Category archive

Разное

ДЕПОРТАЦИЯ ЧЕЧЕНЦЕВ 1817 ГОДА — ХАСАН БАКАЕВ

рубрика: Разное

По историческим данным, зафиксированным в XIX веке, первые чеченские поселенцы на землях, позже получивших название «Кумыкской плоскости», застали безлюдный край: «Первыми переселенцами из гор Аки-Лам (из местности Нашихэ) были части фамилий Парчхой (Пешкой) и Цечой (Цецой). Они не застали в этих долинах ни одной человеческой души; мало того, вся Кумыкская плоскость, покрытая тогда сплошь дремучим лесом и камышами, была совершенно пустынна, если не считать наполнявших ее диких зверей; с другой стороны, в Андии был только один хутор, состоявший из одного семейства. Кругом был простор и неначатая богатая земля: на юг высились горы, вершины которых покрыты были яркою сочною травою; ниже начинались леса и спускались по ущельям вплоть до плоскости и далее до Терека. Леса и горы были полны оленей, коз, кабанов и др. зверей. Все это не имело хозяина и принадлежало Богу. Переселенцы с благоговением приняли от Бога эти места по праву первого завладения» (Е. Максимов, «Чеченцы»//Терский сборник, Владикавказ, 1893, вып. 3, кн. 2. стр. 24 и стр. 39-40).

Каким образом на этих землях оказались кумыки и как появилось название «Кумыкская плоскость»? На эти вопросы отвечает выдающийся кавказовед Адольф Берже. Отметив, что для решения внутренних разногласий, связанных с землепользованием и другими вопросами, качкалыковским чеченцам понадобились независимый третейский судья, А. Берже пишет, что чеченцы с этой проблемой обратились к шамхалу Тарковскому и тот прислал им князя, которого звали то ли Султа-Мотти, то ли Али-Бек. Чеченцы поручились шамхалу за безопасность приглашенного князя и обязались взять его на продовольственное содержание (А.П. Берже «Чечня и чеченцы» (Тифлис, 1859 г., стр. 104). От себя добавим одно важное обстоятельство. Как чеченцы, так и другие народы Северного Кавказа знали, что Тарковские шамхалы возводили свой род к потомкам дяди пророка Мухаммада (с.а.с.) – Аббаса (полное имя: Абу-ль-Фадль аль-Аббас ибн Абд аль-Мутталиб аль-Хашими) жившего в Шаме – Сирии (отсюда и титул этих владельцев «шамхал» или «шеами-хан»). По этой причине авторитет шамхала Тарковского среди кавказских мусульман был чрезвычайно высок, однако, наперекор мнению некоторых современных кумыкских историков, авторитет этот для чеченцев был чисто духовным и не был обеспечен никакими мерами социального принуждения. Сам факт, что чеченцы дали шамхалу Тарковскому гарантии обеспечивать безопасность присланному им человеку свидетельствует о том, что не чеченцы зависели от князя, а князь – от них. Сказанное ярко иллюстрирует последовавшее вслед за прибытием князя событие, описываемое А.Берже так:

«В то время Чеченцы не имели никакого понятия о деревянной посуде, они отрубили часть дупла и к одному из отверстий ее приставили дно. Это, говорят, послужило первообразом меры, общеупотребительной почти у всех туземцев и известной под названием сабы. Кумыкский князь, т. е. присланный от Шеами-хана наместником, не довольствуясь получаемой им платою, заменил назначенную Чеченцами меру другою, несколько большею. Один Чеченец, заметив подлог и видя разницу в величине сабы, швырнул ее у него же на дворе и разбил вдребезги. Испугавшись такого явного негодования, Кумыкский князь бежал с своими приближенными, опасаясь народного волнения и новых оскорблений. Но представители тех фамилий, которые должны были отвечать пред Шеами-ханом за неприкосновенность особы присланного им князя, бросились за ним в погоню и настигли его в том месте, где теперь лежит Хасав-Юрт. Они уговорили его вернуться в Аксай и остаться у них правителем» (А.П. Берже, Ук. соч., стр. 104–105).

Это описание показывает, насколько мизерными были у кумыкского князя «властные полномочия» над чеченцами. Что бы князь сделал, если бы его мошеннические действия с хлебом вызвали негодование не одного чеченца, а, скажем, пятерых? Или десятерых? Не говоря уже о всем обществе чеченцев-качкалыковцев. Тогда чеченцы едва ли смогли бы вообще нагнать перепуганного князя и его свиту. Однако смешного в этой ситуации очень мало, потому что А.Берже дальше отмечает: «Таким образом Кумыки появились в первый раз во владениях Чеченцев. Им дозволено было пользоваться землями только по ту сторону Аксая и Чеченцы взяли с них обещание никогда не переправляться через эту реку, но впоследствии времени Кумыки постепенно и исподволь завладели Чеченскою плоскостью, отчего она и носит теперь название Кумыкской» (А.П. Берже, Ук. соч., стр. 105).

Подытожим. Судя по чеченским свидетельствам, во время своего переселения на территорию, которая позже получила название «Кумыкской плоскости», они там не застали ни одного человека – край был безлюдным, но изобильным. И чеченцы начали расселяться по этой местности. Вскоре поземельные споры и другие бытовые конфликты при отсутствии института их объективного решения заставили чеченцев-качкалыковцев искать независимого арбитра на стороне, отклонив попытки некоторых чеченских семейств возложить эти функции на себя (из-за опасений потерять равенство в своем обществе, как поясняет А.Берже). Было решено просить о присылке такого арбитра у шамхала Тарковского, который, считаясь потомком дяди Пророка (с.а.с.) пользовался у мусульман высоким авторитетом. Князь-арбитр прибыл, и это событие стало прологом постепенного проникновения на эти чеченские земли кумыков, что, по словам А.Берже, со временем привело к тому, что эта территория стала называться «Кумыкской плоскостью».

Примечательно, что южные кумыки северных кумыков (как раз тех, что обитают на Кумыкской плоскости) еще в XIX веке именовали «чеченцами» Сведения об этом мы обнаруживаем у этнографа, лингвиста и кавказоведа П.К. Услара, который отмечает, что южные кумыки своих северных сородичей называли «мичихич». А факт этот примечателен тем, что кумыки и чеченцев называют точно так же: «мичигъыш», «мичихичлан». И это еще одно подтверждение того, что ранее Кумыкскую плоскость населяли чеченцы, чье наименование сохранилось за переселенным на их земли новым населением (см. П.К. Услар, Этнография Кавказа. Языкознание. IV. Лакский язык. Тифлис, 1890, стр. 24).

Впрочем, кумыкские князья и позже не чувствовали себя хозяевами «кумыкской» плоскости. Как пишет российский военный историк XIX века А.В. Потто, «Ермолов застал кумыков в таком стесненном положении от этих выходцев (т.е. чеченцев. – Авт.), что бедные кумыки даже на своей земле не могли считать себя безопасными иначе, как поддерживая связи и входя в родство с качкалыковскими чеченцами. Ни один из князей кумыкских, по словам Ермолова, не смел выезжать, не будучи сопровождаем чеченцем» («Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях», Т. II, СПБ, 1887 г. стр. 176).

Кумыкских князей, очевидно, такая зависимость от чеченцев вряд ли устраивала: им хотелось чувствовать себя полновластными хозяевами на вновь приобретенных землях. Но в присутствии чеченского населения это было невозможно. Тем не менее, кумыкские князья нашли выход. Они стали засыпать российскую колониальную администрацию на Кавказе жалобами и доносами на чеченцев. В результате этих жалоб и доносов российские войска 1817 году проводят на Кумыкской плоскости в отношении чеченцев военную акцию, которую ныне назвали бы «этнической чисткой». Генерал Дельпоццо, командующий войсками на Кавказской линии, придя с войсками на Чеченскую плоскость, окончательно превращает ее в Кумыкскую, депортировав чеченцев с этой территории.

В своем письме «почтенным владельцам Костековским», датированным 5 сентября 1818 года, эту этническую чистку проконсул Кавказа генерал Ермолов описывает следующими словами: «Злодеев Чеченских, живущих между вами и делающих беспрерывные воровства и разбои в наших границах, по собственному вашему желанию, ген. Дельпоццо выгнал в прошедшем году из владений ваших и которых некоторые из владельцев опять приняли к себе, нарушив изменнически свои обещания, немедленно и без всяких отговорок выгнать и препроводить в Чечню, дабы они подобно живущим в Кара-агаче не могли остаться на землях ваших. Из сих людей отнюдь ни один не должен у вас оставаться» (АКАК, Т. VI, ч. II, Тифлис, 1875 г., стр. 500).

Правда, далее Ермолов разрешает кумыкским князьям при сильном желании и под совместную ответственность всех больших и малых князей Костековских, Аксайских и Андреевских оставить на этих землях отдельные чеченские семьи. Учитывая, что депортация чеченцев была проведена именно из-за жалоб и доносов этих князей, рассчитывать на то, что они поручатся за какие-то чеченские семьи, не приходилось. К тому же, при обнаружении «нелегально» живущей на Кумыкской плоскости чеченской семьи, Ермолов грозил кумыкским князьям и узденям очень крутыми мерами наказания: «Ежели и за сим распоряжением князья по гнусной к обманам привычке осмелятся удержать их, скрывая Чеченских мошенников под именем других народов, то я Высочайшим именем великого Государя моего сниму достоинство князя или узденя, имение отдам верным подданным и выгоню в Чечню» (Там же).

К сказанному Ермолов добавляет следующее уточнение: «Владельцы должны разуметь, что разбор сей и поручительство должны быть произведены между теми Чеченцами, которые не были выгнаны в прошлом году; но к сему не принадлежат деревни Байрам-аул, Хасав-аул, Генже-аул, Бамат-бек-юрт и Казах-мурза-юрт. Сих приказываю выгнать тотчас и Боже избави того, кто посмеет ослушаться» (Там же). Заканчивает Ермолов свое письмо угрозой прислать карательные войска в случае непослушания князей.

Укажем, что депортация чеченцев с восточных (прикаспийских) территорий их проживания в 1817 году – это не первая акция подобного рода. Почти за сто лет до этого, в 1718 году, была проведена еще одна этническая чистка в отношении чеченцев. В российском источнике XVIII века она описывается так: «Жилища Чеченцев простирались прежде сего от гор, недалеко от Эндери находящихся, до самого моря; но понеже они в прежние времена Гребенским и Донским Казакам, отгнанием их лошадей и скота, много вреда причиняли, то в 1718 году командированы были на них несколько тысяч человек Донских Казаков, которые всю их землю опустошили и многих порубили» (Историческое описание российской коммерции при всех портах и границах от древних времен до ныне настоящего и всех преимущественных узаконений по оной государя императора Петра Великого и ныне благополучно царствующей государыни императрицы Екатерины Великой, сочиненное Михайлом Чулковым. Том II, книга II. В Москве, в Университетской типографии, у Н. Новикова, 1785 года).

Историк Хасан Бакаев

 

http://thechechenpress.com

Записки оккупанта.

рубрика: Разное
Аркадий Бабченко, бывший наемник-контрактник. http://gordonua.com

Фишка.

Царев, как всегда, уснул на фишке. Тело вдавлено в диван. Голова лежит ровно. Глаза закрыты.
Я захожу в комнату, аккуратно, по шажку, стараясь не давить сапогами стекло. Два окна дают слишком много света; ближайшая пятиэтажка метрах в пятидесяти прямо перед нами. Все простреливается. Но другой квартиры у нас нет.
Убили, нет? Интересует это меня исключительно с одной точки зрения – запалил ли Царев фишку…
Толкаю его стволом автомата. Живой. Открыл глаза.
Не запалил.
Бью ладонью в лоб:
— Иди на хер отсюда. С…, ты нас всех убьешь когда-нибудь.
Бить его нет никакого желания. Усталость в теле такова, что лишний раз не поднять веки. Спать хочется невыносимо, во рту сладко до приторности. Тошнота и озноб. Сдохнуть бы сейчас, чтобы все наконец-то закончилось.
Да и бесполезно его бить. Он всегда засыпает. Ну, не может человек стоять на фишке, ничего не поделаешь, просто садится и закрывает глаза. Сам все понимает, но вырубается. Это сильнее его. Его уже и прикладами валдохали и ногами топтали всей кучей, и лицо разбивали без счета – без толку.
Не любят Царева во взводе. Когда-нибудь его все же изобьют до инвалидности.
Впрочем, так всем лучше будет. И ему и нам.
От осветительных ракет по двору пляшут тени. Танцы преисподней.
Два дня назад выпал снег. Разбитый город подновился, побелел, стал не так инопланетен.
Убитый вчера Эмилем пес валяется посреди двора. Не сожрали. Я думал, вылезет кто-нибудь из подвалов. Либо собаки, либо люди. Живут здесь ещё. Да вчера и сам хотел освежевать, пока теплый был, но привезли сечку, а завтра разделывать поздно будет, к утру совсем задеревенеет.
Ни звука. В пятиэтажке напротив должно сидеть отделение снайперов во главе с Лебедем. Приказ ротного. Они уходят туда по темноте, с задачей отстреливать противника, и возвращаются с рассветом слегка ополоумевшие. За три дня, что мы стоим здесь, так ни разу не выстрелили. Просто уходят, запираются в какой-нибудь комнате и не дышат. Вчера их лежанку кто-то переворошил. Штык-нож оставил: уронил, видимо. Руку даю на отсечение, что с темнотой в эту же пятиэтажку с той стороны приходят и чехи. Сегодня Лебедь будет менять диспозицию. Пятиэтажку эту он ненавидит так, как человек вообще-то ничего ненавидеть не может. Каждую ночь стареет лет на десять.
В следующей пятиэтажке мы, десять человек. А за нами уже – рота, человек сто. Пройти можно, открытого пространства метров двадцать всего получается. Изредка постреливают, сидит там один с берданкой, но еще ни разу не попал. Самое поганое – идти через подсобки магазина. А ходить приходится: я за командира взвода, а ротный каждый вечер к девяти вызывает на совещания. Да и аккумуляторы на станции менять надо.
Справа с гулом догорает частный дом. Вместе с ним — семь человек. Поначалу из огня еще слышались крики. Убил их Алик, чеченец из ополчения Гантамирова, часа полтора назад. Отморозок полный. Девять лет уже воюет. С девяносто первого. Две «Отваги». А самому не больше двадцати пяти. Получилось все как-то по-дурацки просто. Шел мимо, увидел свет, услышал голоса, пересчитал, вмазал из «Мухи». Даже раненных достреливать не пришлось. Из дома никто не выполз. Поорали минут несколько, потом перестали. Если бы не Алик, мы бы их не заметили – под боком сидели, но далековато все же, не слышно. Может, ушли бы, черт его знает. А может, сегодня в наше окно вмазали бы. Тоже достреливать бы не пришлось. (Уверен, что в этом доме находились мирные жители. У русских всегда так — кого убили, тот и «боевик», — N.U.)
Снег, снег, кругом снег… Он лежит и в комнате. Под окнами намело маленькие сугробики. На книгах, на шкафах, на креслах, на человеческих вещах, которыми совсем недавно пользовались люди, снег лежит ровной тонкой порошей.
Снег внутри человеческого жилья. Снег и холод. Странно это. Неправильно.
Жили здесь чеченцы. Бедные чеченцы. Почти как русские.
Минометчики начинают заградительный огонь. Разрывы методично хлопают во дворе. Становится спокойнее. Через минометный огонь по двору, да еще и освещенному пожаром, точно не полезут. Не додумались мы конечно, НАДО БЫ КАЖДЫЙ ВЕЧЕР ПО ДОМУ ПОДЖИГАТЬ. ИХ ЗДЕСЬ МНОГО, НА НЕДЕЛЮ ХВАТИТ (выделено мной, — N.U.).
Мины ложатся плотно. И часто. И кучно – все в одну линию, без недолетов. Впрочем, недолеты нам сейчас не страшны, все отделение утрамбовалось в ванную, окон там нет.
Хорошо работают минометчики. Молодцы. Вот бы до утра так.
Одна мина не разорвалась. Пропрыгала через двор, крутясь и отскакивая от мерзлой земли. Упала под ногами – в шести метрах внизу и в десяти в стороне.
По снегу хрустят чьи-то шаги. Показалось? Показалось…
Нет, хрустят… остановился… ждет… опять пошел… Нет, все-таки кажется… Или ходит?
А, хрен его знает. Беру гранату, разгибаю усики, скатываю по ладони вниз. Даже со стула не встаю. Взрыва в минометном огне почти не слышно. Веер осколков шуршит по стене. РГО. Ручная оборонительная. Кидать из укрытия. Под тысячу малюсеньких иголочек на расстояние метров пятидесяти. Если в подвал кинуть, то стены — как будто усердный поп полчаса кропил веником сверху до низу.
Больше не ходит. Или больше не кажется… какая на хрен разница… так спокойнее… утром посмотрю… да наверняка крови не будет, невроз это…
Ставлю пулемет на комод. Сошки скользят по лаку.
Еще четыре часа.
А там утро.

 

www.facebook.com/groups/457231247814527/permalink/824968317707483/

Эрик Бергкраут: «Журналист не должен притворяться, что он объективен»

рубрика: Разное
Эрик Бергкраут Foto: North Caucasus Service (RFE/RL)

Впервые швейцарский режиссер Эрик Бергкраут попал на Северный Кавказ во время Второй чеченской кампании. Ей он посвятил два фильма – «Кхокха: голубь из Чечни», получивший в Берлине Международную премию за кино о правах человека, и «Письмо к Анне», удостоившийся премии Вацлава Гавела. С тех пор он возвращался к теме России лишь однажды, сняв фильм о Михаиле Ходорковском.

И вот – Эрик снова на Кавказе. Но теперь – с совершенно неполитическим проектом о Приэльбрусье. Отличный повод побеседовать в уютном нальчикском ресторане о наших общих интересах – кино, вине, женщинах, гражданском обществе и честной документалистике.

Эрик, вы снимаете уже третий фильм о Северном Кавказе. Как вас заинтересовал столь далекий от Швейцарии регион?

Сначала я хотел снять кино о молодых чеченцах, приехавших в Швейцарию. Чтобы они рассказали о родине, о том, как попали к нам и как воспринимают нашу страну. Эта идея не сработала – они оказались очень странными молодыми людьми. Так я стал изучать ситуацию в Чечне, в особенности, касающуюся прав человека, и познакомился с чеченскими правозащитницами – в том числе, с Зайнаб Гашаевой. В той войне обе стороны совершили немало зверств. А эти женщины просто боролись за права человека. Для меня они были настоящими героями. В итоге, я сделал о них фильм, который получил много международных наград. Это был мой первый опыт на Кавказе.

Так вы встретили Анну Политковскую?

Я хотел, чтобы в фильме были не только чеченцы, но и русские. В то время Чечня была закрытой зоной, куда проникли немногие журналисты – поэтому Анна стала такой важной для мира.

Я также пообщался с Ахматом Кадыровым, министром юстиции Юрием Чайкой, а впоследствии имел удовольствие беседовать с Рамзаном Кадыровым – вскоре после того, как он стал главой Чечни.

Кадырова-старшего я встретил в Женеве на заседании Совета ООН по правам человека. Российская делегация привезла его, чтобы придать новому руководству Чечни международную легитимность. Я спросил: «Правда ли, что перед тем, как перейти на сторону России, вы призывали каждого чеченца убить по 150 русских?» Ахмат ответил: «Это ложь. Я говорил, что каждый чеченец должен убить столько русских, сколько сможет». Для фильма его слова были огромной удачей.

Также мне повезло с Юрием Чайкой, который впоследствии стал важной персоной в окружении Владимира Путина. Я спросил: несет ли президент России ответственность за все, что происходит в стране? Это была ловушка. Отрицательный ответ означал бы, что Путин не контролирует ситуацию. Положительный – что Путин ответственен за жестокости, которые совершались на Кавказе. И Чайка сказал: «Как министр юстиции, я утверждаю, что российский президент полностью контролирует все происходящее в Чечне». Это звучало немного пугающе.

На съемках

На съемках

Тогда вы решили лично приехать на Кавказ.

Да, я два или три раза посетил Ингушетию, где жили беженцы. Участвовал в пропагандистской поездке в Чечню, организованной российскими властями. Пресс-офис бухал круглые сутки, было весело. Меня поразила двойная реальность. Глава парламента Чечни утверждал, что недавно показал Анне Политковской, насколько тут стало лучше, и ей понравилось. А потом на военной базе в Ханкале я позвонил Анне, и это оказалось ложью. Я знаю, что политики лгут везде, но там двойная реальность была возведена в систему. Удивительно! Тот глава парламента казался приятным человеком, я был готов ему поверить.

Я никогда не руководствуюсь идеологией. Напротив, стараюсь воспринять разные точки зрения. Я не собирался снимать ничего антироссийского. Я видел страдания чеченцев – и страдания молодых российских солдат. Их жизни тоже разрушила война. Думаю, людям было сложно понять, что я никем не куплен – ни чеченцами, ни русскими. Россиянам сложно представить независимого режиссера, который просто хочет разобраться в ситуации.

Не было ли у вас предрассудков из-за западной пропаганды? Если информация подается однобоко, даже непредвзятый человек, желающий составить собственное мнение, все равно морально подготовлен к определенным выводам.

Думаю, российские власти и президент несут огромную ответственность за то, что произошло в Чечне. Точно так же, как и за события в Сирии. Российские медиа пытаются сформировать иную картину, будто бы Путин боролся за права человека, но то, что устроили в сирийских городах российские войска и их союзник Башар Асад, это катастрофа.

С героями фильма

С героями фильма

У нас здесь чудовищная пропаганда, что Россия – хорошая, а ее враги ужасны. Но, думаю, и на Западе есть пропаганда, просто она утверждает обратное, и тоже не всегда правдиво.

Масс-медиа Западной Европы – дурацкая система, но у нас развит плюрализм. А в России его уровень едва ли достаточен для гражданского общества. Извините, но это не просто пропаганда с обеих сторон. Свобода слова куда более защищена в Западной Европе, чем в России. Журналистов там не убивают за статьи.

В России тоже есть журналисты, которые храбро ищут правду. Анна – лишь одна из них, которая в силу обстоятельств стала символом героизма. Может, потому, что была красивой женщиной. Но она – не единственная, и я очень уважаю ее коллег, достойно выполняющих свою работу, – не только в Москве, но и по всей стране. Конечно, многие люди в этой профессии – оппортунисты, и западная журналистика – не исключение.

И даже для самых честных полная объективность недостижима.

Думаю, журналист не должен притворяться, что он объективен. Он должен донести свою точку зрения. Абсолютной правды нет. Но надо отличать от журналистики заведомую пропаганду. Мистер Путин твердит о демократии, но для нее нужны баланс власти и независимость юстиции. Иначе как бороться с коррупцией? И у меня большие сомнения в независимости российской фемиды.

Вы правы, когда говорите о субъективности журналистов. Но в то же время информация фильтруется и зачастую подменяется откровенной ложью – не только в России. Недавно ко мне попала статья The Boston Globe о братьях Царнаевых. Она прекрасно написана, я ее читал с удовольствием – ровно до того момента, когда один брат прибыл в Махачкалу. Судя по тексту, улицы города были разделены блокпостами, на которых убивали людей. Это полный бред.

Ты полагаешь, что за этим стоит не глупость, а систематическая пропаганда? У западных медиа есть слабость – они говорят то, что люди хотят услышать. Но не думаю, что их контролируют напрямую, как в России. Президент Путин боится того, что случилось на Украине, он боится многого – и это куда более систематично.

Со съемочной командой

Со съемочной командой

Так и западный популизм работает всюду, а стало быть – системно. Авторы статьи так хотели чего-то плохого о Северном Кавказе, что, получив соответствующие сведения, пальцем не шевельнули, чтобы их перепроверить. Хотя это было несложно.

В журналистике велик соблазн скатиться в оппортунизм. Можно быть очень умным и талантливым, и при этом – оппортунистом, здесь нет противоречия. Вспомним журналистов нацистской Германии. Но и храбрые люди есть везде.

Перейдем дальше. Какие у вас остались впечатления от первого визита на Кавказ?

Было страшно. Правозащитники исчезали навсегда. В том числе мой знакомый и его жена. При встрече я рассказал Рамзану Кадырову об этом человеке и попросил помочь. Рамзан явно вздохнул с облегчением, когда узнал, что он исчез в Ингушетии, а не в Чечне. А потом обещал: «Я буду искать его днем и ночью». Очень цинично. После тех поездок я не возвращался вплоть до нынешней экспедиции.

Но ваше знакомство с Россией состоялось еще раньше.

Точно. Тогда я работал на швейцарское телевидение. Это сейчас я независим. Мне жаль, что я до сих пор не выучил русский, но у меня хорошее оправдание – надо кормить троих детей, а независимому режиссеру это непросто. Сперва я встретил в Лихтенштейне Солженицына. С ним были странные люди – очень консервативные. Он выделил мне пятнадцать минут. Я задал первый вопрос – и Солженицын отвечал на него все это время. Так состоялась моя инициация в работе с русскими политиками. Горбачев хотел публичности для борьбы с Ельциным и лидером коммунистов, который до сих пор возглавляет партию. Михаил набрал на выборах меньше процента, но мне было интересно с ним пообщаться, так как это – человек истории. Он привез меня в деревню, где родился – Привольное, познакомил со своими учителями, отвел на могилу родителей. Люди его не понимали. Просто считали слабым.

Что побудило вас вернуться на Кавказ?

Работа. Телеканал 3SAT делает четыре фильма о России. Главный герой поднимается на Эльбрус, а я ищу интересные истории вокруг горы – о природе и культуре.

Почему вы выбрали из множества вариантов именно три сюжета, над которыми сейчас работаете?

Первая история – о кабардинских и карачаевских породах лошадей. Я узнал, что кони очень важны для этих народов, что карачаевскую породу репрессировали вместе с самими карачаевцами. Через лошадей я задумал показать судьбу народа, его культуру и идентичность. Мы встретили приятных людей и прекрасных коней. Готов поклясться, что и карачаевские, и кабардинские лошади превосходны, равно как и всадники, и разве что Бог способен решить, кто из них лучше. Я знаю, что, если отдам предпочтение одной из сторон, это может плохо кончиться. И все же, я говорю искренне.

Потом мы отправились в урочище Джилы-Су. Человек, умиравший от рака, добрался до горных родников, и уже двадцать лет там живет. Многие считают источники целебными, но мы также встретили фермеров, которые уверены, что это – обычная вода, а жаждущие исцеления – безумцы. Я не принимаю ничью сторону, и все же полюбил это мистическое место. Хотя, конечно, не буду советовать всем раковым больным ехать туда.

Затем – история о Шато Эркен, виноделии в мусульманской республике. Среди виноградников высится огромный готический замок. Он немного похож на Диснейленд, но там действительно производят алкоголь. Хотя меня и шокировало, что в местном ресторане белое вино подают неохлажденным. Все клише были разрушены, когда главный технолог изрек: «Да, я – мусульманин и пью вино. Ну и что?»

В первый раз вы приехали сюда в плохие времена. Какие впечатления остались от нынешней поездки?

Фантастика! Мне очень понравилось. Пейзажи невероятные. Когда едешь 5 – 6 часов по Приэльбрусью, кажется, что наблюдаешь сотворение мира. С людьми тоже повезло. Пастухи потрясающе заботились о нас в горах. Я не ем много мяса, и сперва просил дать мне чуть-чуть. Но они все равно принесли невероятные порции. Вскоре я уже понял: единственный способ выжить – говорить, что я – вегетарианец. В Нальчике я спросил пару горожанок, как пройти в парикмахерскую. Они не знали ни слова по-английски, но тут же позвонили какому-то джентльмену. Он перевел мой вопрос девушкам, и одна из них – Юлия, прекрасная кавказская леди, привела меня в парикмахерскую и представила мастеру. Никогда такого не видел.

На одной из свадеб на Северном Кавказе

На одной из свадеб на Северном Кавказе

Для кавказцев это нормальное поведение.

Но не для меня. Моя российская знакомая – юрист Карина Москаленко – борется как лев за права человека. Она защищала Ходорковского, Литвиненко, Каспарова. Но также много чеченцев, не слишком известных людей. Карина утверждает, что самое невероятное в России – это люди, и они заслуживают другого правительства. Я действительно встретил здесь много потрясающих людей.

Именно поэтому я в Махачкале провожу больше времени, чем в Москве. Но в целом это верно для всего Кавказа. Как-то раз одна приезжая вышла под дождь в неподходящей одежде. Водитель снял свою куртку и накинул на нее. Она была поражена, но местные даже не обратили внимания – им было бы странно, если б он поступил иначе.

Мне бескорыстно помогали не только кавказцы. Однажды я срочно нуждался в российской визе. Документы принимала очень занятая женщина. Я подарил ей швейцарскую шоколадку и вложил в паспорт долларов пятьдесят. Вскоре она вернула мне документы вместе с долларами, оставив себе только шоколадку. Хотя я знаю, что в этой стране хватает коррупции, и не слишком ценю ее президента. Я, кстати, хотел встретиться с ним и поговорить. Но я недостаточно знаменит, и он предпочел Оливера Стоуна. К тому же, Кремль организует такие встречи только в интересах пропаганды, а я для них – просто наивный чудак, верящий в глупости вроде гражданских прав. Но я не глуп и не наивен. Я убежден – общество, не уважающее права человека, не имеет будущего.

Выбор понятен, поскольку политические взгляды Оливера Стоуна общеизвестны. Было ясно, что он нарисует более позитивную картину, чем вы.

Я абсолютно прозрачен. Я также делал интервью с Михаилом Ходорковским, и это не означало, что я – на его стороне. Моя работа в кино – это прежде всего желание понять мир и себя самого.

Возвращаясь к Кавказу, я и сейчас не смотрю на него сквозь розовые очки. Я вижу нации, втянутые в конфликты. Возможно, жаждущие самоопределения. Недавние новости о Чечне тоже шокируют. Не думаю, что это – лишь западная пропаганда. Надеюсь, что после стольких лет страданий от царей и диктаторов в России возникнет гражданское общество, и власть поймет: чтобы люди ее уважали, надо уважать людей. Да и сами граждане научатся уважать друг друга. К этой цели надо стремиться, хотя она не вполне достигнута и на Западе. Мой сын считает, что швейцарская демократия не вполне демократична. Я советую ему посетить разные страны, сравнить и убедиться, что наше общество не так уж плохо.

Как, по вашему мнению, фильм будет воспринят западной аудиторией?

Думаю, мы потрудились на совесть. Это будут удивительные образы, ломающие шаблоны. Очень визуальные – лошади, лица людей… Надеюсь, многие зрители захотят приехать сюда и все увидеть своими глазами.

 

Владимир Севриновский

 

Как артиллерия проводит антитеррористическую операцию в населенных пунктах: впечатляющие мемуары российского офицера

рубрика: Разное
Борис Цеханович, российский офицер, начальник артиллерией 276-го мотострелкового полка в составе двух дивизионов 122 мм гаубиц и дивизиона 120 мм минометов (36 стволов). Фото из соцсетей.

В январе 1995-го и в январе 2000-го российская армия штурмовала Грозный. «Умирать страшно лишь однажды» — это один из самых впечатляющих и самых пронзительных документов о российской армии и «контртеррористической операции» в Чечне — мемуары, которые написал Борис Цеханович, российский офицер, начальник артиллерией 276-го мотострелкового полка в составе двух дивизионов 122 мм гаубиц и дивизиона 120 мм минометов (36 стволов). 18 лет назад российская армия выпускала по Грозному эшелоны снарядов всех калибров, до 240 мм, бомбила тяжелыми бомбами авиация, весь город был превращен в груды строительного мусора вместе с его жителями. Это действительно российская правда той войны — Цеханович подробно и детально описывает, как артиллерия под его руководством уничтожает населенные пункты, мирных жителей, любые дома, которые ему кажутся слишком богатыми, как они каждую ночь «бухают» с командиром полка, и начало пьянки отмечают обстрелами населенных пунктов. Конечно, детально описаны и порядки в российской армии, порядок действий, удачные и неудачные бои, массовые не боевые потери, хронический алкоголизм большей части личного состава, всеобщее мародерство. Вот незабываемые фрагменты как Цеханович направляет огонь артиллерии по мирным жителям и упивается своей властью, возможностью убивать спящих ночью невинных людей:

«С бумажкой в руке на ЦБУ зашёл начальник РЭБ дивизии Дима Щипков и сразу направился ко мне.
— Боря, тут мои «слухачи» засекли в полосе действия 245 полка, в населённом пункте Н…ское работу ретранслятора боевиков и через него идёт интенсивный радиообмен между ними. Может, мы сможем уничтожить его? Вот тут, у меня на бумажке координаты.
Мы склонились над картой. Нанесли по координатам точку, которая как раз наложилась на административное здание в центре деревни. Линейкой промерил расстояние от цели до огневых позиций. Дальность конечно предельная, но ничего попытаемся уничтожить. Подготовил данные для стрельбы и начал передавать команду на пункты управления огнём дивизионов:
— Ока, Самара. Стой! Цель 783. По зоопарку. «Курск 7, точно 3».Триста на триста. Расход по три снаряда на орудие. Навести готовность доложить.
Через пять минут с первого и второго дивизиона поступили доклады о готовности.
— Ока, Самара. Цель 783. Залпом, Огонь! — Все в палатке смотрели на меня, а я прислушался. Через несколько секунд донёсся залп одного дивизиона, потом второго. Дальше в течении полуминуты стоял сплошной грохот от беглого огня, который также быстро прекратился.
Из радиостанции послышалось: — Лесник 53! Самара стрельбу по цели 783 закончила. Расход 36. Лесник 53! Ока стрельбу по цели 783 закончила. Расход 36.
Я бросил взгляд на секундомер — полётное время сорок пять секунд.
— Товарищи офицеры, — обратился я к присутствующим в палатке, — Представьте себе. Семьдесят два снаряда сейчас находятся на траектории. В деревне сейчас кто-то гуляет по улице, кто-то ужинает, а кто-то трахает свою жену. Большинство, конечно, спит. Как у Симонова в «Живых и мёртвых» написано: «Никто из них не знал, что они уже поделены на живых и мёртвых». Так и сейчас никто из них не знает, что через несколько секунд 72 снаряда рухнет на деревню и половина жителей уже мёртвые, хотя ещё и живые. — Я замолчал, наблюдая за неумолимым бегом секундной стрелки, а в палатке повисла тишина, нарушаемая лишь работой за стенкой палатки электрического движка.
Щёлкнул кнопкой секундомера: — Всё, ребята. Далеко и ничего не слышно, но снаряды уже упали.
Ещё минуту все сидели молча, мысленно представляя, что сейчас происходит в деревне, потом как по команде зашевелились, заговорили вполголоса. Андрей Аристов снял с печки закипевший чайник, налил в две кружки кофе, щедро добавил туда сгущёнки и с кружками подошёл ко мне. Мы сидели и молча пили кофе. У меня на душе было отвратительно. Одно дело отдавать приказ на применение артиллерии против боевиков, а другое осознавать, что от твоего приказа гибнут совершенно невиновные люди. И страшнее всего, что гибнут дети, женщины и старики. Вот это моё состояние точно понял Андрей, за что я ему был очень благодарен. За это проявление ненавязчивого сочувствия, а главное поддержку».

«- Вот и Наталья Ивановна, рассказала, что сегодня ночью страшный обстрел Алхан-Калы был, половина центра села разнесена, — Саид кивнул головой на представителя Алхан-Калы.
Русская женщина поправила платок на плечах и решительно обратилась к командиру полка: — Товарищ командир, объясните мне, по каким критериям вы выбираете цель?
Никитин до этого сидевший молча, сумрачно слушая противоположную сторону, вскинул голову и твёрдо ответил: — Я не намерен перед вами отчитываться о своих решениях. Я готов выслушать ваши просьбы и пожелания. Что могу решить своей властью — готов выслушать и решить ваши проблемы, что не могу — обещаю передать высшему командованию. — Командир замолчал.
Наталья Ивановна помолчала, потом продолжила: — Вы поймите меня правильно: я директор средней школы, всю жизнь прожила и проучила детей в Алхан-Кале. К сожалению не все мои ученики стали примерными и уважаемыми людьми…
Спецназовец нагнулся ко мне и прошептал в ухо: — Это она говорит про своего ученика, полевого командира Бараева.
…Я так давно живу среди чеченцев, что думаю как они и веду образ жизни как у них, хотя я и православная. Я всей душой за то чтобы быстрей закончилась война и на этой многострадальной земле воцарился мир, но я не могу объяснить своим односельчанам, почему русские обстреливают села, в которых нет боевиков, почему прилетают снаряды, бомбы и убивают мирных жителей, разрушают их дома. Сегодня ночью был самый страшный обстрел, разбито много домов, люди остались без крова, а ведь зима ещё только впереди. Я прошу вас от имени всех собравшихся — прекратите обстреливать села, лучше помогите людям, которые оказались заложниками этой бессмысленной войны. Ведь поймите — мирные жители ни в чём не виноваты.
— Хорошо, — командир прервал затянувшееся молчание, — по деревням, без причины, мы стрелять больше не будем. Но если узнаем, что там боевики, если из этой деревни прозвучит в нашу сторону хотя бы один выстрел, извините, даже колебаться не будем — откроем огонь. У наших солдат тоже есть матери и отцы, которые ждут своих сыновей домой. Свои проблемы решайте сами, у меня и у войск другая задача. Поймите тоже правильно, чем больше вы сами будете оказывать сопротивление бандитам, чем меньше вы будете им оказывать помощи, тем быстрее война уйдёт от ваших селений, тем быстрее придёт власть к вам, которая и будет решать ваши проблемы. Да и беженцы быстрее вернуться в свои селения. А пока обещаю, если не будет нарушений с вашей стороны — никто из моего полка по вашим селениям не откроет огня.

Командир обвёл глазами чеченцев. Саид приподнялся и обратно сел, зачастил, опасаясь что русский полковник сейчас встанет и уйдёт.
— Товарищ полковник, а дрова из Самашкинского леса мы можем брать? А то мы боимся туда заходить, ещё примут нас за боевиков.
— Да, с девяти часов и до семнадцати можете беспрепятственно заготовлять дрова, — видно было, что командиру уже надоело выслушивать бесконечные жалобы местных. За сорок минут переговоров мы выслушали всех представителей и каждый из них докладывал практически одно и тоже — просьбы о помощи и заверения, что боевиков у них нет.
Командир встал, давая понять, что переговоры заканчиваются, чеченцы тоже поднялись и Саид от имени всех представителей пообещал провести завтра же митинги во всех деревнях и проголосовать за российскую власть.

— Борис Геннадьевич, — возбуждённо воскликнул Никитин, — блин, я же совсем забыл, ведь это запланированный группировкой массированный огонь. Говорят, до тысячи стволов будет участвовать.
Действительно, я тоже вспомнил распоряжение начальника артиллерии группировки. Впрочем, в связи с сегодняшней атакой, оно нас не касалось, но в нём говорилось о двух массированных ударов: первый по позициям боевиков в районе Бамута, а второй по всей площади Самашкинского леса, где скрывались несколько отрядов боевиков. Вот и сейчас, все склоны гор за Бамутом кипели от разрывов тысяч снарядов.
— Товарищ полковник, второй то удар будет по Самашкинскому лесу, а вы вчера разрешили жителям Закан-Юрта за дровами в лес сходить.
Командир с досады плюнул на землю и яростно растёр ногой: — Ничего себе, сейчас они за дровами сходят…
В томительном ожидании прошло десять минут и второй массированный удар тяжким молотом обрушился на Самашкинский лес. Снаряды и ракеты равномерно накрыли всю площадь леса, который лежал в пяти километрах от нас и с вершины высоты проглядывался во всех направлениях. Это был первый залп, после которого в течение пяти минут по лесу вёлся беглый огонь. Снаряды рвались, мощно выкидывая вверх клубы дыма, обломки, а иногда целые деревья. Хотя Самашкинский лес был площадью сорок километров, но тысяча стволов и несколько тысяч снарядов, которые обрушились на лес, свели преимущество огромного пространства к минимуму. На какой бы участок леса мы не смотрели, везде видели вздымающие к небу разрывы. В конце огневого налёта, несколько снарядов всё-таки оторвались от цели и упали среди домов на окраине Закан-Юрта, где поднялась вверх красная кирпичная пыль от попадания снарядов в дома.
Пробыв на высоте ещё минут пятьдесят, мы спустились на командный пункт полка, где нас уже ждало сообщение из третьей роты. К ним с белым флагом пришёл Саид и сообщил, что в то время когда начался обстрел леса, он проводил митинг селян в пользу поддержки российской власти. И именно в толпу упали те несколько снарядов, разрывы которых мы видели. Восемь человек тяжело ранено и Саид просит медицинской помощи».

Чечен Инфо

«- Товарищ подполковник, — я поднял голову и окинул взглядом дежурного телефониста с роты связи, который нерешительно переминался с ноги на ногу у моего стола. Был он из контрактников, прибывших из последнего пополнения. — Товарищ подполковник, я понял что вы сейчас стреляли по Побединскому?
— Да. А что? — Окинул заинтересованным взглядом контрактника.
— Да, я вам пару целей там предложил бы…, — контрактник замолчал, неуверенно поглядывая на меня.
— Ну…, — поощрил я бойца.
— Я, товарищ подполковник, родом с Побединского. В девяностом году закончил среднюю школу и ушёл в армию. Ушёл с радостью, если бы не ушёл, то сбежал бы оттуда всё равно. Вроде бы и родители здесь жили с пятидесятых годов, и я родился там и жил, дружил с местными пацанами из чеченцев. Учились вместе в школе. Вроде бы должен быть с ними на равных. Так нет — всегда чувствовал себя среди них чужим, постоянно терпел от них унижения и издевательства. Видел с каким презрением местные чеченцы относились к нам русским, ко мне, к моим родителем, конечно не все, но многие. Особенно из молодых и борзых. Я ещё в армии служил, когда узнал что мои родители вынуждены были за бесценок всё продать и уехать в Россию из-за этого. А кому они там нужны простые и из рабочих? Вот до сих пор они и перебиваются в Курской губернии, а я от этой ненависти и воевать пошёл. Скоты они: они всем русским обязаны, а возомнили о себе, что они выше всех. Вот я и предлагаю вам сейчас врезать по некоторым домам.
— Это ты хочешь просто отомстить им за детские обиды или как…? — Я уже с интересом разглядывал двадцатисемилетнего солдата.
— Товарищ подполковник, — контрактник склонился ко мне и понизил голос, — да и хотя бы и за детские обиды отомстить: за то как они меня вылавливали после школы и били. Били не просто, а били ногами, толпой. Причём, старались больше унизить: после того как изобьют в довершении ещё и оплюют. Да…, хочу отомстить и за всех русских, которых они унижали в Чечне. Отомстить и за их гонор. Я хочу на карте показать их дома. Они тогда уже будучи волчатами хороводили и сейчас наверняка, ну просто наверняка в бандитах, и там тоже не в простых боевиках ходят. Я пацаном в школу ходил, а их родители строили хоромы. Причём, точно знал, что их родители не работали, как мои вкалывали. На трудовые деньги такие дома не отгрохаешь. Давайте, товарищ подполковник, стрельнем туда, — связист последние слова произнёс почти умоляюще.
Я долгим взглядом посмотрел на контрактника, который столько лет носил в себе ненависть и пододвинул к нему карту: — Показывай, солдат, снарядов не пожалею…»

Вот как Россия боролась с «сепаратистами». Вот как была уничтожена независимая Чечня. Это и был настоящий террор российской армии, полное уничтожение всего живого.

Разница между действиями российской армии в Чечне, где они просто стирали с лица земли города и села, и действиями украинской армии на Донбассе, где разрушения минимальны, очевидна.

Подполковник Цеханович — на фото, он воевал в Чечне в немецкой каске Второй мировой войны, это не шутка, он сам это подробно описывает в книге. Я помню, я горжусь, так сказать — аж три книги про Чечню написал. Российскому офицеру нравилось чувствовать себя немецким нацистом. И это логично, ведь действия российской армии — это действия нацистов, отличий в книге не видно ни по форме ни по содержанию.

 

www.facebook.com/butusov.yuriy

Горская эмиграция в Европе. Часть 1

рубрика: Разное
geurasia.eu

От Первой до Второй мировой. Рассказывает историк Майрбек Вачагаев.

Истории горцев Северного Кавказа, которым после революции пришлось покинуть родину и начать новую жизнь в Европе между двумя войнами. Рассказывает Майрбек Вачагаев — кандидат исторических наук, президент Ассоциации кавказских исследователей, со-редактор журнала Caucasus Survey, издающегося в Оксфорде (Великобритания). С начала 2000-х Вачагаев живет в Париже. В настоящее время основная тема исследований историка — горская эмиграция в Европе.

   Первые горцы в Париже

Первые представители народов Кавказа появились во Франции в 1918 году. Тогда они еще не были эмигрантами: делегации грузин, армян, азербайджанцев, северокавказских горцев собрались во Франции к открытию Парижской мирной конференции, чтобы как-то повлиять на ее исход и защитить интересы своих народов в послевоенном мире.

Первым лицом горской делегации был Абдул Меджид Чермоев, больше известный как Тапа Чермоев. Тапа успел побывать председателем первого правительства Горской республики, образованной в 1917 году на территории Дагестана и горных районов бывшей Терской области. В 1918-м именно Чермоеву было поручено возглавить Зарубежную делегацию народов Северного Кавказа на Парижской конференции и убедить мировое сообщество признать независимую Горскую республику. Но уже весной 1919 года, задолго до окончания конференции, войска генерала Деникина заняли Дагестан, и Горская республика самораспустилась. Потом на Кавказ пришла советская власть. Чермоев так и остался в Париже, а позже к нему присоединилась вся его многочисленная семья.

Чермоевы — представители горского дворянства. У чеченцев не было князей, но в конце XIX века двум семьям, Чермоевым и Курумовым, в виде исключения пожаловано звание потомственных дворян. Тапа был сыном знаменитого генерала Арцу Чермоева и миллионером, владевшим нефтепромыслами в Грозном. Кстати, он не единственный нефтепромышленник среди эмигрантов: армяне Манташевы, азербайджанцы Асадулаевы — все потом приехали и осели во Франции, как и большая часть горской элиты.

Надо сказать, что во Францию приехала политическая элита горцев. Это новое явление, так как прежде горская элита была исключительно военной — люди, служившие в императорской армии. Тот же Тапа Чермоев был ротмистром в Собственном Его Императорского Величества Конвое Николая II, а в Первую мировую служил в Чеченском полку Кавказской туземной конной дивизии, больше известной как «Дикая дивизия».

Император Николай II с семьей в окружении Собственного Его Императорского Величества Конвоя. Источник: Beinecke Rare Book and Manuscript Library, Yale University  

Все приехавшие на Парижскую конференцию были так или иначе связаны с Санкт-Петербургом и императорской семьей — до революции они являлись, как бы сейчас сказали, «пророссийской партией» на Кавказе. Но именно эти люди первыми выступили против России после того, как большевики распустили Учредительное собрание в январе 1918 года. Горцы до конца были преданы императору, но после роспуска Собрания решили, что больше не имеют никаких обязательств перед новой страной, а присягу можно считать аннулированной.

Однако Тапа Чермоев сохранил преданность российской монаршей семье. Из Парижа он оказывал финансовую помощь императрице Марии Федоровне: мать Николая II смогла вернуться в родную Данию, но была крайне стеснена в средствах, несмотря на титул и положение. Узнав об этом, Тапа начал регулярно перечислять вдовствующей императрице крупные суммы, позволившие ей вести достойное существование до самой смерти в 1928 году.

Стамбул — Прага — Париж

Можно выделить две массовые волны эмиграции горцев во Францию: первая — в 1922−24 годах из Стамбула, вторая — из Праги в конце 1920-х годов.

Сразу после революции многие горцы — не считая тех, кто уже находился во Франции для участия в Парижской конференции, — бежали в Стамбул, а уже потом выбирали, куда отправиться дальше. Оставаться в Стамбуле хотели далеко не все. Христиане-осетины — по религиозным причинам. А чеченцы, кабардинцы и другие эмигранты-мусульмане с Северного Кавказа у себя на родине были, по большей части, политическими или общественными деятелями или же имели собственный бизнес. Они стремились делать что-то значительное в Европе, тогда как Османская империя уже разваливалась, влияния на кавказский регион после поражения в Первой мировой войне у нее было все меньше. В политическом плане Стамбул оказался совершенно бесперспективным городом.

Стамбул, 1919 год. Фото из газеты Hakimiyet-i Milliye

Но многие остались. К 1920-м годам в Турции сложилась, например, миллионная черкесская диаспора из тех, кто покинул Кавказ после Кавказской войны в 1864 году. В том числе благодаря поддержке черкесских эмигрантов Мустафа Кемаль пришел к власти в Турции. И буквально сразу черкесы испытали на себе кемалевскую политику «отуречивания»: отныне никто не мог заявить о своем нетурецком происхождении или иной национальной принадлежности. Все жители страны поголовно стали турками — черкесов тоже лишили их имен и фамилий, взамен дали турецкие.

Основная часть горцев приехала во Францию в 1924 году. Пару лет они ждали визу в Стамбуле и, получив ее, прибывали на пароходах в Марсель. У всех кавказцев в паспортах была марсельская печать. В архивах Марселя сохранились все списки пассажиров с полной информацией: кто и какого числа приехал, сколько было детей, как их звали, сколько им было лет и так далее.

Другая часть горцев вместе с русскими направилась из Стамбула в Прагу. Дело в том, что первые десять лет после революции правительство Чехословакии оказывало финансовую помощь всем беженцам из России. В 1923 году в Праге был основан Русский народный университет, где обучались тысячи эмигрантов из России, в том числе и с Кавказа — Эльмурза Бекович-Черкасский, Байтуган Барасби и другие. Чехословацкие власти также субсидировали русские печатные издания, научные институты, создание русских архивов и тому подобное. К концу 1920-х годов финансирование резко сократилось из-за мирового экономического кризиса, к тому же старшее поколение эмигрантов начало уходить, а молодежь искала новые, более крупные страны для применения своих сил. Часть российской диаспоры, среди них и горцы, переехала в Париж.

Влиятельные кланы и диаспоры: старые элиты на новом месте

Из чеченских семей в эмиграции самой заметной была семья Чермоевых. Вслед за Тапой во Францию перебрались его братья и племянники вместе с женами — всего порядка 20−30 человек.

Среди кумыков и дагестанцев выделялись Бамматы. Гайдар Баммат в качестве министра иностранных дел Горской республики вместе с Чермоевым прибыл во Францию для участия в Парижской мирной конференции, но после еще не раз возвращался на Кавказ для переговоров и окончательно переехал в Париж только в 1921 году. Перед переездом, еще на Кавказе, он женился на племяннице Тапы Чермоева, Зейнаб. У них было двое сыновей — Нажмутдин и Темирбулат, оба оставили значительный след в истории. Нажмутдин стал одним из самых влиятельных исламских богословов своего времени, работал в ЮНЕСКО, в 1948 году представлял Афганистан в ООН. Его брат Темирбулат был известным авиаконструктором, принимал участие в создании знаменитого «Конкорда» и других сверхзвуковых самолетов.

Во Францию перебрался и Ахмед Хан Аварский. Он был военным, в Первую мировую воевал в составе 2-го Дагестанского полка «Дикой дивизии». Аварский был представителем очень известного северокавказского имама Нажмуддина Гоцинского. В 1920 году он переехал в Турцию, где на деньги Гоцинского открыл фирму «Анатолий Шеркет». Все полученные доходы он отправлял на Кавказ для борьбы с советской властью. Он очень многим горцам помог выжить в первые годы пребывания в эмиграции, устраивал их на работу в своей фирме. В конце концов, Аварский осел в Париже, где продолжал заниматься политической и общественной деятельностью, активно помогал соотечественникам. Он умер в 1937 году от туберкулеза, ему было всего 42 года.

В Париже сложилась влиятельная черкесская диаспора. В частности, сюда в середине 1920-х годов переехал князь Федор Николаевич Бекович-Черкасский, представитель старинной и знаменитой военной семьи. Сам Федор Николаевич был генерал-лейтенантом, в Гражданскую войну воевал в Добровольческой армии Деникина, в марте 1919 года был правителем Кабарды. Он умер в Париже в 1953-м, на нем прервалась мужская линия Бековичей-Черкасских. Похоронен на мусульманском кладбище в Бобиньи — еще в 1917 году православный князь «вернулся в религию предков», принял ислам. Тогда же сменил имя — Федор Николаевич стал Темирбулатом Жанхотовичем.

Другая влиятельная черкесская семья в Париже — Хагондоковы. Практически все они были военными, их могилы можно найти на русском кладбище в Сент-Женевьев де Буа под Парижем. Переехали во Францию и Шаковы, представители кабардинской знати. Исмаил Шаков был первым кабардинцем, получившим диплом врача в Киевском университете. До революции работал сначала в Нальчике, потом имел собственную хирургическую лечебницу в Грозном. Шаков — один из организаторов первого съезда Горской республики. Во Франции он отошел от политической деятельности, продолжил врачебную практику и, кстати, основал две масонские ложи. Его потомки сейчас живут во Франции и в США.

Гайто Газданов и другие парижские осетины

Большая диаспора была у осетин, около тысячи человек. Осетины составляли почти 90% от всех горцев, эмигрировавших во Францию. В их случае трудно говорить о каких-то кланах, потому что осетины редко приезжали большими семьями, часто это были пары, муж и жена.

Из осетинских эмигрантов самым известным был и остается писатель Гайто Газданов, или Гадзати по-осетински. Первые два года в Париже Газданов жил на улице, буквально под мостом. Позже в своих письмах он упоминал, что отлично знает все парижские мосты — не понаслышке. Он работал грузчиком, слесарем, таксистом по ночам, хотя уже в 1930-е годы был известным писателем. Только после войны он перестал нуждаться и смог полностью посвятить себя литературе.

Осетинская диаспора старалась по мере возможностей помогать своим. У человека по имени Бетар в 1930-е годы был в Париже ресторан. Он брал к себе только осетин, старался давать им посменную работу — чтобы можно было трудоустроить как можно больше людей. У него недолго работал Лазарь Бичерахов — герой Первой мировой, в Гражданскую войну воевал на стороне белых, при поддержке англичан брал Дербент и Махачкалу. В 1920-е эмигрировал в Англию, потом оказался во Франции. Какое-то время Бичерахов собирал червяков и продавал их за гроши рыбакам на Сене — такая была жизнь в тот период. Из Франции Бичерахов переехал в Германию, в конце войны работал в нацистском Комитете освобождения народов России, но это отдельная сложная история.

Некоторые значимые семьи горских эмигрантов были тесно связаны с русской диаспорой — те же Бекович-Черкасские и Хагондоковы. Но другие — Чермоевы и Бамматы — не хотели поддерживать с ними никаких контактов. Они добивались того, чтобы французы идентифицировали их отдельно — как горцев — и не смешивали с общим потоком русской послереволюционной эмиграции.

Гайто Газданов в Париже, 1920-е годы

Уже в 1920-х годах никто не причислял армян, азербайджанцев и грузин к русской диаспоре: они выделились и создали свои собственные. Чуть позже, ближе к 1930-м годам, украинцы перестали ассоциироваться с русскими — у них появились свои церкви, школы. Горцы тоже хотели быть обособленными, потому что боялись раствориться в общей массе и потерять свою национальную идентичность.

В 1938 году один чеченец из семьи Чермоевых написал своей сестре письмо в Швейцарию, оно сохранилось в архиве. Из письма следует, что все это время горцы сидели во Франции на чемоданах — ждали момента, чтобы вернуться обратно на Кавказ. После 18 лет во Франции они все еще надеялись вернуться на родину! Но они хотели вернуться в независимое государство, а надежда на такой исход событий таяла на глазах.

Если изучить парижские газеты конца 1930-х годов, выяснится страшная статистика: ни одна неделя не обходилась без случаев самоубийства русских эмигрантов, в том числе и горцев. Люди вешались, топились в Сене, они все больше теряли смысл своей деятельности и жизни в целом. Даже молодые люди кончали жизнь самоубийством. Это была трагедия великой эмиграции. А потом началась война. С началом Второй мировой войны политическая активность горцев полностью сошла на нет, особенно после капитуляции Франции. В независимое государство на Кавказе больше никто не верил — горцы понимали, что ни немцы, ни большевики не дадут им вернуться…

 

 

 

 

Фото: Галина Азуле

 

Аня Айвазян 27 июня, 2015

Подробно на сайте Это Кавказ:
https://etokavkaz.ru/kavkaz-v-bolshom-mire/gorskaya-emigratciya-v-evrope

 

 

Частицы плоти

рубрика: Разное
pic.twitter.com/8Du4CpDozu

Они гонимы…
Они затравлены…
Они отвержены…
Они похожи на умалишенных.
Они бродят кучками, потому что помногу собираться опасно. 
Они никому не нужны, кроме тех, кого они разыскивают.
Их преследуют…
Их обманывают…
Их убивают…

Их много – сотни, тысячи. Точно не знает никто…
Это те, у кого похищены, бесследно исчезли, убиты родственники. Они надеются найти если не живых, то хотя бы трупы своих близких, или по крайней мере то, что осталось от похищенных, чтобы ЭТО можно было предать земле. Они очень надеются, что наступит «счастливый» день, когда, наконец, закончатся их муки и они сложат свое бремя.

Каждый из них питал надежду, что за них заступится Человечество, которое провозгласило, что после смерти святость тела человека неприкосновенна. Но все оказалось ложью. Они потеряли надежду и веру в Человечность и теперь верят только деньгам, за которые в Чечне продается все, и за которые можно выкупить еще живого родственника, труп, или хотя бы то, что от того осталось.

Но деньги у них давно закончились – они затрачены на поиски близких, продолжавшихся неделями, месяцами, годами. Денег взаймы им уже не дают, а заложить нечего. Они продали жилье, имущество, домашний скарб – все, что у них было. Практически все они больны – долгие поиски довели людей до физического и морального истощения. Теперь у них ничего нет, и в них едва ли теплится жизнь.

Среди них те, кто раньше не терпел друг друга, но беда сплотила родственников исчезнувших людей: милиционеров, бойцов чеченского Сопротивления, простых граждан Чечни. Они досконально изучили друг друга и понимают друг друга с полуслова. Они делятся меж собой последним. Каждый из них знает кто, как, где, и на что живет, до мельчайших подробностей знает историю другого и всех вместе, потому что их трагические истории изложены на бумаге сотни раз, и еще больше раз повторены вслух.

Иногда кому-то из этих людей улыбается удача. И когда счастливчик, которому удается найти и выкупить родственника или труп, покидает оставшихся, горе неудачников увеличивается. Они завидуют «счастливчику». Они снова и снова, до мельчайших деталей расспрашивают «счастливчика» о том, как тому удалось найти родственника или труп. Они расспрашивают, чтобы не упустить ту мелкую деталь, по которой смогли бы найти своего родственника. У них появляется надежда, что именно по этой детали им удастся найти близкого человека. Но проходит время, и внезапно вспыхнувшая надежда быстро гаснет.
Их контингент меняется. Происходит медленная ротация – на смену «счастливчикам» приходят новенькие, то есть те, которые еще совсем недавно действовали по только им известной схеме. Они, новенькие, до поры, до времени считали, что именно с его родственником произошла досадная ошибка, и что по горячим следам им обязательно удастся вскоре обнаружить пропавшего. Они были уверены, что их система поиска самая совершенная и даст положительные результаты. Но как правило, происходило все наоборот.

Если же похищенный – человек малоизвестный, у которого нет родственников в правительстве или в силовых структурах Чечни, и тем более, если у родственников нет денег, то похищенный обречен на безвестность. Тогда пыл у новеньких спадает, их деньги кончаются, и они прибиваются к отверженным.

Обычно они маленькими группами собираются у всевозможных правительственных учреждений и организаций, силовых структур, военной базы «Ханкала», других воинских частей. Отверженные стоят там в дождь и снег, в жару и холод, надеясь на невесть что. Когда же они надоедают или образуется большая толпа, их разгоняют дубинками и прикладами автоматов.

«Кидальщики» в погонах

Есть в Чечне, при въезде в селение Старые Атаги воинская часть, где раньше находилась мельница. Мало кто знает номер этой части и наименование силовых структур в ней обитающих. Зато все знают название этой части – «Мельница». Это название вполне соответствует тому, что происходит за воротами этого страшного заведения – здесь перемалываются тела и судьбы чеченцев. Никто не знает хотя бы приблизительного числа бесследно исчезнувших здесь людей.

А сколько коварства, цинизма и бесчеловечности у обитателей «Мельницы»? Российские военные обещают родственникам непременно найти исчезнувших людей за определенную плату и к определенному сроку. Но, как правило, срок проходит – нет ни военных, ни исчезнувших родственников, не говоря уже о деньгах. Оказывается, российские военные, отбыв срок командировки, уже уехали на родину.

А заступившие на место уехавших «кидальщики» в погонах, вновь клятвенно обещают помочь несчастным родственникам, но уже за более мелкую услугу – например, за ящик водки с бараном. Чаще всего родственники попадаются и на эту удочку. Этот заколдованный круг проходят практически все из этих несчастных. А особо доверчивые – по нескольку раз, пока не обнищают окончательно.
А сколько таких «мельниц» по всей Чечне?

Жалобы Путину

Когда исчерпаны все средства неофициального ресурса, несчастные родственники берутся за перо. Они жалуются. Но к системе жалоб и заявлений они переходят после того, как советы «доброжелателей» не дали результатов, когда те советовали уладить дело без лишнего шума, с помощью денег или знакомств. Таков современный бизнес различных «доброжелателей» – бизнес на крови.
И тогда потерпевшие родственники пишут заявления, обращения, жалобы, начиная от российского президента (не понимая, что именно Путин является первопричиной всех их бед и несчастий), и кончая правозащитными организациями.

Вот, к примеру, одно заявление из десятков тысяч от гражданки Чеченской Республики Султановой А.Э.
«23 января 2003 года в селе Харачой около 15 часов был задержан и увезен в неизвестном направлении мой сын Султанов Ахлуди Сайдал-Алиевич, 1972 г.р. Он задержан военными на автомашине АХ-909 RUS в присутствии коменданта Веденского района и главы администрации села Харачой Умарова С.Х.

Куда мы ни писали, к кому только ни обращались, кого только ни просили о помощи, но все безрезультатно – нет ни виноватых, ни ответственных. Я не требую от вас наказания людей, участвовавших в операции, я только хочу знать, где мой сын. Что с ним? Жив ли он? Где похоронен?

…Поймите, очень тяжело жить участью, не зная ничего о близком человеке. Изо дня в день, из ночи в ночь понимать, что никто ничем не поможет, никто ничего не расследует. Как жить с этой пыткой? Как жить с трагедией, страшнее которой не бывает? Многие матери не выдерживают этого горя. Я умоляю вас, проявите участие к пока еще живым матерям!

У моего сына теперь остались жена и трое маленьких детей. Верните им отца. Неужели нам не хватит вдов и сирот? Моя семья возлагает большие надежды на ваше участие в нашем горе и проявлении милосердия».
В Кремле любят подчеркивать, что чеченцы – граждане России. На примере Султановой мы видим реальное отношение российских властей к «своим» гражданам.

Пятнадцатилетняя «вербовщица шахидок»

Другую историю рассказала мать пятнадцатилетней девочки, чью дочь Аминат Дугаеву похитили российские силовые структуры при зачистке села Улус-Керт…
«Мы жили в благополучном Наурском районе, в селе Рубежное. Моя дочь, Аминат была отличницей в школе и моей лучшей помощницей. Мужа у меня нет. Я постоянно болею, и всю работу по дому Аминат выполняла сама.
Когда у Аминат начались школьные каникулы, из села Улус-Керт приехала Курбика – наша родственница, и попросила Аминат съездить с ней в село, чтобы помочь по хозяйству. Я отпустила дочку. Будь проклят тот день, когда я это сделала.

Около 3 часов ночи в село Улус-Керт, в дом по адресу Школьная 12 ворвались вооруженные сотрудники российских силовых структур, приехавшие на БТР-ах и военных машинах. Они задержали и увезли в неизвестном направлении Курбику Саид-Хасановну Гехаеву, 1970 года рождения, а вместе с ней мою пятнадцатилетнюю дочь – Аминат Мовсаровну Дугаеву».
По свидетельствам очевидцев, в ту ночь вся улица, на которой жила семья Гехаевых, была запружена вооруженными людьми в камуфляжной форме, в масках и без.

Женщины в это время спали. Старую мать Курбики – Румани Гехаеву, которая, проснувшись, вышла навстречу вошедшим, военные сразу же сбили с ног, затащили в комнату, связали руки за спину, сломав ей палец, скотчем залепили рот и нос. При этом один из силовиков говорил: «Сделай так, чтобы она не дышала». Но старушка, к счастью, осталась жива. После того, как военные уехали, в дом прибежали соседи, успели освободить и привести в чувство уже посиневшую от удушья женщину.

Пока одни военные связывали старушку, другие схватили Курбику Гехаеву и Аминат Дугаеву и выволокли их на улицу. Соседи наблюдали из окон за происходящим, но не решались выйти из дома, потому что вся улица была заполнена вооруженными людьми. Сельчане видели, что женщины были в ночных рубашках, и как Курбика Гехаева сопротивлялась, когда ее сажали в БТР.
Кроме того соседи слышали, как военные сообщали кому-то по рации:
— Их здесь две, а нам нужна одна. Что делать со второй?
Ответ по рации:
— Забирайте и вторую.

Затем военные выстроились в колонну и покинули село.
Утром родственники задержанных вместе с главой администрации села Улус-Керт обратились в военную комендатуру и отделение милиции Шатойского района. Однако сотрудники этих силовых структур отрицают свою причастность к данной спецоперации…

Мать Аминат Дугаевой только на следующий день узнала о произошедшей трагедии.
– К кому я только не обращалась? Кто только не обещал помочь, уверяя, что с Аминат произошла ошибка, и ее непременно освободят. А сколько денег я затратила на поиски дочери? – я потеряла счет, залезла в долги.
Я была и в Ростове, в штабе РОШ. Я добралась до Москвы. Я контактировала с высокопоставленными военными и гражданскими чинами – все заверяли меня, что разберутся и моя дочь найдется. Я написала сотни заявлений в самые разные инстанции. Все впустую – моя дочь будто бы провалилась сквозь землю.

Каждую ночь мне снится Аминат – она просит меня о помощи. Я просыпаюсь в холодном поту и плачу. Я хотя бы немного успокоилась, если бы точно знала, что ее уже нет в живых, но сердце мне подсказывает, что она жива».
«Самое ужасное – продолжает мать Аминат Дугаевой – я услышала из уст Фридинского, заместителя Генпрокурора России, что моя дочь – вербовщица шахидок! (Сообщения об этом можно найти в различных российских СМИ – М. Т.).

Как можно такое говорить? Ведь моей дочери только 15 лет! Как же ребенок может вербовать кого-то для проведения террористических акций? Ведь Аминат и понятия об этом не имеет. Неужели взрослые люди в Генпрокуратуре не думают что говорят? Пусть вернут мою дочь! Мне сердце подсказывает, что она жива!»
Вполне возможно, что материнское сердце не обманывало… Спустя два года, а именно 1 июля 2005, у матери Аминат появились бы более веские основания для подобных предчувствий…

ФСБ – фабрика шахидов

Цибиров Валерий Маркленович – отец школьницы, погибшей при теракте в Беслане, опознал свою пропавшую дочь Тамирис по фотографии, опубликованной на официальном прокремлевском сайте «Чеченская Республика».

В заявлении В. Цибирова указывается: «21 июня информационный канал «Чеченская Республика» (www.kavkaz.strana.ru) опубликовал сообщение под заголовком «В Чечне ликвидирована банда наставников смертниц». Речь шла о задержании в Чечне бандитов, которые похищали несовершеннолетних девочек с целью использования их в качестве террористок-смертниц.
Сообщение сопровождалось фотографией трех девочек, которых на этой фотографии кормит человек в камуфляжной форме. Впоследствии фотографии на сайте не оказалось. Я и мои родственники утверждаем, что крайняя справа из девочек – моя дочь. (смотри фото).

Во всяком случае, мы констатируем безусловное, весьма сильное внешнее сходство, и надеемся, что правоохранительные органы в ближайшее время помогут нам установить, действительно ли Тамирис Цибирова (дата рождения — 3 августа 1994 года) была освобождена в июне в Чечне.» (Фото сайта kavkaz.strana.ru, предоставлено редакции ИА REGNUM Валерием Цибировым. Постоянный адрес новости: www.regnum.ru/news/478781.html. Новость датирована 17:54 01.07.2005).

Нам неизвестно, чем закончилась эта детективная история, но, похоже, ФСБ заставила Цибирова Валерия усомниться, что на фото его дочь. Однако это сообщение лишний раз подтверждает те многочисленные факты, что сотрудники российских спецслужб занимаются похищениями своих граждан. И если подобные преступления вошли в Чечне в норму и преподносятся как спецоперации по выявлению боевиков, для чего сюда командируются сотрудники спецслужб со всей необъятной России, то не совсем понятно – с какой же целью эти спецслужбы похищают несовершеннолетних детей.
Заявление Цибирова о похищении дочери и публикация фотографии, на которой изображена его похищенная дочь, следует расценивать как колоссальный провал в работе российских спецслужб. Такой же провал, например, какой произошел в Рязани, когда за руку были пойманы сотрудники ФСБ, закладывавшие взрывчатку под жилой дом. Такой же провал, какой случился в Дохе, когда катарскими спецслужбами были задержаны сотрудники ГРУ, совершившие террористический акт, в результате которого был убит экс-президент ЧРИ Зелимхан Яндарбиев и ранен его сын. Провальный список российских спецслужб можно продолжать сколь угодно долго…

По провалам общественность узнает о закулисной деятельности спецслужб. У российских спецслужб в силу их крайне низкого профессионализма этих провалов очень много. Поэтому для мало-мальски мыслящего человека не составляет труда за вывеской борьбы с терроризмом увидеть истинное лицо «верных путинцев», и придти к закономерному выводу о том, что российские спецслужбы являются сеятелями террора, которые похищают в том числе несовершеннолетних детей с целью их зомбирования и взращивания шахидов. Почти также как российские специалисты готовят в лабораториях дельфинов-взрывников.

Спрашивается – а для чего это нужно Кремлю и Лубянке? Ответ прост. Нетрудно предвидеть, что после серии взрывов «шахидок» в Чечне или в других регионах России, у мирового сообщества вновь появится пропавшая было уверенность в существовании международных террористов в этой кавказской республике, и тогда проблема с плеч Путина перекладывается на плечи лидеров международного сообщества.

А когда после ужасных взрывов на экранах российского телевидения замелькают лица «шахидок», а ведущие и журналисты станут взахлеб комментировать произошедшие теракты, родственники исчезнувших поймут, кто и для чего похищал их детей, и в какую западню те попали.

Так как согласно закону о терроризме, принятому Государственной Думой, тела «шахидов» выдаче родственникам не подлежат, то последним остается надеяться на то, что на месте взрыва они смогут украдкой собрать частицы плоти своих детей, чтобы без особого шума предать ЭТО земле.

Майрбек Тарамов 28.07.05

 

http://kackad.com/kackad/

Чеченские лесные братья были головной болью для кагэбэшников

рубрика: Разное
Хасан Исмаилов. | ФОТО: Jaanus Piirsalu

В Чечне до сих пор рассказывают невероятные истории о последнем абреке Хасухе Магомадове, который был убит лишь после того, как в течение 37 лет сумел скрываться от советских властей.

 К тому времени Магомадову уже исполнился 71 год, по некоторым данным, ему было 69. Интересно совпадение с историей последнего в Эстонии лесного брата Аугуста Саббе, которого КГБ поймал только в 1978 году, когда тому тоже было 69 лет.
«В народе Хасуха был настоящей легендой, но никто не знал его в лицо, — сказал Postimees писатель и исследователь абреков Усман Юсупов. – Кагэбэшники, конечно, знали. Но поскольку в газетах, в заметках о розыске его фото не публиковали, то он мог, по сути, открыто перемещаться по Грозному. Его считали народным героем».«Абрек» у чеченцев означает примерно то же, что у нас «лесной брат».

В Чечне распространена история, как после четверти века жизни в лесах и горах Хасуха решил поправить здоровье, лег под чужим именем в больницу Грозного и никто его там не узнал. Уходя, он еще написал: «Спасибо за замечательное медицинское обслуживание. Хасуха».

Узнав об этом, местное руководство КГД было в полном недоумении и отправило в горы новую группу из пяти-шести человек, чтобы выследить Хасуху, но безрезультатно.

Если в Эстонии первые упоминания о лесных браться уходят корнями в 19 век, когда так называли преимущественно хуторян, прятавшихся от государственных властей (например, от долгосрочной воинской службы) или владельцев мыз, то у чеченцев абреки существовали на протяжении столетий. Понятие исходит из ислама и времен до Российской Империи, когда чеченцы жили по своим обычным законам, по адату.

Слово «абрек» изначально имело негативное значение: так называли тех, кого чеченское общество изгоняло за тяжкие преступления. У чеченцев до сих пор сохранилось много старых поговорок на эту тему, как, например: у абрека нет своего аула.

Но после того как Российская Империя захватила Северный Кавказ (Кавказская война шла в Чечне в 1818-1859 годах), сразу нашлись чеченцы, которые восстали против этого. В середине 19 века они придали этому слову новое, теперь уже положительное значение. Абреками начали называть тех, кто добровольно ударился в бега, чтобы бороться сначала с царской Россией, а позже — уже с несправедливостью советской власти.

В 1930-х годах, когда в Чечне начали более масштабно протестовать против советской власти, была сформирована широкая традиция абреков уже в этом положительном значении. Бежавших от несправедливости Советов в горы абреков уже были сотни, и они начали собираться в отряды. «Особенно яростно они выступали против жестокой коллективизации», — сказал Саид Хадашев, который также долгое время изучал тему местных абреков.

Большая волна абреков поднялась во времена депортации чеченцев, которую НКВД чрезвычайно жестоко провел в феврале-марте 1944 года. По мнению Сталина и Берии, чеченцы сотрудничали с немцами, и в отместку они приказали депортировать всех чеченцев и представителей братского им народа – ингушей – в Центральную Азию. Под надзором вооруженных людей в поезда было погружено полмиллиона чеченцев и ингушей, но, предположительно, несколько сотен мужчин и женщин сумели сбежать в горы, где и стали абреками.

 «Поскольку весь народ был депортирован, то о них не осталось и народной памяти. Мы узнали о них случайно, преимущественно, из сохранившихся справок НКВД, — сказал Усман Юсупов. – Мы не знаем, как они вообще выжили, поскольку среди местных им помочь было некому. Ясно, что без нападений на органы власти они бы не справились. По некоторым данным можно утверждать, что они жили в военных башнях в непроходимых местах. Они явно жили группами, поскольку так было легче».
Частично абреки были пойманы, отправлены в тюрьмы или убиты, часть из них выманили с гор обещаниями, что им позволят соединиться со своими депортированными семьями. Для этого из Средней Азии на место привезли чеченских религиозных деятелей, которых НКВД отправил на переговоры с абреками. После обещаний авторитетных людей почти все абреки в итоге спустились с гор, среди них были и те, кто боролся с советской властью до депортации – так называемые, идейные абреки.«О них известно, что после встречи с приехавшими из Казахстана религиозными деятелями и одним очень уважаемым среди них стариком, получив от них личные обещания и гарантии, абреки вместе с оружием сдались. Они сами приехали на своих лошадях в Грозный, где им разрешили сесть в поезд. А после этого их никто больше не видел», — рассказал Юсупов.

«Коротко: советская власть сделала то, что делала всегда», — добавил Хадашев.

Но некоторые абреки были амнистированы, а были, по словам историков, и такие, кто воспользовался неразберихой, которая возникла при возвращении чеченцев домой в 1957 году, уже после смерти Сталина. Они просто влились в новую жизнь, словно и не уходили никуда. Именно возвращение депортированных окончательно разрушило традиции абреков. С середины 1950-х годов абреки в Чечне вымерли. И в Эстонии к этому времени прекратилась активная деятельность лесных братьев.

Но, как и в Эстонии, в Чечне сохранились отдельные люди, которые жили в лесу. Хасуха Магомадов не верил обещаниям НКВД и не хотел иметь ничего общего с советскими властями и после возвращения своего народа домой.

Но, в отличие от, например, прятавшегося Аугуста Саббе, Хасуха устроил в Чечне настоящую охоту на работников НКВД и КГБ. «Тогда перед зданием КГБ в Грозном стояла доска с именами и фотографиями погибших, и все они были убиты Хасухой. Это была своего рода доска почета Хасухи», — сказал Юсупов, по данным которого, Магомадов убил как минимум 30 работников спецслужб.

Конечно, НКВД и КГБ не жалело сил на поимку Хасухи. «Для его поимки организовывали экспедиции», — написали в одной из лучших книг, рассказывающей об абреках «Абреки» ее авторы Хасо Хангашвили и Давид Панкели.

«В высоких горах и в лесах его следы искали отряды из пяти-шести человек. К нему подсылали провокаторов, организовывали засады, членов семьи, с которыми он общался, принуждали к предательству, но волк-одиночка постоянно избегал опасности и обводил вокруг пальца известных на весь мир своим коварством и вероломством кагэбэшников», — говорится в книге.

 О Хасухе известно, что чем дальше, тем меньше он общался с местными жителями, также он все больше опасался предательства. «У Хасухи была молодая жена, которая вышла за него замуж в 19 лет. Именно эта женщина — предположительно — рассказала кагэбэшникам, что не может жить с ним в горах, поскольку он ест сырое мясо и разводит огонь всего раз в неделю, так как боится, что могут заметить дым», — рассказал Саид Хадашев.
Если последнего эстонского лесного брата убил подосланный к нему агент КГБ, то Хасуху убили на кладбище, куда он, будучи старым человеком, отправился умирать.Прежде всего, он написал своему брату, с которым еще как-то общался, чтобы тот пришел похоронить его на семейном кладбище. Каким-то образом Хасуха понял, что на кладбище его ждет засада, и, собрав последние силы, пошел на кладбище соседней деревни, где начал копать себе могилу. Но местные жители узнали его.

«Местный активист-комсомолец сообщил об этом в милицию, и КГБ, конечно, тут же рванул туда, — рассказал Юсупов о последних моментах жизни Хасухи. – Хасуха пытался убежать через ущелье, из которого еще в течение какого-то времени отстреливался, и никто не решался к нему приблизиться. В итоге старика все же застрелили, но судьбе было угодно, чтобы перед этим свою пулю от Хасухи получил и тот активист, который сообщил о нем в милицию».

Дети гор жили в берлогах

Командиром самого известного отряда чеченских лесных братьев, боровшихся с советской властью, был Хасан Исраилов, под руководством которого в течение всей Второй Мировой войны в горных районах Чечни длилось восстание.

По сути, восстание заключалось в нападениях, продолжавшихся четыре года (1941-1944) на государственные учреждения и их работников. Все завершилось в декабре 1944 года убийством Исраилова. Заслуживает внимания то, что отряд Исраилова продолжил активную борьбу с советской властью и после депортации чеченцев в Среднюю Азию в феврале-марте 1944 года.

Известно, что Исраилов вдохновился для своего сопротивления борьбой финнов во время Зимней войны. «Смелые финны сейчас говорят, что большая рабовладельческая империя оказалась бессильной перед маленьким, но свободолюбивым народом. На Кавказе можно найти другую Финляндию, и нашему примеру следуют другие народы», — писал Исраилов в январе 1940 года перед тем, как стать абреком, в ответ на предложение тогдашних партийных руководителей Чечни вступить в партию.

Исраилова в Чечне до сих пор считают одним из символов борьбы против советской власти. Postimees посчастливилось встретиться в Горозном с его внучкой Сатситой Исраиловой.

«Когда была депортация, мой отец девятилетним сбежал из деревни к своему отцу в горы, где остался жить в дедушкином отряде, — рассказала Исраилова. – Мой отец был у своего отца, когда его в конце того же года убили во время молитвы».

 18-летним, после смерти Сталина, отец Сатситы сдался вместе с другими абреками и ему разрешили жить в Чечне на границе с Грузией в Панкисском ущелье.
«Мой отец рассказывал маме, что грузины очень им помогали. Они много охотились. Самыми главными вещами для них были спички и соль. Они даже возделывали свои картофельные поля. Жили в берлогах, в которых и зимовали. Какие-то подземные бункеры им не нужно было строить», — рассказала Исраилова.Отца Сатситы убили выстрелом в спину в 1965 году, когда ему был 31 год. «Отец всегда знал, что его убьют молодым: за его отца. К нам домой постоянно приходили кагэбэшники, но отец не хотел никак сотрудничать с КГБ, — говорит Исраилова. – После убийства постоянно проводили обыски, у нас забрали даже все фотографии отца. После мы смогли найти у родственников какие-то фото».

Сатсита в детстве должна была скрывать, что она внучка одного из самых известных абреков. «Родственники, например, добровольно брали фамилии своих жен, чтобы не было проблем. Они никогда не говорят и о Хасане, — вспоминает Сатсита. – Только наш отец сохранил фамилию. После его смерти мама постоянно говорила нам: не говорите о своем отце. В школе я, конечно, не говорила, что я внучка Хасана. Поначалу и я не знала о нем особо, узнавать начала только тогда, когда стала большой».

«Помню, как учитель истории сказал мне, что я внучка предателя. Но он и так говорил нам, что все чеченцы – бандиты и вместо депортации нас нужно было расстрелять». – добавила Сатсита.

 

https://rus.postimees.ee

Захоронение черепа Хаджи-Мурата отложено на 2018 год

рубрика: Разное
Википедия

Потомки Хаджи-Мурата, которые планировали до конца декабря решить вопрос с захоронением его черепа, пока не обращались в Кунсткамеру, где он хранится, сообщила 30 декабря сотрудница музея. Для захоронения черепа дагестанской стороне предстоит договориться с Азербайджаном, и это может стать поводом для эмоциональных обсуждений, предположили опрошенные «Кавказским узлом» историки.

Как писал «Кавказский узел«, проблемы, связанные с возвращением черепа Хаджи-Мурата из Кунсткамеры, планируется решить до конца 2017 года, заявили в ноябре прямые потомки наиба Шамиля и члены инициативной группы. Они высказали желание захоронить череп Хаджи-Мурата в его могиле, находящейся в Азербайджане.

Хаджи-Мурат – участник освободительной борьбы кавказских горцев. Он родился в дагестанском селе Хунзах. Был наибом имама Шамиля во время Кавказской войны, но в 1851 году между ними произошел разрыв. 23 ноября (5 декабря) 1851 года Хаджи-Мурат бежал в Чечню и перешел на сторону царского правительства, которое хотело воспользоваться популярностью Хаджи-Мурата среди горцев для привлечения их на свою сторону. Однако в апреле 1852 года Хаджи-Мурат из-за недоверия к русским бежал в горы и 23 апреля (5 мая) 1852 года был убит во время перестрелки близ города Нухи (ныне – город Шеки в Азербайджане), отмечается в биографии Хаджи-Мурата, размещенной в разделе «Персоналии» на «Кавказском узле».

Потомки Хаджи-Мурата пока не обращались в Кунсткамеру по вопросу о перезахоронении черепа, сообщила 30 декабря корреспонденту «Кавказского узла» руководитель пресс-службы Кунсткамеры Ирина Новикова.

«Судьба черепа находится в руках министерства культуры России. Они должны принять соответствующее решение. Родственники Хаджи-Мурата не обращались к нам», – сообщила она.

Ирина Новикова уточнила, что в 2017 году этот вопрос «уже не решится».

В захоронении черепа Хаджи-Мурата заинтересованы как его потомки, так и региональные власти

Историк, старший научный сотрудник Музея антропологии и этнографии РАН Макка Албогачиева сказала 20 ноября корреспонденту «Кавказского узла», что поддерживает идею захоронения черепа Хаджи-Мурата в Азербайджане.

«По мусульманской традиции, пока тело не будет захоронено, душа не успокоится. Эта традиция существует также в других религиях. В последние годы этот вопрос неоднократно поднимался. Это желание не только потомков Хаджи-Мурата, но и населения Дагестана. Это же очень известная личность и герой для кавказских народов. В захоронении черепа заинтересованы как прямые потомки Хаджи-Мурата, так и региональные власти», – сказала она.

По ее мнению, для реализации этой инициативы азербайджанской стороне надо договориться с дагестанской стороной.

«Азербайджанцы поступили очень достойно, когда похоронили тело Хаджи-Мурата. Тело было обезглавлено, оно находилось на территории Азербайджана, и было принято решение похоронить его. Это сейчас очень почитаемое место. Поэтому сторонам нужно договориться и довести дело до конца», – сказала Албогачиева.

При этом Макка Албогачиева отметила, что пока нет ясности, какое госучреждение должно заниматься этим вопросом.

«Я не знаю, на каком уровне, федеральном или региональном, решаются такие вопросы. В любом случае главы регионов должны поднять этот вопрос, а решение уже должны принять компетентные органы. Однозначно, череп должен быть возвращен. Тем более, что была реконструкция по черепу, все антропометрические данные с него взяты. Это будет вполне справедливо»,– подчеркнула она.

Если вопрос о захоронении черепа станет практическим, возникнет спор, где он должен быть захоронен

Если вопрос о захоронении черепа начнут рассматривать на практике, то это станет поводом для начала эмоциональных обсуждений, считает старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа МГИМО Николай Силаев.

«Я полагаю, что, если вопрос когда-нибудь станет практическим, возникнет, как минимум, спор по поводу того, где он должен быть похоронен, в Дагестане или за его пределами, а то и за пределами России. Нетрудно предвидеть, что спор этот будет весьма эмоциональным», – сказал он корреспонденту «Кавказского узла».

По мнению Силаева, Федеральное агентство научных исследований не будет торопиться с решением этого вопроса.

«Я бы не ожидал, что кто-то в Федеральном агентстве научных исследований, в ведении которого находится Кунсткамера, будет торопиться отреагировать на пожелания, высказанные по этому поводу Рамзаном Кадыровым или лицами, называющими себя родственниками Хаджи-Мурата», – сказал Силаев.

Могила Хаджи-Мурата не зарегистрирована как памятник истории и культуры

Могила Хаджи-Мурата находится на учете Государственной службы Азербайджана по защите, развитию и восстановлению культурного наследия. Однако захоронение не имеет статус памятника культуры, охраняемого государством.

«Могила Хаджи-Мурата находится на территории села Тангит Гахского района. Наши специалисты в ходе мониторинга взяли этот объект на учет. Однако он не зарегистрирован как памятник истории и культуры», – заявил корреспонденту «Кавказского узла» заведующий сектором государственной службы Азербайджана по защите, развитию и восстановлению культурного наследия при министерстве культуры и туризма Азербайджана Ариф Алиев.

По его словам, согласно законодательству с инициативой включения какого-либо объекта в реестр охраняемых государством памятников выступает Национальная академия наук Азербайджана. Она обращается в министерство культуры и туризма, которое со своей стороны ходатайствует перед кабинетом министров.

Что касается захоронения черепа Хаджи-Мурата вместе с его останками в Азербайджана, то Алиев сказал, что давать комментарии по данному вопросу не в его компетенции.

Представитель пресс-службы министерства культуры Интигам Гумбатов также воздержался от комментариев, сославшись на отсутствие у него информации.

Хаджи-Мурат стал символом отваги и несгибаемости

Жители Гахского района с уважением относятся к памяти Хаджи-Мурата, сказал корреспонденту «Кавказского узла» исследователь истории района, журналист Надир Зиядлы.

«Он стал символом отваги и несгибаемости, а его могила стала местом паломничества жителей окрестных сел», – сказал исследователь.

Однако, по его словам, историки не интересовались этим местом, пока случайно о ней не узнал известный азербайджанский археолог, ныне покойный Мамедали Гусейнов.

«В 50-годы как-то он шел по этим местам и встретил двух местных жителей, которые сказали, что идут на могилу деда Хаджи Мурта, чтобы отнести «незир» (пожертвование во исполнение желания). Археолога это заинтересовало, и он добился вскрытия могилы. В ней было обнаружены останки без головы. Кроме того, одна нога похороненного было короче другой. Последующие исследования подтвердили, что это место захоронения Хаджи-Мурата», – рассказал исследователь.

Голова Хаджи-Мурата в момент его смерти была отсечена неизвестным, а череп хранился в Военно-медицинской академии. В 1959 году он был передан в коллекцию черепов Музея антропологии и этнографии (Кунсткамеру). Во время Кавказской войны российские военные «в благородных «естественнонаучных» целях препарировали черепа и отправляли в Кунсткамеру для науки и «воспитания юношества», заявил в интервью «Кавказскому узлу» сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Бобровников.

По словам Зиядлы, нынешний памятник на могиле Хаджи-Мурата установила в 1980-е годы внучка Хаджи-Мурата.

Исследователь считает, что захоронение черепа Хаджи-Мурата повысит у молодого поколения интерес к истории края и в то же время будет воспринято с одобрением представителями старших поколений.

Могила Хаджи-Мурата могла бы стать важной туристической достопримечательностью, считает краевед, автор ряда статей о Гахском районе для «Википедии» Натик Манташ.

«Это место посещают редкие туристы, которые знают о захоронении останков Хаджи-Мурата», – сказал Манташ корреспонденту «Кавказского узла».

«Гахский и Шекинский районы посещают в последние годы много туристов. Место могилы Хаджи-Мурата находится немного в стороне от автомобильной дороги, на стыке Гахского и Шекинского районов, примерно равноудаленно от одноименных райцентров. Если включить этот памятник в список туристических достопримечательностей, то наверняка оно будет пользоваться популярностью как ввиду исторической личности Хаджи-Мурата, так и в связи с тем, что он является героем произведения Льва Толстого», – отметил Манташ, работающий преподавателем географии в Гахском профессиональном лицее.

В Азербайджане с уважением и интересом относятся к истории Кавказской войны

В наши дни героизация истории Кавказской войны усилилась, сказал корреспонденту «Кавказского узла» уроженец Гахского района, автор блога на «Кавказском узле» Кямал Али.

«В Гахском, Белоканском и Загатальском районах Азербайджана всегда, включая даже советское время, традиционно с уважением и интересом относились к истории Кавказской войны и ее героям – шейху Шамилю, его имаму Хаджи-Мурату и ближайшему сподвижнику солтану Даниилу Илисуйскому (Илису – село в Гахском районе Азербайджана, до перехода региона под власть царской России было столицей Илисуйкого султаната – прим. «Кавказского узла»). В наши дни героизация истории Кавказской войны усилилась… Исторические телепередачи о событиях Кавказской войны, с неизменным сопереживанием кавказцам, демонстрируются на государственном и частных азербайджанских телеканалах, кратко история Кавказской войны отражена в учебниках истории азербайджанской школы,  информация и памятники старины, повествующие о событиях XVIII-XİX веков в контексте борьбы кавказцев против Российской империи, выставлены в местах посещения туристов и охраняются государством», – заявил блогер.

Он напомнил, что при правительстве Народного фронта в Загатале был установлен памятник Шамилю.

«Его имя носит одна из улиц в самом центре Баку. В этом свете новость о намерении родных Хаджи-Мурата похоронить его череп вместе с останками близ автомобильной дороги Баку-Гах-Загатала-Балакен одобряется местными жителями. Было бы лучше, если бы к реализации этого намерения подключилось государство в лице министерства культуры и туризма Азербайджана, которое пока не проявляло интереса к происходящему», – отметил Кямал Али.

Источник: http://www.kavkaz-uzel.eu/articles/312602/
© Кавказский Узел

ПУТИН И АЛЬ БАГДАДИ С НОВЫМ ГОДОМ В ЧЕЧНЕ

рубрика: Разное

 

Кавказский узел

И так, Россия продолжает совершать военные преступления в отношении чеченского народа. К сожалению, чеченцы, не совсем выучились правильно реагировать на людоедские выходки российского правительства. Кровоточащая рана двух войн, сотни тысяч убитых, тысячи без вести пропавших и десятки тысяч безвинно отбывающих сроки в тюрьмах по всей территории России — эмоции захлестывают народ, мешая оценивать происходящее.

Сегодня привезли в Чечню останки 109 человек. Биологический материал, судя по всему с ростовской лаборатории, якобы с первой 1994 года. Но выдать его почему–то российские власти решились только сейчас. Я попытался немного понять логику происходящего сидя в бессонной ночи под впечатлением этого цинизма сваленного бесцеремонно в праздничных пакетах. Почему именно сейчас…? Почему ни двадцать лет назад…? Почему ни пятнадцать…? Почему ни два года назад…?

  1. Выдача биологического материала произошла отнюдь неспроста. Очевидно, что этот акт, не преследует никаких гуманных целей восстановления исторической справедливости перед жертвами и их многострадальными родственниками. Напротив, это прямое продолжение издевательства над живыми и мёртвыми, поскольку Кремль выдал его через две недели после нападения «сторонников ИГИШ». Очевидно, что для выдачи этих останков, Кремлю нужен был фон борьбы с международным терроризмом, ИГИШ, который обеспечен недавними боями их «сторонниками» в Грозном. Кремль тем самым делает намёк цивилизации, что они воевали и воюют с «исламскими террористами», а не с борцами за Свободу. Бросая в том числе тень и на останки 109 человек захороненных сегодня. По всей видимости, Кремль уверовал, что окончательно решил вопрос о восприятии в мире чеченской независимости. (Думаю, что недавние бои в Грозном, были согласованны между Путиным и Аль Багдади – также, как последний спас мясника Башара Ассада)
  2. Чистым форменным издевательством является и то, что вместо проведения работы по полной идентификации жертв и их родственников, привлечения к этой работе прокуратуры, следственного комитета, судебно-медицинского бюро, специалистов молекулярно-генетической экспертизы, установления обстоятельств гибели этих людей, и подобающее захоронения останков жертв со спушенными флагами и объявлением траура, останки просто закопали в общей яме. При этом из 109 идентифицированы только 2 жертвы, и что эти останки делали в Ростовской лаборатории в течении 22-х лет остаётся только гадать. Может российские власти организовали музей своего кровавого искусства в Ростове..? Останки практически втайне от народа небрежно свалили на кладбище в пригороде Грозного, по всей видимости, с предписанием «немедленно запрятать». Это несомненно является фактически попыткой не захоронения жертв, а сокрытия военных преступлений со стороны военно-полической власти России. Для последней цели, с многоцелевым умыслом привлекли «жрецов режима» из муфтията вместо вышеуказанных мной служб и необходимых специалистов. Самое удивительное, что многие восторгаются «жрецами режима» за их работу по «упокою душ умерших». Хотя я думаю, что задача перед ними была поставлена очевидно иная.
  3. Необходимо также отметить метод избранный для захоронения останков – ОБЩАЯ ЯМА. Многие наверное и не знают, что это любимый метод почти всех военных преступников, который лучше всего может помешать проведению эксгумаций тел в случае попытки проведения идентификаций. Получается, что Кремль изначально намеревался не допускать установления обстоятельств гибели этих людей, и речь идет о продуманной линии поведения сокрытия преступлений. По всей видимости, весь сценарий был хорошо продуман и отнюдь сам процесс и его участники совсем неслучайны.
  4. Очевидным также является и то, что по дате Кремль решил напомнить чеченцам разгром в ночь 31 января 1994 году. В этом смысле, фактически, сегодня состоялся акт ответной мести чеченцам и ингушам – «ваши памятные даты, мы сделаем днями вашей скорби и унижения. Помните и не забывайте».
  5. Данные останки российские власти не выдать не могли, после своего поражения в Чечне в 1996 году, вынуждены были обнародовать информацию, и она многократно фигурировало не только в официальных переписках Российской Федерации и Чеченской Республикой Ичкерия, но и в переписках между РФ и рядом международных институтов. Поэтому, скрыть этот биологический материал у российского руководства в любом случае не получилось бы. Это исключает гуманные побуждения выдачи. (Да и вообще, мы ведь знаем, что голова Хаджи Мурата, Героя Кавказской войны до сих пор хранится в Санкт-Петербурге).
  6. Именно сокрытие своих гнусных преступлений — избранная линия российского руководства. Подтверждением этого является и то, что именно оно заблокировало 2005-2007 гг. проект центра идентификаций на базе Судебно-Медицинского Бюро Чеченской Республики, отдела генетико-молякулярной экспертизы, который ПАСЕ Совета Европы планировали открыть в указанный период. Этот международный институт брал на себя бремя обеспечения оборудованием, обучение персонала, финансирование и другие направления обеспечения данного проекта, необходимого в Чеченской Республике, где тысяча тел жертв невозможно было идентифицировать, а соответственно установить и обстоятельства преступлений. Работники Судебно-Медицинского Бюро, с которыми я лично разговаривал, имели большой опыт работы, сами являлись жертвами подобных преступлений, буквально горели желанием осуществить данный проект, однако Кремль, ФСБ жёстко пресекли реализацию проекта. Дошло до того, что в Судебно-Медицинское Бюро Чеченской Республики несколько раз врывались с несанкционированными обысками ФСБ-шники, переворачивали вверх дном весь архив в поисках «слива» со стороны чеченцев, работников Судебно-Медицинского Бюро о своих преступлениях. И неудивительно, в конце –концов, какие преступники захотят, чтобы раскрыли их преступления: похищения человека – военная техника, спец.оружие, и связь – обнаружение трупа – идентификация – преступление раскрыто. По этой простой формуле можно было установить тысячи преступлений российских военных структур в Чечне. Однако, «борцы со вселенским злом, террористами» почему-то не захотели, чтобы в мире узнали об их «славных подвигах» на этом поприще.
  7. В самой Чечне, не смотря на захоронение останков 109 человек, 109 жертв, скорбь их родственников, скорбь тысяч и тысяч матерей, сестер, братье, отцов, сыновей и дочерей по своим похищенным, которых в эту ночь терзают воспоминания о своих пропавших родственниках, нахлынувших ввиду сегодняшних массовых похорон, вместо объявления дня траура «КЪОМАН ТЕЗЕТ» принялись отмечать «Новый Год». И ни один «жрец системы» из муфтията даже не обронил ни одного слова, ни одного проклятия по этому поводу. Именно это хорошо показывает, что власть в Чечне не следует никогда называть даже по неосторожности «властью чеченской», «чеченскими силовиками» и т. д. Эта власть российская, жестокая, циничная и не на словах, а на конкретных делах. На делах когда надо показать, что ты чеченец, кавказец, просто порядочный человек!

Пусть Всевышний введет наших погибших в Райские Сады!

Дала Декъал Бойла Вайн Вежарий а, Йжарий а!
Дала Къобал Дойла Нохчийн-Галг1айн Къома Г1азот!

31.12.2016
Представитель ЧРИ в Норвегии, правозащитник Ахмед  Гисаев

 

http://thechechenpress.com

23-я годовщина разгрома русских оккупационных войск в Джохаре.

рубрика: Разное
lemur59.ru

Рано утром 31 декабря 1994, года российские бронированные армады начали штурм чеченской столицы.

90 тысячная группировка агрессоров, поддержанная 6 тысячами единиц тяжелой и легкой бронетехники, артиллерийских установок, реактивных ракетных систем и вспомогательной техники, под постоянным воздушным прикрытием и массированных авиационных атак, вошли в Грозный (Джохар) с трех сторон.

По приказу чеченского командования колонны российской бронетехники, как и 26 ноября во время штурма Грозного (ныне Джохара) промосковской оппозицией, были пропущены в центр города. Затем началась знаменитая чеченская контратака. В течение дня передовые части и бронетехника российских войск, вошедшие в город, были уничтожены.

Ожесточенные бои развернулись прямо перед Президентским дворцом. Мобильные группы чеченских солдат и сельских ополченцев расстреливали танки и БМП из гранатометов. Несколько единиц чеченских танков, периодически прорывались в центр города и атаковали противника.

Однако уже на третий день боев, чеченское командование было вынуждено отказаться от использования этой бронетехники, так как сельские ополченцы несколько раз расстреливали бронемашины, принимая их за технику врага.

В Президентском дворце находились вице-президент ЧРИ Зелимхан Яндарбиев, осуществлявший общее руководство на месте и начальник Главного Штаба ВС ЧРИ Аслан Масхадов, который непосредственно руководил обороной города. Джохар Дудаев находился в резервном штабе в поселке Алды на западе Грозного и координировал действия Вооруженных Сил ЧРИ.

В боях 31 декабря 1994 чеченские солдаты и сельское ополчение наголову разбили штурмующие российские войска. Затем последовало множество других штурмов, в которых чеченские бойцы и ополченцы продемонстрировали несгибаемую волю и мужество.

Сотни единиц бронетехники и тысячи тел уничтоженных агрессоров валялись на улицах чеченской столицы. Целые полки и бригады были разгромлены в тех беспримерных боях. Сотни оккупантов были захвачены в плен.

Бои за Грозный продолжались два с половиной месяца. Общие потери российских войск в боях за Грозный составили от 18 до 22 тысяч солдат и офицеров.

Более 1200 единиц бронетехники были сожжены чеченскими гранатометами.

Лишь в середине марта 1995 года последние крупные подразделения чеченских войск покинули столицу, подорвав по приказу Шамиля Басаева телевизионную вышку.

Российская пропаганда до сих пор пытается принизить безусловный военный успех чеченских войск, которые практически на 90% состояли из простых ополченцев, впервые взявших в руки автомат в те дни.

Оккупационное командование и российские генералы нагромоздили кучу лжи о несуществующих «дудаевкских дотах и бункерах», многоярусных «оборонительных рубежах», которые приходилось «преодолевать ценой неимоверных усилий и героизма русских солдат», мифических наемниках-профессионалах и балтийских биатлонистках-снайпершах, которые получали от Дудаева по 1000 долларов в день.

31 декабря 1994 года молодое Чеченское государство выдержало чудовищный натиск в тысячи крат превосходящего врага.

И если 26 ноября 1994 года чеченцы окончательно избавились от десятилетий гипноза коммунистической пропаганды непобедимости Москвы, то 31 декабря чеченский народ раз и навсегда поверил в свою неизбежную победу и великую будущность своей Независимой и Свободной страны.

 

https://www.facebook.com/turpal.nohcho.

ЧЕЧЕНСКАЯ КАРТА ПУТИНА.

рубрика: Разное
  Muslim Al Shishani. Фото из соцсетей
Umar Al Shishani . Фото из соцсетей

   ПЛАЦДАРМЫ И РУБИКОНЫ.

Воистину, нет предела ни Божьему терпению, ни человеческому безумию.

Если, после агрессии в Украину, Европа встала перед лицом большой войны на континенте, вся дальнейшая цепь событий только убеждала человечество в прогрессирующей неадекватности Кремля…

Рубиконом в этом направлении стало декабрьское заявление Путина о том, что он рассматривает Сирию как «отличный тренировочный плацдарм» для новейших российских разработок массового уничтожения и допустил применение там, также, ядерного оружия…

Сейчас мир должен оставить в прошлом любые попытки «умиротворения» Путинской России, и незамедлительно начать поиск путей нейтрализации глобальной ядерной угрозы, исходящей от России всей планете.

В предыдущем посте я обрисовал — в общих чертах — историю инкорпорации «Чеченского Фактора» в становлении современной России. Цель этого же поста — в раскрытии глаз общественности на использовании Кремлем этого же «Чеченского Элемента» в решении своих геополитических целей в свете глобального реваншизма, развернутого Путиным.

Ниже — краткий пассаж о развитии процессов в Чеченском Сопротивлении, Ближнем Востоке и об отношении к ИГИЛ — Чеченцев…

За две русско-чеченские войны, Кремль убил всех Президентов демократической Чеченской Республики Ичкерии, доставая их, даже, за границей (как это случилось с Зелимханом Яндарбиевым в Катаре в 2004).
Некоторые из них погибали, едва вступив в должность, как это случилось с Сайдулаевым, избранным Президентом, после гибели Масхадова в 2005.
.

КАК УБИВАЛИ ИЧКЕРИЮ.

Абсолютным долгожителем среди чеченских лидеров стал Докку Умаров, умерший при невыясненных обстоятельствах в 2013 и ставший «могильщиком» чеченской государственности.

Он был избран президентом и командующим силами чеченского Сопротивления, вслед Сайдулаеву, в 2006-ом, но в 2007-ом провозгласил себя Амиром «Эмирата Кавказ» — теократического государственного образования, куда он включил все мусульманские народы Северного Кавказа. Умаров, также, объявил Шариат конституцией Эмирата, объявил войну «Тагуту» — всем писанным законам, кроме Корана, и добавил, что все страны мира, учавствующие в боевых действиях на территории какой-либо мусульманской страны становятся автоматически врагами Эмирата Кавказ…

Это было расценено большей частью симпатизантов чеченской независимости, как антиконституционный переворот, как таковое внесло раскол в ряды Сопротивления, и позволило Умарову преуспеть только в одном — попасть в список личных врагов США.

Кроме того, эти заявления подорвали легитимность борьбы чеченского народа за свою свободу в глазах мировой общественности, окончательно маргинализовав Сопротивление и намертво привязав его к Международному Исламскому Терроризму.

В ответ на заявление Умарова, генеральный представитель Ичкерии зарубежом Ахмед Закаев заявил в Лондоне, что все предпринятые Умаровым действия по развалу Чеченской Государственности являются результатом операции спецслужб Кремля и сказал, что располагает доказательствами своих слов. Закаев, также, предсказал предстоящий развал Сопротивления, что и было, на его взгляд, конечной целью данной операции.

Показательным моментом в этой истории стало неожиданное для многих совпадение целей Умарова и Путина относительно Закаева — самого ненавистного Кремлю Чеченца, которого Умаров вскоре приговорил к смертной казни, в то время, когда Россия много лет не могла его заполучить в силу политического убежища, предоставленного Закаеву Англией…
.

ХАЛИФ НЕ НА ЧАС.

После возникновения ИГИЛ, в Чечне и на Кавказе в целом начали происходить удивительные массовые исчезновения среди бойцов сопротивления. Однако, почти все, кто исчезал, через некоторое время появлялся, — с новыми российскими загранпаспортами — в Сирии или Ираке, в основном — в рядах ИГИЛ.

После объявлении о смерти Умарова, главой «Эмирата Кавказ» был провзглашен некий клерик из Дагестана, которого признали не все…

Итог всех этих пертурбаций оказался печален и для Чеченского Сопротивления, и для Кавказцев в целом, ибо с осени 2014 по лето 2015-го года практически все командиры действующих на Кавказе партизанских групп присягнули на верность Халифу ИГИЛа — Аль-Багдади — и Кавказ был объявлен одной из областей ИГИЛа новоявленным Халифом.

Так, на этом этапе, завершилась попытка Чеченцев создать свою свободную страну…

Зато количество Чеченцев, Дагестанцев и выходцев из других народов Кавказа в рядах ИГИЛ теперь исчисляется от двух до пяти тысяч. Что говорить, если в одном только штурме курдского города Кобани пало около 1200 молодых людей с Кавказа…

Как по мановению палочки, между 2013 и 2015 в Сирии и Ираке появилась целая плеяда командиров вооруженных группировок с символическим дополнением к своему имени «Аш-Шишани» (Чеченец — по-арабски): Муслим Аш-Шишани, Сейфуллах Аш-Шишани, Абдуллах Аш-Шишани…
.

КРАСНЫЕ БОРОДЫ — НОВЫЕ ФАКТОРЫ ГЕОПОЛИТИКИ.

Глубоко показательна история одного из них, по имени «Абу-Умар Аш-Шишани».

Это — Тархан Батирашвили, по рождению — этнический грузин и православный, служивший в грузинской армии в звании сержанта и уволившийся по состоянию здоровья… Легенда повествует, что именно в тот момент Тархан решил стать мусульманином и обзавестись главнейшим элементом своей «чеченскости» — огненно-рыжей бородой, чрезвычайно медиатизированной и ставшей своеобразным брендом — знаком участия Чеченцев в ИГИЛе…

Остается только гадать, по каким критериям руководство ИГИЛа — состоящее, в основном, из боевого офицерства саддамовского БААС, назначило уволенного сержанта известной своей небоеспособностью грузинской армии — командующим штурма Кобани — важнейшей из целей Халифата…

То, что в самом разгаре боев за Кобани, начались стычки в нескольких странах Европы между Курдами и Чеченцами, было предсказуемо, ибо «чеченская» пропаганда через все доступные ИГИЛу и Кремлю медия лилась рекой, и Курды перенесли ответственность за тяжелые потери среди жителей своего города — на всех Чеченцев…

Многие указывают на то, что в числе Чеченцев и иных Кавказцев Кремлю удалось, также, внедрить в ряды ИГИЛ десятки своих шпионов, агентов и диверсантов. Поговаривают, что это было частью плана Путина по многопрофильному вхождению на Ближний Восток и добавляют: вот почему все удары Путина в Сирии приходятся мимо ИГИЛ, а всё по позициям про-западной оппозиции…
.

ПРЕВРАЩЕННЫЕ В МАНКУРТОВ.

Мы можем констатировать, таким образом, что вся после-Горбачевская история этой части планеты, становление путинской России и её позднейшие трансформации так или иначе связаны с Чеченцами, ибо все ключевые события рассматриваемой эпохи или определялись «Чеченским Вопросом» или происходили при участии той или иной части Чеченцев.

Налицо — самое активное использование Путиным чеченского элемента как для окончательного уничтожения вопроса независимого Чеченского Государства, так и для заигрываний с Глобальным Суннитством (в силу того, что Чеченцы являются мусульманами-суннитами, которым две прошедшие русско-чеченские войны снискали воинскую славу во всем Мусульманском Мире).

На первый взгляд, роль кадыровской оккупационной администрации поражает своей неприглядностью: этим чеченоязычным временщикам, кажется, мало того, что Кремль использовал их уже в двух агрессивных имперских войнах — против Грузии и Украины. Этот путинский выводок — с обреченностью манкуртов — просится, теперь, на войну «за Путина» против Сирийцев и Турок. Такое поведение, однако, становится понятнее, если дать ему медицинскую оценку, ибо здесь «Стокгольмский Синдром» наложен на вековую анти-селекцию Россией на Кавказе, с её традициями «служивости» и особого привилегированного вассального статуса.

Путин, ради утверждения собственного культа, делая ставку на реваншизм и имперскость в русском народе, также стал первым правителем России, кто пошел на заключение прямого «Вассально-Сюзеренного» договора с Чеченцами. Тот фактор, что договор этот заключен с российской партией Чеченцев, отказавшихся от идеалов Независимости в обмен на жизнь — делает стабильность режима Путина особо шатким.

Но это — тема уже следующей статьи…
.

ПОНИМАНИЕ, ПУСТЬ И ПОЗДНЕЕ.

Международное сообщество должно понять одно: только выбив «Чеченскую Карту» из рук неадекватного Путина, у мира появится надежда на бескровное решение проблемы человечества под названием «Путинская Взбесившаяся Россия».

Европа и Америка (как и всё остальное разумное человечество) должны немедленно изменить свое отношение к Чеченскому Вопросу: на смену его игнорированию — столь удобному для Путина — должна прийти самая энергичная поддержка Чеченского Сопротивления через налаживание сотрудничества с Правительсвом Чеченской Руспублики Ичкерия в Изгнании.

Как только Чеченцы увидят, что Запад их поддерживает в их стремлении к независимости, произойдет мгновенная консолидация нации и власть России в Чечне сойдет на нет… Также, сойдет на нет и вопрос «Исламизации» чеченского общества, ибо росту фанатизма в народе способствовала исключительно отчаянность военно-политической ситуации, когда Чеченцы были оставлены миром «один на один» перед агрессией мощнейшей в мире империи.

В качестве доказательсва этому достаточно вспомнить, то что по Конституции от 1992 года Чечня является «Светской, Демократической Республикой» и что в парламенте мирной Чечни до российского вторжения не было ни одного исламиста…

 

Adam Dervishev

Кровавые преступления банды агента ФСБ Адама Дениева на территории ЧРИ.

рубрика: Разное
Халиф-Адам, фото из соцсетей

Можно много рассуждать о причинах небывалого роста в ЧРИ преступлений, связанных с похищениями людей криминальными группами. Но нельзя не согласиться с тем, что источником этого вида преступности являлась огромная деятельность российских спецслужб на территории Чеченской Республики Ичкерия.

В этой статье рассказывается о некоторых зверских преступлениях осуществленных на территории ЧРИ членами террористической банды полковника ФСБ Дениева Адама впоследствии уничтоженного в Автурах чеченскими моджахедами.

11 марта 1999 года в селе Автуры Шалинского района ЧРИ прямо во дворе своего дома был расстрелян 19-летний парень. Убийцы скрылись на нескольких автомобилях в сторону Джохара. Погибший юноша пользовался уважением среди односельчан, отличался очень правильным поведением, был примерным мусульманином, ни в каких группировках или структурах, занимающихся криминальными делами, не состоял.

Родственники убитого, в своих неоднократных обращениях по телевидению с просьбой убийцам явиться и рассказать, за что был убит их парень, они гарантировали примирение на основе шариата. Но если убийцы или их родственники отнесутся к их просьбе равнодушно и не сделают шаги на примирение, тогда, по их словам, вся ответственность за последствия ложилась на противоположную стоорну.

Через определенное время, не получив какого-либо ответа, они начали действовать. Родственники убитого поклялись установить убийц и расправиться с ними по обычаям кровной мести. В течение месяца родственникам убитого парня удалось установить убийц. Их группировка дислоцировалась в районе Ташкала города Джохара и, в основном, состояла из жителей сёл Автуры Шалинского района и Катар-Юрта Ачхой-Мартановского района ЧРИ.

Своими силами представители тейпа убитого смогли найти место дислокации банды и в результате многочасового боя им удалось разгромить банду, при этом было уничтожено три бандита, а четверо из них захвачены в плен. Остальным удалось рассеяться по городу. На помощь банде сначала попыталась придти другая группировка, дислоцировавшаяся неподалеку, однако, увидев количество нападавших и их решимость отомстить за убитого родственника, они отступили. Захваченные в плен бандиты, были подвергнуты допросу и поведали такое, что у любого нормального человека волосы встали бы дыбом.

Выяснилось, что данная банда, созданная новоявленным «пророком» Дениевым Адамом-халифом, агентом российских спецслужб, совершила десятки убийств, похищений и разбойных нападений. В течение 1996-98 гг. данная банда совершила убийства около 150 представителей русскоязычного населения города Джохара, с целью завладения их жильём. Трупы убитых они сбрасывали в Грозненское море (водохранилище в поселке Черноречье) или просто закапывали в лесных массивах.

Кроме того, банда совершила в процессе разбойных нападений убийства около 70 человек, а также десятки похищений людей с целью получения выкупов. На убийство своего односельчанина банда пошла потому, что это был один из немногих из числа молодежи села Автуры, которого им не удалось запугать и подчинить своему влиянию. В процессе «расследования», проводимого родственниками убитого парня, выяснилось, что в качестве заложника у данной банды находится похищенный ранее с целью денежного выкупа 70-летний чеченец из села Первомайское. Установив место содержания старика, они освободили его и вернули родственникам. Каждый член банды имел удостоверения «особого отдела службы государственной безопасности», которыми их снабдил Байсагуров Лом-Али, представлявший себя «начальником особого отдела вооружённых сил» ЧРИ.

Группировка Байсагурова дислоцировалась в Аргуне, и являлась «крышей» банды, разгромленной родственниками парня, убитого в селе Автуры. Банда Байсагурова, на самом деле, не входила ни в какие государственные структуры ЧРИ. Лом-Али Байсангуров в начале девяностых годов входил в банду Адама Дениева и снабжался им оружием и деньгами. Членами банды являлись уроженцы села Автуры Саидов Иса Хас-Магомедович, 1975 года рождения, Довлитукаев Адам Хас-Магомедович, 1977 года рождения, Ибрагимов Беслан Насрудиевич, Исраилов Алхазур Шарпудинович, Саидов Салах Мовлаевич, Саидов Хасан, Долитмурзаев Ражип Ножаевич, Исраилов Зубайр Усманович, жители села Катар-Юрт Чадаев Хас-Магомед Султанович, «хромой» Аслан, «бурый» Аслан и другие, которые были боевиками Дениева Адама-халифа.В ходе описанного выше боя погибли «хромой» Аслан, «бурый» Аслан и Саидов Хасан.

Главарям банды Саидову Исе и Довлитукаеву Адаму сначала удалось скрыться. Но родственники убитого парня нашли их в Хасавюрте, привезли в Автуры и расстреляли. Захваченные в плен Ибрагимов, Чадаев и Исраилов рассказали о многих жесточайших преступлениях, совершённых их бандой. Среди многочисленных эпизодов преступной деятельности банды фигурирует и похищение Хашагульгова Зяудина Магомедовича, совершённое в станице Нестеровская Сунженского района Ингушетии 22 ноября 1997 года. Со слов Исраилова Алхазура (его показания были записаны на видеоплёнку), похищение Хашагульгова их группа совершила по наводке из Ингушетии. После похищения, старика передали группировке из 15-го молсовхоза, руководимую Узаевым Бадруди, у которой были условия для содержания заложника. Хашагульгов был освобождён после получения бандой выкупа в сумме 200 тысяч долларов США.

Бандиты рассказали о совершении ещё одного страшного преступления – убийстве четырёх человек ингушской национальности. С их слов, в августе-сентябре 1998 года на Северном базаре города Грозного они остановили автомашину «Нива», которой управлял парень-ингуш в возрасте примерно 28 лет. Пассажирами были молодая девушка в возрасте примерно 25 лет, предположительно жена водителя, и две пожилые женщины.

Представившись сотрудниками особого отдела, они увезли захваченных людей в лесной массив, недалеко от села Автуры. Забрав их деньги и иное ценное имущество, Саидов Иса, Довлитукаев Адам и другие бандиты расстреляли беззащитных людей, а затем, трупы вместе с машиной подожгли. Чтобы проверить правдивость данных показаний, был осуществлён выезд на место преступления, сообщённое пленниками. В результате обнаружен остов кузова «Нивы», человеческие кости, фрагменты одежды с кусками обгоревших останков.

Всё обнаруженное было собрано и находилось у представителя тейпа, разгромившего банду. Личности убитых на то время не были установлены. Это далеко не все преступления совершенные злейшим врагом чеченского народа Адамом Дениевым, который наравне с Мазлаком Ушаевым войдет в историю, как национал-предатель и убийца. (с)

Военная история Кавказа

https://www.facebook.com

идти наверх