Category archive

Разное

Дочь Березовского: Мне кажется, папу отравили, чтобы всем казалось – он в депрессии, а в итоге убили…

рубрика: Разное
1973 год. Борис Березовский с дочерью Елизаветой Фото из личного архива Елизаветы Березовской

Пять лет назад в особняке в 40 километрах от Лондона был найден мертвым 67-летний бывший российский олигарх и медиамагнат, один из ярчайших и активных критиков путинского режима Борис Березовский. Следствие склонялось к версии самоубийства. В марте 2014-го английский суд, исследовавший обстоятельства гибели бизнесмена, вынес открытый вердикт о невозможности достоверно установить обстоятельства смерти беглого олигарха. В эксклюзивном интервью основателю издания «ГОРДОН» Дмитрию Гордону старшая дочь Березовского Елизавета рассказала историю жизни своего отца, о том, каким он был с родными и близкими, о нестыковках в следствии, а также объяснила, почему категорически не верит в версию о – Мама пошла учиться в этот институт, насколько я понимаю, потому что он находился в подмосковных Мытищах, недалеко от того места, где она тогда жила, а папу не приняли в МГУ на мехмат: с такой национальностью, как у него, туда тогда никого особо не брали. Хотя папа и хорошо сдавал вступительные экзамены, на последнем его все равно зарубили, поставив двойку по математике. 

Мама была невероятной красавицей, а папа красивых женщин всегда любил 

– Лиза, я с большим уважением относился к твоему отцу Борису Абрамовичу Березовскому. Мне дважды посчастливилось видеться с ним в Лондоне, долго и подробно общаться. Это были незабываемые встречи, во многом пророческие: то, что он говорил и о России, и о Путине, и о себе, странным образом сбывается… –

Спасибо! Когда ты обратился ко мне с предложением встретиться и побеседовать, это единственный раз, когда я согласилась: именно потому, что ты у моего отца брал интервью. Я так рада, что эти две программы были сняты, благодаря им я снова могу видеть папу живым! И сделаны они потрясающе естественно, я больше не видела передач, где папа был бы настоящим. У тебя он абсолютно такой, как есть, и мне кажется, люди должны судить о нем именно по таким программам.

– Твоя мама Нина Васильевна и твой отец познакомились, будучи студентами Московского лесотехнического института. Каким же образом их в не самый престижный в Москве вуз занесло? 

– Мама пошла учиться в этот институт, насколько я понимаю, потому что он находился в подмосковных Мытищах, недалеко от того места, где она тогда жила, а папу не приняли в МГУ на мехмат: с такой национальностью, как у него, туда тогда никого особо не брали. Хотя папа и хорошо сдавал вступительные экзамены, на последнем его все равно зарубили, поставив двойку по математике.

Август 2012-го, Великобритания. Борис Березовский общается с прессой сразу после заседания в Высоком суде Лондона. Фото: Karel Prinsloo / EPA

После смерти Литвиненко я у папы в машине видела специальный датчик, который распознавал полоний и другие опасные вещества

– Борис Абрамович, который на этот суд большие надежды возлагал, после отрицательного для него результата не сломался?

– С одной стороны, нет, потому что он ни от чего не ломался, а с другой, когда я его дней через пять после решения суда увидела, он сказал: чувствует, что с ним начали происходить какие-то странные химические реакции. Оказалось также, что до этого у него никогда в жизни не было плохого настроения, а тут вдруг он узнал, что это такое, но что с этим делать, не понимал.

– Можно ли утверждать, что в последние месяцы перед смертью Борис Березовский в крайне подавленном состоянии находился?

– В какие-то моменты в подавленном, в какие-то – нет. Например, когда я последний раз, за несколько дней до смерти, с ним разговаривала, мы на какие-то отвлеченные темы беседовали, папа восторгался речью Обамы, произнесенной перед студентами в Израиле, советовал: «Ты обязательно должна это посмотреть!» Потом я через какое-то время вспомнила и посмотрела – действительно, прекрасные слова о свободе. Обама умеет красиво говорить.

– Когда я у твоего отца за год с небольшим до его смерти был, на диване совершенно другого цвета сидел. Его диван светлым был, а мой – коричневым, и Борис Абрамович сказал, что на точно таком светлом диване Луговой за день до того, как отравил Литвиненко, сидел. Три месяца кабинет на специальную санобработку закрыт был, оттуда следы полония выводили. Отец понимал, что так же, как Литвиненко, могут запросто отравить и его?

– Понимал, разумеется, и после смерти Литвиненко я у него в машине видела специальный датчик, который распознавал полоний и другие опасные вещества. Впрочем, папа сам избрал свой путь – решил продолжать жить той жизнью, к которой привык. Он был абсолютно бесстрашным…

Январь 2012 года, Великобритания. Борис Березовский и Дмитрий Гордон в лондонском офисе российского олигарха во время записи телеинтервью. Фото: Феликс Розенштейн / Gordonua.com

Из интервью Бориса Березовского Дмитрию Гордону 2012 года.

– Есть, кстати, еще история, ко­то­рая вне ру­бе­жей на­шей ро­ди­ны слу­чи­лась здесь, в Лон­до­не.

– От­рав­ле­ние быв­ше­го под­пол­ков­ни­ка ФСБ Алек­сан­дра Лит­ви­нен­ко полони­ем?

– Да, при­чем часть этой драмы про­хо­ди­ла тут, в моем ка­би­не­те. Ви­ди­те, диван, на котором сижу я, од­но­го цве­та, а тот, на котором сидите вы, – дру­го­го?

– Вижу…

– А по­че­му? По­то­му что на том, ко­то­рый рань­ше на мес­те вашего находился, Андрей Лу­го­вой си­дел, и он бы­л по­ло­ни­ем за­­ра­же­н, прос­то за день до от­рав­ле­ния Лит­ви­нен­ко, ко­то­рое 1 но­яб­ря 2006 года про­и­зош­ло, Лу­го­вой впер­вые за последний год у ме­ня в гос­тях был, хо­тя рань­­ше ез­дил сю­да час­то…

– …и немного по­ло­ния вам при­вез…

– (Разводит руками). Этот офис на три ме­ся­ца был зак­рыт – его чис­ти­ли, а вот диван де­зак­ти­ви­ро­вать не уда­лось. Ко­неч­но, по­ло­ни­е­вый след (по зак­лю­че­нию не мо­е­му, а сле­до­ва­те­лей спец­служб) пря­мо-пря­мо-пря­мо в Кремль ве­дет и бо­лее ни­ку­да, и ни­ког­да Пу­ти­ну от этого не от­мыть­ся. 

– После смерти Березовского Владимир Путин сказал, что Борис Абрамович направил ему письмо. Оно действительно было?

– Я об этом не знаю, папа мне ничего не говорил.

– Речь ведь, насколько я знаю, даже о двух письмах идет…

– Я и про одно, и про два слышала, но, повторюсь, о них ничего не знала и не совсем понимаю, зачем Путин, с одной стороны, о них говорит, а с другой – их не показывает. Если уж себя таким благородным, чтобы не показывать, считаешь, то ничего и не говори тогда, или, если говоришь, покажи. Мы же так и не знаем до конца, что именно там вроде бы написано. Видимо, если и написано, то такое, что не надо нам показывать, ведь широко известно, что папа писал и открытые письма Путину. 

Огромная территория вокруг дома папы была оцеплена полицией. Меня не пропустили. Был ложный сигнал, что произошло загрязнение территории химически опасными веществами 

– Борис Абрамович теперь пророком мне представляется, потому что во втором интервью, которое я у него в Лондоне за год с небольшим до смерти взял, буквально следующее сказал: «Путина на рее повесят (может, ногами вверх – не знаю), но меня повесят, видимо, перед ним, потому что скажут: «Привел его ты». Как ты о смерти отца узнала?

– Мне позвонили и сказали.

– А кто позвонил?

– Муж моей сестры.

– А что было потом?

– Взяла машину и поехала к дому, где жил папа. Огромная территория задолго до подъезда к дому была оцеплена полицией. Я представилась, но меня не пропустили. Как выяснилось позднее, был ложный сигнал, что произошло загрязнение территории химически опасными веществами и поэтому долгое время вообще никого не пропускали. Я оставила полицейским свой телефон и в тот же вечер мне позвонили и сказали, что хотят со мной встретиться. Уже ночью приехали и взяли у меня первые показания.

– Это допрос был?

– Запись показаний свидетеля.

24 марта 2013 года, английская полиция оцепила все подъезды к дому, в котором жил Борис Березовский. Тело 67-летнего олигарха было обнаружено в запертой изнутри ванной комнате. Фото: Gerry Penny / EPA

– Расспрашивали подробно?

– Достаточно подробно. Уже позднее выяснилось, что двое полицейских, которые брали показания, были прикреплены к нашей семье, вернее к части семьи.

– К тебе лично?

– Ко мне, сестре и бабушке.

– Они и психологами были?

– Думаю, имели какое-то специальное образование, потому что именно такими вещами и занимаются.

– То есть охраняли и одновременно расспрашивали?

– Не охраняли, но я могла к ним обратиться с любой просьбой, и в дальнейшем вся связь с полицией у меня была через них…

– И днем, и ночью?

– Я могла позвонить в любое время, они мне привозили домой все документы, и все вопросы к назначенному коронеру я задавала через них, устно или письменно.

«Лиза, куда же ты пропала? Здесь же вообще нет ничего, говорящего о том, что это самоубийство. Срочно приезжай!» 

– Как тебе кажется, дотошно ли английская Фемида разобралась в обстоятельствах смерти твоего отца?

– Вначале я возлагала на нее большие надежды, очень доверчивой была… Следствие длилось пять или шесть месяцев, и мне казалось, что никакого альтернативного, параллельного расследования не нужно, потому что если уж полгода они активно работают, то, видимо, знают, что делают. Плюс такая громкая смерть, открытые слушания только через год…

А дальше случилась совершенно невероятная история. В сентябре 2013-го, в тот день, когда я должна была получить на руки копию всех документов предварительного следствия, которое наконец закончилось, ко мне заехала знакомая англичанка погулять с собаками. Во время прогулки по лесу она вдруг задала странный вопрос: «А что же у тебя все-таки происходит с делом отца, есть ли новости, может, нужна какая-то помощь?»

Мне это показалось ужасно неприличным, какое-то нездоровое любопытство, ведь за все последние месяцы ни один человек мне не задал такого вопроса. Первым желанием было грубо отшить, но в следующую секунду я вспомнила, что ее муж врач, а я как раз думала, что к каким-то медикам мне все-таки придется обращаться, чтобы они просмотрели бумаги, которые привезет полиция. И я в итоге ответила: «Ты знаешь, а мне действительно может понадобиться помощь» – и объяснила ситуацию, на что эта подруга ответила: «Тогда тебе, наверное, нужен не мой муж, а его отец – очень известный немецкий судмедэксперт и чуть ли не лучший в мире специалист по асфиксии». Прогугли потом: Бернд Бринкманн. – Как интересно!

– И я тут же, в лесу, с ней договариваюсь об альтернативных средствах связи, поскольку сразу после папиной смерти у меня стал очень плохо работать мобильный телефон, а электронной почтой я в первые несколько дней совсем не могла пользоваться: на экране все прыгало. Я, конечно же, обращалась в полицию, но они клялись, что они тут ни при чем и так и не смогли выявить причины.

Придя домой, я полезла в интернет читать про этого специалиста. Оказался интереснейший персонаж! Особенно меня впечатлила совершенно детективная история про ватиканского банкира Роберто Кальве: профессор Бринкманн сумел восстановить истину через 15 лет после его смерти. В общем, спустя недолгое время я поехала на встречу с этим профессором в Германию.

– Окольными путями?

– Ну, максимально осторожно все это делать старалась…

– …быть незаметной…

– …да. Покупала билет на самолет за пару часов до вылета (я туда несколько раз ездила), каждый раз прилетала в разный аэропорт, все свои гаджеты оставляла в Англии, по прилете брала билет на поезд за наличные, затем – первое попавшееся такси.

Оказалось, что профессор – приятнейший, интереснейший человек, и мы тут же нашли общий язык. Я хорошо говорю по-немецки. С одной стороны, это совершенно бесполезный язык, потому что все немцы отлично знают английский, но с другой, любой из них тут же расцветает, когда ты с ним начинаешь говорить по-немецки. Дальше выяснилось, что у нас дни рождения в один день – словом, немало общего. Я привезла бумаги, профессор сделал копии, чтобы все просмотреть, и потом долго не проявлялся. Я ждала-ждала, в итоге сама позвонила и услышала: «Лиза, куда же ты пропала? Здесь же вообще нет ничего, говорящего о том, что это самоубийство. Срочно приезжай!»

Я приехала во второй раз, и он мне разложил по полочкам, чем отличается убийство от самоубийства. Здесь уже пригодилось мое медицинское образование. Там очень много различий: по характеру странгуляционной борозды, по реакции различных органов и тканей, множество других показателей…

И в этот момент я понимаю, что обладаю какой-то страшной тайной, ведь если хотят представить случившееся с папой как самоубийство, а я одна вместе с профессором знаю, что это убийство, то моя жизнь в опасности. И если до этого я очень не хотела открытых слушаний (мне было все это очень неприятно), то теперь оказывалось, что это мой единственный шанс сдвинуть дело с мертвой точки. Потому что если бы я просто кому-то сообщила, правда могла бы и не выплыть наружу, но если я об этом говорю на открытых слушаниях, где присутствует пресса, то тогда уже никуда не деться от этой информации.

Два дня полного кошмара, потому что в мельчайших подробностях обсуждались детали папиной смерти, зачитывали какие-то медицинские вещи, в которых папа был разобран на клеточки 

Немецкий профессор очень хотел посмотреть фотографии, которых у меня не было (были только письменные документы), и за неделю до слушаний он прилетел в Англию. Мы встретились с коронером и с полицейским, который был ответственным за расследование, и у нас произошел очень серьезный разговор. Профессор начал объяснять, какие выводы он сделал из письменных заключений экспертов, стал задавать вопросы полицейскому… Коронер был в шоке от того, что дело, которым он год занимался, рушится и все выглядит по-другому. У полицейского на какие-то вопросы вообще странные ответы были. Например, выяснилось, что даже реконструкцию событий не делали…

– …хотя это элементарное…

– …да, и когда профессор поинтересовался, почему, полицейский ответил: «Мы думали, что это самоубийство».

– Думали-гадали…

– …ну да, а доказать? В общем, как-то так… После этого коронер принял решение включить профессора в список тех, кого он будет опрашивать в суде. Потом начались открытые слушания, все это было чудовищно неприятно, особенно потому, что было огромное количество прессы…

– …прийти мог любой…

– Нет, внутрь пускали очень ограниченное количество журналистов, и те, кто был в зале, вели себя предельно корректно. Там нормальная, я бы даже сказала, здоровая атмосфера была, но пока ты выходишь из машины и идешь к зданию суда, тебя атакует огромнейшее количество людей с камерами и фотоаппаратами, дергают, снимают… Для меня это были самые ужасные ощущения после папиной смерти, потому что когда тебя все снимают только из-за того, что у тебя отец умер, это бесчеловечно, чудовищно.

Ну и дальше два дня полного кошмара, потому что в мельчайших подробностях обсуждались детали папиной смерти, зачитывали какие-то медицинские вещи, в которых папа был разобран на клеточки. В один из таких моментов моя сестра не выдержала – выбежала из зала, а я из-за того, что уже полгода со всеми этими бумагами возилась, наоборот, заснула: столько раз это читала, что наизусть выучила.

На этих слушаниях мы, как потерпевшая сторона, могли задавать любые вопросы любому выступающему. Мне изначально предлагали взять адвоката, потому что в Англии так принято, но я решила, что это лишнее и он мне не нужен, поскольку есть профессор. Кстати, он согласился участвовать в суде бесплатно.

– Publicity…

– Вовсе нет, я объяснила, что нахожусь в стесненном материальном положении, а он сказал: «Лиза, это такое интересное дело, что я готов им заниматься бесплатно!» На самом деле я советую тебе в интернете о нем почитать: этот человек фантастические вещи делал…

Больше всего вопросов у меня было к охраннику папы, и я не понимала, почему у полиции они не возникли 

В общем, мы с ним могли задавать любые вопросы и мы очень подробно расспрашивали несколько людей. После прочтения всех бумаг больше всего вопросов у меня было к охраннику папы, и я не понимала, почему у полиции они не возникли. В тот момент с ним был профессиональнейший охранник Ави, который прошел израильскую армию…

– …»Моссад»… –

…который охранял премьер-министра Израиля и много лет работал с папой. Почему-то все утро того злополучного дня охранник спал, хотя папа рано просыпается. После охранник долго разговаривал по телефону со своей женой, затем поехал пить кофе, потом в аптеку, какие-то лекарства от простуды себе покупать, затем за продуктами… К трем часам дня вернулся, при этом прислуги в тот день не было, поскольку был выходной, суббота…

– …и Борис Абрамович в результате на несколько часов один остался…

– …да, при этом охранник как-то не сообразил, что папа, который всегда рано вставал, наверное, не завтракал, потому что завтрак и обед должен был приготовить или разогреть он (в час-два папа обычно обедал). С чего это вдруг Ави решил, что может где-то до трех отсутствовать и на работу не торопиться, непонятно. Можно же быстро в магазин съездить и те же таблетки от кашля в супермаркете купить, я сама обычно так делаю. Вот эта вся часть – одна сплошная загадка.

Слева на снимке – телохранитель Березовского Ави Навама. Фото: Karel Prinsloo / EPA

Также выясняется, что дом при отъезде Ави на охрану не ставит, потому что, по его словам, папа его не просил, и вообще, никакие камеры не были включены, потому что папа не просил…

– …потрясающе!..

– …но ведь никто и не должен просить: это твоя обязанность – обеспечивать безопасность человека, которого охраняешь! Дальше этот Ави приезжает наконец домой, стучится к папе, чтобы узнать, когда он захочет обедать, никто не отвечает. Ави заходит в спальню, пытается попасть в ванную – дверь закрыта, и что делает этот…

– …опытнейший профи…

– …именно…

– Дверь выбивает?

– Нет, бежит звонить в скорую помощь, но оказывается, что «скорая» не может подъехать, потому что из дома какие-то ворота нельзя дистанционно открыть, и Ави идет встречать. Уже по дороге к воротам звонит папиному помощнику, описывает ситуацию, на что тот говорит: «Быстро возвращайся домой и выламывай дверь! «Скорая» подождет». И только тогда охранник догадывается взломать дверь.

На суде я спросила, почему нельзя было выломать дверь сразу, на что Ави ответил, что папа был ему так близок и дорог, что он просто испугался. При этом я знаю, что или ты профессионально поступаешь и дверь ломаешь, или человек тебе близок и дорог, и тогда ты…

– …с двойной скоростью…

– …да, еще быстрее эту дверь выносишь. Эта ситуация с охранником как была мне непонятна, когда я бумаги по делу читала, так таковой осталась и после суда. Часть этих вопросов я задавала во время суда, какие-то писала заранее коронеру… Кстати, все вопросы, которые я в течение полугода присылала коронеру, он задал на слушаниях…

– …то есть добросовестно себя повел?..

– Да, он действительно очень серьезно в ситуации разбирался, и я понимала, что суд – это прямо театральная постановка, где все логично: кто за кем выступает, какие вопросы задает и так далее.

Мне лично кажется, вначале папа был отравлен, причем его могли травить так, чтобы всем казалось – он в депрессии, а в итоге убить так, чтобы все вокруг поверили в самоубийство 

– И что же, в конце концов, суд решил?

– Судья вынес открытый вердикт: несмотря на то, что все английские эксперты высказывались в пользу самоубийства, показания профессора Бринкманна, который выступал последним, оказались решающими, было невозможно пойти против его доводов. Я, если честно, до конца не верила, что будет возможно сломить всю эту систему: в английском суде немецкий специалист в одиночку выступал против работы большого английского коллектива профессионалов. Я считаю, признание коронера, что невозможно идти против доводов профессора, по-настоящему мужественный поступок.

– Теперь прямо тебя спрошу: на твой взгляд, это самоубийство было, убийство или вообще отец, может быть, жив?

– Мне лично кажется, вначале папа был отравлен, причем его могли травить так, чтобы всем казалось – он в депрессии, а в итоге убить так, чтобы все вокруг поверили в самоубийство. Причем произошло это в субботу, а в понедельник папа должен был надолго улетать в Израиль. Там его ждал друг, и папа собирался хорошо отдохнуть…

– Тем более он там бывать любил…

– Да, очень любил Израиль и был очень позитивно на эту поездку настроен. Впервые не планировал, когда вернется, собирался достаточно долго там пробыть.

Фото из личного архива Бориса Березовского

Если рассматривать версию убийства, то я рассуждаю так: если бы я хотела этого человека убить, то понимала бы, что для убийства этот день – идеальный. Прислуги нет в доме только в выходные – в субботу и в воскресенье, а в понедельник папа надолго уезжает, неизвестно, когда вернется… В общем, я бы в субботу попробовала…

– …а если не получится…

– …да, есть запасной день – воскресенье, потому что в этом доме папа около полугода жил и все об этом доме было уже известно, а как дальше ситуация сложится и представится ли возможность, никто не знает. Он не очень-то хотел туда после Израиля возвращаться. Выходит, суббота была последний шанс его там застать…

– Лиза, а это его был дом?

– Нет, официально он принадлежал его второй жене, но по договоренности после развода там жил папа. Из интервью Бориса Березовского Дмитрию Гордону 2012 года. – Не утверждаю, что ни­че­го не бо­юсь, – нап­ри­мер, я не хо­тел бы, что­бы ме­ня пыта­ли, а вот смерть как та­ко­вая, же­ла­тель­но мгно­вен­ная, не пу­га­ет. Как-то же­не пожаловался: «Я что-то не­важ­но се­бя чув­ствую». «Что с то­бой?» – спро­си­ла она. «Да что-то сер­дце да­вит». – «Пос­лу­шай, Борь, те­бя ли­бо убь­ют, ли­бо сер­деч­ный прис­туп настигнет и ум­решь ты в од­ну се­кун­ду, так что не парь­ся».

Из интервью Бориса Березовского Дмитрию Гордону 2012 года.

– Не утверждаю, что ни­че­го не бо­юсь, – нап­ри­мер, я не хо­тел бы, что­бы ме­ня пыта­ли, а вот смерть как та­ко­вая, же­ла­тель­но мгно­вен­ная, не пу­га­ет. Как-то же­не пожаловался: «Я что-то не­важ­но се­бя чув­ствую». «Что с то­бой?» – спро­си­ла она. «Да что-то сер­дце да­вит». – «Пос­лу­шай, Борь, те­бя ли­бо убь­ют, ли­бо сер­деч­ный прис­туп настигнет и ум­решь ты в од­ну се­кун­ду, так что не парь­ся».

Мой отец являлся личным и, наверное, главным врагом Путина 

– Кто, как ты думаешь, был в смерти Бориса Абрамовича заинтересован?

– Мой отец являлся личным и, наверное, главным врагом Путина. Я считаю, что все те годы, когда папа был жив, главный удар он принимал на себя. Вся путинская ярость в первую очередь именно на папу лилась. О нем запретили упоминать на российском телевидении и в прессе. Только если какое-нибудь очередное уголовное дело, тогда можно, и было понятно, что в тот год, когда папа проиграл суд Абрамовичу, тратить деньги на борьбу с Путиным он не мог.

Но на самом деле все было еще сложнее. Уже после смерти отца я нашла ответ на вопрос, почему Рома согласился на то, чтобы папа ему деньги, согласно решению суда, выплатил не сразу, а в рассрочку. Как выяснилось, в обмен на это отец не должен был общаться с прессой.

– Уточни, пожалуйста: не должен был с прессой об Абрамовиче общаться или вообще?

– Вообще. Если проверишь, увидишь: после суда он не сделал ни одного заявления.

– Интересно…

– Оказывается, есть простое объяснение… Папе нужен был примерно год, чтобы все уладить и восстановить свое материальное положение.

– А возможности были?

– Да, мы это не раз обсуждали и с ним, и с его помощником. Требовался год на то, чтобы уладить дела, и тогда получилось бы, что мой отец снова… – …на плаву оказался бы… – Да, а из-за того, что он умер, произошел полный бардак со всеми финансовыми делами. В специальном письме, например, папа просил, чтобы моя сестра была распорядителем после его смерти…

«После смерти отца я нашла ответ на вопрос, почему Рома согласился на то, чтобы папа ему деньги, согласно решению суда, выплатил не сразу, а в рассрочку. Как выяснилось, в обмен на это отец не должен был общаться с прессой». Роман Абрамович и Владимир Путин. Фото: ЕРА

– Катя?

– Да, но ей этого не дали сделать, потому что тут же возник «Аэрофлот», который начал ставить преграды, еще какие-то люди, вторая жена, которая хотела, чтобы вопреки завещанию все ей досталось… Из-за того, что «Аэрофлот» протолкнул своего распорядителя, все было растащено, пошло на оплату услуг адвокатов и так далее. В итоге, папу посмертно объявили банкротом, и, конечно, мне очень обидно, потому что и я, и другие сведущие люди понимают: этого бы не произошло, если бы папа был жив или если бы было исполнено папино завещание.

– Кто же знал, что он так быстро умрет, правда?

– Ну да, и если в самом начале я думала, что папина смерть была выгодна прежде всего Путину, то теперь, имея намного лучшее представление о папиных финансовых делах, я не исключаю и других мотивов для убийства. И мы сейчас говорим об очень серьезных суммах. И еще об одной вещи не надо забывать – о суде по убийству Литвиненко, где мой отец выступал как потерпевший, то есть был активной стороной и до конца общался со Скотланд-Ярдом по поводу этого дела…

– …и Марину, вдову Литвиненко, поддерживал…

– Конечно, к тому же изначально оплачивал всех адвокатов и считал этот суд также очень важным в своей борьбе с Путиным, чтобы показать его истинное лицо. Разумеется, после смерти папа уже не мог этим заниматься, Марине пришлось бороться в одиночку и она блестяще с этим справилась.

– …и мы уже сейчас видим, как решение по гибели Литвиненко на мировую политику влияет…

– Конечно. Все это должно было произойти с участием папы. Папа считал, что есть два важных судебных процесса, которые могут сильно повлиять на ситуацию и изменить отношение мировой общественности к Путину: суд с Абрамовичем и суд по делу об убийстве Литвиненко.

23 ноября 2007 года, Лондон. Марина Литвиненко и Борис Березовский в первую годовщину смерти Александра Литвиненко. Фото: Andy Rain / ЕРА

– У Бориса Абрамовича шестеро детей осталось, ты – старшая дочь и, по слухам, обладательницей главной доли наследства стала. Это так?

– (Качает головой). Должна была стать одной из наследниц, но, к сожалению, все пошло не так. Вторая жена отца сумела сделать так, чтобы первой и третьей семье ничего не досталось.

– «Ничего» – это вообще ничего или гораздо меньше, чем могло быть?

– Вообще ничего! Даже почти никаких личных папиных вещей мы не получили, хотя вторая жена не была упомянута ни в письмах, ни в завещании.

Из интервью Бориса Березовского Дмитрию Гордону 2012 года.

– Пользуясь случаем, про­яс­ни­те, как мож­но чье-ли­бо сос­то­я­ние под­счи­тать и во сколь­ко, к при­ме­ру, свое вы оце­ниваете?

– Сос­то­я­ние во­об­ще очень слож­но оце­ни­вать – раз­ве что ес­ли толь­ко в по­ряд­ках (то есть по ко­ли­чес­тву ну­лей). Что зна­чит сос­то­я­тель­ный или не­сос­то­я­тель­ный? Это внут­рен­нее ощу­ще­ние: один счи­та­ет се­бя обес­пе­чен­ным, ког­да у не­го появляет­ся ты­ся­ча дол­ла­ров, а у дру­го­го, глядишь, нес­коль­ко мил­ли­ар­дов, но он се­ту­ет: ма­ло­ва­то.

Цифр я не на­зы­ваю по нес­коль­ким при­чи­нам, по­то­му что ме­ня все вре­мя преследу­ют, постоянно пы­та­ют­­ся что-то пе­рек­рыть, что-нибудь отоб­рать. Ска­жу по-дру­го­му: чув­ствую се­бя очень уве­рен­но и ком­фор­тно…

– …а это важ­но…

– Это един­ствен­ное, что важ­но! Я ве­ду тя­же­лей­шие су­деб­ные про­цес­сы, ко­то­рые сто­ят под сот­ню мил­ли­о­нов – и не дол­ла­ров, а фун­тов, но де­ло в том, что день­ги ни­ког­да не бы­ли для ме­ня при­о­ри­те­том.

– Про­цесс ин­те­ре­сен?

– И не толь­ко про­цесс: ког­да стал за­ни­мать­ся по­ли­ти­кой, го­тов был пот­ра­тить любые суммы для дос­ти­же­ния сво­их по­ли­ти­чес­ких це­лей. Вот у ме­ня час­то спраши­ва­ют: «А ты жа­ле­ешь, что 50 мил­ли­о­нов дол­ла­ров от­дал на Ук­ра­и­ну?»…

– …на Оран­же­вую ре­во­лю­цию в смысле?

– «Я их ин­вес­ти­ро­вал, – от­ве­чаю, – это са­мый эф­фек­тив­ный за мою жизнь биз­нес-про­ект». Не знаю, бла­го­да­ря мо­им день­гам по­бе­да бы­ла дос­тиг­ну­та или нет, но толь­ко средств у оп­по­зи­ции бы­ло ничтожно ма­ло. Все­го там пот­ра­че­но по­ряд­ка 75–80 мил­ли­о­нов, из ко­то­рых полсотни дал я, а у про­ти­воположной сто­ро­ны за че­ты­ре яр­да (мил­ли­ар­да на бир­же­вом слен­ге. – «ГОРДОН») было в распоряжении, при­чем два из них пошли на со­ци­аль­ные рас­хо­ды: на ни­щих, го­лод­ных, на пенсии – что­бы ку­пить го­ло­са.

– А сколь­ко раз­во­ро­ва­ли…

– По­э­то­му и го­во­рю: я аб­со­лют­но счас­тлив. Ко­неч­но, Жва­ния-жу­лик с Треть­я­ко­вым до сих пор бе­га­ют, что­бы им не вру­чи­ли по­вес­тку в суд, где при­дет­ся от­чи­тать­ся, как пот­ра­че­ны мои миллионы, но это уже дру­гая ис­то­рия, а в целом от та­ких инвес­ти­ций у меня full satisfaction, то есть пол­ное удов­лет­во­ре­ние.

Бабушка прожила 89 лет, при мне осваивала айфон, и это было совершенно потрясающе 

– Известный ученый, доктор физико-математических наук, лауреат премии Ленинского комсомола в советское время (тогда достичь всего этого еврею крайне непросто было, и не за деньги, понятно, это было куплено) Борис Абрамович Березовский в моем представлении все-таки не физиком был, а лириком, и даже одно из своих стихотворений о любви мне читал. Я понимаю, что женщин в себя не влюблять он не мог, а сам часто влюблялся – на твоей памяти?

– Наверное, несколько раз – серьезно.

– Каким же влюбленного отца ты запомнила? Что с ним в то время происходило?

– Он мог думать и говорить, конечно же, только о том человеке, в которого был влюблен.

Из интервью Бориса Березовского Дмитрию Гордону 2012 года.

– Это прав­да, что жен­щи­нам вы сти­хи пос­вя­ща­ли?

– Ко­неч­но, прав­да – а как же?

– Хоть одно из них вспом­ни­те?

– Са­мое-са­мое, как мне кажется, луч­шее – оно так и на­зы­ва­ет­ся «Люб­лю». (Чи­та­ет).

 

Вдво­ем ле­тим по вос­хо­дя­щей,

Лег­ко вли­ва­ясь в ма­гис­траль,

По оги­ба­ю­щей от цен­тра

Мы кру­тим веч­ную спи­раль.

 

Все бли­же, бли­же, бли­же встре­ча 

– Ей из­ме­нить уже нель­зя.

Все тонь­ше, тонь­ше, тонь­ше вре­мя,

Что от­ме­ря­ешь ты и я.

 

Од­ним дви­же­ни­ем син­хрон­ным

От­кры­ли де­вичью ду­ши,

Од­ним при­кос­но­вень­ем смы­ли

Все пре­ды­ду­щие пу­ти.

 

И, при­ос­та­но­вив ды­ханье, пой­ма­ли но­вую вол­ну,

И, сбив­шись с рит­ма, лишь шеп­та­ли:

«Те­бя люб­лю». – «Те­бя люб­лю».

– Борис Абрамович очень хорошо о твоей маме отзывался: она «идеальный человек, более порядочного трудно встретить». Они с отцом действительно оставались друзьями?

– Конечно. Они же оба – интеллигентные люди (улыбается). Например, когда папа серьезно заболевал, то мама все бросала и за ним ухаживала. Папа до конца жизни называл маму Нинулей, а мама папу Борюсей.

1976 год. Родители Бориса Березовского Абрам Маркович и Анна Александровна со своими внучками Лизой и Катей. Фото из личного архива Елизаветы Березовской

Из интервью Бориса Березовского Дмитрию Гордону 2012 года.

– По слухам, с обеими пре­ды­ду­щи­ми суп­ру­га­ми вы за­мечательно ладите…

– Да, это так, и когда в оче­ред­ном ин­тер­вью ме­ня что-то спро­си­ли о быв­ших женах… «У ме­ня быв­ших жен нет, – я жур­на­лис­та поп­ра­вил, – все нас­то­я­щие». – Что в жен­щи­нах для вас наиболее ценно? Ка­кой дол­ж­­на быть ва­ша избранни­ца? – Ну, о внешн­ости мы, ко­неч­но, не го­во­рим, да? Это ус­ло­вие не­об­хо­ди­мое (сме­ет­ся)…

– …но не­дос­та­точ­ное…

– Имен­но. Для ме­ня важ­но в жен­щи­не ви­деть мать, ко­то­рая прежде всего ассоциируется с лас­кой, я счи­таю, что моя жен­щи­на – та, за ко­то­рую все вре­мя хочу по­дер­жать­ся (это и есть то глав­ное, что де­ла­ет ее мо­ей). По по­­во­ду люб­ви, в об­щем-то, есть мно­го клас­сных фор­му­ли­ро­вок, но особенно мне нра­вит­ся высказы­ва­ние Ста­нис­лав­ско­го. Пом­ни­те, на воп­рос ка­ко­го-то ак­те­ра: «А как сыграть лю­бов­ную сце­ну?» – Кон­стан­тин Сер­ге­е­вич от­ве­тил, что лю­бовь – это жела­ние при­кос­нуть­ся: на мой взгляд, он аб­со­лют­но прав.

– Вы для се­бя, что та­кое лю­бовь, сфор­му­ли­ро­ва­ли?

– Да, бе­зус­лов­но.

– Же­ла­ние при­кос­нуть­ся?

– Нет, это лишь ее про­яв­ле­ние, а Пе­ле­вин во­об­ще на­писал пот­ря­са­ю­ще: «В люб­ви на­чис­то от­сут­ство­вал смысл, но за­то она при­да­ва­ла смысл все­му ос­таль­но­му». Здо­рово, ну а я так считаю: лю­бовь – это до­пол­не­ние до цель­но­го, по­­э­то­му всю жизнь лю­ди так его по­ис­ком и оза­бо­че­ны (сме­ет­ся). 

– О бабушке спрошу. Мама Бориса Абрамовича – замечательная, судя по всему, женщина, очень его любившая, и он ей искренним чувством платил. Какие отношения у тебя с бабушкой были?

– Прекрасные! Я была первой внучкой. Бабушка меня обожала, была моим лучшим другом, защитником от папы. Каждый раз, когда я получала плохие отметки, вызывала ее, чтобы она была уже у нас дома, когда папа приходил с работы. При ней он ругать меня не мог и в какой-то момент он уже понял, что если у нас дома бабушка, значит, Лиза тройку или двойку получила (смеется).

3 ноября 2009 года. Елизавета Березовская с бабушкой Анной Александровной. Фото из личного архива Елизаветы Березовской

Она была совершенно потрясающим человеком, всегда ко всем хорошо относилась, всех до конца выслушивала и поддерживала, и поэтому люди перед ней раскрывались. Многие папины друзья дружили с бабушкой – люди моего возраста, папиного… Тем, у кого матери умерли, она как бы маму заменяла.

– Сколько бабушка прожила?

– 89 лет.

– Это правда, что к концу жизни она и скайпом, и электронной почтой пользоваться научилась?

– Бабушка при мне осваивала айфон, это было совершенно потрясающе. В тот момент она находилась во Франции, а я – в Англии. Позвонила мне раза два, задала совершенно правильные, конкретные вопросы – и все, с тех пор пользовалась айфоном.

– Абсолютно современный человек!

– Да, ко всему открытый. Даже мне, несмотря на то, что у меня еще со школы первая профессия была «программист-лаборант», было, наверное, тяжелее перейти на айфон, чем бабушке (смеется).

Уже перед самым началом организатор выставки сообщает, что меня не могут взять – из-за фамилии… 

– Ты художник, у тебя, я знаю, даже выставка в Москве была. Что ты рисуешь и как этот процесс творчества происходит?

– У меня была далеко не одна выставка в Москве. Это ты, наверное, в «Википедии» прочитал (кто-то написал, а я ничего не исправляла). Я делаю в основном инсталляции. Вначале появляется какая-то идея, а затем может пройти достаточно много времени, прежде чем она окончательно отшлифуется и найдется подходящее пространство (я обычно делаю достаточно большие объекты). Иногда бывает и наоборот: мне задают тему и предлагают площадку, и уже под эти условия возникает идея. А в последние несколько лет я переключилась на ландшафтный дизайн.

– А как папа относился к тому, что ты делаешь? Ему это нравилось?

– До конца даже не знаю, потому что тут-то как раз папа меня в трудную минуту бросил. С самого начала я решила, что буду все делать по общепринятым правилам, несмотря на то, что у папы были в тот момент в распоряжении и «Манеж», и ОРТ, а некоторые художники, знавшие папу и его партнеров, этим пользовались.

Я же просто пришла с проектом в одну из немногих на тот момент существовавших галерей, и меня взяли. Это была огромная инсталляция, но тогда я даже слова такого не знала. Просто захотелось воплотить в жизнь то, что давно крутилось в голове, а красок и холста для этого было недостаточно. На открытие пришла куча народа, много друзей, журналистов, а папа в тот вечер был занят и не доехал.

– Ты обиделась?

– Он в тот вечер все же появился, но позже, пригласил меня с друзьями в ресторан отметить открытие выставки. Затем в газетах вышло огромное количество статей, где меня поливали грязью с ног до головы, причем, с одной стороны, было приятно, что никто мое искусство не критиковал, а с другой стороны – за что?

На первой выставке в марте 1998 года в Москве. Тимур Новиков, Сергей Ануфриев, Елизавета Березовская и Владислав Мамышев-Монро. Фото из личного архива Елизаветы Березовской

Я сама от себя не ожидала, что будет так противно. Вроде должно быть абсолютно наплевать, что какие-то глупые журналисты говорят гадости не по делу, причем какие-то нелепые, вроде «бледная Лиза Березовская»… Ну, это был март, и если бы я после лыж загорелая приехала, наверное, тоже было бы плохо. В общем, из пальца высосанные большие статьи на первых полосах газет появились, ни о чем, несуразные. Но оказалось, что когда на тебя идет огромный поток таких вещей, то это очень неприятно, а папа мне даже ничего утешительного не сказал, хотя было понятно, что все это…

– …именно из-за него произошло…

– …да, из-за него..

– …и ему адресовано…

– С такой точки зрения на это я не смотрела. Вообще, мне кажется, что папа, конечно, на каких-то моих выставках был, но никогда ничего мне не говорил. Один раз была смешная ситуация, когда в Питере готовилась выставка под названием «Воздух». В ней участвовали прекрасные, в основном питерские, художники: были работы Тимура Новикова, Георгия Гурьянова, еще чьи-то, и меня тоже пригласили.

Я придумала и специально сделала для этой выставки какие-то трехмерные облака с подсветкой, разработала для этого сложную технологию напыления. Но уже перед самым началом куратор выставки сообщил, что меня взять не могут – из-за фамилии: владельцы помещения категорически против моего участия. Глупейшая ситуация: ну там только облака, никакой политики!

Переубедить владельцев было невозможно, и тогда я решила участвовать под другой фамилией. Айдан Салахова, мой галерист, была решительно против, считала, что я предаю своего отца и семью, а меня, наоборот, это забавляло: можно начать новую жизнь! Сергей Ануфриев сочинил мне новую биографию: что я из Крыма, нахожусь под влиянием каких-то крымских художественных течений и так далее.

Я взяла фамилию Славина – моей прабабушки по маминой линии, а Еленой стала в честь новой папиной фамилии. Мне этот эксперимент понравился, были очень хорошие отзывы и арт-критики удивлялись, почему они раньше не замечали этого художника. Это мне придало еще больше уверенности в том, что я делаю, и что мое творчество никак не связано с папиной деятельностью.

Есть ли у меня мысль, что папа жив, что обязательно когда-нибудь даст о себе знать? Какая-то надежда, наверное, теплится… 

А вообще, если посмотреть с другой стороны, папа, конечно же, сильно на меня повлиял, чтобы я стала художником. В пять лет родители начали водить меня в кружок рисования при МГУ, а затем я почти до конца школы училась живописи во Дворце пионеров. Я прекрасно помню первый поход с папой в музей, Пушкинский. Первый раз в Питере, Париже, Флоренции – это все тоже вместе с папой.

– Интересно, а какие у Бориса Абрамовича предпочтения в живописи были?

– Насколько я знаю, последние лет 10 его любимым художником был Шиле, а из детства я помню, как папа часто из своих поездок привозил художественные альбомы и затем подробно рассказывал о том, что ему больше всего запомнилось и понравилось. Например, я до сих пор отчетливо помню, что именно папа говорил о картинах Эль Греко, Босха, Веласкеса, Дали после поездки в Испанию.

Очень важной особенностью папы было то, что он был открыт ко всему новому. Например, в какой-то момент в Лондоне я решила устроить большой день рождения. Сняла очень красивый ночной клуб, прилетело много друзей из Москвы, из других стран, приехали друзья из Англии, и впервые в жизни я пригласила на свой день рождения папу, потому что с тех пор, как выросла, обычно днем отмечала этот день с родителями, бабушкой и их друзьями…

– …а уж вечером…

– …ночью и утром – со своими друзьями, а в этот раз решила пригласить папу. Он пришел со своей девушкой и всю ночь провел вместе с нами. На этом дне рождения играл мой самый любимый диджей, Антон Кубиков, который пишет совершенно волшебную музыку. Папа подошел к нему несколько раз за вечер и сказал «спасибо», при этом очень четко описал ситуацию: «Как же это прекрасно и просто: красивое место, красивые люди, красивая музыка – и никакой еды!» Необычное, но в то же время емкое и точное определение.

– После смерти отца больше пяти лет прошло – тебе его не хватает?

– Ну, конечно…

– Хотелось бы посекретничать с ним, о чем-то поговорить?

– Да, но я стараюсь об этом не думать, чтобы не расстраиваться…

– Любовь твоя к отцу больше теперь – после того, как его не стало?

– Наверное, какой-то другой она стала, но об этом я тоже стараюсь не думать.

– Я с целым рядом политиков и разведчиков разговаривал, которые Березовского знали, и мысль высказывал, что Борис Абрамович на самом деле жив: честно говоря, мне этого хочется.

– Хотелось бы надеяться…

– У тебя есть мысль, что папа жив, что обязательно когда-нибудь даст о себе знать, а пока что увидит в интернете это интервью – и улыбнется?

– Какая-то надежда, наверное, теплится…

– Кстати, в фильме Лунгина «Олигарх» главный герой Платон на самом деле после покушения выжил и в конце картины на родину возвращается. Может, это очередное пророчество? Ладно, я тебе последний вопрос задам. Если бы когда-нибудь на этом свете тебе пришлось снова с отцом встретиться, что бы ты ему сказала?

– Наверное, вначале спросила бы, как он мог так с нами поступить, в грудь ударила бы, а потом бросилась обнимать. Ну, как-то так…

26 августа 2012 года. Борис Березовский с внуками Арсением, Матвеем, Саввой, Платоном (стоят во втором ряду), Львом и зятем Георгием Шуппе (сидят в первом ряду) и собакой Радой. Фото из личного архива Елизаветы Березовской

 

http://gordonua.com

СМЕРТЬ ВОЕННОГО КОМЕНДАНТА. ПОЧЕМУ ПОГИБ ГЕНЕРАЛ ГАДЖИЕВ?

рубрика: Разное
Фото из соцсетей

Предыстория одного из самых громких убийств ушедшего года в Чечне

Вокруг зима 2002 года — и это значит семь лет чеченской войны. За нашими спинами — тысячи трупов, захороненных и бесхозных. Тысячи раненых и изувеченных. Тысячи убийц. Наконец смешные переговоры Закаев—Казанцев. Холод и голод. Нищета. Череда эпидемий: то туберкулез, то гепатит. И над всей войной — «зонтик»: жестокое внутричеченское противостояние. Гражданская война как один из главных итогов затянувшегося безумия на Северном Кавказе: те, кто пришел к власти, чужими руками уничтожают своих личных врагов.
Гражданская война — омерзительная дрянь. Чем глубже она в Чечне, тем меньше надежд на понятную, объяснимую жизнь. Они уходят, как капли в песок, как кровь очередных погибших, в зимнюю чеченскую жижу. Быстро и бесследно.

Вот уже пять часов подряд мы сидим в кабинете Ширвани Ясаева, главы урус-мартановской районной администрации Чечни, и разговор не получается — одна лишь война. Перед нами на столе список похищенных при зачистках урус-мартановцев — 109 бесследно канувших человек. И значит, 109 семей, ничего не знающих о своих близких: ни весточки, ни похорон.
— Они — враги, — Ширвани Канаевич режет по-большевистски в ответ на все «почему». Он не скрывает, что последовательный сторонник необходимости «красного террора», пришедшего теперь на смену террору «ваххабов».
— Чьи они враги? — интересуюсь.
— Наши. Мои и моих людей, — следует четкий ответ.
— Все из них враги? — уточняю.
— Практически.
— А если кто случайно попал?
— Война у нас. Значит, бывают издержки.
Время от времени в кабинет входят люди, в их глазах затравленность, и они рассказывают свежие новости: о бесчинствах военных, имевших место только что, минувшей ночью, в Гехах, Алхан-Юрте, Гойтах — близлежащих к Урус-Мартану селах. Из Гойт только что приехал Жамиль Джабраилов, сельский «голова».
— Как мне быть? Что людям говорить? Только чуть-чуть налаживаем жизнь, чтобы народ стал думать о власти прилично, как военные одним махом все уничтожают.
Этой ночью в Гойты опять вкатился отряд на бэтээрах и сразу к дому Тауса Осмаева на улице Ростовской, одного из самых авторитетных людей в cеле. Женщин и детей избили, Осмаева выволокли раздетым во двор, били и унижали…
Но Ясаев непреклонен: он не хочет помогать Осмаеву из Гойт, то есть ходить к военным, искать правду и виноватых.
— Осмаев всю жизнь на советскую власть работал, — Жамиль повышает голос, выкидывая последний козырь. — Ты же знаешь это.
Но опять ни звука сочувствия в ответ. Только фразы о «правильности избранного пути»: что жесткость оправдана, что все замученные и униженные — «враги» и получают за свое ичкерийское прошлое. Что бывший военный комендант Урус-Мартана генерал-майор Гейдар Гаджиев, насаждавший подобный стиль взаимоотношений с населением и погибший 29 ноября 2001 года в результате направленного взрыва, был лучшим из лучших российских генералов. И замечательным человеком. И отважным в борьбе с врагами — врагами Ясаева. И что все, что он творил тут, было «на благо» Чечне, а то, что произошло с ним, — это просто трагический случай. Не стоит, мол, делать далеко идущих выводов, поскольку это дело рук одной отдельно взятой местной «идиотки»-камикадзе… И главное, что дело генерала Гаджиева надо продолжать. И он, Ширвани Ясаев, уверен в этом.

Дело Гейдара Гаджиева
Ширвани Канаевич — человек немолодой, много повидавший и многих потерявший, с ним нельзя спорить. Однако и от жизни никуда не уйти: достаточно шагнуть из его кабинета хотя бы на «пятачок» перед районной администрацией, не говоря уж о том, чтобы пройтись по урус-мартановским улицам, — картина открывается прямо противоположная той, что рисует власть. Понизив голос с переходом на шепот, люди рассказывают о погибшем генерале истории леденящие. И главное, уверяют: то, что 29 ноября, ближе к полудню, они увидели именно здесь, на «пятачке», — абсолютно закономерно.
…Гейдар Гаджиев, тогда еще полковник (генерала он получил именно за Урус-Мартан), появился тут летом 2000 года, переводом из Махачкалы. Он был назначен военным комендантом Урус-Мартановского района, считающегося одним из самых сложных в Чечне.
Довольно быстро стало ясно, что Гаджиев вряд ли обучен другим методам общения с населением, кроме как вопль, зуботычина, оскорбление. Часто по утрам его можно было наблюдать на центральном урус-мартановском базарчике, громящего прилавки торговок за то, что те раскладывали товар не там, где он считал возможным.
Гаджиев лично возглавлял и направлял в самое жестокое русло зачистки. Он самолично разъезжал с инспекцией по полевым «фильтрам», оборудованным передвижными пыточными для того, чтобы арестованные скоренько признавались в том, что они боевики, и таким образом отчетность перед вышестоящим военным начальством об успехах «в борьбе с терроризмом» только улучшалась. Не говоря уж о грабежах, торговле арестованными — комендант Гаджиев не чурался обычных военных «упражнений» в Чечне. Однако, говорят, удовольствие ему доставляла «творческая работа» — он создавал сценарии зачисток: за кем идти, кого изловить, кого ликвидировать. Для чего советовался с администрацией Урус-Мартана. И те советовали.

Как все это называется? Правильно: комендант, поддерживаемый и вдохновляемый нынешним урус-мартановским чиновничеством, насаждал откровенный террор на вверенной ему территории.
А народ?
Али и Умара, двух сыновей Аминат Мусаевой из селения Гехи, зачистили таким путем в конце лета 2000 года. С тех пор о них ничего не слышно. Хотя Аминат сразу же пошла к Гаджиеву и сказала, чему была свидетельницей: сыновей увез БТР № 108, на броне сидела группа пензенских милиционеров, а старшим у них был майор Силантьев… Надо сказать, помимо гражданской войны, не обходилось и без пошлой мародерки. Тот майор с бойцами вместе с Али и Умаром зачистил и автомобиль семьи Мусаевых. Когда Аминат пришла к Гаджиеву, машина как раз стояла во дворе комендатуры. И долго она потом там стояла. Пока подчиненные Гаджиева ее куда-то не продали…
И какова же была реакция коменданта? Он крикнул плачущей Аминат: «Меня слезами не проймешь». Аминат рыдала, потому что увидела того самого майора, который увозил ее сыновей, выходящего из дверей комендатуры, и взяла Гаджиева за рукав: «Вот он! Я узнала его!»
А Гаджиев только: «Где? Кто? Никого не вижу». И засмеялся.
12 июня 2001 года точно так же в Урус-Мартане военные похитили Артура Берпсукаева. Все в Чечне знают, что в таких случаях надо очень спешить: не выйдешь на след человека быстро — считай, конец. Мать Артура побежала к Гаджиеву — а к кому еще? Ясаев слушать не станет, а у коменданта свой следственный изолятор… Но Гаджиев был груб, как обычно, и сообщил, что сам лично готовил этот захват. И помогать не будет. «Хорошо, — рыдала мать, — но только скажите, где сын сидит, какое у него обвинение, когда будет суд?». «Суд! Ох, суд!» — захохотал комендант. И полгода с тех пор об Артуре нет никаких известий. Нет Артура. И трупа Артура. Ничего от Артура.
И за все это осенью 2001 года комендант Гаджиев получил генерала.
…Мы продолжаем угрюмый разговор с Ширвани Ясаевым.
— Как вы объясните, что родственники исчезнувших людей панически боятся говорить об этом? И о вас тоже?
— Потому что они — родственники врагов, и они знают, что пощады от меня не будет. У меня нет к ним ни капли сочувствия. Я не хочу понимать не своих сторонников. Враг должен быть уничтожен. Любыми доступными путями.
— Любыми?
— Да, — подтверждает Ясаев.
Это мы говорим о развалинах в Алхан-Юрте. О припорошенных снегом только что взорванных домах № 2 и № 7 на узкой улочке Гагарина — домах семей Юнусовых и Хугаевых. Ночью подкатили федералы на бэтээрах, обвязали их «змеем горынычем» — так военные называют боевой тротиловый шнур, предназначенный для пробивания проходов в минных полях, — и взорвали. Мужчин увезли неизвестно куда; женщины и дети в чем были выскочили на снег, в том и остались. А через несколько дней изуродованные, со следами пыток, расчлененные тела похищенных мужчин обнаружили в чернореченском лесу.
— Я не хочу даже комментировать это, — недоволен Ясаев. — Их родственники воевали против нас.
— А они сами?
— Это уже неважно.
Пришлось проводить расследование, потому что это как раз очень важно. Оказалось, один из погибших был дядей боевика, а другой — его сосед. И все? И все. А сам боевик давно погиб… Дядя за племянника ответил, как и сосед дяди. Как и дети соседа дяди.
— Мне не нравятся все эти «Мемориалы», правозащитники всякие. Как они пошли, тут и начались проблемы. Журналисты интересуются. Люди голос поднимать стали. — Это Ясаев. Тот самый Ясаев, который поставлен тут от имени Российской Федерации блюсти ее законы и защищать граждан. Но занят совсем другим.
Старик Ширвани Виситаев, активист урус-мартановского совета старейшин, был застрелен в собственном огороде, когда косил сено. На следующий день публично, на похоронах, его друг Таус Сулзанов сказал так: «Сколько же мы можем это терпеть?» На третью ночь дома, во время комендантского часа, Тауса расстреляли.
— И это «издержки»?
— Да, — просто отвечает Ясаев.

Вдова и генерал
Лучший путь к иррациональным поступкам — окружающая тебя безысходность. И невозможность получить ответ.
Айзан Газуева потеряла на второй чеченской войне мужа, дядю и двух братьев. При разных обстоятельствах, но одно в этих смертях было общее: никто из ныне укрепившихся во власти даже не посчитал нужным объяснить, почему они исчезли. Айзан ходила к Гаджиеву, как и многие другие, но ничего, кроме оскорблений, в ответ не получила.
И вот 29 ноября 2001 года 18-летняя урус-мартановская вдова Айзан Газуева подошла к генерал-майору Гейдару Гаджиеву, стоявшему на площади, и спросила:
— Вы меня узнаете?
Комендант, неласковый, как обычно, рявкнул:
— Отойдите! Мне некогда с вами разговаривать!
И дальше был взрыв: это юная вдова привела в действие спрятанное на собственном теле устройство.
Свершился самосуд. Ровно такой же, каким был занят генерал Гаджиев. И промышляет сегодня Ширвани Ясаев.

Анна ПОЛИТКОВСКАЯ, наш спец. корр., Урус-Мартан, Чечня Ссылка-http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/2002/2002-02.shtml

Чеченские абреки: преступники или рыцари?

рубрика: Разное

Некто Ткачев Г.А., подвизавшийся на должности библиотекаря в «Терском Обществе любителей казачьей старины», составил пояснительную записку по думскому запросу о ситуации с преступностью в Терской области и зачитал ее 8 января 1911 года на заседании Общества. Позже эта записка была издана под названием «Ингуши и чеченцы в семье народностей Терской области»//Труды Терского Общества любителей казачье старины, вып. 1, Владикавказ, 1911 г.

Работа Ткачева призвана была доказать, что вся преступность в Терской области почти целиком инициируется чеченцами и ингушами, в то время как другие народы области живут мирно и законопослушно. В доказательство того, что преступность в самой натуре чеченцев Ткачев приводит обезоруживающую выдержку из поэтического наследия А.С. Пушкина:

«Бегите, русские девицы,
Спешите, красные, домой,
Чеченец ходит за рекой».

Не удовольствовавшись этой уликой, Ткачев обращается к творчеству другого великого русского поэта М.Ю. Лермонтова:

«Злой чечен ползет на берег,
Точит свой кинжал».

Усилив мощь этих цитат высказыванием генерала Ермолова о «хищнической натуре» чеченцев, Ткачев делится с Государственной Думой своим видением проблемы преступности в краю:

«Во всякой народности есть в известных процентах т.н. «преступный элемент», подлежащий ведению юстиции и полиции. Есть он, конечно, среди всех народностей Терской области, не исключая казаков и русских.

Но в то время, как осетины, кабардинцы, ногаи, кумыки и пр. более мелкий горный народ мирно живут, не выделяясь из общей массы, о подвигах чеченцев и ингушей говорит весь местный край и о них уже вторично поднимается вопрос в Государственной Думе…».

Как мы видим, все народы Терской области, кроме чеченцев и ингушей, заняты мирным созидательным трудом. И именно эти мирные, беззащитные народы стали объектом тотального криминального террора, устроенного чеченцами и ингушами. Послушаем, что говорит по этому поводу казачий библиотекарь:

«В то время как ингуши разбойничают и нападают по верхнему Тереку и Сунже на кабардинцев, осетин и верхне-сунженские станицы, – чеченцы обслуживают весь остальной район по Тереку и Сунже, низовое казачество, а также племена кумыков и караногайцев» (Ук. соч., стр. 6-7).

Обращает на себя внимание тот странный факт, что Ткачев ни приводит никаких статистических выкладок в обоснование своих умозаключений. Стихи Пушкина и Лермонтова, конечно, впечатляют, но ему бы, как говорится, врезать цифирью, чтобы окончательно убедить Государственную Думу в неисправимой хищнической натуре чеченцев. Однако библиотекарь апеллирует не к статистическим данным, а к неназванным источникам, постоянно повторяя словосочетания «всем известно» и «все говорят». То есть, использует в качестве доказательства аналог современного «бабушка на лавочке сказала».

Между тем, статистика по преступности в Терской области за тот самый 1911 год, когда Ткачев в библиотечной тиши сочинял свою пояснительную записку в Госдуму, существует. Ее приводит начальник участка Веденского округа Терской области С.К. Бердяев, занимавший этот пост именно в рассматриваемое нами время. Приведем цитату:

«Теперь скажем о преступности и преступлениях. Казалось бы, что в силу заброшенности чеченцев, в силу земельной стеснительности, в силу тяжелых географических условий, создавших для чеченцев невыносимые способы добывания пропитания, и пропитания скудного (кукурузный чурек и сыворотка – повседневная его пища), из чеченца должен бы выработаться завзятый преступник разных формаций и преступность должна была быть массовой и дойти до степени высшего напряжения, но, однако, этого не было. Я очень интересовался и этой стороной… По статистике 1911 г. в Ставропольской губернской тюрьме разновременно уголовных арестантов было 2336 человек, из коих 2011 чисто русских людей, а остальные 325 разных национальностей. В том же году Терская областная тюрьма содержала 2840 арестантов, из коих чеченцев всего лишь 50 человек» («Чечня и разбойник Зелимхан». Париж, 1932 г., стр. 22-23).

Переведем дух. Итак, в 1911 году, когда библиотекарь Ткачев доносит в Государственную Думу, что в Терской области преступность создают исключительно ингуши с чеченцами (он первых и вторых называет обобщенно чеченцами) и доказывает генетическую предрасположенность последних к криминальной деятельности поэзией Пушкина и Лермонтова, начальник участка Веденского округа приводит конкретные статистические данные. Он пишет, что в 1911 году из всех заключенных Терской областной тюрьмы (русских, казаков, кабардинцев, осетин, ногайцев, кумыков и т.д.) числом 2840 человек, чеченцы составляют всего 50 человек. То есть 1,7%. Вот так общедоступная статистика выявляет чудовищную ложь казачьего библиотекаря, пытающегося представить «нацией преступников» народ, представители которого составляют меньше двух процентов от общего числа осужденных, представляющих «мирно живущие» народы многонациональной области.

Но и это не все. Преступления, как известно, бывают разными. Бывают преступления, которые вызывают понимание и даже сочувствие к человеку, преступившему закон. А бывают преступления омерзительные – такие, что представителям закона едва удается спасти преступника от расправы со стороны разъяренной толпы. А теперь давайте посмотрим, какие преступления были свойственны чеченцам. Цитирую С.К. Бердяева:

«Характер преступлений чеченцев далеко разнится от преступлений российских и американских преступников. Здесь нет карманщиков, взломщиков, подкопщиков, «вагонных специалистов», «паспортистов», фальшивомонетчиков, «вексельщиков», «банковских воронов» и проч., и проч.

Чеченская преступность почти однообразная, исходящая из чисто национальных мировоззрений, национального, я бы сказал, быта. Именно – на почве кровавой мести, на почве похищения девицы с целью брака, ревности, защиты женской чести, личного оскорбления словом или действием (последнее очень мало). Преступления же, выходящие за пределы быта, были, но не имели систематического характера. Самовольная порубка казенного леса, скотокрадство и конокрадство» (Ук. соч., стр. 23).

Итак, мы видим, что среди заключенных 50 чеченцев абсолютное большинство арестовано из-за того, что вменяемые люди хотя бы с зачатками аристократического сознания назвали бы защитой чести и достоинства. И лишь малая часть из этих 50 чеченцев сидит в тюрьме из-за преступлений корыстного характера, к каковым, конечно, не может относиться заготовка дров в родных лесах, в одночасье объявленных колониальной администрацией «казенными».

Разумеется, не все чеченские преступники сидели в тюрьме. Были и те, кто оставался на воле и скрывался от властей. Таких называли абреками. И вот что С.К. Бердяев говорит об этой категории чеченских преступников:

«Чеченские абреки были все одной категории. Убийцы на почве защиты оскорбленного самолюбия, защиты женской чести и в большинстве случаев в состоянии аффекта. Следственными материалами установлено, что чеченские абреки не только по натуре, но и наследственно преступниками не были; не было уклона в сторону преступности и по религиозно-гражданскому воспитанию, и первые шаги злодеяния исходили отнюдь не из корыстных целей, а, повторяю, на почве защиты своего человеческого права» (Ук. соч., стр. 23-24).

Не знаю, как читатель отнесется к этим словам, но все же скажу: почти все преступления, совершаемые чеченцами в описываемое время, мотивировались защитой чести – своей и своей семьи. И это свидетельствует не о «хищничестве», не о «природной предрасположенности» чеченцев к преступлениям, а о душевном аристократизме нашего народа, его обостренном отношении к вопросам чести и справедливости.

 

«Чаще всего те, кто боится мусульман, не видели ни одного мусульманина вживую»

рубрика: Разное
Фото из соцсетей

Чем живут литовские мусульмане, с какими вызовами сталкивается исламская культура в Литве и что думают этнические литовцы о представителях этой восточной религии в целом — эти вопросы недавно обсуждались в ходе дискуссии, организованной Фондом открытой Литвы. В мероприятии приняли участие эксперт Литовского центра по правам человека Бируте Сабатаускайте, доктор исторических наук Дарюс Баронас, политолог правого толка Витаутас Синица и профессор-востоковед Эдгунас Рачюс, автор книги «Мусульмане в Восточной Европе».

История литовских мусульман насчитывает не одно столетие. Большинство граждан Литвы, исповедующих ислам, составляют татары и караимы, чьи предки пустили свои корни на этих землях еще в XIV веке. Татары издавна считались отличными воинами, служившими под знаменами Великого княжества Литовского, а позже Речи Посполитой.

Впервые татарские конные воины появились в Литве во времена правления Гедиминаса, окончательно же они укрепились на современной территории страны при князе  Витаутасе. Последний даровал им привилегию на право владения землями и свободу вероисповедания в обмен на обязанность военной службы в кавалерийских отрядах.

Мусульмане сегодня

Сегодня в Литве о мусульманах знают совсем немного, к исламу относятся с настороженностью, а новости о мероприятиях и жизни местной «уммы» лишь изредка мелькают на страницах литовских газет. Согласно последней статистике, мусульманами себя называют 2 727 жителей Литвы, что составляет не более 0,1% от всего населения. Примечательно, что 400 человек, исповедующих ислам, назвали себя этническими литовцами. В то же время в вильнюсском муфтияте называют несколько иные цифры. По словам муфтия Ромаса Якубаускаса, ислам в стране исповедуют порядка 7— 10 тысяч человек.

По мнению профессора Рачюса, ислам считается одной из традиционных, то есть исторических религий Литвы. Большинство исповедующих ислам в республике причисляют себя к суннитам, однако Рачюс убежден, что в скором времени это течение канет в лету, уступив место в какой-то степени более радикальным салафитам. Салафизм — это мусульманское течение, сторонники которого выступают за установление исламского государственного правления, базирующегося исключительно на Коране и Сунне. Если татары и караимы, например, не практикуют многоженство, то женщины, исповедующие эту форму ислама, не имеют ничего против того, чтобы стать второй или третьей женой одного мужчины. В будущем, утверждает исследователь, это может осложнить жизнь институтов власти, поскольку салафиты могут громче заявить о своих правах, требуя изменить те или иные правовые акты.

«В этом смысле в Литве традиционно практиковался так называемый татарский «народный ислам», который не отличается от исконного по сути, но по форме выглядит совершенно по-иному, нежели, скажем, тот ислам, который практиковали болгарские мусульмане», — говорит Э. Рачюс.

Корни исламофобии

Хотя традиционная исламская культура в Литве медленно угасает, а число мусульман уменьшается, уровень исламофобии в стране довольно высок, констатировали собравшиеся эксперты. В частности, по данным Литовского института этнических исследований, в последние годы отношение литовцев к мусульманам ухудшилось. Около 40% литовцев, согласно исследованиям, не хотели бы жить рядом с людьми, исповедующими ислам, или сдавать им жилье.

Сабатаускайте связывает эти негативные тенденции с общим накалом страстей из-за террористических актов в Европе, совершаемых представителями исламских террористических группировок, наплывом беженцев с Ближнего Востока, противоречивыми сообщениями о преступлениях, совершенных мигрантами и тому подобное. По ее мнению, все это сказывается на литовских мусульманах, на которых навешивают ярлыки радикалов и чуть ли не потенциальных террористов, что не имеет ничего общего с истиной.

«Чаще всего те, кто боится мусульман, говорит о том, что ненавидит мусульман, принижает их, или уничижительно высказывается об исламе, — не знакомы и даже не видели ни одного мусульманина вживую», — говорит директор Литовского центра по правам человека.

Кроме этого, она резюмировала, что литовская пресса также играет свою роль в формировании негативного образа мусульман. По ее словам, довольно часто утверждения об исламе в тех или иных изданиях балансируют на грани ненависти, что, разумеется, сказывается на отношении представителей титульной нации к тем же литовским татарам и караимам.

С ней солидарен и политолог Синица, утверждающий, что мусульмане интегрированы в литовское общество, однако в свете последних событий многим из них приходится оправдываться за те глобальные процессы, к которым они не имеют никакого отношения.

«Издавна живущие в Литве мусульмане отлично интегрировались, даже, к их несчастью, ассимилировались, поэтому они не несут никакой угрозы для общественной безопасности или других проблем. Напротив, сегодня они подвержены угрозе из-за исламского явления в Европе. Они должны оправдываться из-за того, что с ними не связано», — констатировал Синица.

В то же время политолог подчеркнул, что жители Литвы не могут игнорировать те процессы, которые происходят в странах Западной Европы, страдающих от наплыва мигрантов, не желающих интегрироваться, а создающих государства в государстве.

Ему вторит историк Баронас, позиционирующих себя одним из главных критиков исламистского движения в Европе. По его словам, до недавних пор в Литве почти не говорили о мусульманской угрозе, но она существует. Он утверждает, что Европейский континент и христианская цивилизация столкнулись с угрозой исчезновения, а радикальные мусульмане затмили представителей миролюбивых течений ислама.

«Исламизм влияет на мусульман и сам ислам по своей сути. Исламистские организации щедро финансируются и ставят перед собой глобальные политические цели по захвату пространств христианской цивилизации. Фундаменталисты этого не скрывают и хотят навязать эту радикальную идеологию тем мусульманам, которые с этим не согласны. Мне было странно наблюдать за тем, что в Литве не затрагивали эти вопросы», — констатировал историк.

 

http://m.novayagazeta.ee

«Карта власти». 65% чиновников Чечни — друзья и родственники Рамзана Кадырова

рубрика: Разное
Рамзан Кадыров, Магомед Даудов и Адам Делимханов. Фото из соцсетей.

В свете недавних назначений на руководящие посты в республике Чечня нескольких родственников и односельчан Рамзана Кадырова «Би-би-си» составила подробную карту власти в регионе.

Согласно исследованию, из 158 чиновников Чечни 30% — родственники главы республики, еще 23% — односельчане, выросшие вместе с ним в селе Центарой, и еще 12% —друзья Рамзана Кадырова и их родственники.

В частности, издание выбрало 18 ключевых фигур в исполнительной, законодательной власти, среди силовиков, в бизнесе и в сфере международных отношений региона. Все они, в силу занимаемых должностей, могут принимать важные решения или влиять на их принятие.

В «круг доверия» главы региона, сформировавшийся на базе бывшего окружения отца Рамзана Кадырова, входят 18 человек. Восемь из них — силовики, трое работают за пределами региона, остальные задействованы в сфере законодательной и исполнительной власти Чечни.

Жители региона считают, что особым доверием Кадырова пользуются те, кто находится в команде с начала 2000-х годов, когда главой администрации, а затем и президентом Чечни был отец Рамзана Ахмат-Хаджи Кадыров. Среди них — министр внутренних дел МВД по Чечне Руслан Алханов, глава Совета экономической и общественной безопасности Чечни Вахит Усмаев, начальника линейной полиции региона Али Тагиров и другие. Издание отмечает, что большинство из них родом из фамильного гнезда Кадыровых — села Центарой.

Однако и среди них есть своя элита. К ближнему кругу главы Чечни «Би-би-си» относит наиболее влиятельную тройку — депутата Госдумы РФ Адама Делимханова, спикера парламента Чечни Магомеда Даудова (Лорд) и командира СОБР «Терек» Абузайда Висмурадова (Патриот).

круг.png

круг2.png

По мнению председателя комитета по предотвращению пыток Игоря Каляпина, должности, которые занимают Делимханов, Даудов и Висмурадов, не столь важны, главное — какой они имеют статус. Этим неформальным статусом и определяется их реальное положение и отношение к ним в чеченском обществе.

Каждый из руководящей тройки отвечает за свой важный участок работы. Жителями Чечни известно, что Лорд — главный силовик в Чечне, Делимханов — это главный «кадыровец» Москвы, а Патриот — личный охранник Рамзана Кадырова.

патриот.jpg

Рамзан Кадыров и Абузайд Висмурадов (сзади справа) 

Кроме того, глава региона часто назначает их ответственными за исполнение его поручений. Например, Делимханов контролировал строительство нового здания железнодорожного вокзала в Гудермесе, а Даудову было поручено курировать улучшение ситуации на дорогах Чечни. Отверчающий за безопасность Висмурадов за последние полгода появлялся рядом с Кадыровым почти на каждой встрече и мероприятии. Однако, в отличие от Делимханова и Даудова, он не сидит на совещаниях с главой Чечни, хотя всегда поблизости.

Из 73 человек в правительстве и парламенте Чечни руководящие должности занимают 19 родственников и 14 односельчан Кадырова. Из 31 человека в кабинете министров и подведомственных ему организациях 16 — родственники и односельчане Кадырова (8 родственников, 8 односельчан).

Братья Адама Делимханова также занимают высокие посты в силовых ведомствах. Алибек (также входит в «круг доверия» из 18 человек) — заместитель командующего войск Нацгвардии РФ на Северном Кавказе, Герой России. Шарип — глава управления Росгвардии по Чечне, Амхад — старший офицер МВД РФ по Чечне.

Глава министерства транспорта и связи Чечни Рамзан Черхигов — зять главы республики, пост министра культуры также занимает родственник руководителя региона Хож-Бауди Дааев, отмечает ВВС. Первый заместитель председателя правительства Чечни Иса Тумхаджиев — сын вице-премьера и министра автомобильных дорог Чечни. Двоюродный брат Рамзана Кадырова Амрудди Эдильгириев известен в Чечне как главный строитель новых мечетей (ежегодно в республике строится по 30-40 новых мечетей, всего их в Чечне около тысячи). Шалинский район Чечни возглавляет второй кузен Кадырова Турпал-Али Ибрагимов (Быстрый), который участвовал в боевых действиях на стороне федеральных сил и работал в личной охране Ахмата Кадырова.

Кадыров окружил себя людьми своего поколения, выходцами из своего села по той причине, что они обязаны ему всем, что у них есть, и это является гарантией их преданности, считает бывший лидер чеченской оппозиции Ахмед Закаев.

«Люди его поколения на самом деле искренне восхищаются им. Он и авторитет для них, и боятся они его. Кадыров окружил себя людьми кровно родственными или людьми из детства, которые ему обязаны всем. У него есть небольшая категория людей, на которых он может положиться и, конечно, зная, что их мало, он ими дорожит», — считает Закаев.

Примечательно, что представители чеченских властей не находят конфликта интересов в том, что Кадыров окружает себя людьми, которые вместе с ним росли, учились или воевали, а видят в этом только знак высокой степени доверия.

При этом Рамзан Кадыров и не скрывает, что часто назначает на высокие должности людей, с которыми его связывают личные отношения, а при назначении нередко использует формулировку «Я знаю этого человека много лет» или «с раннего детства».

В парламенте же республики заседает в основном старшее поколение родственников и односельчан главы Чечни.

Первым замом спикера является зять Рамзана Кадырова Салман Закриев, шурин Кадырова и его односельчанин занимают должности двух других заместителей Лорда. Среди депутатов — немало родственников и односельчан Кадырова и Делимханова. Секретариат Кадырова также возглавляет давний друг Рамзана Кадырова, бывший силовик.

В числе помощников главы Чечни (всего их семеро) числятся один Даудов — родной брат спикера парламента, один Геремеев — родственник Адама Делимханова и двое Кадыровых.

При этом люди с фамилией Кадыров у верховной власти — редкость. Издание отмечает, что несмотря на то, что у главы Чечни очень большая родня, среди тех людей, которые принимают решения и с кем советуется Рамзан, представителей фамилии Кадыровых немного.

Сам Рамзан Кадыров ранее уже высказывался по этому поводу.

«От того, что у тебя фамилия Кадыров, ты никуда не устроишься, друг мой, если у тебя нет заслуг. У нас, у Кадыровых, много людей, которых нужно устроить на работу. Их можно сделать министрами, депутатами, главами, генералами, но у них нет заслуг. Поднимается только тот, у кого есть заслуги», — сказал Кадыров однажды на совещании в Грозном.

Такой принцип отбора подтвердил «Би-би-си» и министр печати Чечни Джамбулат Умаров, который утверждает, что ответственность на представителях фамилии Кадыров лежит большая, чем на остальных членах команды. «Чем ближе он ему по родственной линии, тем больше на нем задач, тем больше с него спрашивают», — объяснил Умаров.

Отметим, что о «дорогих братьях» Кадырова, как называет близких ему людей сам глава Чечни, вспомнили на прошлой неделе, когда в руководстве республики произошли кадровые перестановки. Односельчанин Кадырова, премьер-министр Чечни Абубакар Эдельгериев был назначен на пост советника президента РФ, на его место назначили мэра Грозного Муслима Хучиева, а на пост градоначальника столицы республики был предложен Кадыровым его племянник Ибрагим Закриев. Дальний родственник Кадырова Иса Тумхаджиев был выдвинут на должность первого вице-премьера, а главой Курчалоевского района Чечни стал племянник главы республики Хамзат Кадыров.

 

https://crimerussia.com

Чеченский писатель: «Русские упрекали нас в бескультурье за то, что мы разговаривали на чеченском языке»

рубрика: Разное

О проблемах миграции в России, об отношении к кавказцам в русском обществе и об опасности нарастания ксенофобии говорили с известным чеченским писателем, историком Ризваном Ибрагимовым.

– Немного о “проблемах миграции” в России… есть ли такая проблема и насколько остро она стоит перед российским государством и обществом?

– Проблема, несомненна есть, но она, на мой взгляд, абсолютно искусственная. На бытовом уровне между соседями разных национальностей крайне редко можно встретить напряженность, обусловленную исключительно этническим фактором. Как правило, люди живут в нормальных добрососедских отношениях. Это говорит о том, что генетической предрасположенности к ксенофобии не существует. Нелюбовь к представителям иных национальностей не является изначально в людей заложенной и не вспыхивает спонтанно. Проблема возникает только тогда, когда она необходима власти. Я бы сказал, что ксенофобия – это один из инструментов, используя которые власть манипулирует сознанием людей, решая свои собственные задачи. Исходя из этого, правомерно заключить, что проблема периодически возникает перед российским обществом, но никак не перед российским государством. Когда необходимо, власть раздувает проблему, используя подконтрольные СМИ или гасит ее, если возникла без ее участия и она не заинтересована в ней.

Ризван Ибрагимов

– Любое общество в отдельные периоды своей истории страдало от национализма и ксенофобии. После распада СССР эти тенденции в российском обществе усилились и даже имели место громкие преступления, совершенные на этой почве. Какой уровень напряженности в российском обществе сегодня? Ведется какое-то исследование в этом направлении, чтобы иметь точное представление об этой проблеме, которая угрожает национальной безопасности России?

– Сегодня, оценивая проблемы, возникшие после распада СССР ретроспективным взглядом, мы понимаем, что эти проблемы возникали не сами по себе. Их большей частью раздували спецслужбы, то есть сама власть. Понимая, что развал СССР неизбежен, Москва инициировала ряд конфликтов между союзными республиками или внутри самих республик, чтобы иметь возможность, дергая за ниточки, контролировать их. Примеры: Азербайджан и Армения, Грузия и Абхазия, Грузия и Южная Осетия, Молдавия и Приднестровье. Внутри самой России активизировали конфликт между осетинами и ингушами. Став на сторону осетин, центральная власть перемолотила ингушей Пригородного района Северной Осетии и изгнала их с насиженных мест. Разумеется, это на долгие годы внесло раздор между соседними народами.

В те же годы Кремль решил развязать давно предлагавшуюся генералитетом бойню чеченского народа. О предложенном ему плане по развязыванию войны против чеченцев М. Горбачев, как минимум дважды, говорил по центральному телевидению. Первый раз это было после начала Первой Античеченской войны 1994 года, а второй раз уже в 2000-х в интервью М. Максимовской. Учитывая тот факт, что во время Первой Античеченской войны население России было против этой войны, перед развязыванием второй, спецслужбы взорвали жилые дома в ряде российских городов и обвинили в этом чеченцев. СМИ не покладая рук вдалбливали в мозги россиянам, что чеченцы их злейший враг. И как тут не развиться ксенофобии?

Еще раз повторяю, что нет в России проблемы ксенофобии, которая могла бы угрожать национальной безопасности страны. Громкие преступления на почве ксенофобии становятся громкими только усилиями спецслужб, заинтересованных в использовании пропагандистского эффекта от таких преступлений для решения государственных политических задач, будь то развязывание войны против того или иного государственного образования, либо оказание давления на правительство той или иной страны, с целью заставить его пойти на уступки в том или ином вопросе.

Уровень напряженности в российском обществе сегодня исключительно контролируемый. Если Кремль решит, что для отвлечения внимания населения от социальных проблем, от антинародных актов, принимаемых правительством чемпионата мира по футболу недостаточно, сразу после него он может спровоцировать всплеск ксенофобии против мигрантов. Организуют какое-нибудь преступление со стороны, азербайджанца, таджика или узбека, посредством СМИ сделают его громким и пошло-поехало.

То же самое может быть совершено с использованием законсервированных внутренних конфликтов на почве территориальных споров между отдельными народами России. В этой связи могу полагать, что исследования в этом направлении давно проведены, рекомендации выработаны, когда нужно будет, “нажмут на кнопку” и получим конфликт на почве ксенофобии.

– Давайте сравним миграционную политику США и России. Ведь мы знаем, что с момента освоения Нового Света со всех концов планеты продолжается поток мигрантов в США. Там тоже имели место стычки на расовой почве, нарушались права чернокожих, латинцев и других. Но американскому обществу удалось преодолеть эти препятствия, которые не дают любой стране развиваться. Народ из США никогда не эмигрировал, а, наоборот, по сей день все стремятся туда, даже из благополучной Европы, и их ни капли не пугает правительство США. А в России на самом высоком уровне к мигрантам относятся с раздражением… По-вашему, с чем это связано?

– В отличие от США, самый высокий уровень в России заражен великодержавным русским шовинизмом. Там с раздражением относятся не только к мигрантам, но и к собственно российским народам. Имперская политика русификации нерусских народностей проводится со времен создания самой России, независимо от типа государственного строя. Мне это знакомо со школьной скамьи, когда учителя критиковали наши обычаи, запрещали чеченцам между собой разговаривать на чеченском языке. Наглость доходила до того, что даже в общественном транспорте русские упрекали нас в бескультурье, поскольку мы, чеченские ребятишки, общались на своем языке. Представьте себе, переселенцы из других регионов требовали от местного населения общаться между собой на их языке. Откуда это? Это из политики власти, которая буквально в эти дни достигла своего апогея: Госдума принимает закон о необязательности изучения в школах национальных республик родного языка коренного населения.

– Русских больше всего раздражают кавказцы. Особенно, танцы кавказцев под “лезгинку” в прилюдных местах в городах РФ воспринимается обществом чуть ли не как “хулиганство”. Ведь если русские на улицах кавказских городов потанцевали бы под “частушки”, прохожие аплодировали бы им… По-вашему с чем связана такая нетерпимость?

– Отношение к кавказцам – это особый вопрос, имеющий очень глубокие корни. Кавказцам действительно никогда бы даже в голову не пришло запрещать танцевать под частушки. Русских лезгинка в российских городах тоже нисколько не возмущала, пока такая задача не была поставлена властью. Согласитесь, что не может простой гражданин задержать танцора за хулиганство. Это могут делать только представители власти. И делают они это только после получения соответствующего приказа. Все управляемо. Здесь опять же виден элемент дискриминации россиян нерусской национальности со стороны Кремля, обусловленный его политикой ассимилирования нерусских народов.

Так вот, про отношение к кавказцам. Дело в том, что Кавказ это особая территория планеты, откуда во времена после глобальных общемировых катаклизмов по всему миру рассылались управленцы, помогавшие выжившим народам восстанавливать утраченные знания и воссоздавать их погубленные цивилизации. Факт это известный, но особо не афишируемый. Знают об этом только те, кто интересуется темой и знакомится с соответствующей литературой. Для всех остальных процитирую известных людей:

“Всемирная история, построение которой принадлежит кавказской расе, пережило, по-видимому, до сих пор два кавказских периода. ”Кавказ, как Западный, так и Восточный, – то место на земном шаре, где, как считают ученые, наиболее широко представлены типичнейшие представители белой расы. т.е. корня, откуда пошло все человечество» (Макс Штирнер).

По мнению французского энциклопедиста Э. Реклю, “Кавказ всегда рассматривался как регион, давший квинтэссенцию, самый чистый образец белой расы. И всегда отличаются красота, изящество, утонченность белых людей кавказского происхождения. Названия “кавказец”, “ариец” или “индоевропеец” являются синонимами. По существу и до настоящего времени многие, в том числе и специалисты, называют Кавказ местом, откуда вышли все белые люди Европы и Азии”. «Кавказские народы, – говорил английский журналист первой половины XIX в. Эдмонд Спенсер, – однако, имели честь отдать свое название (кавказская раса) за исключением финнов и лапландцев, всему населению Европы. Это народ самый цивилизованный и могущественный, которого когда-либо видел мир; и действительно, рассматривая жителей Кавказа, мы должны признать превосходство их внешнего облика над огромной массой европейцев, мы вынуждены прийти к убеждению, что мы их потомки, происшедшие от одного рода».

«Кавказ, являясь вратами между Азией и Европой, всегда занимал особое положение в мировой истории. Его называли “осью Мира”, и “троном Богов”. Белая раса в средние века и ныне в Европе именуется “кавказской”. И многие истинные ученые, в том числе и великий Гегель считались с этим. Он подчеркивал, что “Прогресс мировой цивилизации начинается с пути Кавказской расы…” Горцы Кавказа являли собой предысторию всего цивилизованного мира. При этом зачастую подчеркивался “необыкновенный консерватизм кавказских горцев”. – Это уже военный врач И. Пантюков, автор исследований по этнографии и антропологии Кавказа.

“Всемирная история – история того, что человек совершил в этом мире, есть, по моему разумению, в сущности, история великих людей, здесь на земле. Они, эти великие люди были вождями человечества, образователями, образцами, и в широком смысле, творцами всего того, что вся масса людей стремилась осуществить, чего она хотела достигнуть”. И в глубокой древности, как мы увидим далее, именно Кавказ был тем местом, откуда по всему миру пошли, как писал В. Брюсов “Учителя учителей”. (Томас Карлейль).

“Иными словами, в горах Большого Кавказа – Мировой горе индоевропейцев сложилось первое в мире общество мудрецов, или, можно сказать, источник знаний, идеологий и многих изобретение первая “ученая и прогрессивная мистерия”. (С.Х. Джанайты – осетинский ученый)

“Помазанники главной цивилизации, располагавшейся здесь на берегу Черного моря, создали по всему миру дочерние центры знаний и культуры… Именно кавказские посланники обучили людей земледелию, астрономии, календарю и письменности, математике и искусству, ремеслу и строительству. Во все концы света распространяла, кавказская суперцивилизация свои достижения, посылая своих жрецов, посвященных, которые стали для остальных людей богами, ибо их уровень цивилизации для человечества был поистине божественным. Отсюда с кавказского побережья были направлены экспедиции и на Урал, и в Тибет, и на ближний Восток, одним словом, во все части света” (Вл. Лермонтов).

“…под термином “жители юга России” следует понимать кавказцев. Упоминаемые здесь переселения на северо-восток совершенно определенно являются переселением кавказцев в Среднюю Азию и Сибирь, оставивших там многочисленные следы. Они заселили территорию от Кавказа до Персидского залива, создав там древнейшие поселения. В какой бы точке этого региона ни зародилась культура добычи и обработки меди, способствовавшая их распространению, ее создателями были предки кавказцев. (Ж. Пуассон -французский ученый).

«Кавказ является одним из очагов мировой цивилизации. Это страна Богов, святителей и воинов во все времена истории поражала, поражает и будет поражать всех своей самобытностью. “История Кавказа полна удивительными фактами. Она связана с начальной эпохой человеческой цивилизации” (Джелаль Нури – турецкий ученый.

Можно было бы сказать, что кавказцев не любят из-за их славного прошлого, зависть гложет. Но это не так, проблема много глубже. Ненависть к кавказцам намеренно внушают власти, и не только России. Кавказ опасен именно для властей, причем, властей всех без исключения стран. Опасен тем, что именно с Кавказа Творец периодически начинает очищение планеты от Зла. Главными его носителями и распространителями являются те, кто обладает властью – политической, экономической, финансовой. В отличие от простых людей, они прекрасно знают о сакральном значении Кавказа. Знают и о том, что Кавказ был раньше и станет снова мировой столицей, Центром Мира, Сердцем Земли, управляющим планетой.

Нам с вами часто приходится слышать слова Ванги, предвещавшей России счастливое будущее:

— Новое Учение придет из России. Будет чистой Россия, будет Белое Братство в России. Отсюда Учение начнет свое шествие по всему миру.

Возникает вопрос об источнике этого Белого Братства, которое возродит духовность сначала в России и затем по всему миру. На него никто не отвечает. Так вот, этим источником является Кавказ. Сейчас об этом знают только властные Мира, манипулирующие сознанием человечества. Раньше об этом знали все и знания эти сохранились в мифах и преданиях народов мира, хотя и в довольно искаженной аллегорической форме. Бесполезно искать там наименование Кавказ, его вы там не встретите. Дело в том, что Кавказ там обозначен другим исконным его названием – Ан. С чеченского языка это переводится как Небо, именно под этим названием замаскирован Кавказ в мифах и преданиях. Термины “небесные люди” и “анты”, “ваны” являются синонимом определения “кавказцы”. Слово Анты является производным от чеченского выражения ” Ана т1аьхь”, что в переводе означает “на Небе”, то есть, на кавказских горах.

Широко знакомое название Китая “Поднебесная” означало в свое время, что она находилась под управлением Неба – Кавказа. Сегодня сам Кавказ находится под управлением Москвы.

Именно здесь кроется причина по которой Россия во все века пыталась завладеть этой территорией, истребить ее автохтонное население либо ассимилировать с русскими. Отсюда и культивирование в головах россиян ненависти к кавказцам и ко всему кавказскому, будь то язык или лезгинка. Не хочет пока еще Москва поменяться с Кавказом ролями, став еще одной Поднебесной. Здесь же объяснение подлинных причин развязанных Москвой двух последних Античеченских войн и намерений принять закон об ограничении рождаемости в Чечне, Ингушетии и Дагестане, озвученных рупором Кремля В. Жириновским.
Если коротко, то суть негативного отношения к кавказцам можно выразить следующими стихами:

Хотя уничтожить их всех мы не сможем,
Мы численность их регулировать можем.
Число чтоб чеченцев не возрастало,
Следить будем строго, пусть будет их мало.
Коль в мире удастся им голос поднять,
Победы Ислама нельзя избежать,
Весь мир в правоверие напрочь войдет,
Богатство и власть он у нас отберет.

Никто никогда просто так не отдавал власть.

– Как Соединенным Штатам все-таки удалось найти способы управлять столь разнообразной массой людей, превратив их в настоящих американских патриотов и стать мировым лидером во всех областях? Как мы знаем, там города разделены на национальные гетто, созданы этнические анклавы внутри городов и штатов. А Собянин, когда стал мэром Москвы, заявил, что власти не допустят создания таких гетто, кварталов в главном российском мегаполисе. Результат перед глазами, США и Россия. Почему российские власти и русское общество боятся миграции и мигрантов, тем более представители мигрирующих в Россию народов знакомы с законами РФ, ментальностью, культурой русского народа, владеют языком и т.д.?

– Любая задача поддается решению, если власть действительно желает ее решить. Белый Дом желал решения и ему это удалось. Ему было проще, поскольку в США отсутствует великодержавный национальный шовинизм. Это страна приезжих, там нет доминирующей нации. У каждого народа есть неприкасаемые ценности, которые и делают данное сообщество народом, отличным от других – язык, обычаи, традиции. Эти народы не будут поддерживать власть, которая пытается лишить их национальной самобытности. В США, в отличии от России, делать этого не пытаются. Этнические анклавы внутри городов и штатов позволяют национальным группам, осевшим там, сохраняться частью материнского народа. Задачи ассимилировать их с кем-либо в США нет. Иное дело Россия. Насильственная русификация – одна из главных задач Кремля. Помним, как в СССР пытались создать общегосударственную нацию под названием Советский народ. Разумеется, языком этого народа становился русский. Именно поэтому власть в стране не позволяет мигрантам селиться компактно. Так они быстрее русифицируются.

Но это не единственная причина. Есть у нас поговорка: “Гулящая свекровь сноху подозревает”. Как уже ни для кого не является секретом, Кремль реализует программу возвращения в поле своего влияния и включения в состав России территорий, утерянных с развалом СССР. Это и бывшие союзные республики и страны Восточной Европы. Международные законы не позволяют просто так без особых причин вторгаться на территории суверенных государств. Поэтому Кремль уделяет большое внимание сохранению в этих странах русских диаспор. Русскоязычные жители соседних стран, бывшие советские граждане не могут просто так получить российское гражданство. Им намеренно усложнили процедуру, поскольку они необходимы в странах пребывания в качестве пятой колонны, используя которую при соответствующих обстоятельствах российская армия может совершить интервенцию под предлогом защиты русскоязычного населения. Но если такой метод имеется на вооружении российских спецслужб, почему его не может быть в арсенале западных государств? Зачем тогда России формировать через анклавы и гетто пятые колонны, которые могут быть использованы против нее самой? Вероятно, таковы мотивы Собянина и тех, кому он подчиняется.

– Последние время из уст различных российских политиков часто звучат предложения и призывы ужесточить миграционную политику. Как вы думаете, в данный момент, что даст России ужесточение миграционной политики?

– Россия огромная по территории страна, имеющая мизерную плотность заселения. Убыль населения стремительная, деревни и мелкие города вымирают и исчезают, если с карт, то в реальности. Не восстанавливая численность населения, страна просто не сможет свои территории контролировать. Чем меньше населения, тем меньше налогооблагаемая база, тем меньше доходы бюджета. Не нужно быть провидцем, чтобы видеть последствия ближайших десятилетий. Пустые заброшенные территории будут заселяться явочным порядком теми, кому не хватает жизненного пространства в собственной стране. И власть не сможет этому противостоять, ибо некого будет ставить под ружье, нечем будет финансировать даже армию. Ведь не от хорошей жизни Александр II продал Америке Аляску. У него не было сил ни осваивать ее, ни удерживать на таком отдалении. Американцы забрали бы ее просто так.

Единственный путь пополнения численности населения в России – это мигранты, их уже надо бы привлекать миллионами и делать из них полноправных российских граждан. Ужесточение миграционной политики при условии соответствующего оболванивания населения силами СМИ, может дать сегодня временный пропагандистский эффект, связанный с незначительным снижением недовольства правительством. Но вот кто тогда в крупных российских городах будет выполнять тяжелые, изнурительные и малооплачиваемые работы? Стратегически это проигрышный путь.

Беседовал: Кавказ Омаров

Yenicag.Ru — www.yenicag.ru

Испанское следствие: главный тренер Локомотива Сёмин и депутат Шаманов связаны с Солнцевской ОПГ

рубрика: Разное

В распоряжении The Insider оказались фотографии лидеров Солнцевской группировки в приватной обстановке с героем России, депутатом Госдумы, генералом Владимиром Шамановым и тренером «Локомотива» Юрием Сёминым.

Судя по декору, фото сделаны в пятизвездочной гостинице Lotte Hotel в Москве в холле приемов. Гости, среди которых руководящие кадры «Солнцевских» Сергей Михайлов по кличке Михась, Виктор Аверин по кличке «Авера», Владимир Шаманов, имеющий на груди орден героя России, тренер «Локомотива» Юрий Сёмин и другие, по-видимому, отмечают какое-то событие.

 

 

Фотографии являются частью уголовного дела Солнцевской ОПГ в Испании. В конце сентября 2017 года в Марбелье были арестованы 11 человек, среди которых помощник Михася Арнольд Тамм (он же Арнольд Спиваковский). В мобильном телефоне Тамма были найдены фотографии Михася с Шамановым, а также свежее фото «хитрого Дона» Семена Могилевича, о котором The Insider уже писал. Спустя несколько месяцев арестованных выпустили под залог. Их подозревают в отмывании денег преступного сообщества через сеть компании в Испании, среди которых торговая марка воды «Вода Михася» («Михась» — название горы в Испании).

Сергей Михайлов (слева) и Арнольд Тамм

В России Тамма арестовывали в 2002 году за хранение наркотиков. В салон автомобиля следователя, ведущего дело, тогда бросили гранату. Суд Тамма оправдал. Согласно испанскому следствию, Тамм «отвечал за бизнес в сфере недвижимости в Западной Европе, инструментальные и офшорные компании, отмывание денег», — говорится в документах предварительного следствия Марбельи, с которыми ознакомился The Insider.

 

Михась (слева), Шаманов (в центре) и Сёмин (справа)

И Генерал Шаманов, и Юрий Сёмин, узнав, что корреспондент The Insider интересуется подробностями встречи в Lotte Hotel с лидерами «Солнцевских», отказались от комментариев.

Напомним, герой России, депутат Госдумы Генерал Шаманов — Председатель комитета Государственной думы по обороне и сопредседатель комиссии Госдумы по рассмотрению расходов федерального бюджета, направленных на обеспечение национальной обороны. Во время войны в Чечне генерал Шаманов был одним из командующих федеральными войсками, где стал известен «зачистками» (внесудебными казнями) и авиаобстрелом колонны беженцев. Часть преступлений подтверждены Европейским судом, на других настаивают российские правозащитники. Осужденного за убийство мирной жительницы в Чечне полковника Юрия Буданова Шаманов считал своим другом и хлопотал за его помилование, считая, что российская армия делает «священное дело» в Чечне. Также Шаманов прославился тем, что отдал приказ, согласно которому запрещалось выпускать мирных жителей из зоны боевых действий (приказ игнорировала Ингушетия).

Бывший зять генерала Шаманова по прозвищу «Глыба» (татарская ОПГ) получил 10 лет лишения свободы за покушение на убийство и вымогательство в 2009 году. Причем сам Шаманов, на тот момент командующий ВДВ, послал группу спецназа к офису фирмы своего зятя с попыткой помешать провести там обыск, вследствие чего получил предупреждение «о неполном служебном соответствии».

«Еще один факт, который позволил „Солнцевской“ встать над остальными преступными организациями-выходцами из бывшего СССР: большинство ее членов происходили не из криминальной среды, а ранее или служили в рядах советской армии, или были сотрудниками служб безопасности и разведки. Многие ее члены были спортсменами», — говорится в документах предварительного следствия по делу «Солнцевской» в Испании.

Проектом «Прайм Крайм» весной этого года также была опубликована фотография Юрия Сёмина с Олегом Раменским (Шишканом), Валерием Гергиевым и Валерием Газзаевым. По данным «Росбалта», Шишкан недавно занял место осужденного по делу о коррупции в Следственном комитете «вора в законе» Шакро Молодого — Захария Калашова.

 

За «Солнцевской» следят правоохранительные органы многих европейских стран, однако группировка приступила к активной очистке своей репутации. Так, во Франции с 2016 года ведется следствие в отношении бывшего главы разведки DGSI Бернара Скарсини по подозрению в коррупции — «торговли влиянием». Среди прочего выяснилось, что во время руководства спецслужбой Бернаром Скарсини депутат Госдумы Андрей Скоч, помеченный в картотеке DGSI как член «Солнцевской» ОПГ, вдруг исчез из картотеки. Группировка пытается обелить свою репутацию и в России. Опираясь на недавно принятый «закон о забвении», Михайлов пытался заставить российские поисковики убрать упоминания о «Солнцевской» ОПГ. При этом конфликтов с Кремлем у группировки нет: Сергей Михайлов имеет наградные часы от Владимира Путина. А генерал Шаманов 10 мая 2018-го предложил выдвинуть Владимира Путина на Нобелевскую премию мира.

ДВОЕ МУЖЧИН ПОД ПРИЦЕЛОМ

рубрика: Разное

(Перевод статьи Борис Райтшустер в германской газете «Франкфуртер Альгемайне Цайтунг», которую перепечатало еще несколько западных изданий. Спасибо за текст по-русски уважаемой Евгении Комаровой.)

Один участвовал в инсценировке собственного убийства, другой опасается за свою жизнь: встреча с двумя критиками Кремля, российскими журналистами Аркадием Бабченко и Айдером Муждабаевым.

В своей прежней жизни Айдер Муждабаев мог запросто выйти из своей киевской квартиры на улицу, встретиться с друзьями. После того, что произошло с Аркадием Бабченко, он привязан к своей квартире и своему бюро. И к мужчинам в джинсах с накачанными бицепсами, его персональным телохранителям из киевской полиции. Они теперь определяют ритм его жизни.

46-летний Муждабаев, который в любом боевике мог бы играть главного героя, — близкий друг Аркадия Бабченко, того самого российского журналиста и критика режима, смерть которого в прошлом месяце была разыграна украинскими службами безопасности. По их утверждению, существовал заказ на его убийство, и они при помощи этой инсценировки хотели выйти на след заказчиков и предотвратить дальнейшие жертвы. Так, во всяком случае, звучит официальная версия.

Муждабаев плакал, когда получил сообщение о предполагаемой смерти своего друга. Он корил себя за то, что уговорил Бабченко переехать в Киев, когда для того стало небезопасно оставаться в Москве. Муждабаев позвонил жене Бабченко, чтобы выразить свои соболезнования. Она показалась ему совершенно спокойной. Только позже он узнал, что она была посвящена в эту операцию.

Вскоре и сам он получил сообщение, которое перевернуло и его жизнь, — сообщение о том, что и его имя находится в списке человека, которого украинские органы считают организатором заговора против Бабченко. «Моё имя находится в самом начале этого списка, — говорит Муждабаев. — Сам Аркадий считает, что сначала они планировали убить меня первым, но потом изменили план и выбрали первой жертвой его. Этот список был как меню: московские заказчики выбирали подходящую для себя жертву».

Только через неделю после «воскрешения» своего друга Муждабаев смог встретиться с ним. Украинские органы содержат Бабченко в неизвестном месте, он находится под охраной. «Ему позволили только на два часа выйти в город, в свою квартиру, чтобы забрать вещи, я смог с ним коротко повидаться, в конспиративных условиях», — рассказывает Муждабаев. «До того, как случился этот кошмар (так он называет то, что произошло с Бабченко), мы часто встречались». На неопределённое время это теперь невозможно.

Муждабаева по пятам сопровождает офицер полиции Саша. В машине Саша напоминает, что они должны, наконец, договориться о кодовом слове — сигнале тревоги. Это должно быть какое-нибудь безобидное слово, которое не вызовет подозрений, если его громко выкрикнут. Слово, которое будет для Муждабаева сигналом немедленно укрыться, лучше всего — лечь на землю. Муждабаев избегает ответа, пытается уйти от темы: «Нам надо ещё купить пива!» Ему хочется хоть немного нормальной жизни, но и в этом ему отказывают. «Твоя лестничная клетка — идеальное место для киллера, он может спрятаться наверху и спокойно целиться оттуда», — предупреждает Саша своего подопечного при входе в дом. «Ты видел дворника перед домом? — спрашивает Саша. «Я не уверен, что это настоящий дворник». Муждабаев сглатывает слюну, всего это для него многовато.

Зайдя в квартиру, Саша начинает объяснять ему, как ставить ловушки, чтобы определить, не побывал ли в квартире кто-то чужой: «Посмотри на занавеску на балконной двери. Если она потом будет висеть как-то иначе — значит, в квартире кто-то побывал». Муждабаев качает головой: «Вот так выглядит моя новая жизнь, — скептически замечает он. — Все желают прекрасного, мирного и богатого будущего с детьми».

До вторжения путинских «ихтамнетов» в Крым в 2014 году Муждабаев прочно занимал своё место в российском медиаландшафте: он был заместителем главного редактора «Московского комсомольца», самой популярной в Москве ежедневной газеты, которая время от времени позволяла себе некоторые критические высказывания в адрес власти. С началом войны этому пришёл конец. Находясь в зарубежной поездке, Муждабаев заявил об увольнении по собственному желанию. По телефону. Он, сын крымского татарина и русской женщины, не хотел молчать.

Когда он в последний раз появился в редакции, чтобы забрать свои вещи, он был уже для своих недавних коллег отрезанным ломтём. «Только один коллега проводил меня до выхода. Для остальных я был пустым местом». Муждабаев уехал в Киев. В редакции крымскотатарского канала ATR, который после аннексии продолжил работу в изгнании, в Киеве, он нашёл свою новую журналистскую Родину. В своей собственной передаче он рассказывает о преследованиях, которым подвергаются в Крыму его соплеменники, об арестах, избиениях, пытках. «У меня такое ощущение, что это мало кого интересует за пределами Крыма, и меньше всего — на Западе», — жалуется он. «Там многие считают, что Крым всегда был «русским». Что за глупость! Крым — это наша Родина, земля крымских татар!»

Как и его друг Бабченко, Муждабаев является радикальным критиком президента Путина. Он называет его «крёстным отцом», а Россию — мафиозным государством. Это делает его мишенью для Кремля. В отличие от многих наблюдателей на Западе — и некоторых в Украине, — он не сомневается в подлинности «смертного списка», в котором есть и его имя. Этот список, предъявленный украинскими властями, включал тридцать человек. Позже он был расширен до 47.

Некоторые из тех, чьи фамилии есть в этом списке, не воспринимают его всерьёз — как, например, писатель Юрий Андрухович. «Они наверняка внесли меня туда задним числом, пропорции ради», — шутит он. Ему, по его словам, полиция тоже предложила защиту. «До сих пор у меня не было времени ответить на это предложение, — смеётся он, — я не верю, что являюсь мишенью для российских спецслужб». Андрухович, однако, не бежал из России в Украину, как Муждабаев, и потому не является в глазах Кремля «перебежчиком».

Негативная реакция Запада на случай Бабченко возмущает Муждабаева. «Когда коллеги, чей самый большой профессиональный риск состоит в пропаже чемодана во время рейса, упрекают Бабченко в нарушении моральных норм, у меня нет для них приличных слов», — говорит он. «Аркадий был поставлен перед выбором: либо он сотрудничает с государственными органами, либо они не гарантируют его безопасность. Неужели коллеги выбрали бы смерть? Насколько высокомерным нужно быть, чтобы его осуждать!»

Сотрудники органов предъявили Бабченко записи прослушки телефонных переговоров, в которых слышно, как заказчик оказывает давление на исполнителя, торопя его с убийством: журналист-де регулярно совершает пробежки, и исполнитель должен, наконец, «выполнить заказ». Они показали Бабченко фотографии его и его жены, которые могли быть только у московских органов. «У них на руках было много материалов, Аркадий был убеждён в реальности опасности, в том, что его действительно хотят убить. Я тоже в этом уверен», — говорит Муждабаев.

«Сейчас Аркадий жив только потому, что заказчик нанял для исполнения убийства секретного сотрудника украинских спецслужб, который их обо всём информировал», — считает Муждабаев. Он рассказывает о человеке, которого украинские спецслужбы называют организатором убийства, — московском бизнесмене Вячеславе Пивоварнике. В «личном фонде Путина», как киевские журналисты называют кремлёвские структуры для осуществления мутных политических гешефтов, Пивоварник якобы «отвечает» за дестабилизацию ситуации в Украине и проведение там терактов. Так говорит, во всяком случае, человек, который в Киеве, по утверждению украинских спецслужб, нанимал убийцу Бабченко и сейчас находится в СИЗО, — Борис Герман.

Герман, как считают, был связан с Семёном Могилевичем, одной из наиболее заметных фигур в тех дебрях между политикой и организованной преступностью, которые играют решающую роль в газовых сделках между Украиной и Россией. ФБР считает его одним из ведущих боссов мафии в Москве. Во время одного из допросов Герман заявил, что работал на украинские спецслужбы и только делал вид, что выполняет заказ на убийство, данный из Москвы.

Выяснить истинную подоплеку дела в этом хитросплетении противоречивых версий пока не представляется возможным. Киевские службы до сих пор представили маловато достоверных доказательств своей версии: что инсценировка убийства была необходима, чтобы избежать дальнейших жертв, так как заказчиков можно было обнаружить и задержать только после того, как они поверили в совершение «убийства»; что Бабченко можно было спасти только таким путём; что в это дело замешана Москва. В настоящее время расследование ещё продолжается, поэтому органы не могут открыть все свои карты — такие объяснения получил Муждабаев.

Всё, что ему остаётся, — неопределённость. И страх, ставший для всех людей из «смертного списка», особенно для журналистов, постоянным спутником. И прежде всего для Бабченко. До последней минуты было неясно, сможет ли состояться моя встреча с ним в каком-нибудь неприметном месте за пределами Киева. На полчаса позже оговоренного времени подъезжает огромный джип. Сидящий рядом с водителем человек опускает тонированное стекло, оглядывается по сторонам, узнаёт меня и говорит : «Садитесь!» Его глаза сканируют всё окружающее, как радар.

На заднем сидении сидит Бабченко. Богатырского роста и телосложения, ветеран нескольких войн, он выглядит потерянным. Он, всегда любивший употребить крепкое словцо, кажется смущённым и измотанным. В его глазах читается страх. Он ещё более немногословен, чем обычно. «Я боялся за свою жизнь», — говорит он. У тех, кто обвиняет его в том, что он «переступил грань» — например, у членов организации «Репортёры без границ» — он хотел бы спросить, как они повели бы себя, будучи поставленными перед выбором между защитой в обмен на сотрудничество со спецслужбами или, как он выразился, «отстрелом».

Он рассказывает подробности. «Но об этом тебе нельзя писать, — говорит он, — пока нельзя. Я дал обязательство не разглашать подробности, чтобы не помешать продолжающемуся расследованию». Моё замечание, что для некоторых на Западе он теперь стал своего рода «мальчиком для битья», шокирует его. «Я всего лишь хотел выжить», — говорит он.

«Я боюсь, что у вас просто не понимают, что у нас речь идёт о жизни и смерти». Телохранитель Бабченко — или его охранник? — деликатно даёт понять, что им пора ехать. На прощание мы с Бабченко обмениваемся осторожным рукопожатием и слабым намёком на дружеские объятия. Тяжёлая дверца джипа захлопывается. Бабченко снова отгорожен от своей прежней жизни и от своего прежнего мира.

 

https://www.facebook.com

ЕЩЕ РАЗ, МЕДЛЕННО

рубрика: Разное
Courtesy Photo

Ну, пока не началось, попробую еще раз. 
Только вы меня сразу не бейте, ладно? Дослушайте — и попробуйте возразить. И чур – в этот раз давайте обойдемся без истерик по поводу моего еврейства, зоологической русофобии, морального падения и легендарной продажности — иначе как-нибудь попробуйте, ладно?
На уровне мозга.

Для начала, как всегда, – парой аксиом определим сетку координат, чтобы разговор вообще имел смысл.

Первая и главная: Родина не тождественна администрации. Она не тождественна ей нигде и никогда, и зазор есть даже в Норвегии; в случаях же администрации нелигитимной, преступной и бесконтрольной интересы Родины и властной группы расходятся обычно под углом 180 градусов (см. случаи Гитлера, Пол Пота, Туркменбаши, династии Кимов etc).

Желать поражения Гитлеру – нормальное желание немецкого патриота (не путать с сотрудником гестапо). Укреплять власть Гитлера – значит желать дальнейших несчастий Родине и окрестным народам.
Согласились с этим – или есть возражения?
Если согласились – приступаем к сравнительному анализу.

Администрация России сегодня – администрация нелегитимная, преступная и бесконтрольная. По всем ключевым показателям – индексу коррупции, свободы слова, социальных гарантий… — мы находимся в настоящее время в компании стран с глубоко азиатским политическим устройством.
Власть внутри давно узурпирована и является де-факто полицейским режимом, хотя и приукрашена формальными демократическими институтами. Спорить о том, является ли Государственная Дума свободным парламентом, а ведомство г-на Чайки – органом надзора за законностью, — увольте.

(Всех, кто хочет об этом поспорить, попрошу выйти из зала, с нормальными – продолжим…)

Итак, внутри у нас – классический «режим» (его т.н. «поддержка» населением значения для идентификации не имеет – куда ж оно денется, население? на то он и режим; см. прецеденты выше).
Снаружи — аннексированы несколько территорий в сопредельных государствах (юридическое прикрытие аннексии тоже не является предметом для дебатов: Австрия при Гитлере, страны Балтии при Сталине и Кувейт при Саддаме — были присоединены в полном соответствии с юриспруденцией, не правда ли?).

Продолжим ряд аксиом-напоминаний.
Еще никогда в истории страна с узурпированной личной властью, страна-агрессор, противопоставлявшая себя миру, не выигрывала у мира на длительной исторической дистанции. Все это победоносное сумасшествие всегда и везде заканчивалось плохо. Иногда это сопровождалось мировыми войнами, иногда обходилось просто деградацией и/или обрушением, но ни разу от этого не случилось ничего хорошего.

Отсюда с чистотой формулы выводим: всякое укрепление отвязавшейся преступной администрации, всякое накопление ее пиаровского ресурса, дальнейший рост ее власти и возможностей – прямая угроза для Родины!
Не только для нее, разумеется, но в первую очередь – именно для нее.

Желать ущерба и поражения такой администрации – обязанность патриота.

Как вы уже, может быть, догадались, я про мундиаль.

Я обожаю футбол и смотрю эти мундиали с 1962 года. Моя жизнь в эти летние дни расписана заранее и проходит по преимуществу на диване.
Я болельщик «Спартака» и мне трудно желать поражения Черчесову.
Но приходится.

Я, пожалуй, за французов поболею или за англичан, и знаете почему?
Потому что никакая победа французской сборной не даст Макрону возможности узурпировать власть. Потому что Терезе Мей не светит ни пункта лишнего рейтинга в случае успеха Кейна и Ко. Так у них устроено, у либерастов. В английско-французском случае футбол — это всего лишь футбол. Игра.

А в наших нехитрых широтах каждый забитый мячик или заброшенная шайба становятся очередным шприцом эйфории, умело введенным в вену и без того одуревшему населению. Путин немедленно и умело отпиарится по полной программе, как пиарился еще в дни теннисных побед Кафельникова (у нашего лидера — огромный опыт прихода в раздевалки час побед и исчезновения вообще отовсюду в часы поражений).

Впрочем, с этим мундиалем он уже победил.
Запад, со времен Тэтчер и Рейгана обмякший до степени полного неприличия, оказался не способным на внятные коллективные реакции. Увы, мы живем в таком удивительном, чрезвычайно политкорректном мире, где Месси не дозволено сыграть в Иерусалиме, зато Салаху можно обниматься с Кадыровым.

Еще не начавшись, Мундиаль-2018 уже служит дальнейшему укреплению путинской власти. Сам факт приезда миллиона болельщиков, весь этот веселый международный карнавал – победа Путина, и он, будете покойны, по полной программе нарастит на этом рейтинг, чтобы еще увереннее, чем раньше, творить потом жесточайшие беззакония.

Да, собственно, он и ждать не будет.

Сенцов. Пусть это имя сопровождает вас в эти чудесные праздничные дни, как платок Фриды.

Сенцов.

В цену олимпийского Берлина-1936 вошли Ковентри и Хатынь, писал я четыре года назад, предостерегая от эйфории в дни открытия сочинской Олимпиады. В цену уже сочинской Олимпиады – вскоре после того текста — вошли и многие тысячи погибших на Донбассе, и малазийский «Боинг»…

Охота проверять закономерности дальше? – ну, вперед.

Футбольный праздник начинается. «О спорт, ты мир», ага, как же.

Поговорим через годик, сверим впечатления с теми, кто останется в живых.

 

Виктор Шендерович

От пропаганды до террора: агенты России за границей

рубрика: Разное
Дмитрий Хмельницкий
Архитектор, историк архитектуры, публицист

В последние годы убийства и покушения на бывших российских граждан резко участились.

В большинстве случаев за ними явно торчат уши российских спецслужб. Для них это – старая традиция, начавшаяся многочисленными убийствами еще в 20-е годы. Последние эпизоды – это покушение на жизнь отца и дочери Скрипалей в Британии и предотвращенное покушение на жизнь Аркадия Бабченко в Киеве. Практически всегда такие операции проводятся при помощи местных агентов спецслужб: либо засланных, либо завербованных на месте. Гарантия успеха в таких случаях – надежность и эффективность заграничных агентурных сетей.

Двадцатые и тридцатые годы стали золотым веком для заграничной деятельности советских спецслужб. Два миллиона эмигрантов из распавшейся Российской империи, расселившихся по всей Европе, а потом и по Америке, создали для этого благоприятнейшую среду. Эмиграция была буквально пронизана сотрудниками ОГПУ, вербовавшими агентов, создававшими подконтрольные органам квази-общественные организации, занимавшиеся похищениями людей, убийствами и шпионажем.

В сороковые и пятидесятые годы проблема проникновения советских агентов на Запад усложнилась. Второе и третье поколения эмигрантов ассимилировались, чувствовали себя в европейских странах как дома и далеко не так охотно шли на контакт с сотрудниками НКВД. Их труднее было шантажировать или покупать.

С исчезновением железного занавеса спецслужбы открыли для себя новые возможности для работыНачавшаяся в конце шестидесятых годов эмиграция советских граждан в Израиль, Европу и США открыла перед советскими спецслужбами новые перспективы. Тем более, что сортировку эмигрантов и предварительную вербовку можно было производить в СССР. В том числе,  шантажируя людей возможностью выезда за границу. После развала СССР в 90-е годы цели и методы работы спецслужб не изменились, а возможности выросли неимоверно благодаря тому, что на Запад уехали многие миллионы бывших советских граждан. В отличие от предыдущих волн эмиграции, эта, так называемая, четвертая волна, не носила настолько выраженного антисоветского характера, как три предыдущие волны — 20-х годов, военная и 60-80-х.

К тому же, после развала СССР, все население бывших советских республик превратилось в эмигрантов из СССР, никуда не уезжая: автоматически став объектом интереса российских спецслужб.

С исчезновением железного занавеса спецслужбы открыли для себя новые возможности для работы путем создания за границей различных подставных организацией. С их помощью консолидируются и используются в интересах спецслужб и московской пропаганды различные группы эмигрантов и местного населения.

Сегодня вне России функционирует множество созданных госбезопасностью подставных центров пророссийской общественной активности. Все они специализированы, то есть, нацелены на работу с определенными общественными, религиозными, этническими, профессиональными и возрастными группами русскоязычного населения. Впрочем, не только русскоязычного – окучиванием местного населения тоже занимаются специализированные организации. Из самых широких слоев населения, и элиты – политической, научной, деловой. Такие организации существуют под видом культурных, религиозных и этнических объединений, научных институтов и фондов, спортивных клубов, союзов десантников и ветеранов спецслужб, объединений выпускников российских вузов, и т.д.

Среди этих образований есть мелкие, почти невидимые, а есть и огромные, влиятельные организации, охватывающие массу людей и совершенно не скрывающие ни своих целей, ни методов, ни московских корней.

***

На вершине пирамиды управления пропагандой среди бывших советских граждан за границей находятся международные объединения эмигрантских обществ со штаб-квартирами в Москве. Хронологически, первым и самым крупным таким образованием является Международный совет российских соотечественников (МСРС)

МСРС был создан в 2002 году, после того, как в Москве прошел Первый Всемирный конгресс российских соотечественников (2001). На Конгрессе выступал президент Путин, призвавший к «консолидации российской диаспоры». Официально МСРС объединяет 146  общественных организаций советских и российский эмигрантов из 53 стран мира.

Почетный председатель президиума граф Петр Шереметьев, старый агент Москвы, живущий в Париже. Заместитель председателя – князь Никита Лобанов-Ростовский (Англия), тоже старый «друг» СССР. До своей отставки в 2010 г., почетным председателем МСРС был и мэр Москвы Юрий Лужков. В 2007 г. было объявлено о строительстве в Москве к 2010 г. небоскреба – штаб-квартиры МСРС. Видимо, за этим стояла какая-то так и не состоявшаяся финансовая афера.

Исполнительный орган МСРС – секретариат, состоявший ранее из пяти человек с характерным для сотрудников спецслужб образованием (институт Восточных языков МГУ, Истфак МГУ, МГИМО, Дипломатическая академия МИД). Сейчас такие данные на сайте МСРС отсутствуют.

Председатель Президиума МСРС – Вадим Васильевич Колесниченко, бывший депутат Украинской Рады от Партии регионов, эмигрировавший в Россию после оккупации Крыма и ставший членом российской партии «Родина».

В МСРС входят девять украинских организаций (для сравнения – немецких там только пять): Всеукраинская общественная организация «Правозащитное общественное движение «Русскоязычная Украина» (Киев), Объединение организаций соотечественников «Русское содружество» (Киев), Украинская ассоциация преподавателей русского языка и литературы (Киев), Русское движение Украины (Львов), Русское общество им. А.С.Пушкина (Львов), Русский культурный центр (Ровно), Измаильское Пушкинское общество, Общественная организация «Единая Одесса», Киевское общество культуры народов финно-пермской группы.

Бросается в глаза, что из девяти организаций, семь созданы в эпоху Путина – между 1999 и 2008 годами. Такая же картина наблюдается и в других странах. Это означает только одно: в последние 15-20 лет резко увеличилось финансирование пропагандистской и вербовочной деятельности российского режима за границей.

В октябре 2015 года МСРС организовал Международную конференцию русскоязычных юристов. На Конференции была создана Международная ассоциация русскоязычных адвокатов (МАРА), которая должна стать «важным юридическим инструментом защиты прав и законных интересов российских соотечественников и Российской Федерации в различных странах мира». Учредители МАРА – МСРС и Гильдия российских адвокатов. У МАРА 180 членов, более чем из 60 стран мира. МАРА – это явно такая же подставная, т.е.  псевдо-общественная, организация, как и МСРС. То есть, на самом деле – некий отросток московских спецслужб.

Ситуация, когда одна подставная международная организация учреждает другую, тоже якобы общественную, и так далее – очень характерна для кремлевских методов работы за границей.

Международный совет российских соотечественников – это только одна из множества организаций, созданных Москвой для того, чтобы воздействовать на умонастроения российских сообществ и политическую ситуацию за рубежом. На сегодня – не самая активная. И по количеству партнеров, и по масштабам деятельности она сегодня уступает таким монстрам, как, например, «Всемирный координационный совет российских соотечественников, проживающих за рубежом» (ВКСРС) или фонд «Русский мир».

Все вместе они консолидируют мощный потенциал агентов влияния (и просто агентов), которых можно использовать в нужный момент и самыми разнообразными способами – от пропаганды до террора.

 

https://nv.ua

Культ государства

рубрика: Разное
Фото из соцсетей

Едва ли правы те, кто рассуждает об «извечном рабском состоянии» русских. Ни одна социальная традиция, кроме самых естественных, первичных не может быть «извечной», тем более такое явление как рабство. Русские по своему происхождению – славяне, и если бы рабское состояние у русских было «в крови», то подобное состояние мы сегодня должны были наблюдать и в других славянских народах: украинцах, поляках, сербах, чехах и т.д. Однако никому не приходит в голову называть эти и другие славянские народы «носителями рабской психологии». А ведь русские – генетическая отрасль этого славянского мира. Почему же русские такие «особенные»?

Здесь не годится и ссылка на крепостничество. Во-первых, в своих самых унизительных и бесчеловечных проявлениях крепостничество в России просуществовало недолго – с конца XVIII столетия и до начала XIX-го. Ни до, ни после этого русских крестьянок не заставляли кормить грудью барских щенков, не создавали из них гаремы и не продавали членов одной семьи в разные руки. Во-вторых, крепостными в полном смысле были не все русские крестьяне. Преобладающая их часть на момент реформы 1861 года были «государственными». То есть, владельцем земли, арендуемой крестьянами, было государство, а не дворянство. Да и само «закрепление» было относительным, потому что крестьянин имел право освободить себя от денежным выкупом, выплаченным барину, и переехать в другое место, например, в город. Очень многие российские предприниматели, деятели культуры и даже прославленные военные (например, генерал Деникин) имели «крепостные» корни.

Так в чем же дело? Почему украинское, польское или чешское государство не может вытворять со своими подданными тех оскорбительных и преступных вещей, которые с легкостью вытворяет российское государство с русским народом? И здесь, в качестве единственно верного объяснения, мы подходим к феномену «обожествления» государства с одновременной сакрализацией его верховного представителя; к феномену, который только и может объяснить как русскую покорность, так и русский бунт, «страшный и беспощадный».

Власть обожествлялась не только в России. Египет фараонов, «Поднебесная империя», «божественные цезари» – много что можно вспомнить из истории в этой связи. «Помазанниками Божьими» считались все христианские монархи, а не только русские цари. Но если в исторических аналогиях мы видим обожествление владык, то Россия уникальна тем, что она обожествляет государство. Иначе говоря, русские поклоняются не человеку, не властелину, а системе социальных институтов, которая и называется государством.

Этот тезис, конечно, можно оспорить, напомнив об «отце народов» и «вожде всего прогрессивного человечества» Сталине, которому русские поклонялись и до сих поклоняются с религиозным рвением. Однако, наперекор устоявшемуся мнению, дело все же было не в самом Сталине, а в том, насколько верно и твердо он служил «священному идолу» государства. Лидер государства в глазах российского населения обретает положительные или отрицательные качества в зависимости от того, насколько прилежно он выполняет функции «верховного жреца», руководящего культом государства. Этим и объясняется тот поразительный и для многих загадочный факт, что российский народ боготворил и продолжает боготворить самых жестоких тиранов в истории России: Петра Первого и Сталина (Иван Грозный за давностью лет уже не столь популярен).

Иван Грозный истреблял своих подданных десятками тысяч (только в Новгороде – 60 тысяч). Петр Великий истреблял их уже сотнями тысяч (200 тысяч – только при строительстве Санкт-Петербурга). Сталин превзошел всех, принося государственному идолу уже миллионные жертвы. Я не зря говорю о жертвах, поскольку и эти тираны, и их подданные воспринимали истребление людей как акт сакрального жертвоприношения на «алтарь государства». И тот верховный лидер («верховный жрец» государственного культа), который принес наибольшее количество жертв в своем служении «священному идолу», достоин в глазах российского народа наибольшей славы, любви и памяти. Поэтому Сталин и почитается в России так истово.

Презрение к некоторым российским верховным жрецам или даже их убийство – оборотная сторона этого государственного культа. В России всегда презирали и презирают «слабых властителей». А слабым воспринимается тот из них, кто прекращает или даже несколько снижает поток кровавых жертвоприношений государству. Ведь это – доказательство ереси, посягательство на «святость» государственного идола, «богоотступничество». Только таким (сознательным или бессознательным) восприятием можно объяснить презрение россиян к Хрущеву, Брежневу, Горбачеву и Ельцину. Ельцин, впрочем, несколько парадоксален в глазах россиян: бескровно распустил СССР (плохо); затеял кровавую мясорубку в Чечне (хорошо); не довел уничтожение чеченцев до конца (плохо). Хрущев и Брежнев несколько позабыты, а Горбачев ненавистен и презираем однозначно.

По укоренившейся в России традиции, жестокость и твердость верховного жреца должна сочетаться со спонтанными проявлениями доброты по отношению к подданным. Петр Великий мог подарить нищему оборванцу золотой кубок. Сталин мог на мавзолее поцеловать в щеку бурятскую девочку или подарить с добродушной улыбкой дефицитнейший трактор нахальному молодому председателю колхоза. И в обязательном порядке, тираны должны публично хлестать по щекам (как Петр) или расстреливать (как Сталин) «плохих министров». Сочетание властителем кровавого кнута с редкими пряниками-подачками – безошибочный способ завоевать обожание своих российских подданных.

Напоследок было бы уместно поставить вопрос: почему, по каким особым историческим или психологическим причинам в России сложился культ государства? И это при достаточно деятельном народе, который – без ощутимого содействия государства – освоил и заселил огромные пространства на Севере, Востоке и Юго-Востоке Евразии. Честно говоря, для меня это загадка.

Что-то мистическое присутствует в этой русской форме идолопоклонничества. Кое-что можно объяснить тем, что христианская церковь в России при Романовых стала простым элементом в бюрократической системе государства, перенацелив религиозный порыв русских от Бога на государство. Но ведь христианство не требовало кровавых человеческих жертвоприношений, обличая их как служение сатане. Тогда почему же культ государства в России неотделим от массовых убийств-жертвоприношений? Возможно, кто-то знает ответы на эти вопросы.

Хасан Бакаев

«Мы больше никогда ничего не узнаем»

рубрика: Разное
Кадр: фильм «Путь домой»

Миллионы людей сгинули в ГУЛАГе. Теперь память о них уничтожают

Совсем недавно, в 2017 году, Россия встретила 80-летие Большого террора. Президент Владимир Путин торжественно открыл «Стену скорби» — памятник жертвам массовых политических репрессий. Поэтому известие об умышленном уничтожении в архивах учетных данных узников ГУЛАГа многие встретили с недоумением и негодованием. Так ли это на самом деле и сколько людей пострадало в годы сталинского террора, «Ленте.ру» рассказал директор Музея истории ГУЛАГа, руководитель Фонда Памяти Роман Романов.

«Лента.ру»: Когда вы узнали о проблеме сохранности учетных данных узников ГУЛАГа?

Роман Романов: В нашем музее уже больше двух месяцев работает Центр документации, призванный помочь людям искать их репрессированных родственников. Мои коллеги регулярно направляют запросы в соответствующие инстанции с просьбой предоставить необходимые сведения. Когда наш партнер Сергей Прудовский, изучая судьбу конкретного человека, обратился в УМВД по Магаданской области, ему ответили, что его личное дело уничтожили еще в 50-е годы, а вместо него завели учетную карточку. Но оказалось, что и эту карточку тоже уничтожили на основании межведомственного приказа МВД, МинюстаМЧСМинфина и МинобороныФСБФСО, СВР и других силовых органов. Этот приказ вышел в 2014 году под грифом «для служебного пользования».

Кадр: фильм «Завещание Ленина»

То есть этот документ нельзя посмотреть и узнать, как именно сформулированы его положения?

Да. Я могу предположить, что он немного про другое, но в Магаданской области его трактуют именно так. Мы сейчас выясняем масштаб бедствия, но это очень странная история. В других регионах подобные материалы (личные дела, учетные карточки и другие сведения о судьбе репрессированных) мы регулярно получаем без особых сложностей как из МВД, так и из ФСБ. И нигде эти документы не уничтожаются. Поэтому этот конкретный случай вызвал у нас тревогу, и теперь мы хотим разобраться, что это на самом деле: вольная трактовка ведомственных инструкций на местах или за этим последует что-то еще. Но печален сам факт, что из-за уничтожения учетной карточки про этого конкретного человека мы больше никогда ничего не узнаем.

Чем именно важны эти учетные карточки?

Именно этим. В большинстве случаев это единственный документ, по которому можно проследить судьбу репрессированного человека. Если заключенный погибал в лагере, то его личное дело отправляли на бессрочное хранение в архив. Если человек доживал до выхода на свободу, то дело уничтожали, а взамен заводили учетную карточку, где указывались персональные данные и его передвижения по местам заключения с датой освобождения.

Сколько эти карточки должны были храниться?

Здесь возникает вопрос: должна ли эта первичная документация относиться к архивному фонду России? Как только мы узнали о таком неприятном случае в Магаданской области, то сразу направили соответствующий запрос в Росархив, и теперь ждем оттуда ответа. Другое письмо с описанием возникшей ситуации мы отправили руководителю Совета по правам человека при президенте, председателю рабочей группы по реализации Концепции государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий Михаилу Александровичу Федотову. Он пообещал нам помочь.

Разве по закону можно уничтожать первичную документацию, если других архивных источников о судьбе человека не осталось?

Собственно, именно это мы и хотим выяснить. В данном конкретном случае в Магаданской области учетную карточку человека уничтожили со ссылкой на межведомственный подзаконный акт, который мы даже посмотреть не можем.

Если этот документ вышел еще в 2014 году, есть ли угроза того, что большинство сведений об узниках ГУЛАГа могут оказаться потерянными?

Не думаю. Я уже упоминал, что в других регионах подобная информация хранится, оцифровывается и предоставляется нам без особых проблем. То, что произошло в Магадане, — это первый такой случай из сотни аналогичных запросов. Ведь для родственников репрессированных хранящаяся в этих карточках информация просто бесценна.

Большинство из них знает только то, что дедушку или прадедушку арестовали в 1937 или 1938 году, а что с ним случилось дальше — неизвестно. Если все эти карточки уничтожить, то навсегда утрачивается огромный пласт информации о судьбах миллионов наших соотечественников, пострадавших в годы массовых репрессий. Мы просто теряем этих людей, и вместе с ними теряем память о них.

О каком количестве людей идет речь? Сколько их прошло через ГУЛАГ?

Есть официальная цифра — 20 839 633 человека. Однако некоторые осуждались не по одному разу (в том числе уже находясь в местах заключения), поэтому реальное число заключенных было несколько меньшим.

Это за все годы советской власти?

Нет, это только за период с 1930-го, когда было создано Главное управление лагерей, по 1956 год. В 1938-1939 годы, 1941-1942 годы и в 1948-1953 годы число узников ГУЛАГа резко возрастало. Это было вызвано усилением репрессивной политики сталинской власти в эти годы.

Сведения о составе заключенных, содержащихся в исправительно-трудовых и особых лагерях и исправительно-трудовых колониях МВД-УМВД в 1941-1953 гг. (по характеру преступлений). Государственный архив РФ. Фонд 9492 (Министерство юстиции СССР). Опись 5. Дело 190
Сведения о составе заключенных, содержащихся в исправительно-трудовых и особых лагерях и исправительно-трудовых колониях МВД-УМВД в 1941-1953 гг. (по характеру преступлений). Государственный архив РФ. Фонд 9492 (Министерство юстиции СССР). Опись 5. Дело 190

Нет, это общее число заключенных за этот период. О гулаговской статистике можно прочитать отдельную лекцию. Некоторые политические заключенные проходили по бытовым или уголовным статьям (например, по печально известному «Закону о трех колосках»). Но были случаи, когда и уголовников-рецидивистов осуждали за «антисоветскую деятельность».

Известно, что за так называемые «контрреволюционные преступления» были осуждены более четырех миллионов человек. Но вычленить реальное число политических узников из всего огромного количества заключенных сталинского ГУЛАГа сейчас очень трудно. А если еще и учетные карточки будут уничтожать, то мы этого вообще никогда не узнаем.

Как вы думаете, вся эта ситуация с уничтожением карточек — это бюрократический эксцесс отдельных исполнителей или признак целенаправленной кампании по стиранию памяти о ГУЛАГе?

Нет, я полагаю, что мы в данном случае имеем дело с административно-хозяйственным казусом. Не думаю, что можно вести речь о какой-либо кампании. Память о сталинских репрессиях до сих пор остается для нашего общества настолько болезненной, что никому не придет в голову специально уничтожать архивные документы. Тем более, что у нас существует Концепция государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий, а в прошлом году «Стену скорби» открывал сам президент.

О чем говорит этот инцидент с уничтоженной учетной карточкой?

Что теперь нужно пересмотреть всю концепцию хранения и предоставления архивной информации. Ее нужно успеть отсканировать и обеспечить хранение в цифровом формате. Сейчас огромное количество архивных материалов рассредоточено по всей стране в разных ведомственных архивах. Зачастую они хранятся, как придется, и должным образом не систематизированы.

Причем успешный опыт подобной работы у нас в стране есть. Удалось же Минобороны оцифровать колоссальный массив информации о наших гражданах, участвовавших в Великой Отечественной войне, и создать сайты ОБД «Мемориал» и «Подвиг народа». Думаю, миллионы жертв политических репрессий тоже этого заслужили.

Но эту деятельность, например, ведет общество «Мемориал».

«Мемориал» делает правильное и нужное дело, но это все-таки общественная организация, ресурсы которой весьма ограничены. База данных «Мемориала» основывается не только на источниках из ведомственных архивов, но и на сведениях из региональных Книг Памяти. Но в этих Книгах зачастую встречается огромное количество ошибок. Поэтому работа ОБД «Мемориал» Минобороны и деятельность общества «Мемориал» — это как небо и земля.

То есть наше государство этой проблемой не занимается?

Занимается, но явно недостаточно. С 2014 года разрабатывалась Федеральная целевая программа (ФЦП) по увековечению памяти жертв политических репрессий. Михаил Александрович Федотов и возглавляемый им Совет по правам человека именно этим и занимались. Однако в итоге вместо ФЦП в 2015 году правительство России утвердило соответствующую Концепцию государственной политики.

«Стена скорби» — памятник жертвам массовых политических репрессий в Москве. Открыт 30 октября 2017 года
Фото: Сергей Гунеев / РИА Новости «Стена скорби» — памятник жертвам массовых политических репрессий в Москве. Открыт 30 октября 2017 года

В этой Концепции есть что-нибудь про архивы?

Конечно. И про их доступность, и про оцифрованность. Но Концепция тем и отличается от Федеральной целевой программы, что это не документ прямого действия с соответствующим финансированием. Концепцией можно руководствоваться в самом общем смысле — но, к сожалению, не более того.

В случае Минобороны существовала осознанная государственная политика: было оформлено поручение президента, принята соответствующая Федеральная целевая программа, задействованы колоссальные людские и материальные ресурсы. И здесь нужно идти тем же путем — просто для этого нужно проявить политическую волю.

 

https://m.lenta.ru

идти наверх