возникла идея свержения нацистской власти в Германии. Подробности в интервью DW c немецким историком. (03.07.2019)

«В битве под Прохоровкой советские войска потерпели сокрушительное поражение. Однако их командование преподнесло итог сражения как победу и сообщило об этом в Москву. В свете окончательной победы Красной армии в Курской битве это выглядело потом достаточно правдоподобно», — рассказывает историк Маттиас Уль (Matthias Uhl).

Но как же Красная армия, чьи силы значительно превосходили силы противника (почти вдвое больше танков и 130 тысяч солдат и офицеров против 70 тысяч немцев), могла проиграть это сражение? По словам Карл-Хайнца Фризера, в битве под Прохоровкой советские генералы наделали множество ошибок, потому что их торопил Сталин. Расплачивались человеческими жизнями. Так, 29-й танковый корпус, посланный в наступление без достаточной предварительной разведки, был встречен огнем спрятанных в укрытии немецких танков. И был почти полностью уничтожен.

Легенда от военачальника Эриха фон Манштейна

Есть и утверждения, что немцы проиграли Курскую битву из-за преждевременного приказа Гитлера прекратить наступление на северном участке и перебросить отдельные танковые части из Курска на Сицилию, где высадились британские и американские войска. Роман Тёппель и Йенс Венер это опровергают.

Как пояснил Тёппель, «изначально такой миф появился в мемуарах Эриха фон Манштейна. Однако это всего лишь легенда. Генералы, сваливавшие вину за поражение в Курской битве единственно на «фюрера», утверждали также, что в результате провала операции «Цитадель» немцы не понесли бы столь тяжелых потерь, если бы летом 1943 года на Восточном фронте они не перешли в наступление, а оставались на оборонительных позициях.

«На самом деле и это не так. Начнем с того, что операция «Цитадель» не стоила немцам таких уж огромных потерь. Во всяком случае, они не превышали потерь, понесенных во время оборонительных боев. А во-вторых, в 1943 году у немецкой стороны просто не было возможности оставаться в обороне и сохранять силы, так как Красная армия все равно перешла бы в наступление, и тяжелых боев, которые привели бы к не меньшим потерям, было бы не избежать», — поясняет Роман Тёппель.

Переоценка в Россиинедооценка на Западе

В советской и российской историографии битву на Курской дуге считают окончательным переломным моментом Второй мировой войны и третьим по значимости сражением после обороны Москвы и Сталинградской битвы. Однако немецкие историки такую установку опровергают.

«Курская битва была крупнейшим и одним из самых кровопролитных сражений Второй мировой войны, но ни в коем случае не решающим. Ведь самое позднее уже в 1942 году, после провала операции «Барбаросса» и двух неудачных германских наступательных операций на Восточном фронте, а также с вступлением в войну США, после сражения у атолла Мидуэй, в результате которого инициатива на тихоокеанском театре военных действий перешла к американцам, стало ясно: эту войну Германии не выиграть», — констатирует Роман Тёппель.

А вот на Западе Курскую битву, наоборот, недооценивают. По словам Йенса Венера, тут больше знают о Сталинградской битве и высадке союзников в Нормандии, а также о военном противостоянии между англо-американскими и итало-немецкими войсками в Северной Африке. Однако тем, кто по-настоящему интересуется историей Второй мировой войны, о Курской битве хорошо известно, поскольку она имеет большое военно-историческое значение.

Как бы то ни было, точку в работе по изучению Курской битвы ставить рано, считает Маттиас Уль. «Чтобы получить истинное представление о реалиях этого сражения, ученым необходимо еще много работать в советских и немецких архивах, изучить массу документов и материалов. Сейчас, например, историки занимаются анализом немецких документов военного времени, которые после Второй мировой войны на долгое время осели в архивах министерства обороны СССР, а потом России. В настоящее время эти бумаги оцифровываются, и скоро все они будут доступны в интернете», — сообщил в беседе с DW немецкий историк.

https://www.dw.com/ru/немецкие-историки-о-мифах-вокруг-курской-битвы/a-45097861?fbclid=IwAR0POYzEynWbvg07U9kZ9otfRLmDmQ3NyeyUsNsAotiOZkCeX8o818Eufq4

ЗАПАХ ПЛЕТКИ

рубрика: Разное

Мой крымскотатарский приятель выдал очередной диагноз русской действительности, которым не могу не поделиться.

Он метко обозначил последнее резонансное движение в российских либеральных кругах за освобождение журналиста Голунова срежиссированным ходом рабов, уловивших настроение хозяина…

Блестящий московский журналист, сформировавшийся в русской интеллигентской среде, Айдер впитал всю палитру того что именуется «русским духом» (все помнят его максимально приближенные к беспристрастности статьи в «МК» из Чечни).

Окончательно очнувшийся от дурмана «русского величия» вслед захвату Россией его родины в 2014-ом, Муждабаев ведет жесткую борьбу с Кремлем, защищая Украину и является, в моих глазах, лучшим экспертом сегодня по России и, в особенности, российского протестного движения.

Последнее, полностью выдохшееся, за две русско-чеченские войны, являет из себя интересное, на сегодняшний день, зрелище…

По сути, Путину удалось то, что не удавалось ни царям, ни вождям, ни — даже — генсекам. При помощи изощренного сочетания технологий промывки мозгов с точечными социальными инвестициями от нефтегазовых сверхдоходов, эта серая невзрачная личность, чуждая малейшей самоиронии и, даже, простого чувства юмора, сумела убедить россиян в своей миссии «Спасителя Русского Народа».

Искусственно поддерживая «перманентную войну» в Чечне (которую он мог легко закончить — начиная с осени 2001-го года — за какой-то месяц, применив любое угодное ему насилие, ибо заручился полным «пониманием» его «борьбы с исламизмом в Чечне» от повегнутого в ужас после 11 Сентября, Запада), Путин целенаправленно выдавливал из россиян всякое стремление к свободе.

Оценив полезность методов запугивания собственного населения и учтя проколы своей первой подобной масштабной операции от 1999-го года («Рязанский Сахар»), Путин, на протяжении 15 лет вводил России инъекцию синдрома, известного как Стокгольмский.

Продолжая терзать мирное населении Ичкерии и, одновременно, мобилизовав население России на «Войну с Террором», Путин решал задачу — подстрелить двух птиц одной пулей — в лучших чекистских традициях: он радикализовал Сопротивление в Чечне и убил Демократию в России.

Не проходило года, чтобы Россию не сотрясал какой-нибудь странный террористический акт, самыми результативными из которых оказались операции «Норд-Ост» и «Беслан»…

На голову россиянам сыпалось столько сокрушительных ударов, что она, со временем, перестала вообще, что-либо соображать.

Профессиональные политики пали первыми: призрачное участие во власти, подачки и страх за жизнь превратили в придворных евнухов таких «глыб» оппозиции Ельцину как Явлинский, Зюганов и прочие помельче, заседающие, теперь, в исполняющей роль путинского принтера, Думе.

Общественные фигуры, несогласные с режимом оказались оттеснены на периферию и маргинализованы — таковы судьбы Парфенова, Ройзмана, Яшина, Удальцова и других.

Многочисленные движения шовинистско-националистического толка, разбуженные безвластьем 90-х, были при Путине успешно инкорпорированы или в чиновников-осведомителей ФСБ, или в академические профашиские дугинские круги, а те, кто остался за бортом строят, сейчас, «Русский Мир» обвешавшись крестами и c калашом наперевес в Украине, Сирии и других частях планеты…

Неуловимый, неугомонный и непотопляемый националист Навальный оставлен в качестве громоотвода и выхлопной трубы…

Тех же немногих, кто продолжал взывать к совести людей, выступал против политики войны или разоблачал террор Путина постигла самая ужасная участь: их, просто, отстреляли по-гангстерски, как сделали со Старовойтовой, Политковской, Меркеловым, Вороненковым, Немцовым и т.д. (с неизменным «чеченским следом», как же без него?) или отравили, как Литвиненко, Щекочихина, Новодворскую, и сотни других, «загадочно умерших» совершенно здоровыми, от «резкого обострения» неизвестно чего…

В итоге всего, описанного выше комплекса мер, проведенных Кремлем за последнее двадцатилетие, мы имеем странный продукт, под названием «Российская Оппозиция». Причем, не имеет уже значения: системная она или несистемная, находится в России или заграницей, она — одинаково боится Путина и следует в форваторе «Русской Идеи», рождающей по всему миру «мир русский» с его неизменными «бессмертными полками» и легионами осведомителей-стукачей.

И, если вы встретите в этой толпе личность говорящую трезвые вещи, знайте: это — или «полезный идиот» типа Илларионова или подставной либерал, типа Каспарова, Яковенко, Ходорковского…

Так что, прав ты, Айдер, когда говоришь про плетку хозяина и чуткие носы смердов.

И, уже не интересны детали, сопровождавшие свежие победы этой самой оппозиции, «вырвавшей из зубов режима» одного пожилого чеченского правозащитника в отдаленной колонии или молодого гламурного журналиста в столице метрополии.

 

https://www.facebook.com/AdamDervi/posts/10217782514862124

1 2 3 25
идти наверх