Category archive

Разное

Беседы у камина с Татьяной Рубцовой. Продолжение.

рубрика: Разное

Беседа 1 – Судьба и смерть Николая I

30 июня в Белостоке еврейский боевик-анархист бросил бомбу в военный патруль на оживлённой улице. Разорвавшийся снаряд ранил офицера, четырёх солдат, самого бомбометателя и убил пропагандистку из Бунда[18]. В ответ солдаты расстреливали евреев на улицахБелостока, около 10 человек было убито, десятки ранено.

Во время погрома, начавшегося вечером 20 июля в Екатеринославе, активно действовал еврейский вооружённый отряд самообороны — евреями было убито и ранено больше погромщиков, чем погромщиками — евреев[19].

В конце июля произошёл погром за пределами черты оседлости, в городеМакарьевеНижегородской губернии. В Керчи 31 июля патриотическая демонстрация (во главе с градоначальником) переросла в еврейский погром. Во время погрома по распоряжению градоначальника был обстрелян отряд самообороны; погибли два его бойца (один из них — русский гимназист П. Кирилленко). В погроме, наряду с портовыми рабочими и другими местными жителями, активно участвовал табор цыган, приехавших в город специально для грабежа еврейского имущества. Вслед за Керчью произошёл погром в Еникале, откуда все евреи вынуждены были бежать.

Наконец-то дома. Открытка с картины Моисея Маймона «Опять на родине» (1906)

После опубликования царского манифеста от 17 октября 1905 года крупнейшие в истории царской России еврейские погромы охватили южные и юго-западные губернии черты оседлости. По данным доктора исторических наук С. А. Степанова, приводимым Диной Аманжоловой, в октябре 1905 года произошло до 690 погромов в 102 населенных пунктах. Жертвы были разной этнической принадлежности, но большинство — евреи[20][21]. 24 погрома произошли за пределами черты оседлости, но они были направлены против революционеров, а не евреев. Наибольшее число погромов произошло в Черниговской губернии.

16 октября по Иркутску разбрасывались листовки черносотенного содержания[22]. Ответной реакцией становится формирование в городе еврейских дружин самообороны. 17 октября произошли столкновения между участниками местного митинга[23] и черносотенцами: погибло около 20 человек. Воспользовавшись «революционной ситуацией», уголовные элементы Иркутска пытались ограбить магазины, принадлежащие евреям, но были рассеяны отрядом самообороны (двое громил были убиты)[22].

Во время погрома в Томске 21 октября 1905 года черносотенной толпе было объявлено «о якобы полученном дозволении [властей] в течение трех дней гулять, убивать и грабить жидов, поляков и студентов»[24]. Ущерб от разгрома еврейских магазинов и лавок в этот день составил 330550 руб[25].

В тот же день в Красноярске (Красноярская республика) также состоялся погром: произошло столкновение между участниками революционного митинга у местного Народного домаи черносотенной «патриотическая» манифестации, устроенной «Союзом мира и порядка»[26] (организатор — крупный коммерсант ипрофессор духовной семинарии Афанасий Смирнов). По данным газет, тогда было убито от 10 до 14 человек, ранено и избито около 40.

Во время октябрьских погромов 1905 года было убито более 800 евреев (не считая умерших вскоре от последствий погромов); материальный ущерб оценивался более чем в 70 млн рублей; по другим данным погибло около 4 тыс., ранено — 10 тыс.[27] В Одессе погибло свыше 400 евреев, в Ростове-на-Дону — свыше 150[28], в Екатеринославе — 67, Минске — 54, в Симферополе — свыше 40, в Орше — свыше 30.

В 1906 году в России произошло ещё несколько погромов: в январе — в Гомеле, в июне — в Белостоке (около 80 убитых), в августе — в Седльце (около 30 убитых). Основными участниками этих погромов были солдаты и полицейские. К 1907 году погромы прекратились.

Это материал из Википедии, поэтому пересняла со всеми ссылками. Сомневаться в погромах нет смысла, информацию подтверждают многие современные ему деятели искусства и культуры. Так же как информацию о Кровавом воскресении подтверждают многие писатели и художники (из окна Академии художеств был виден расстрел на Дворцовой площади, и многие художники видели это своими глазами и потом запечатлели в набросках и картинах).

Лидия Девушкина-Соммэ: — Я нисколько не оспариваю приводимые Вами факты, тем более о погромщиках из «Союза».Только буквально в скобках замечу, что еврейский вопрос и до, и после революции понимался очень по-разному разными группами населения, в том числе и самими евреями. Но давайте сузим наш предмет обсуждения. Основной мой посыл сейчас: давайте с высоты птичьего полета, без духа злобы посмотрим на ту ненависть, которая разъедала весь российский народ в течение ХХ века. Стоит ли продолжать сейчас в том же ключе и ненавидеть тех, кто просто пишет на плакатах: «Прости нас, Николай». Почему плакаты должны вызывать чувство омерзения? Не рабы ли мы своей ненависти? Это опять продолжение тех же человеконенавистнических песен, это разжигание страстей. Ведь люди даже не призывают к покаянию других. Я вижу, что атеистов и бесполезно призывать. Людям просто свойственно вспоминать своих предков и своих руководителей. Мы не манкурты! Да, и Царя не надозабывать, и Федора с Феклой! А трактовки меняются. Даже при Сталине История ВКП-Б переписывалась. А вы хотите, чтобы мы все застыли на одной точке зрения! И на одной эмоции – ненависти к царскому режиму! На самом деле: кто хочет – кается. Кто не хочет – да ради Бога, никакого морального насилия. Я надеюсь, что разговор наш будет продолжен. Да, личность Царя крайне противоречива! Да, в угоду западным державам (кстати, отчасти и славянам-сербам) ввязался в кровопролитную войну. И в то же время хочу указать на другую сторону его личности: по инициативе Николая Второго в самом начале его правления была предпринята первая в истории цивилизации(!) попытка ограничить гонку вооружений путем широкого международного договора: Гаагские мирные конференции1899 г. и 1907 г. и создание Международного суда, который действует и поныне. Не все знают, что решения и Уставы Гаагских конференций вошли затем как основа в Устав Лиги наций и затем в основные уставные документы ООН. Можно сказать, что Николай Второй стоял у этих истоков. И вот та же Лига Наций по советским данным определила дефицит населения России 1914-1922 гг. из-за войны и революции в 26 млн. чел. (Там же, с. 763). И вот вам снова парадокс. «Время правления Николая Второго – самый динамичный период в росте численности русского народа за всю его историю. Менее чем за четверть века население России увеличилось на 62 млн. чел. Быстрыми темпами росла экономика. За 1885-1913гг. промышленная продукция выросла в 5 раз, превысив темпы промышленного роста наиболее развитых стран мира». Это я цитирую книгу «Покаяние спасет Россию. О Царской семье». Омск, ИД «Сириус», 2013, с.83. Я немного знакома с ее авторами. Кстати, они нисколько не связаны с РПЦ, это члены весьма распространенных по Сибири Рериховских кружков. Поэтому они по-своему освещают тот новый Светлый Путь для России, о котором неоднократно писал и сам Рерих. Они имеют право на такое понимание. Как и вы на вашу фанатическую привязанность к антимонархистским догмам. Распространяют свои труды эти ререхианцы вовсе не с целью манипуляции общественным мнением. Наш разговор не окончен. А эти цитаты только лишний раз говорят, что Россия пришла к 1913 г весьма сильной державой, а кому-то это было совсем не нужно. Не нужно революционерам всех мастей, не нужно авторам перманентной революции, не нужно тем великим промышленным державам, которых уже обгоняла Россия. Царя предал даже его кузен Георг V (Великобритания), чтобы не делить с Николаем лавры победителя Германии. Да и сама Германия не проявила активностив защите своего родственника. Ведь на кону был Брестский мир с большевиками, а Царь был последовательный его противник! Я боюсь, что читатель будет утомлен уже тем материалом, который на него свалился сейчас. В следующей беседе наверняка мы коснемся влияния самого Царя на российскую и мировую историю и немножко продвинемся в любимых русских вопросах: «Что делать, и кто виноват». Кстати, покаяние в числе любимых русских вопросов вообще не значится.

Т.Р.: — Меня мало интересует сейчас кто еще убивал евреев. Ответ поставлен достаточно узко – во время царствования Николая Романова прошли еврейские погромы, в которых жестоко были убиты люди. В том числе женщины, старики и дети. И виновные не были наказаны. Даже наоборот. Многие приближенные царя были активистами черносотенного движения, о чем я писала раньше.

Да. Так диктует вдохновенье:
Моя свободная мечта
Всё льнет туда, где униженье,
Где грязь, и мрак, и нищета.
Туда, туда, смиренней, ниже, —
Оттуда зримей мир иной…
Ты видел ли детей в Париже,
Иль нищих на мосту зимой?
На непроглядный ужас жизни
Открой скорей, открой глаза,
Пока великая гроза
Всё не смела в твоей отчизне… /А.Блок/.

Лидия Девушкина-Соммэ: — Таня, вы наступаете опять на те же грабли! Сначала это был Бальмонт, теперь Блок. Эмоции поэта, даже и гениального, еще не служат прокурорским обвинительным приговором! А приговора не было. Царя сбросили в яму, залили гашеной известью. А вы это оправдываете все тем, что в Париже вот не было нищеты детей, и нищих на мосту, а в России все это было? Тогда откуда же сейчас и в Париже и в нашем Монпелье нищие на каждом шагу? Их не было в эпоху Блока? А как понимать «Отверженных» Гюго? Я начинаю сомневаться в вашем правосознании. Где оно? Если нищие есть на берегу Сены, давайте охомутаемруководство Франции и найдем ему свою Ганину яму. Кстати, безработица при Николае – это песчинка на фоне безработицы современной Франции. А почему так много стало беспризорников после завоевания большевиками власти? Или у вас двойные стандарты, как это сейчас стало очень модно? За все преступления любой власти во все времена бессудно застрелим только Николая с семьей? Я вам предлагаю закончить подсчет плюсов и минусов Николая. Да, знаю, вы сейчас про детскую смертность, а общий рост населения – сальдо – в 62 млн чел. – вы назовете красивой фразой. Если наша беседа на одну и ту же тему (а мне кажется, мы уподобились героям крыловской басни), то скажите: адекватен ли бессудный расстрел царя тому злу, которое он совершил с русским народом? Или цель оправдывает любые средства?

Т.Р.: — Ошибочка, не я оправдываю, а Блок, и он же пишет про нищету. Я вообще не была в Париже ни тогда, ни сейчас. И не нужно касаться безработицы при Романовых, тогда это была аграрная страна. И, наконец, по теме. Я его не расстреливала, в его расстреле никого не обвиняю, и каяться не собираюсь. И тем более, ни о какой вине лично у меня и речи быть не может (Это все Романовы виноваты перед моими предками за вековое угнетение и унижение!). Монархия была не самым лучшим социальным строем, и никакого особого права у «помазанников божиих» нет. Давайте уже будем современными людьми и наконец-то построим общество с властью, ответственной за тех, кто доверился ей.

ПОСЛЕСЛОВИЕ. Все о той же России-которую-мы-потеряли.

В книге «Покаяние спасет Россию…» не нашла ничего кроме красивых слов, собранных в фразы без смысла. А вот сейчас мое видение России-которую-мы-потеряли.

Главный итог – это гигантский внешний долг Российской империи к 1914 году, распродажа («…не продаем, а распродаемся» — как писал Нечволодов) национальных богатств иностранцам, скупка теми же иностранцами базовых отраслей промышленности (может отсюда некоторый рост промышленности): металлургии, судостроения, нефтяной промышленности и т.д., ее мизерная доля промышленного производства в общемировом производстве, существенное отставание от США, Англии, Франции, Германии по размерам валового национального продукта на душу населения – «Европейская Россия, сравнительно с другими странами, — страна полунищая» (Рубакин «Россия в цифрах», издание 1912 года).

Показатели детской смертности. Из 100 детей умерли до года:

1900 г. – 25,2;
1901 г. – 27,2;
1902 г. – 25,8;
1903 г. – 25,0;
1904 г. – 23,2;
1905 г. – 27,2;
1906 г. – 24,8;
1907 г. – 22,5;
1908 г. – 24,4;
1909 г. – 24,8;
1910 г. – 27,1;
1911 г. – 23,7.

В «благополучном» 1913 году согласно «Отчета о состоянии народного здравия и организации врачебной помощи за 1913 год» только 20% больных подвергались больничному лечению!

А теперь сравнительный показатель детской смертности тех времен. В 1905 году из 1000 родившихся умирало до 1 года:

В Мексике – 308 дет.;
В России – 272 реб.;
В Венгрии – 230 дет.;
В Австрии – 215 дет.;
В Германии – 185 дет;
В Италии – 166 дет.;
В Японии – 152 реб.;
Во Франции – 143 реб.;
В Англии – 133 реб.;
В Голландии – 131 реб.;
В Шотландии – 116 дет.;
В Соединенных Штатах Америки – 97 дет.;
В Швеции – 84 реб.;
В Австралии – 82 реб.;
В Уругвае – 89 дет.;
В Новой Зеландии – 68 дет».

«В результате обследования городов Киева, Харькова, Ростова-на-Дону и С.-Петербурга в 1907-1910 гг. оказалось, что одною из причин широкого распространения эпидемий тифа и холеры было загрязнение водопровода сточными водами». Если такое положение наблюдалось в крупнейших городах Российской империи, то каковым оно было там, где не было никакого водопровода вообще, и где культура быта была на уровне грязных курных хат (кто не в курсе — большинство крестьянских изб топились «по-черному». Источник – Безгин «Крестьянская повседневность. Традиции конца 19 — начала 20 века»)?

Неудивительно, что при этом, основной болячкой империи была именно чесотка, а болели ею, в большинстве своем, не жители Среднеазиатских владений Российской империи, а жители Европейской части Российской империи (Источник: «Статистический сборник России. 1914 г.»).

— низкий уровень медицинского обслуживания населения империи. И об этом я уже писал ранее в одном из своих постов по теме «РОССИЯ, КОТОРУЮ ОНИ ПОТЕРЯЛИ», но не откажу себе в удовольствии напомнить (кто не читал тот мой пост) некоторые цифры, касательно «Организации врачебной помощи в России в 1912 г.»:
— на 1 больницу в Российской империи приходилась площадь в 2.327 кв. верст (!);
— на 10.000 населения империи приходилось всего 12,6 коек (!);
— на 10.000 населения приходилось 1,3 врача (!);
— на 10.000 населения приходилось 1,7 фельдшеров (!);
— на 10.000 населения приходилось 1,7 повивальных бабок женского пола.
(Источник: «Статистический сборник России. 1914 г.», данные в нем приведены и за 1912
год).

Русский социалист-народник, агроном и публицист Александр Энгельгардт сообщал в «Письмах из деревни»:

«Дети питаются хуже, чем телята у хозяина, имеющего хороший скот. Смертность детей куда больше, чем смертность телят, и если бы у хозяина, имеющего хороший скот, смертность телят была так же велика, как смертность детей у мужика, то хозяйничать было бы невозможно. А мы хотим конкурировать с американцами, когда нашим детям нет белого хлеба даже в соску? Если бы матери питались лучше, если бы наша пшеница, которую ест немец, оставалась дома, то и дети росли бы лучше, и не было бы такой смертности, не свирепствовали бы все эти тифы, скарлатины, дифтериты. Продавая немцу нашу пшеницу, мы продаѐм кровь нашу, то есть мужицких детей» (Письма из деревни. 12 писем. 1872–1887. СПб., 1999. С.351–352, 353, 355).

Не изменились ситуация в этом плане и в начале 20-го века. Вот, к примеру, что мы находим в работах санитарных врачей Д.А. Соколова и В.И. Гребенщикова («Смертность в России и борьба с ней», 1901 год):

«Население существует впроголодь, а часто и вовсе голодающее, не может дать крепких детей, особенно, если к этому прибавить те неблагоприятные условия, в каких помимо недостатка питания, находится женщина в период беременности и вслед за нею».

Дальше передо мной статистика по трудовой занятости детей. Написать или не стоит? Думаю – не стоит. Лишь немногое.

Из каждой 1000 рабочих было:

Женщин:
На табачных фабриках: в 1895г. – 647 чел., в 1904г. – 678 чел.
На спичечных фабриках: в 1895г. – 451 чел., в 1904г. – 482 чел.
На пивоваренных заводах: в 1895г. – 24 чел., в 1904г. – 86 чел.

Детей:
На табачных фабриках: в 1895г. – 91 чел., в 1904г. – 69 чел.
На спичечных фабриках: в 1895г. – 105 чел., в 1904г. – 141 чел.
На пивоваренных заводах: в 1895г. – 4 чел., в 1904г. – 14 чел.

Из этого видно, что применение женского труда возросло во всех трех производствах, указанных выше, а труд детей – на спичечных фабриках и пивоваренных заводах. Интересно, что даже среди малолетних, девочки понемногу вытесняют мальчиков, т.к. и здесь их труд оплачивается дешевле, чем труд этих последних. Например, в 1895г. на спичечных фабриках на каждую тысячу малолетних рабочих приходилось 426 девочек и 574 мальчика, а в 1904г. уже 449 девочек и 551 мальчик. Еще больше возросло число работниц-девочек на табачных фабриках за этот же промежуток времени (с 511 до 648 в каждой тысяче). Появились работницы-девочки и на сахарных заводах, где их раньше вовсе не было (с 0 до 26 на каждую тысячу). Цифры эти говорят сами за себя»

«Заработная плата, констатировал в свое время Е. Дементьев, как по отдельным производствам, так и в средних величинах для всех, без различия, производств, в Англии, а в особенности в Америке, превосходит русскую вдвое, втрое, даже впятеро». Месячная выработка каждого рабочего без различия пола и возраста, в среднем, выше чем у нас: в Англии – в 2,25 раза, в Америке же в 4,8 раза. Выражая ее в рублях находим:

Месячный заработок в:
Московской губ. – 11 руб. 89 коп.
Англии – 26 руб. 64 коп.,
Массачузетс – 56 руб. 97 коп.

В Англии мужчины получают в 2,8 раза больше, чем у нас, женщины в 1,1 раза, подростки – в 1,2

А сейчас тем, кто богатство той-России-которую-мы-потеряли иллюстрирует экспортом пшеницы и ржи.

Средний вывоз за пятилетие 1892—1896 г.г. составлял 571.000.000 руб. в год[1]
Тот же средний вывоз за пятилетие 1897—1901 г.г. уже 648.000.000 руб. в год
Вывоз за один 1902 год уже 783.000.000 руб. в год
В 1903 же году он достиг 902.000.000 руб. в год

Достигнуто это было путем полного разорения значительной части нашего сельского населения.

Строгие меры ко взысканию налогов с крестьян осенью, когда только что собран хлеб, служили этому могущественным орудием.

«В России», — говорит князь Петр Кропоткин, -«крестьянин работает по шестнадцати часов в день и поститься от трех до шести месяцев ежегодно, чтобы вывести хлеб, которым онрасплачивается с помещиком и государством. В настоящее время полиция показывается в русских деревнях, как только урожай собран, и продает последнюю корову и последнюю лошадь хлебопашца за недоимки налоговые и арендные, если крестьянин не платит их по доброй воле, сбывая хлеб экспортеру, так что он оставляет для себя хлеба только на девять месяцев, а остальное продает, чтобы корову его не продали за пять рублей. Чтобы жить до следующего урожая, три месяца, когда год хорош, и шесть, когда год дурен, он прибавляет к муке березовой коры или семян лебеды, тогда как в Лондоне смакуют сухари, испеченные из его муки».

Ну как, красноречиво? И, по-моему, весьма полезно для любителей петь дифирамбы о благополучии крестьян в царской империи и ставить под сомнение, говорил или нет Вышеградский фразу «Недоедим, а вывезем». Факты, как видите это подтверждают!

Теперь я хочу привести небольшую цитату о «эффективности» внешних взаимствований, которые проводило царское правительство.

«… по количеству задолженности, мы уже первая держава в мире, при этом, мы единственная из держав, у которой большая половина этой задолженности внешняя; последний заем в 842.750.000 рублей совершен на столь невыгодных условиях, что мы сразу потеряли при его реализации свыше 120 миллионов рублей; при этом мы обязались в течение двух лет не совершать новых займов, не смотря на то, что одна половина из этого займа пойдет на покрытие наших иностранных краткосрочных обязательств, заключенных вследствие войны, а другая на покрытие дефицита в бюджете на 1906 год, почему на поднятие народного благосостояния из займа этого — не останется ни одной копейки, хотя уплата роста и погашения по нем и легла на Россию новым бременем в 49.200.000 рублей в год. Т.е. суммой на 8 миллионов рублей больше, чем смета Министерства Народного Просвещения на 1906 год, причем около треть четвертей этого долга мы должны за границу; поэтому платеж % и погашения по нем — является новым могущественным насосом для вытягивания золота из страны и сильного ухудшения нашего расчетного баланса».

А ТЕПЕРЬ САМАЯ ЖЕСТЬ!

На 10.000 населения приходилось 1,3 врача (!)
На 10.000 населения приходилось 1,7 фельшеров (!)
На 10.000 населения приходилось 1,7 повивальных бабок женского пола (!)

А теперь про обучение. Кратко даю данные о распределении учащихся в начальных школах России в 1911 году по продолжительности обучения.

В городах:

Процент учившихся в начальной школе 1-й год – 42,1%
Процент учившихся в начальной школе о 1 года до 3 лет – 47,55%
Процент учившихся в начальной школе более 3-х лет – 10,35% (!)

В деревнях:

Процент учившихся в начальной школе 1-й год – 43,4%
Процент учившихся в начальной школе о 1 года до 3 лет – 47,0%
Процент учившихся в начальной школе более 3-х лет – 9,6% (!)

И еще. Такой факт. В дореволюционной России преобладающая масса детей в возрасте старше 12 лет вовсе не училась в школах!

А теперь про инфекции.

1895 год.
Число пораженных холерой губерний и областей – 12.
Число заболевших – 30.811 чел.
Число умерших – 12.066 чел.
Процент умерших от холеры к общему числу заболевших – 39,0%

1908 год. 
Число пораженных холерой губерний и областей – 69.
Число заболевших – 30.705 чел.
Число умерших – 15.542 чел.
Процент умерших от холеры к общему числу заболевших – 50,5%

1909 год. 
Число пораженных холерой губерний и областей – 50.
Число заболевших – 22.858 чел.
Число умерших – 10.677 чел.
Процент умерших от холеры к общему числу заболевших – 46,7%

1910 год. 
Число пораженных холерой губерний и областей – 72.
Число заболевших – 230.232 чел.
Число умерших – 109.560 чел.
Процент умерших от холеры к общему числу заболевших – 47,6%

Источник информации – М.С. Оницканский «О распространении холеры в России», СПБ, 1911, стр. 1-2.

А вот вам статистика смертности от инфекционных заболеваний:

ОСПА 
1-е место по смертности – Россия – 50,8 чел.
2-е место по смертности – Испания – 17,4 чел.
3-е место по смертности – Италия – 1,4 чел.

Меньше всего смертность от оспы у:
Австрии, Румынии, Шотландии, Германии, Англии, Нидерландов – 0,1 чел. (!)
Ирландии – 0,03 чел. (!!)
Швеции – 0,01 чел. (!!!)

Итак, Россия по смертности оспы в 2,92 раза превосходит смертность от этой болезни
в Италии, и в 5080 раз смертность от этой болезни Швеции.

КОРЬ 
1-е место по смертности – Россия – 106,2 чел.
2-е место по смертности – Испания – 45,0 чел.
3-е место по смертности – Венгрия – 43,5 чел.

Меньше всего смертность от кори у:
Швейцарии – 14,7 чел. (!)
Румынии – 13,0 чел. (!!)
Швеции и Норвегии – 6,0 чел. (!!!)

Итак, Россия по смертности от кори в 2,36 раза превосходит смертность от этой
болезни в Испании, и в 17,7 раза смертность от этой болезни в Швеции и Норвегии.

СКАРЛАТИНА 
1-е место по смертности – Россия – 134,8 чел.
2-е место по смертности – Венгрия – 52,4 чел
3-е место по смертности – Румыния – 52,3 чел.

Меньше всего смертность от скарлатины у:
Норвегии – 3,9 чел. (!)
Нидерландов – 3,8 чел. (!!)
Ирландии – 2,8 чел. (!!!)

Итак, Россия по смертности от скарлатины в 2,57 раза превосходит смертность от этой болезни в Венгрии, и в 48,14 раз смертность от этой болезни в Ирландии.

ДИФТЕРИЯ 
1-е место по смертности – Россия – 64,0 чел.
2-е место по смертности – Венгрия – 39,8 чел.
3-е место по смертности – Австрия – 31,4 чел.

Меньше всего смертность от дифтерии у:
Ирландии – 7,8 чел. (!)
Нидерландов – 6,5 чел. (!!)
Румынии – 5,8 чел. (!!!)

Итак, Россия по смертности от дифтерии в 1,6 раза превосходит смертность от этой болезни в Венгрии, и в 11,0 раз смертность от этой болезни в Румынии.

КОКЛЮШ 
1-е место по смертности – Россия – 80,9 чел.
2-е место по смертности – Шотландия – 43,3 чел.
3-е место по смертности – Австрия – 38,4 чел.

Меньше всего смертность от коклюша у:
Швейцарии – 15,9 чел. (!)
Швеции – 15,2 чел. (!!)
Норвегии – 14,9 чел. (!!!)

Итак, Россия по смертности от дифтерии в 1,86 раза превосходит смертность от этой болезни в Венгрии, и в 5,42 раз смертность от этой болезни в Норвегии.

ТИФ 
1-е место по смертности – Россия – 91,0 чел.
2-е место по смертности – Италия – 28,4 чел.
3-е место по смертности – Венгрия – 28,0 чел.

Меньше всего смертность от тифа у:
Германии – 5,4 чел. (!)
Швейцарии – 4,6 чел. (!!)
Норвегии – 4,0 чел. (!!!)

Так о каком приросте населения мы говорили, не напомните?

А теперь о голоде.

Л.Н.Липеровский. 
Жизнь и работа в деревнях Бузулукского уезда Самарской губ.

«Но, хотя народ и привык к голодовкам, однако, «приспособиться» к ними он все же не в состоянии, и когда голод наступает в такой острой форме, как в минувший год (1912), крестьянин, чтобы спастись от гибели, вынужден пользоваться посторонней помощью. Казенной ссуды, как я указывал, было недостаточно; к тому же, ссуда выдавалась с обязательством возврата, и крестьяне всегда относились к получению ее очень осторожно, зная, что они влезают в долги. Частная помощь была крайне необходима и выдавалась даром. Все это крестьянин хорошо понимать и учитывал, и потому к частной помощи относился с большой благодарностью. Бывали случаи, когда крестьяне, находясь в крайней нужде, охотно брали нашу помощь, но при этом замолчали, что «стыдно хлебопашцу самому протягивать руку за куском хлеба»».

А я могу проиллюстрировать еще и картинкой людей, которые каждый год, а не только неурожайный, идут с сумой по деревням и городам.

Будем еще говорить про светлый путь, который увидели члены Рериховского кружка? Или достаточно?

Думаю и так, что миф о сильной державе вылетел дымом.

Татьяна Рубцова, координатор проектов PR-центра «Литературная Галактика».

 

http://club.litgal.ru

Беседы у камина с Татьяной Рубцовой

рубрика: Разное

Беседа 1 – Судьба и смерть Николая I

Бессудный расстрел Царя и его семьи, идетей, и слуг в июле 1918 г. привел не только к полному свержению самодержавия, но поставил кровавую печать на всем большевистском режиме, повязав всех участников революции кровью. Посеяв ветер, страна пожала бурю.

 

Разговор о Николае Втором. Каяться или нет?

Т.Р.: — Прочитав Ваши последние фантастические повести (одна уже вышла в Сборнике «Моремания», Изд-во Шико (Севастополь), я пришла к выводу (невольно), что вы очень симпатизируете Николаю Второму.

Лидия Девушкина-Соммэ: — Моя позиция: я не претендую на показ исторического деятеля во всей его полноте. Дело литератора – показать отношение людей к Царю, к его деяниям и к тому, что с ним было сотворено ровно 100 лет назад.

Т.Р.: — Это отношение очень разное, не могут все думать одинаково.

Лидия Девушкина-Соммэ: — Естественно. Литература и показывает это отношение не плоско, а стереоскопически. Что несомненно: наш российский народ и зарубежная Россия – это далеко не единое целое. Более того, мы как были трагически разделенным народом 100 лет назад, так и остались. Только разделение идет по несколько другим признакам, но косвенно оно связано и с событиями 100-летней давности. Разделяют нас демоны злобы, страсти, от которых мы слепнем.

Т.Р.: — Раз уж задели литературу. Константин Бальмонт, поэт-символист серебряного века. Современник Николая Романова. Ему слово.

Наш царь — Мукден, наш царь — Цусима,
Наш царь — кровавое пятно,
Зловонье пороха и дыма,
В котором разуму — темно…
Наш царь — убожество слепое,
Тюрьма и кнут, подсуд, расстрел,
Царь-висельник, тем низкий вдвое,
Что обещал, но дать не смел.
Он трус, он чувствует с запинкой,
Но будет, час расплаты ждёт.
Кто начал царствовать — Ходынкой,
Тот кончит — встав на эшафот.

К.Бальмонт. 1906г.

Немного похоже на зачитывание прокурором речи о преступлении некоего лица, правда? И при всем этом вы верите в возрождение монархии?

Лидия Девушкина-Соммэ: — На предпоследний вопрос отвечу так: поэт – не прокурор. Он, выражаясь языком того же Бальмонта (а тот всю жизнь себе противоречил и метался как от одной идеи к другой, так и от одной женщины к другой, в отличие от Царя), то есть поэт, — «скорее комета, чем планета», у поэта свой путь. Уже в 1918 г. Бальмонт называл порядки, внедренные большевиками: «худшей тюрьмой, когда-либо бывавшей на земле». Теперь на последний ваш вопрос из этого списка. Я верю только в то, что осмысление событий первой трети ХХ века идет в нашем народе постоянно, и мы не должны поддаваться страстям и злобе. Иначе это не осмысление, а продолжение вековой вражды (вековой в буквальном смысле слова). Иначе это победа духа злобы. Это и в стихотворении Константина Бальмонта просматривается – дух злобы. Бальмонт служил делу революции, таких, как он, деятелей искусства, было очень много. Только потом почему-то оказался в числе жертв революции и почел за благо эмигрировать. Кончил он в Париже не в самом лучшем психическом состоянии.Это еще один конец Серебряного века. Я люблю стихи Бальмонта, посвященные приватной сфере. Он протестовал против всякого манипулирования. Но приватная сфера и общественная – это разные вещи. Как говорил Кант: свобода есть и в то же время ее нет. Вот Чехов, например, воспевал всегда свободу в приватной сфере. На Царя просто не посягал. Случайно ли это?

Т.Р.: — Чехов не к месту, у него была другая тематика. И все же, а почему мы должны каяться? И перед кем?

Лидия Девушкина-Соммэ: — То, что должны каяться, это только одно из мнений, бытующих в российском народе. Оно не должно вызывать неприязни и тем более чувства омерзения, на мой взгляд. Вот вам пример: я долго жила в Новосибирске (этот город возник при Николае и носил раньше его имя). На многих автотрассах, подходящих к Новосибирску, висят растяжки с портретом Николая Второго и текстом: «Прости нас, Николай». Я не автор этого плаката и даже не знаю, кто за ним стоит (думаю, что не РПЦ, хотя Алексий Второй в свое время не очень настойчиво, но все же призывал к покаянию за Цареубийство). Однако я готова подписаться под этим плакатом, но у многих он вызывает дикую злобу. Он был изображен на одном посте в ФБ с уточнением автора поста: «Разве это не омерзительно?». Я вмешалась в эту дискуссию (она только началась) и попыталась защитить саму идею плаката. Пост мгновенно оброс неимоверным количеством комментариев (это был своего рода рекорд, помнится, 500 за один час, а потом с такой же скоростью дискуссия шла несколько дней).

Т.Р.: — Слово «омерзительно» я бы не стала применять. Просто «тупо». Это лучше подходит, когда начинают ворошить грязное белье ушедшего общественного строя. Единственное, что могу сказать, не все любят эту историческую личность, мягко говоря, противоречивую.

Лидия Девушкина-Соммэ: — Судя по комментариям, большинство и не любит, даже молодые. И ставят знак равенства между идеей монархии (ныне невозможной, несомненно) и всеми ошибками Николая Второго, часто и преувеличенными. Кстати, ушедший общественный строй – это не только грязное белье. В конце этой беседы постараюсь вас убедить, что нет! Так вот, возвращаясь в той дискуссии в ФБ, скажу, что меня заклевали просто самым хамским образом, обозвали безграмотной и призвали почитать хоть какие бы книжки, но только не позориться. Юпитер, ты сердишься, значит, ты не прав. А ведь идея плаката не в том, чтобы ставить плюсы и минусы Николаю Второму или делать из него кумира, а в том, чтобы призвать нас подумать, что ведь надо бы покаяться. Но, разумеется, покаяние – дело добровольное. Кто хочет – кайтесь. Кто хочет – пройдите мимо. Просто задумайтесь в свободную минутку. К чему такие страсти?

Т.Р.: — А давайте посмотрим на вопрос с другой стороны. Я порылась в интернете и нашла список преступлений правительства тех лет. Читайте.

18 мая 1895 г. – В ходе коронации Николая II на Ходынском поле в возникшей по преступной нераспорядительности царских чиновников давке погибло более 5000 человек;

7 мая 1901 г. — Расстрел рабочих Обуховского завода

Ноябрь 1902 г. — Расстрел рабочих в Ростове. Убито — 6 ранено — 20;

11 марта 1903 г — Расстрел рабочих Златоустовского оружейного завода. Убито — 60, пострадало — 200;

14 июля 1903 г. — Расстрел бастовавших железнодорожников. Убито — 10, ранено – 18;

23 июля 1903 г. — Расстрел демонстрации трудящихся в Киеве. Убито — 4, ранено — 27

7 августа 1903 г. — Расстрел рабочих в Екатеринбурге. Убито — 16, ранено – 48;

13 декабря 1904 г. — Расстрел рабочих в Баку. Убито — 5, ранено — 40;

9 января 1905 г. — Кровавое Воскресенье, расстрел мирного шествия рабочих в Петербурге. Убито — 1200, ранено — более 5000;

12 января 1905 г. — Расстрел демонстрации рабочих в Риге. Убито — 127, ранено — свыше 200;

18 июня 1905 г. — Расстрел демонстрации в Лодзи. Убито — 10, ранено – 40;

5 сентября 1905 г. – Окончание позорной, бессмысленной войны с Японией. Потери России в войне — 400000 человек;

15 ноября 1905 г. — Расстрел крейсера «Очаков» и других восставших судов Черноморского флота. Гибель тысяч матросов — севастопольцев;

4 июля 1906 г. — 28 участников восстания матросов в Свеаборге приговорены к расстрелу;

1911 г. – Массовый голод, унесший жизни 300 тысяч человек;

4 апреля 1912 г. — Расстрел бастующих рабочих на Ленских приисках. Убито 254 человека;

3 июня 1914 г. — Расстрел митинга рабочих Путиловского завода в Петербурге;

10 августа 1915 г. — Расстрел демонстрации в Иваново-Вознесенске. Убито — 30 ранено -53;

1914 г. – Начало империалистической войны и участие в ней России в угоду европейским державам. В годы войны погибло 856 000 российских солдат, ранения получили 2,8 мл. человек, попало в плен – 3,4 млн. солдат и офицеров.

По Кровавому воскресению, сейчас пытаются отбелить одежды Николая и его правительства. Пишут, что сам царь не знал про расстрел и не давал приказания стрелять. Вы верите в этот детский лепет? Если не давал приказания, то кто же превысил свои полномочия. Кого-то наказали? Судили, отправили в ссылку? Нет. Вот запись в дневнике Николая Романова: «Тяжелый день! В Петербурге произошли серьезные беспорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего дворца. Войска должны были стрелять в разных местах города, было много убитых и раненых. Господи, как больно и тяжело!» — это похоже на провокацию, которой пытаются сейчас объяснить те события? Или на его непричастность к расстрелу. Конечно же, при малейшем соприкосновении со своими подданными нужно было их перебить.

Так кто должен каяться и в чем?

Вот еще одно свидетельство, имеющее отношение к литературе. Тогда, в 1905-м Максимилиан Волошин написал:

«Девиз русского правительства «Самодержавие, православие и народность» повержен, во прах. Правительство отринуло православие, потому что оно дало приказ стрелять по иконам, по религиозному шествию. Правительство объявило себя враждебным народу, потому что отдало приказ стрелять в народ, который искал защиты у царя».

ЛидияДевушкина-Соммэ: — А вот тот же Константин Бальмонт после своего первого отъезда из России (после первой революции) писал: не могу, мол, судить, кто прав, кто виноват…здесь так все закручено…Однако за заслуги перед большевиками Луначарский официально отпустил Бальмонта за границу, но уже в 1920г. Уже тогда, когда поэт разочаровался в борцах с царизмом. И только делал вид, что он их посланник. А потом в отчаянии писал РоменуРоллину и Кнуту Гамсуну личные воззвания с целью привлечь их голоса к протестам против ужасов Советской России.Не дождался… Кстати, Максим Горький – друг Ленина – поднимал свой почти одинокий голос против шельмования царской фамилии. Шельмование – это еще мягко сказано. Кроме расстрела в Ипатьевском доме, был еще Алапаевск, где людей, в том числе и членов царской семьи, закапывали живыми, был еще и Петроградский зоопарк, где тела других Романовых скармливали зверям. Ваши же цифры можно сопоставить с цифрами, характеризующими зверства большевиков. Но я сейчас этого делать подробно не буду. Бессудно расстрелянный Николай Второй уже давно предстал перед нелицеприятном судом на небе, как шепотом говорили его сторонники после его гибели. Давайте лучше я приведу статистику Первой русской революции.Это еще не совсем большевики. Это еще много других оппозиционныхактивистов. НО это уже гражданская война по сути. Это перманентная революция, концепцию каковой бросил в мир видный эсдек Израиль Гельфанд (Александр Парвус, кстати, один из финансистов революции) и которая была подхвачена Лениным и Троцким. Только за год с октября 1905 г. – было убито и ранено 3611 госчиновников. А за период 1906-1908 гг.: покушений 26268, убито должностных и частных лиц 6091, ранено – более 6 тыс., ограблено более 5 тыс… Жертвы терактов, организованных только со стороны эсеров, 1901- 1911 г: 2 министра. 33 генерал-губернатора, губернатора и вице-губернатора. А методы террора использовали еще и анархисты (именно они были рекордсменами терроризма). Всего же за 1901-1911 гг. жертвами террористов стали 17 тыс. человек. История России, ХХ век. 1894-1939. М. Астрель, 2011, с.202. Многие упоминают, что Царь потворствовал еврейским погромам. А вот это опять же к вопросу о терроре. Да, не гнушались террором и крайне правые. Их террор был направлен не только против евреев, но и против интеллигентов, как зачинщиков революции. В 1905-1906 г. «Союз русского народа» организовал боевые дружины. Погромы были, и еще какие! Но власти включили правовые механизмы, так что нельзя говорить о полной безнаказанности правых террористов. Перед судом предстало 1860 человек. Вот вы упомянули еще Ленский расстрел. Ленские золотые прииски были в 2000 км от железной дороги. И тем не менее на место событий 1912 г. из Петербурга выехали две следственные комиссии: правительственная и думская, которую возглавлял Керенский. В ходе открытого расследования было ликвидировано монопольное положение компании Лензолото и преобразована ее администрация. Были разрушены ветхие дома, в которых жили рабочие, и построены новые, повышена зарплата и улучшены условия труда. Под суд был отдан начальник местной полиции. Большевики много лет об этой «обратке» Ленского расстрела намеренно молчали. Однако в стране возросло число бастующих рабочих, а в деревнях крестьяне жгли помещичьи усадьбы. (Там же, с. 288).

Т.Р.: -Мы сейчас обсуждаем не Сталина. А тот суд могу сравнить с современностью. Есть аналоги, что после страшных разрушительных событий, сопряженных с гибелью многих тысяч людей начиналось следствие, под суд отдавался очередной козел отпущения и тратились казенные деньги на некоторую материальную компенсацию пострадавших. Это не более, как заплатка на одежде режима.

Лидия Девушкина-Соммэ: — Что-то не могу припомнить таких заплаток на одеждах сталинского режима. По крайней мере, до смерти Сталина.

Т.Р.: -Я пишу не про Сталина. Обсудим его в следующий раз. Продолжим нашу беседу. И кстати 1912 год – год сильного голода, эпидемий и крестьянских бунтов. Но у меня маленький вопрос: против кого включили правовые механизмы? Против Пуришкевича, Шаховского, Маркова или Дубровина? Ну, ладно, продолжим про покаяние.

Лидия Девушкина-Соммэ:- Покаяние означает не только и не столько сожаление о прошлом, сколько новый взгляд человека на самого себя, на историю страны, на других и на Бога. Да, без Бога нет покаяния. Разговор о покаянии невозможен безБога, пусть Бога не внутри Церкви, но в душе (а верующих в душе сейчас стало очень много, это все же лучше, чем полные и воинствующие атеисты). Ведь Царь, какой бы он ни был (а какой, мы кратко можем разобрать даже здесь, но не прямо сейчас), — представитель Бога на Земле. Убив Царя, российский народ отрекся от Бога, стал существовать буквально без царя в голове. Бессудный расстрел Царя и его семьи, идетей, и слуг в июле 1918 г. привел не только к полному свержению самодержавия, но поставил кровавую печать на всем большевистском режиме, повязав всех участников революции кровью. Посеяв ветер, страна пожала бурю.

Т.Р.: — Про полных атеистов поговорим в следующий раз, потому что я давно уже подозревала, что я именно такая. Ну, не помещается в мое мировоззрение идея Единого и Всемогущего.

Лидия Девушкина-Соммэ: — Бога нет – значит все позволено. Вспомните Достоевского.

Т.Р.Сто раз нет. Я не верю в Бога. И если я сделаю что-то плохое, меня совесть так загложет, что я никогда уже подобное не повторю. Так что и Достоевского не стоит пока задевать. И кстати, моя совесть упрямая штука, не знает никакого отпущения грехов. А последние события и ваши слова косвенно подтверждают старое марксистское высказывание, что религия – это средство угнетения масс.

Лидия Девушкина-Соммэ: — Да, да, еще скажите, что религия – это опиум для народа. Да у религии много разных функций, и положительных, и отрицательных. Но это социальный институт, разрушение которого чревато колоссальными последствиями. Как и у всякой формы общественного сознания, у религии есть и отражательная, и регулятивная функция. Через религию общество регулируется, а не манипулируется. Хотя в любом случае успехи регулирования, да, невелики! Мы же с вами дети ХХ века – волкодава. Многое видели и видим. А вот известный философ Симона Вейль сказала: «Опиум народа – не религия, а революция». Кому помог этот опиум, и реальный, и образный?

Т.Р.: — Ну, сейчас РПЦ всячески подтверждает мое утверждение. Опиум ваша религия, еще какой. Не хочу отвлекаться от темы и вспоминать крестные ходы и распятых святых мальчиков.На чем основана ваша идея покаяния?

Лидия Д-С. На чем она основана, я уже говорила. На переосмыслении себя, истории, на осмыслении той раны, которая нанесена была народу в ходе революции и гражданской войны. Как сказали бы психологи, расстрел Царя – это наш незакрытый гештальт. Вот давайте из приватной сферы. Расходятся супруги. Война между ними, летят пух и перья. НО ни о чем невозможно договориться. Кто из них больше злится? Тот, кто чувствует свою вину, но смутно. Что-то болит, но ему неприятно об этом даже и думать. Проще забыть свою вину и долбить во всем виноватого супруга.

Т.Р..: — Ни один психолог не одобрит искусственно внедренный в сознание комплекс вины. Но расстрелу Романовых предшествовал на массовый расстрел многих невиновных людей. Хотите поговорить о невинноубиенных? Хорошо. Это началось не в 18 году, и не большевиками. Вспомним опять Кровавое Воскресение. Вот небольшая историческая справка:

Поводом для организации шествия к Зимнему дворцу послужило увольнениечетырех рабочих крупнейшего в Петербурге Путиловского завода (ныне Кировский завод). 3 января началась стачка 13 тысяч рабочих завода с требованием возвращения уволенных, введения 8-часового рабочего дня, отмены сверхурочных работ.

Забастовщики создали выборную комиссию от рабочих для совместного с администрацией разбора претензий работающих. Были выработаны требования: ввести 8-часовой рабочий день, отменить обязательные сверхурочные работы, установить минимум зарплаты, не подвергать наказанию участников забастовки и др. 5 января ЦК Российской социал-демократической партии (РСДРП) выпустил листовку с призывом к путиловцам продлить забастовку, а к рабочим других заводов — присоединиться к ней.

Путиловцев поддержали Обуховский, Невский судостроительный, патронный и другие заводы, к 7 января стачка стала всеобщей (по неполным официальным данным, в ней участвовало свыше 106 тысяч человек).

Николай II передал власть в столице военному командованию, которое решило задавить рабочее движение, пока оно не вылилось в революцию. Главная роль в подавлении беспорядков отводилась гвардии, ее усилили другими войсковыми частями Петербургского округа. В заранее установленных пунктах были сосредоточены 20 батальонов пехоты и свыше 20 кавалерийских эскадронов. Вечером 8 января группа писателей и ученых при участии Максима Горького обратилась к министрам с требованием предотвратить расстрел рабочих, но ее не хотели слушать.

На 9 января было назначено мирное шествие к Зимнему дворцу. Шествие было подготовлено легальной организацией «Собрание русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга» во главе со священником Георгием Гапоном. Гапон выступал на собраниях, призывая идти с мирным шествием к царю, который один может заступиться за рабочих. Гапон уверял, что царь должен выйти к рабочим и принять от них обращение.

Накануне шествия большевики издали прокламацию «Ко всем петербургским рабочим», в которой объясняли бесплодность и опасность задуманного Гапоном шествия.

9 января на улицы Петербурга вышли около 150 тысяч рабочих. Колонны во главе с Гапоном направились к Зимнему дворцу.

Рабочие пришли с семьями, несли портреты царя, иконы, кресты, пели молитвы. По всему городу шествие встречало вооруженных солдат, но никто не хотел верить, что они могут стрелять. Император Николай II в этот день был в Царском селе. Когда одна из колонн подошла к Зимнему дворцу, неожиданно раздались выстрелы. Части, стоявшие у Зимнего дворца, дали три залпа по участникам шествия (в Александровском саду, у Дворцового моста и у здания Главного штаба). Кавалерия и конные жандармы рубили рабочих шашками, добивали раненых.

По официальным данным, было убито 96 и ранено 330 человек, по неофициальным — более тысячи убитых и две тысячи раненых.

По сведениям журналистов петербургских газет, число убитых и раненых составило около 4,9 тысячи человек.

Убитых полиция хоронила ночью тайно на Преображенском, Митрофаньевском, Успенском и Смоленском кладбищах.

Если тут и была провокация – то только со стороны правительства. Вполне современно.

Лидия Девушкина-Соммэ: — А со стороны Гапона – совсем нет? Ну хорошо, продолжайте.

Т.Р.: — Гапон возглавлял «Собрание русских фабрично-заводских рабочих», официальную организацию. Так что наверняка провокация Гапона – это провокация все той же Охранки. Их целью было спровоцировать, подавить в корне, не дать разрасти, запугать. А активистов расстрелять. Все так и получилось. И все всё прекрасно знали, раз группа писателей того времени даже успела обратиться к министрам с просьбой предотвратить расстрел. Все как всегда – и все очень плохо кончилось.

И вот теперь главное, к чему я веду разговор. Представьте погибших в тот страшный день. Православные христиане, верящие в Бога и в царя, погибшие страшной насильственной смертью – почему не канонизировали их? Например, так: стоит икона святого царственного страстотерпица Николая и рядом: икона святого нецарственного страстотерпица Федора, погибшего от пулевой раны в живот, выпущенной солдатом на Дворцовой площади. Умирал страшно, агония длилась шесть часов. Дальше их семьи, так как неудавшийся святой страстотерпец в своем верноподданническом рвении потащил с собой свою семью: жену Феклу, женщину тихую, достойную и истово верующую, пять дочерей навыданье и сына-подростка. Мальчика рубанули шашкой и добили выстрелом из пистолета. Одну из девушек догнал солдат и насадил на штык, вполне по-христиански, со спины.

Это моя фантазия, но в реальности было так же. Сначала по толпе был дан выстрел из пушки. А когда началась паника и люди побежали, на них пустили конных жандармов и казаков.

Но они же не люди, они верноподданные, и Бог создал их только для поклонения и почитания царя. А также для рабского труда на благо императора и его семейства.

Лидия Девушкина-Соммэ: — А кто их тогда должен был канонизировать? На смену Царю пришла совсем безбожная власть. А народ для нее, все эти Федоры и Феклы – просто расходный материал. Царь хотя бы мучился, отдав на время власть военному командованию, он испытывал человеческие чувства, которые не испытывает рабовладелец, а эти товарищи большевики потопили в крови всю страну и постепенно создавали условия для создания культа партии и Сталина. Об их чувствах, кроме сугубо кровожадных, мало известно.

Т.Р: — Гемороем мучился ваш цароь или еще чем-нибудь смешным. Написал в дневник глупую фразу и думать забыл. Канонизировали Николая Романова в 2000 РПЦ. Вы назвали безбожником Патриарха? Таня, убери, логики никакой! Но вернемся к нашим гипотетическим Федору и Фекле. Кто они для власти были тогда, и кто – сейчас? Быдло? Холопы? Чернь? Поэтому их тут же забыли, вычеркнули из памяти. А Николая Романова и его семью помнят до сих пор. И еще и каются. А каются Романовы сейчас в убийстве того Федора с женой Феклой и шестью детьми? Нет! Никогда! И ни за что!

Лидия Д-С: -Никогда не говори никогда! Сейчас мы не говорим о вине всей династии Романовых. Кстати, я не отрицаю их вины не только перед Федором и Феклой, но и перед убиенным Царем. Это вина всех родственных императорских домов Европы. Впрочем, покаяние – это не отслеживание чужой вины. Это новый взгляд на вину народа, к которому ты исторически принадлежишь.

Т.Р.: — Ну, как-то не справедливо. Покаяться в расстреле Романовых предлагается всем нам, русским, а в гибели Федора и Феклы – вроде и некому каяться? Не честно…

Лидия Девушкина-Соммэ: — Нечестно. Так дети говорят, когда их наказывают. Давайте не будем ставить детские вопросы. Не только русскому, но и многонациональному российскому народу желательно покаяться. Потому что среди большевистской верхушки было не так уж много русских. Но еще раз говорю: не нравится вам идея покаяния, и не надо! Кто я, чтобы призывать к покаянию? И давно уже знаю, что во времена перестройки и в ельцинские времена призывы покаяться всему народу за преступления большевиков тоже успеха не имели. Люди не любят морального давления, пропагандистских призывов. Может быть, всем нам тихо с самими собою, внутри себя все осмыслить – еще раз говорю – без злобы и страстей. Покажется ли вам, если вы в спокойном состоянии, что это нормально: воровским бессудным образом казнить Царя и его семью? Если он виноват в том, о чем вы тут говорите, то ведь и судить тогда его не страшно. Приговор однозначен! Хотя и последнему преступнику дают адвоката.

Т.Р.: — Адвоката? Вот этим? Читайте и признайте, их убили каким образом? Или на суд имеют право только помазанники божии?

В 1895 году произошёл жестокий погром в Кутаиси. В 1897 году вместечкеШполаКиевской губернии (18—19 февраля) и местечке КантакузенкаХерсонской губернии (16—17 апреля) погромщики из числа местного населения разгромили магазины и квартиры, принадлежавшие евреям. Некоторые жители заранее предупреждали представителей власти о готовящемся погроме, однако отряды солдат появлялись слишком поздно. 19—21 апреля 1899 года, во время празднования православной Пасхи, произошёл трёхдневный погром в Николаеве.

В то же время следует отметить, что попытка поляков организовать погром вЧенстохове в 1902 году была решительно подавлена русскими войсками; погромщики понесли суровое наказание.

Кишинёв (1903)

6—7 апреля 1903 года, в дни православной Пасхи, произошёл крупный погром в Кишинёве, спровоцированный кровавым наветом в близлежащих Дубоссарах и подстрекательскими антисемитскими статьями в газете «Бессарабец», редактировавшейся П. Крушеваном. Было убито 49 и ранено 586 человек. Еврейские организации России и других стран оказали пострадавшим от погрома значительную материальную помощь. Хаим Бялик, посетивший Кишинёв для сбора информации на месте, написал под впечатлением увиденного поэму «Сказание о погроме». Многие представители русской интеллигенции (Л. ТолстойВ. Короленко и др.) осудили кишинёвский погром.

После Кишинёвского погрома в большинстве районов черты оседлости были созданы отряды еврейской самообороны. Самооборона активно действовала во время погрома в Гомеле 29 августа — 1 сентября 1903 года. В 1903 году внимание всего мира было приковано к Гомелю в связи с проходившим там судебным процессом, который рассматривал дело о гомельском погроме, начавшемся 29 августа 1903 года. Этим процессом живо интересовались не только в России, но и за границей, так как открытые двери заседаний дали возможность печати сделать историю погрома достоянием общества. Для евреев же процесс этот представлял тем более жгучий интерес, что на скамью подсудимых, наряду с насильниками и убийцами, было посажено 36 евреев, защищавших свою жизнь и жизнь близких; обвиненные в учинении 29 августа «русского погрома», эти 36 человек вызвали к себе внимание лучших представителей русской адвокатуры: в лице этих 36 евреев на скамью подсудимых было посажено, в общественном мнении, все русское еврейство, которому обвинительным актом было как бы дано предостережение не прибегать к самообороне[16].

В августе—сентябре 1904 года в ряде городов и местечек Украины и Белоруссииновобранцы, призванные на русско-японскую войну, учинили ряд погромов. Особенно жестоким был погром в городе АлександрияХерсонской губернии, где толпа ворвалась в синагогу в Йом-Киппур и избила молящихся (около 20 евреев погибли).

Жертвы погрома в Екатеринославе1905 года — еврейские дети

В период революции 1905—1907 годов первый погром произошёл в Мелитополе18—19 апреля 1905 года. Самооборона, состоявшая из представителей еврейской и русской молодёжи, остановила погромщиков, которые, получив отпор, стали грабить магазины и лавки христиан. 19 апреля прибывшие войска прекратили погром. Поводом к погрому 22 апреля 1905 года в Симферополе послужил слух об осквернении еврейским мальчиком иконы. Этот погром также был прекращен еврейской самообороной и войсками. Трёхдневный погром в Житомире по своим размерам (около 20 евреев убито в самом Житомире, десять — в Троянове, несколько — в окрестностях города) и по характеру (беспорядки начались после провокационного сообщения о том, что евреи за городом стреляли в царский портрет; солдаты защищали погромщиков и мешали самообороне оказать помощь евреям) явился как бы репетицией волны погромов октября 1905 года[4]. Русский дворянин Николай Блинов пытался защитить житомирских евреев и погиб от рук погромщиков[17]. 26 мая в Минске и 29 мая в Брест-Литовскесолдаты и казаки стреляли в евреев на улицах.

Продолжение

 

http://club.litgal.ru

Битва за Грозный.

рубрика: Разное

Штурм Грозного. 31 декабря 1994 года.

Этот нелепый штурм.

Четыре месяца длился штурм Грозного. Армейские части, брошенные туда с приказом взять город ко дню рождения генерала Грачева, пьянствовавшего в новогоднюю ночь в Моздоке в компании Сосковца и Егорова, были окружены, уничтожены или взяты в плен. Груды трупов российских солдат лежали на улицах города, но в мясорубку бросались все новые и новые части.

Артиллерия и авиация методично сносили квартал за кварталом вместе с жителями. На город падали бетонобойные и вакуумные бомбы. Он засыпался термитными, шариковыми и игольчатыми снарядами, запрещенными международными конвенциями, обливался напалмом. Но, несмотря на всю эту адскую поддержку, армия продолжала топтаться на месте, уступая чеченским бойцам в боевой подготовке на всех уровнях — вплоть до дивизионных структур командования и управления в реальных боевых условиях.

Истекшие кровью общевойсковые подразделения были отведены, и в Грозный брошены элитарные части: морская пехота со всех трех флотов — Северного, Балтийского и Тихоокеанского, лучшие части воздушно-десантных войск и знаменитой дивизии, все еще носящей имя Дзержинского. Яростные бои вспыхнули с новой силой, наглядно демонстрируя, что немногочисленным чеченским отрядам по плечу драться и с самыми отборными частями российской армии. Офицер морской пехоты, не стесняясь телекамер, истерически кричал, что если выйдет живым из этого ада, бросит службу к чертовой матери. Полковник воздушно-десантных войск Морев сошел с ума, когда за пять минут боя было уничтожено 80 десантников его части. Сам генерал-полковник Подколзин с растерянным лицом встречал полковника на аэродроме, переведя потрясенного офицера в военкомы. Штаб генералов Рохлина и Бабичева напоминал о самых худших днях обороны Сталинграда: осунувшиеся, небритые лица; земля, сыплющаяся с потолка; непрекращающийся гул канонады…

Уже начали попадать в мясорубку легкомысленно развязанной войны первые генералы и полковники. Всех поражала небывалая в истории войн убыль именно офицерского состава, достигавшая, в среднем, чудовищной цифры 20 процентов от общего, числа потерь. Солдаты, лишенные офицеров, становились легкой добычей противника.

Постепенно армия стала снимать с себя знаки различия, превращаясь вразношерстное формирование, которое порой уже невозможно было отличить от противника.

Сотни солдатских матерей, чьи сыновья были брошены на убой в нелепой и некому не нужной войне, ринулись в Чечню на поиски своих детей и увозилинайденных с собой, чего также еще никогда не знала история войн».

На этой войне, Чеченцы сражались так, как сражаются в сказках, легендах, мифах.

В истории человечества не было такой войны, которая породила бы столько героев, ибо каждый Чеченец, участвовавший в ней, был героем.

Каждый из них воевал с твердой верой, что право на Свободу, даровано Им Господом.

https://www.facebook.com

Мать родна

рубрика: Разное
Фото — Facebook

На фоне продолжающейся войны на Донбассе, бойни в Сирии, неожиданно ворвавшейся в информационное пространство после гибели российских журналистов в ЦАР темы «инструкторов» в Африке годовщина российско-грузинской войны воспринимается вполне буднично. Это десять лет назад война воспринималась как катастрофа, как переход России в какое-то новое состояние, крест на надеждах, что «при Медведеве» может быть иначе, чем при Путине.

Сегодня для России война — мать родна. Даже годовщины окончания войны c нацистской Германией, унесшей жизни десятков миллионов людей, теперь отмечаются как какой-то изуверский карнавал под лозунгом «можем повторить». Победобесие — жесткое и точное слово, отражающее уровень нравственного разложения российского государства и общества.

Для тех, кто вырос в послевоенные десятилетия, эта деградация, это неуклонное превращение вроде бы нормальных на первый взгляд людей в извергов выглядит странно. Наши дедушки с бабушками и родители были травмированы войной. Они знали, как это страшно — настоящая смерть, бомбежки, голод, калеки на улицах. Они понимали, что война — это не праздник, а кровь и грязь. Вот почему так пугает появление поколений внуков и правнуков, которые воспринимают войну как праздник или просто единственный понятный выход из привычной российской безысходности.

Мы — дети лозунга «лишь бы не было войны». Мы помним, что именно этот лозунг эксплуатировала власть, когда призывала советских людей смириться с происходящим в стране. Именно этим лозунгом объясняли Венгрию, Чехословакию, даже Афганистан. Мы должны быть наготове, чтобы «они» на нас не напали, чтобы у нас не было войны.

«Можем повторить» — это уже про Грузию, а потом и про Украину. Никто в России никогда не поверит всерьез, что на эти страны нужно было нападать, чтобы предотвратить войну. Сама история о «принуждении Грузии к миру» выглядит нелепо, потому что боевые действия велись именно на грузинской земле — и нигде более. Как, впрочем, и истории об угрожавших жителям Крыма «бандеровцах» или «восстании шахтеров» на Донбассе. Ужаленные победобесием прекрасно понимают — никто не собирался нападать на Россию, никто ей не угрожал. Это Россия сама напала — потому что так захотелось ее выжившим из ума правителям. А что плохого? Можем повторить.

Возможно, эта радость войны пугает именно нас — еще понимающих ужас уничтожения. Но если перенестись назад не в 1945 год, а в 1941-й, то мы увидим, что те же самые люди, кто все послевоенные десятилетия боялся войны и готов был вытерпеть все, чтобы она не повторилась, до начала военных действий на территории СССР относился к угрозе совсем иначе. И армия у нас была самая сильная, и танки наши быстры. Нападение Советского Союза на Финляндию, оккупация балтийских стран, советские «инструкторы» в Испании — все это воспринималось с романтическим энтузиазмом. А потом она пришла — не газетная, настоящая. Без романтики.

Люди, которые перестают ощущать опасность войны, которые радуются чужому горю ради подтверждения собственной силы и величия, напоминают мне безумцев, уверовавших, что пожар, который они разожгли в лесу, не затронет их собственного деревянного дома. Потеря чувства страха перед войной — это потеря рефлекса самосохранения, И это именно то, что произошло десять лет назад.

Потому что происходившее в Чечне еще можно было — пусть даже обманывая себя — списывать на внутренний конфликт или борьбу с террором. Нападение на Грузию было уже просто войной — тем более что Кремль не стал ограничивать себя хотя бы территорией контролируемых им грузинских автономий и не скрывал готовности к оккупации соседней страны. Это должно было бы вызвать если не сопротивление, то хотя бы оторопь, страх, отторжение — чувства, которые еще вызывала война в Афганистане.

Но десять лет тому назад оказалось, что эти естественные чувства больше не определяют мироощущения большинства россиян. Путь к большой войне был открыт.

Виталий Портников08.08.2018
https://graniru.org

Как КГБ направляло исламский мир против Израиля

рубрика: Разное

Пропагандистская деятельность Советского Союза была настолько завуалирована туманными «мирными» терминами и фальсификациями, что в этом не так просто было разобраться.

24 августа 2006 года генерал-лейтенант Ион Михай Пачепа (Ion Mihai Pacepa) рассказал страшную правду об операциях КГБ, направленных против США, где Израиль оказался между двух огней.

Согласно Андропову, мир ислама был питательным раствором, в который следовало внести и вырастить бациллу смертельной анти-американской ненависти, взращённую на дрожжах марксизма-ленинизма. И действительно, антисемитизм глубоко привился в естественной для него питательной среде ислама. Мусульманам привычен вкус национализма, джингоизма и жертвенности. Их безграмотные, подавленные массы несложно возбудить до точки истерии.

Терроризм и акты насилия против Израиля и его хозяина, Соединённых Штатов, проповедывал Андропов, будут проистекать естественным образом из религиозного усердия мусульман. Нам останется только повторять для них знакомые темы – что США и Израиль «фашистские, империалистические сионистские страны», находящиеся в зависимости от еврейского капитала. Ислам помешан на предотвращении захвата нечестивыми территорий Ближнего Востока; он воспримет с готовностью наши лозунги о Конгрессе США как о злобном орудии сионистов, превращающих весь мир в свои владения.

Код этой операции был СИГ (Сионистские Государства, или ZIG – “Zionist Governments”), и находился в сфере моих служебных обязанностей, поскольку был направлен на Ливию, Ливан и Сирию. СИГ был очень серьёзной партийной/государственной операцией. Нами были созданы специальные компании для постройки госпиталей, домов и дорог в этих странах, мы отправляли туда тысячи докторов, инженеров, техников, профессоров и даже преподавателей танца. Всем давалось задание внедрять в сознание людей образ Соединённых Штатов как наглого и жадного захватчика, финансируемого еврейскими деньгами и управляемого еврейскими политиканами, целью которых является подчинение всего исламского мира.

В середине 1970-х КГБ приказало моей службе, DIE, наряду с аналогичными службами других восточно-европейских разведок, прочесать страну в поисках надёжных активистов партии, принадлежавших к различным мусульманским этническим группам, обучить их искусству дезинформации и террористическим операциям и внедрить в страны «нашей сферы влияния». Их задачей был экспорт бешеной ненависти к «Американскому Сионизму» с помощью манипулирования вековой неприязнью к евреям, свойственной людям в этом регионе. До того, как я навсегда покинул Румынию в 1978 году, мой отдел отправил около пятисот таких скрытых агентов в мусульманские страны. Согласно грубой оценке, полученной из Москвы, разведками восточного блока в исламский мир было заслано в общей сложности около четырёх тысяч таких агентов влияния.

В середине 1970-х мы также начали засыпать мусульманский мир копиями арабского перевода Протоколов Сионских Мудрецов, русской фальшивки ещё царских времён, которую с успехом использовал Гитлер для разработки своей антисемитской философии. Мы также распространяли сфабрикованную КГБ статью на арабском языке, где говорилось, что Израиль и его главный спонсор США – сионистские страны, намеревающиеся обратить весь исламский мир в еврейскую колонию.

Мы старались завоевать умы людей, понимая, что нам не светит выиграть открытую войну. Трудно сказать наверняка, каковы длительные результаты операции СИГ. Но кумулятивный эффект распространения сотен тысяч копий Протоколов Сионских мудрецов в исламском мире и изображения Израиля и США смертельными врагами ислама наверняка были конструктивной мерой для достижения наших целей.

После распада СССР Россия оказалась трансформированной беспрецедентным образом, но широко распространённая вера в то, что советское наследие было так же искоренено в конце холодной войны, как искоренён был нацизм в конце Второй Мировой войны, не соответствует действительности.

В 1950-х годах, будучи главой румынской разведывательной службы в Западной Германии, я мог воочию наблюдать, как методично разрушался гитлеровский Третий Райх, как проходили суды над военными преступниками, как распускались и объявлялись вне закона военные и полицейские организации Райха, и как нацистам запрещался доступ к любым государственным работам. Ничего подобного никогда не произошло в бывшем Советском Союзе. Никого не судили, хотя советский режим повинен в уничтожении более ста миллионов людей.

Большая часть советских институтов осталась нетронутой, на них просто повесили новые вывески, и теперь ими руководят те же люди, которые руководили коммунистическим государством. В 2000-ом году бывшие офицеры КГБ и Армии взяли под контроль Кремль и российское правительство.

Германия никогда не имела бы шанса стать демократией, если бы офицеры гестапо и СС по-прежнему командовали парадом. Автор: Ион Михай Пачепа, ehorussia.com

Читать далее: https://isralove.org/load/30-1-0-593?utm_source=copy

«Этому городу нужен герой»: почему Чечню сплотила смерть Юсупа Темерханова

рубрика: Разное
Тысячи людей в Чечне пришли проститься с убийцей Юрия Буданова. Почему?

На прошлой неделе в Чечне простились с Юсупом Темерхановым, отбывавшим срок в омской колонии за убийство бывшего полковника Юрия Буданова и умершим, как сообщила его адвокат, в городской больнице Омска от остановки сердца. В день, когда стало известно о его смерти, жители Чечни стали массово публиковать в «Инстаграме» видео, как сотни людей стекаются к дому его семьи, чтобы выразить соболезнования.

Экс-полковник российской армии Юрий Буданов, принимавший участие в обеих чеченских войнах, в 2000 году был осужден за похищение и убийство чеченской девушки Эльзы Кунгаевой. Его также обвиняли в изнасиловании, но позже это обвинение было снято.

Через два года после выхода на свободу Буданов был убит выстрелом в голову. В убийстве признали виновным Юсупа Темерханова, который до конца жизни отрицал, что совершил это.

«С 90-х годов такого не видел»

«Обращаюсь к родственникам дальним и близким, к друзьям, знакомым и не знакомым, ко всему своему народу: Откройте ворота. У нас сегодня черный день», — обратился к чеченцам в день, когда стало известно о смерти Темерханова, его адвокат Мурад Мусаев.

Рамзан Кадыров на похоронах Темерханова
Правообладатель иллюстрацииINSTAGRAM «CHECHNYA_LIFE» Image captionКогда стал понятен масштаб поминок, в родное село Темерханова прибыл и Рамзан Кадыров.

Призыв быстро подхватили и распространили. Уже через несколько часов соцсети пестрели призывами собираться группами и ехать в родное село Темерханова Гелдаган. Кроме того, чеченцев просили не устраивать в республике свадьбы в ближайшие два дня, предлагали переименовать улицы в честь Темерханова. В интернете даже появился видеоролик, где мужчина стоит на фоне самодельной таблички «улица имени Юсупа-Хаджи Темерханова».

Впрочем, сами чеченцы, по их словам, не верили, что люди действительно приедут. «Я был очень пессимистически настроен, потому что в последнее время в таком количестве люди собирались только на инициированные властями мероприятия. Для меня все перевернулось, когда я увидел незаканчивающийся поток людей, не идущих, а бегущих к дому Юсупа», — рассказал Би-би-си житель Чечни Муса.

Желающие посетить поминки, которые длятся по обычаям три дня, начали собираться на окраинах своих сел и автомобильными колоннами отправляться в Гелдаган. Машины оставляли на въезде в село и шли пешком. На кадрах видео, выложенных в «Инстаграме», видно, что в селе открыты все ворота, на улицу выставлены ведра с водой и кружки — для тех, кто захочет утолить жажду после долгого пути.

В родное село Темерханова ехали не только изо всех уголков Чечни, но из соседних республик — Дагестана, Карачаево-Черкессии, из Ингушетии приехала большая колонна под флагом региона.

По рассказам очевидцев, в какой-то момент пробка перед селом растянулась на несколько километров.

«Еще с 90-х годов я такого не видел и думаю, что я никогда больше не увижу такого, что народ, наконец, сплотился сам. Когда я поехал на эти похороны, я увидел много того, за что мог бы гордиться своим народом», — рассказал Би-би-си Иса, житель соседнего с Гелдаганом села.

«Они бежали на эти похороны»

Столь бурная, публичная спонтанная реакция огромного количества людей стала неожиданностью как для самих чеченцев, так и для экспертов, работающих в регионе. Правозащитники называют её неожиданной и пугающей, хотя и вполне понятной.

Бывшая сотрудница правозащитного центра «Мемориал» Екатерина Сокирянская считает, что героем Темерханова «сделали» сотни преступлений, совершенных в Чечне, за которые никто не понес наказания.

Аэропорт Грозного
В родное село Темерханова ехали не только из Чечни, но из соседних республик — Дагестана, Карачаево-Черкессии, Ингушетии

«Для меня он никакой не герой, он убил человека, но социологически я понимаю причину его героизации. Потому что в условиях тотальной безнаказанности в отношении преступлений людей в погонах получается, что только такой человек может отстоять поруганную честь жертвы. Буданов утащил из дома молодую девушку, опорочил, пытал и убил ее, за что практически стал национальным героем. И хотя Буданов — один из горстки военных преступников, все-таки осужденных за свое злодеяние, он получил минимальный срок за такие преступления, сидел с комфортом, вышел по УДО и вел себя вызывающе, ничуть не раскаявшись в совершенном», — считает Сокирянская.

«Я думаю, массовость этих похорон означает то, что люди, наконец, смогли сами выбрать себе героя. Не навязанного сверху. Я очень много читал в соцсетях, что наконец люди сами пошли, а не как обычно, по указке», — считает Иса.

То, что сам Темерханов не признавал вину за то, что сделало его теперь в республике народным героем, чеченцев не смущает. По их мнению, он символизировал собой всё, что пережил народ во время войн, всё, о чем до сих пор нет возможности говорить открыто.

«Народ выражал сочувствие человеку, который идет по статье, которую они выстрадали. Это статья унижения, оскорбления народа, растоптанной чести чеченской женщины. Вот это намного важнее, а не то, что он сознался или не сознался. Чеченцы поняли, что они все еще живы в хорошем смысле этого слова. Люди несли свою боль туда, те, кто потерял человека, те, кто выстрадал эту войну, они бежали на эти похороны», — считает Муса.

Люди хотят верить в то, что Темерханов убил Буданова, поэтому они и шли на эти похороны, полагает участвовавший в траурной процессии Магомед.

Вполне открыто об этом говорили и представители чеченских властей.

Министр по национальной политике, печати и информации Джамбулат Умаров заявил, что Темерханов стал героем, потому что символизировал собой человека, отомстившего за поруганную честь: «Разумеется, у многих он ассоциировался как герой, который заступился за честь девушки. Это больше образно, человек, который стал жертвой вот такого неправедного правосудия».

«Никто ничего не забыл»

Скопление сотен тысяч людей в Чечне многие называют первым за 20 лет молчаливым волеизъявлением, в котором солидарны друг с другом оказались непримиримые враги всех возможных политических и религиозных взглядов. Публичную поддержку семье Темерханова высказали как чеченцы, примкнувшие к запрещенной в Росссии террористической группировке «Исламское государство», так и официальная Чечня в лице её главы Рамзана Кадырова.

«Эльза Кунгаева стала символом тысяч молчаливых жертв, за убийство и пытки которых никто не ответил. Вся эта боль никуда не ушла, никто ничего не забыл, конфликт не разрешен, процесс примирения так и не начинался. Вместо постконфликтной реабилитации и примирения в Чечне создали красивый фасад и делают вид, что это самый лояльный регион России. В эти дни нам приоткрылось истинное положение дел и настоящие чувства, которые испытывают многие чеченцы», — говорит правозащитница Екатерина Сокирянская.

Для неё это событие — тревожный знак того, что непроговоренная травма чеченских войн может привести к серьезным последствиям в будущем.

Сами чеченцы, наоборот, воспринимают случившееся с оптимизмом.

«Я теперь иначе смотрю, иначе буду рассматривать будущее Чечни, народа, я думаю, что все должно измениться в лучшую сторону. Юсуп Темерханов стал в один ряд с народным героем Чечни абреком Зелимханом. Я думаю, что образ героя, который сформировался в эти дни, останется в истории», — рассказывает чеченец, уехавший из региона несколько лет назад.

«Юсуп стал, скорее, символом, нежели однозначно человеком, совершившим месть. Впервые с 90-х годов люди смогли показать, что мы все еще помним, у нас все еще живо. Люди как будто были рады тому, что наконец могут что-то сказать, хотя по сути ничего не говорили, шествие к дому покойника было молчаливым», — говорит Иса.

«Народ хочет справедливости»

Пока ажиотаж вокруг смерти Юсупа Темерханова набирал обороты, представители чеченской власти молчали. Не было постов в социальных сетях, сюжетов на местном телевидении, хотя обычно Рамзан Кадыров живо реагирует на все события или даже слухи в регионе. На второй день поминок, когда стало ясно, что счет посетивших похороны пошел на сотни тысяч, глава Чечни приехал в село Гелдаган со своими соратниками и выразил соболезнования родственникам.

Здесь же, перед мечетью, куда решено было перенести траурные мероприятия, Кадыров дал небольшую пресс-конференцию. Кадыров сказал, что преступление Буданова — это оскорбление для всего чеченского народа. При этом он осудил тех, кто верит в то, что Темерханов убил Буданова.

«Юсуп был настоящим мужчиной, им можно гордиться, но в этом преступлении он не был виновен. Если бы он это сделал, он сказал бы. Он не избегал бы, сказал бы, что я за это, за это сделал», — заявил Кадыров.

Позже в сюжете местного телевидения показали родственников Темерханова, которые потребовали прекратить распространять слова о том, что он виновен в убийстве, а также заявили, что в тюрьме его поддерживал только Рамзан Кадыров.

На следующий день в соцсетях появился ролик, где спикер парламента Чечни Магомед Даудов, также родом из села Гелдаген, заявляет, что не позволит врагам народа зарабатывать очки на смерти односельчанина. «Где вы были раньше? Юсуп-хаджи был арестован семь лет назад. Разве вам было дело до него до сих пор?» — возмущается на видео Даудов.

«Такие люди, как Темерханов, даже учитывая, что его вина была не доказана, начинают ассоциироваться как народные мстители. Это не значит, что народ за нарушение закона, что народ за самосуд, что народ мстительный. Это значит, что народ, который хочет справедливости, разумеется, сделает своим национальным героем того, кто стал жертвой несправедливости», — заявил в интервью Би-би-си министр по национальной политике Чечни Джамбулат Умаров.

По словам чеченца Мусы, подобные похороны в истории Чечни были только один раз, в 1913 году, когда из Калуги привезли тело шейха Баматгерея Митаева. «Я читал полицейские донесения о том, что пытались перекрыть дороги на подходах к селам Герменчук, Шали, настолько много людей хотело посетить похороны. И вот сто с лишним лет спустя я вижу ту же картину».

Житель Чечни Муса уверен, что Юсупа Темерханова не забудут, и он останется народным героем. С ним согласны не все.

Чеченец Иса считает, что вскоре на страницах соцсетей, футболках и задних стеклах автомобилей появятся новые фото: «К сожалению, мы не очень часто вспоминаем наших героев, хотя их в истории нашей было немало. Есть такой мем — «Этому городу нужен герой». Вот эта потребность постоянная, нам нужен свой герой, тот, которого мы признаем, а не тот, на которого нам указывают. Это очень большое значение имеет».

 

https://www.bbc.com

Три дня августа 1996-го.

рубрика: Разное

Воспоминания об этих днях все годы жили во мне…

Я тяжело перенесла смерть сотрудников своего отделения, они долгое время снились мне. На душе было горько, как от потери очень близких людей…

… 5 августа 1996 года я, как обычно, пошла на работу – в отделение анестезиологии-реанимации 4-й городской больницы. В городе уже шли слухи о возможном начале военных действий. Но мне нужно было сменить уставших после суточного дежурства коллег.

Все сотрудники отделения: заведующий Ибрагим Саидович Тарамов, которого мы все бесконечно уважали, анестезистки Наташа Лифарева и Марина Хамитова, реанимационная сестра Ася Молдецова – все пришли вовремя и разошлись по своим рабочим местам.

Больница жила в обычном режиме. Не было газа, но был свет, и мы были рады хотя бы этому – в отделении работала аппаратура. День проходил в обычной суете, хотя в воздухе витала какая-то тревога.

Наташа Лифарева, которую я знала ещё до работы в реанимации, в тот вечер почему-то долго рассказывала о своем муже, расстрелянном военными в Аргуне. Тогда вместе с ним было расстреляно много мирных, ни в чем не повинных граждан Аргуна, якобы в отместку за подрыв генерала Романова.

Наташа очень тяжело перенесла эту потерю. Не переставая о нем рассказывать, она вдруг меня спросила: «Рая, а Бог простит меня за то, что я любила иноверца?»

Сама Наташа была русская по национальности и конечно, христианка, но она очень уважала чеченский народ, среди которого жила. Я ответила, как знала: «Бог Сам решит все. Иди, отдохни, вдруг ночью вызовут на операцию – и ты не успеешь поспать».

Так и случилось, ночью её, вместе со всей реанимационной бригадой, вызвали на операцию. С большим трудом мы разбудили Ибрагима Саидовича, чего никогда раньше не было. Проснувшись, он, виновато улыбаясь, сказал, что во сне видел свою умершую маму Марусу – и ему так хорошо и покойно было рядом с ней, что не хотелось просыпаться.

Закончив операцию в роддоме, анестезиологическая бригада вернулась в отделение и собиралась отдохнуть, но Наташа стала греть в чайнике воду и буквально упрашивать всех сотрудников принять душ. Мы даже стали шутить, что она как будто к смерти нас готовит.

…Утро 6 августа началось со страшного грохота, стрельбы, криков. В больницу стало поступать большое количество раненых, и лестница, ведущая в хирургическое отделение, быстро окрасилась кровью. Сотрудники хирургии нуждались в помощи, и свободные медсестры из разных отделений побежали к ним на подмогу.

Стараясь защитить от пуль и осколков своих операционных больных, мы отодвинули их кровати подальше от окон. В душу закрадывался страх, но показать его перед беспомощными людьми было неправильно, и мы крепились, как могли, стараясь держаться уверенно. Анестезиологическая бригада отделения снова была вызвана на операцию в родильное отделение больницы.

В эти два дня, как ни странно, на свет появилось много малышей, отделение работало с большой нагрузкой. Весь персонал, вместе с дежурными врачами Светланой Рафаэловной Хубаевой и Кометой Абубакаровой были очень уставшими, а акушерки отделения шутя называли эти дни концом света.

Закончив операцию и переведя женщину после кесарева сечения в реанимацию к Асе Молдецовой, Тарамов и анестезистки вернулись в отделение.

День близился к полудню, и, согрев к их приходу чайник, чтобы уставшая бригада немного подкрепилась, мы ждали их в отделении.

Но не успели они выпить по чашечке кофе, как снова были вызваны на экстренную операцию в хирургию. Прибежавшая за бригадой медсестра сказала, что привезли раненого милиционера.

«Наташа, давай я пойду на эту операцию, а ты отдохни», – обратилась я к подруге. На что Наташа решительно ответила: «Нет, Рая, я должна!» и убежала вслед за Мариной и Ибрагимом Саидовичем. Что, кому и почему должна была именно она, эта девочка, я не знаю… Я не знала тогда и того, что вижу их в последний раз: Наташа не пустила меня на смерть, а сама пошла ей навстречу.

В это время в небе над территорией больницы появился вертолет и выпустил две ракеты. Одна упала к нам во двор. Грохот был страшный, здание резко тряхнуло от взрывной волны.

От страха я присела на корточки, ожидая, что обрушится потолок. За считанные минуты перед глазами пролетела вся моя жизнь, и я с болью и тоской подумала о своем единственном семилетнем сыне, который мог остаться без меня. Но здание выдержало удар. В это время в отделение забежала перевязочная медсестра Людмила Павловна из соседнего ожогового отделения. Лицо её было мокрым от слез, она кричала: «Рая, они все погибли! Ибрагим Саидович погиб!»

Я, не поверив ей, бросилась в сторону операционных блоков. На полу ожогового отделения лежала, словно большая кукла, одетая в белый халат и фартук поверх него, операционная сестра Аниса. Легкий ветерок слегка развивал перепачканные известью её светлые волосы.

Умом я понимала, что она мертва, но сердце не хотело этому верить. Ей было всего чуть более 20-и лет.

Все операционные блоки, с первого до пятого этажа, были словно отрезаны от основного здания.

Удар был целенаправленным.

Вся опер-бригада в составе хирургов Асламбека (он дежурил в ту ночь), Амади (которого вызвали из дома, так как он жил рядом с больницей), хирургических медсестер, анестезиолога и анестезисток, оперируемого милиционера – все погибли и были погребены под завалами. Взрывной волной была выброшена только Аниса, которую я и видела на полу в ожоговом отделении.

Шок от всего этого зрелища передать не хватит слов. Хотелось кричать от ужаса на весь мир, слезы лились нескончаемым потоком… Но долг был превыше эмоций. Вспомнив про своих послеоперационных больных, вернулась в отделение.

По больнице пошли разговоры, что возможен очередной удар с воздуха и лучше вывести больных из здания. Больницу бомбили, зная, что там скопилось очень много больных и раненых людей.

Стала быстро отключать капельницы, убирать дренажи из брюшной полости пациентов и пытаться поднять их на ноги. За одним из больных сразу же пришли родственники и забрали его домой. Оставалось ещё двое. Одна из них была женщина, звали её Люба, фамилии не помню. Ей была сделана сложная операция на кишечник, после которой не прошло и суток. Медлить было нельзя. Подготовив больную, сказала: «Люба, тебе нужно обязательно встать, нам нужно уходить отсюда в подвал, а нести тебя я не смогу». Сомневаясь в её силах, все же надела на неё медицинский халат одного из сотрудников, так как другой одежды в отделении не было. Трудно было поверить, но эта женщина встала и, шатаясь, пошла, поддерживаемая мной, в подвал на другом конце больницы.

Проходя мимо сестринской комнаты, я увидела сумку Наташи, сиротливо висевшую на вешалке, но взять с собой побоялась, не зная, останусь ли в живых. Поэтому взяв свою сумочку, бросила в неё медикаменты, шприцы и повела свою пациентку. Позже мне рассказали, что Наташа перед последней операцией успела сдать свою кровь раненому, помогала делать перевязки.

Она погибла, выполнив до конца свой долг, как медик и патриот…

Наша Марина, молоденькая и очень ответственная сестричка, до последней минуты помогала раненым.

Погибший заведующий отделением анестезиологии-реанимации доктор Тарамов, отдавший все силы, чтобы сохранить эту больницу от местных мародеров, а больше – от федералов, которые почему-то пытались уничтожить не только медиков этой больницы, считая их опасными, но и здание с аппаратурой. Сколько раз Ибрагим Саидович доказывал им, что здесь оказывают помощь всем, без исключения, нуждающимся в помощи людям. Тарамов вместе с Вахой Хажаевым, заведующим хирургическим отделением, оставив на произвол судьбы свои жилища, жили в больнице.

Все погибшие в тот день медицинские работники были лучшими. Каждый из них был замечательным человеком и профессионалом своего дела. Они заслужили, чтобы о них с благодарностью говорили потомки.

В тот день погибла и медсестра глазного отделения Липа, пытаясь вывести своих больных из отделения во двор больницы – она получила осколочное ранение в затылок. Тяжелое ранение в спину получила перевязочная сестра хирургического отделения Люба. Сестра ожогового отделения Хадижа была ранена в обе ноги. Сменившаяся после суток медсестра Малика была обстреляна федералами на улице. Узнав, что она не умерла, они бросили её на БТР и сами увезли в 9-ю городскую больницу. После 19 дневной комы она, вопреки всем прогнозам, выжила.

В это время в подвальном помещении собралось много сотрудников и больных, плакали родившиеся за эти несколько дней младенцы. Что скрывать, это были страшные минуты. Неподалёку на покрывале лежала акушерка Луиза, очень хрупкая девушка, и тихо плакала из-за болей в спине. Она надорвалась, когда ей пришлось носить раненых на носилках.

В этот день, 6 августа, дежурный врач Светлана Рафаэловна Хубаева взяла на себя руководство всей больницей и массой напуганных, раненных и больных людей. Были разговоры, что возможен очередной авианалет, и она решила вывести нас всех на близлежащий хутор Батаева. Собрав всех вместе, раздав сотрудникам и родильницам закутанных в роддомовские одеяла и пеленки младенцев, она осторожно повела нас по дороге на хутор. Второй врач, гинеколог Комета, оставившая дома грудного ребенка, бегала, оказывая возможную помощь своим пациенткам и младенцам.

По дороге мы прошли мимо тубдиспансера – он был пуст…

На хуторе жители приняли нас. Пациентов мы спустили в подвалы домов, а сами остались наверху. От усталости и пережитого страха клонило в сон. Мы легли на полу возле подвала, постелив халаты. Через несколько часов пришлось встать и обезболить послеоперационных больных, благо анальгетики и шприцы у меня были. Рядом молодые акушерки позвали на помощь, и пришлось помочь родиться на свет в такое страшное время хорошенькому мальчику.

Утром Хубаева сказала нам, что здесь находятся автобусы, присланные Красным Крестом, и велела перевести больных из подвалов в подъехавшие автобусы. В каждом автобусе находились сопровождающие своих пациентов медики, а в одном из них раненая в ноги медсестра ожогового отделения Хадижат.

Медсестра Ася Молдецова, ещё одна оставшаяся в живых из отделения реанимации, была среди сопровождающих и, как она расскажет через время, медработники больницы до конца выполнили свой долг: передав своих больных в Урус-Мартановскую районную больницу, Ася ушла пешком в п. Алды, где её с тревогой, уже не надеясь ни на что, ждали муж и малолетние дети. Оставшиеся сотрудники, отправив больных, вернулись в свою опустевшую больницу. Груды камней и кирпича, под которыми лежали наши погибшие сотрудники, вызывали слезы.

Растерянные, мы сидели молча, не зная, что делать дальше, не зная обстановку в городе. В это время на территории больницы появились молодые люди. «Вы живы?» – удивленно спросили они, узнав, что мы сотрудники этой больницы. «По городу идет слух, что вы все погибли». Мы попросили ребят помочь нам, и они вызвались провести нас, минуя федеральные посты, обстреливающие мирных людей.

Идти было вроде недалеко, но вели нас долго. Тех, кому нужно было на Старые промысла, в микрорайон и на РТС, вывели к трассе. Комете и акушерке Айзан, детской сестре Хадижат и медсестре из отделения патологии, идущим в сторону 36-го участка, пришлось идти вдоль трассы, а нам нужно было перебежать ее. Бежали быстро, так как подстегивал страх.

Только много позже узнала, что те сотрудники, что ушли с врачом Кометой, находились в 9-й горбольнице в заложниках у федералов. Они почти неделю ещё просидели в подвалах, несмотря на то, что они медики.

Наша группа вместе с Хубаевой стала уходить в направлении микрорайона. Помню, ноги Светланы Рафаэловны были истерты в кровь, она была бледной от усталости. Появилась какая-то машина, идущая в микрорайон, и мы попросили водителя довезти Хубаеву домой. На чеченском, чтобы не поняла Светлана Рафаэловна, объяснили, что она врач, а муж её – чеченец из Шатоя, и он пообещал довезти её домой.

Мы с Луизой пошли в направлении к микрорайону Ипподромный и РТС. Дорога, по которой я ходила столько лет, казалась мне незнакомой. Жители микрорайона, видя белый халат, удивлялись и спрашивали, как нам удалось остаться в живых. С трудом нашла родную улицу. Наш дом был в конце, и я, собрав последние силы, побежала. Зайдя во двор, увидела заплаканное лицо моей мамочки, которая не смогла подняться мне навстречу.

«Мамочка, прости, я ослушалась тебя, но не могла я по-другому. Нас из отделения осталось только двое, остальные погибли», – плакала я, уткнувшись в родное плечо мамы. Долго не могла ни есть, ни спать: пережитое за эти дни преследовало. Во сне как-то увидела погибших сотрудников. Ибрагим Саидович, улыбаясь, смотрел на меня, и я удивленно спросила его: «Вы не умерли?» На что он мне ответил: «Нет, конечно. Ты все сделала в отделении в тот день, как положено?» Рядом стояла Наташа Лифарева, почему-то она была грустной и похудевшей. Марины не было рядом с ними. Даже в моем сне наш доктор переживал за своих больных. В этом он был весь.

…Именем Тарамова Ибрагима Саидовича назван реабилитационный медицинский центр в нашем городе. Это малая толика благодарности за подвиг наших врачей в те трудные годы. Они не смотрели ни на политические взгляды, ни на национальность человека: помощь оказывалась раненым и больным без исключения – и федералам, и местному населению. Подвиг этих людей бесценен. Их не заставляли, не приказывали… И оставшиеся в живых, и погибшие врачи до конца выполнили свой гражданский и профессиональный долг. Слов благодарности никто из них не услышал. Не оцененным оказался их подвиг, не оказано должного внимания, но память о них будет жить в наших сердцах.

Мы помним вас. Мы вам благодарны!

Дала гIазот къобалдойла шун!

Рая Батаева.

Журнал «НАНА».

АМИНАТ САИЕВА:ЧЕЧЕНСКИЙ ЯЗЫК В КОНТЕКСТЕ ИСТОРИИ

рубрика: Разное
Фото-Kulturverein Ichkeria

В феврале 2009 года ЮНЕСКО (Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры) выпустил в свет уже третий по счету «Атлас исчезающих языков мира, находящихся под угрозой исчезновения».

По данным Атласа на сегодняшний день в мире существует около 7 тысяч языков. Из них 2,5 тысяч стремятся к исчезновению или уже прекратили свое существование. Не менее 3 тысяч языков с каждым годом безвозвратно теряют носителей языка. При этом, согласно новому Атласу ЮНЕСКО, 97% населения планеты являются носителями всего 4% языков. Из всех языков мира лишь несколько сотен в полной мере используются в образовании и государственной службе, и менее ста – в мире цифровых технологий.

В зависимости от уровня угрозы их жизнеспособности все 2500 языков, стремящихся к исчезновению, подразделены на пять категорий, в соответствии с которыми языки могут находиться в состоянии:

— неустойчивости

— опасности

— серьезной опасности

— критической ситуации

— полного исчезновения.

За период жизни трех последних поколений людей из всех существующих языков мира уже исчезли более 200, 538 находятся в критическом положении, 502 языкам угрожает серьезная опасность, 651 находятся в опасности и 607 в сосотоянии неустойчивости.

ЮНЕСКО признала 136 языков на территории России, в том числе чеченский и ингушский языки, находящимися под угрозой исчезновения. При этом, как чеченский и ингушский языки, к исчезающим относятся удмуртский, калмыцкий, коми,  якутский, бурятский, тувинский, адыгейский, черкесский, кабардинский, башкирский, чувашский, осетинский языки, которые считаются государственными языками республик РФ. Очевидно, в ЮНЕСКО полагают, что в текущей политической и культурной ситуации в России число носителей этих языков расти не будет.

ЮНЕСКО рассчитывает жизнеспособность языков по 9 критериям, в том числе по числу носителей, передаче языка от поколения к поколению, доля носителей языка в населении, области употребления языка, употребление языка в новой среде, доступности учебных материалов, отношению к языку внутри общества.

Исчезновение языка влечет за собой исчезновение народа. Исчезновение народа влечет исчезновение многочисленных форм нематериального культурного наследия, и, в особенности, драгоценного наследия традиций, устных форм выражения – поэзии и легенд, даже поговорок и шуток. Утрата языков наносит ущерб связи между человечеством и биологическим разнообразием, поскольку языки являются носителями знаний о природе и вселенной.

Развитие языка тесно связано с развитием национального общества, с изменением форм общественной и политической организации народа.

«Чеченская нация является этнической, корневой частью Кавказской расы, одним из древнейших источников человеческой цивилизации, первоосновой духовности, прошла через хурритскую, митаннскую, урартскую культуры, выстрадала свою историю и право на достойную жизнь, став образцом жизнестойкойстойти и демократии.»                  Ян Чеснов, этнолог, антрополог

В северо-восточной части огромного массива Кавказа расположена небольшая по территории Чечения. Это страна чеченцев. Чеченцы — один из древнейших народов Кавказа и самый многочисленный этнос Северного Кавказа. Принадлежат к кавказской расе. Самоназвание чеченцев — «нохчи», а свою страну чеченцы называют Нохчийчуо. В исторических документах чеченцы также известны под названием «нахчиматиане», «гаргареи», «дзурдзуки», «лигвы», «мичкизы», «буртели», «шабутяне», «кистины», «цанары», «эры» и т.д.

Происхождение этнонима «чечен» известно с древних времен.. Так, например, тюрки издавна называли чеченцев «сасаны», арабы – шийшани, кабардинцы — «шашаны», осетины — «цацаны», лезгины — «чачаны». Современное название «чеченцы» сформировалось в данной транскрипции в XVIII веке в результате близкого соприкосновения с русскими. В литературе о чеченцах довольно часто встречается и название «вайнах» (дословно: наш народ) или «нах» (народ)

Вайнахи являются представителями кавкасионского типа балкано-кавказской ветви европеоидной расы. По одной из версий этноним «нах» происходит от названия хурритского племени нахов – потомков дзурдзуков, выходцев из урартской провинции Шем в районе озера Урмия.

Вайнахи, как население долины Терека и пригорных районов, фигурируют в «Географии» Страбона (I тыс. до н.э.) под именем «гаргареи» (от хурритского «гаргара» – «родственник»). Этим же термином называли тогда и хурритское население Карабаха. Гаргареи ещё известны, как лигвы. В современном чеченском языке слово «гаргара» или «гергара» имеет тот же смысл, что и в древности: «родственник», «близкий по родству».

Ученые многих стран сходятся во мнении, что этногенез чеченцев начинается от древнего народа хурри, проживавшего в III—II тысячелетиях до н.э. на Кавказе и в Передней Азии. Во всяком случае, к этой эпохе восходят корни чеченской культуры и древней религии чеченцев, и именно там, в памятниках хурритской письменности находят первые следы чеченского языка.

Еще более заметно присутствие чеченцев в первой половине первого тысячелетия до н.э. в северной Месопотамии и на южном Кавказе. В цивилизациях той эпохи, и особенно в царстве Урарту, в древних текстах уже встречаются герои древне-чеченских легенд, а на фресках — контуры чеченской национальной архитектуры и древних богов. Даже топонимика той эпохи отчасти повторилась на современной карте Чечении.

Кроме того, культурные и языковые связи чеченцев того времени прослеживаются и с цивилизациями хеттов, этрусков, басков и других некавказских народов.

Заслуживающим внимания является мнение известного немецкого историка и лингвиста Иосифа Карста о том, что чеченцы «этнически и лингвистически резко отличаются от прочих горских народов Кавказа. Они — перемещенный на Кавказ отпрыск великого гиперборейско-палеоазиатского племени, которое простиралось от Турана — через Северную Месопотамию — до Ханаана». (Иосиф Карст, «НачалоСредиземноморья. Доисторические средиземноморские народы, их происхождение, расселение и родство. Этнолингвистические исследования», г. Гейдельберг, 193г.)

Чеченский язык относится к кавказско-иберийской языковой семье. Корни этого языка зафиксированы в клинообразных текстах древневосточных государств Митанни (XVIII — XIV века до н.э.) и Урарту (IX — VI века до н.э.).

В языкознании существует термин «нахская группа языков». Нахская группа включает в себя три языка: чеченский, ингушский и бацбийский. Чеченцы и ингуши называют себя «вайнах», что означает наш народ или наши люди. Языки чеченцев и ингушей близки и понятны друг другу. Бацбийцы, или их еще называют тушинами, проживают на территории Грузии в Тушетии, их язык под влиянием грузинского языка изменился и стал уже почти непонятен вайнахам. Нахская группа языков на Северном Кавказе в настоящее время самая многочисленная.

Нахские языки родственны древнейшим хуррито-урартским языкам Передней Азии и Закавказья. Следы языков, предков современных чеченцев и ингушей, найдены в хурритской письменности, зафиксированы в надписях древневосточных государств Митанни и Урарту.

Большое типологическое сходство существует между этрусским и хуррито-урартскими языками. Этруски — это древний народ, существовавший в первом тысячелетии до нашей эры на территории Апеннинского полуострова и создавший великую цивилизацию, из которой выросла Римская империя. Начиная с 20-х годов прошлого столетия ученые лингвисты связывают этрусский язык с кавказскими языками. У истоков этой гипотезы стоял выдающийся итальянский языковед Альфредо Тромбетти (1866-1929). А.Тромбетти обнаружил значительное структурное сходство между этрусским языком и нахско-дагестанскими языками. Расшифровка этрусских надписей подтвердила эту гипотезу. Лингвистический анализ многих этрусских слов позволил ученым сделать вывод о том, что как историческая фонетика этрусского языка, так и предлагаемые этимологии обнаруживают существенные сходства с фонетикой и лексическим составом другой древней ветви восточной кавказской семьи — хуррито-урартской. «Этрусский язык был результатом развития одного из хурритских диалектов и в целом ряде случаев этрусское отражение близко к нахскому компоненту», то есть к чеченскому и ингушскому.

Известный чеченский ученый лингвист Арби Вагапов считает, что данные современного языкознания свидетельствуют, что правкавказский язык лежит в основе ностратических языков: индоевропейских, картвельских, семито-хамитских, урало-алтайских и дравидийских. Наиболее близки к своему праязыковому состоянию некоторые горночеченские диалекты. За пределами Кавказа самыми близкими к чеченскому по своему лексическому и фонетическому составу являются индоевропейские языки. Именно к такому выводу приводит сравнительный анализ фонетического строя, лексического состава, морфологических элементов и структуры корня этих языков, а также косвенные данные смежных наук (антропологии [1], археологии, этнопсихологии).

В ХVI-XIX веках в фольклоре чеченцев развивался жанр героико-эпических и исторических песен «ИЛЛИ». В них отразилось сплочение народа в период борьбы против феодалов и иноземцев, выделения в обществе сословий и классов. «Илли» воссоздают историю становления чеченского этноса, веру в силу дружбы, доброты и справедливости. В «илли» отражены конкретные исторические события — например, есть целый цикл песен о предводителе антиколониального движения в Чечении в первой половине ХIХ века Бейбулате Таймиеве.

Песни-поэмы «илли» — крупнейший памятник чеченского эпоса, одно из ярких явлений культуры народа. Для этих произведений характерны глубокая разработанность идей и образов, новизна поэтических красок. Интерес к «илли» проявляли русские поэты и писатели А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов, Л.Н. Толстой, А.А. Фет.

«Илли» рассказывают о благородстве, мужестве, культуре, быте и интернационализме чеченцев. Эти сказания являются шедевром чеченского устного народного творчества, которое имеет многовековую историю. В песнях-поэмах  формируются образы идеальных героев. Так, в чеченском варианте мифа о Прометее герой жертвует собой ради счастья народа. Чеченский эпос еще в древний период сформировал образ социальнозначимой личности. Нравственные установки для героев мифов получили свое дальнейшее развитие в сказаниях о нартах, а затем и в народных героических песнях.

Эпическая поэзия чеченцев характеризуется многообразием языковых формул, образных выражений, синтаксическими и лексическими клише. Язык эпической поэзии резко отличается от разговорно-бытового языка и территориальных диалектов. Необыкновенное своеобразие, богатство и широкая распространенность устно-поэтической речи оказали значительное влияние на становление единого чеченского литературного языка, истоки которого неразрывно связаны с многовековыми традициями чеченского эпоса.

Чеченский язык распространен в Чечении и в Хасавъюртовском районе Дагестана. Относительно большие группы носителей чеченского языка представлены в Иордании, Турции, Сирии, Иране и в некоторых других странах Ближнего Востока. В последние 18 лет в результате кровавых российских войн на территории Чечении более 300 тысяч чеченцев покинули Родину и в основном осели в различных странах Европейского союза, в Казахстане, Грузии, Азербайджане, России.

В чеченском языке существуют следующие диалекты: плоскостной, аккинский, чеберлоевский, мелхинский, итумкалинский, галанчожский, кистинский. Фонетическая система чеченского языка отличается сложностью вокализма (краткие, долгие, умлаутированные, простые гласные, дифтонги, трифтонги, слабо выраженная назализация гласных) и консонантизма (простые, геминированные, абруптивные, фарингальные согласные). Морфологическая система агглютинативно-флективная.

Чеченский язык имеет 6 грамматических классов, многопадежное склонение, глагольные категории класса, времени, наклонения, вида. Синтаксис отличается разнообразием типов простого и способов образования сложного предложений. В чеченской лексике присутствуют заимствования из других языков.

Первой письменностью чеченского языка считается грузинская графика, которая использовалась вайнахами в Средние века (VIII-XII). По крайней мере, это доказывает чеченский ученый, профессор, доктор филологии и истории Ибрагим Алироев (1934), основываясь на археологических раскопках и надписях на памятниках материальной культуры горной Чечении и Ингушетии.

С распрстранением ислама утвердилась арабская письменность. Чеченский алфавит на основе арабского начал использоваться со второй половины XVIII века.

В 19 веке чеченско-дагестанское государство имама Шамиля — Имамат — представлял собой содружество народов, говорящих на разных языках, что вызвало потребность в едином языке общения. Таким языком становится арабский. Свод законов — низам — также был написан на арабском языке. И между собой руководители Имамата вели переписку на арабском языке.

В этот период создается чеченская письменность на основе арабской. С целью приспособления арабского письма к чеченской фонетике этот алфавит реформировался в 1910, 1920 и 1922 годах. Этой системой чеченцы пользовались вплоть до 1926 года.

По всей Чечении при мечетях действовали медресе, где детей обучали арабской грамоте и чтению Корана. Учитывая большую роль духовенства, царизм пытался привлечь на свою сторону шейхов и мулл. Еще в 1849 г. царскими наместниками на Кавказе было открыто 8 мусульманских школ.

В 1859 г. имам Шамиль потерпел поражение и Северный Кавказ был оккупирован и завоеван Россией. С 1861 по 1863 г. на чеченских территориях было основано 113 русских станиц и крепостей и расселено в них 13850 русских семей. В 1864 г. была «обоснована необходимость» переселения горцев, в том числе чеченцев, в Турцию, куда было фактически депортировано более 30 тысяч чеченцев.

Кровавое российское завоевание явилось катастрофой для демографической, экономической, политической и культурной жизни всего Северного Кавказа, и особенно Чечении, поскольку именно чеченцы оказали самое яростное сопротивление российской экспансии на Кавказе. Писатель Е.А. Вердеревский, служивший в середине 19 века при канцелярии Кавказского наместничества в Тифлисе писал о чеченцах: «Многолетняя война уничтожила цвет юношества и вообще мужского пола. Население уменьшается в страшной пропорции».

Вайнахские языки с начала 18 века становятся объектом пристального внимания ученых различных стран. Впервые русские ученые знакомятся с лигвистическим материалом вайнахских языков по записям академика немецкого происхождения И.Гюльденштедта (1745-1781 гг.). в его труде «Путешествие по России и Кавказским горам» (I.D. Guldenstadt. Reisen durch Rusland und in Kakasischen bebirge. T.2. SPb., 1791, с.255.

Краткую информацию о чеченском языке приводит немецкий ученый востоковед, полиглот, путешественник Генрих Юлиус Клапрот (1783-1835) в работе «Кавказские языки» (G.Klaproth. Reise in den Kaukasus und nach Georgien, unternommenden in Jahren 1807 und 1808. Bd.2. 1814).

Этнографические и исторические данные и характеристику чеченского языка с иллюстрациями, фотографиями и этнографической картой Кавказа.

дает в книге «Языки кавказского корня» немецкий ученый этнограф Родерих фон Эркерт (Roderich von Erckert. Die Sprachen des kaukasishen Stammes. Wien. 1895).

Историю научного кавказоведения связывают прежде всего с именем российского ученого, барона Петра Карловича Услара (1816-1875). Деятельность П. Услара и его роль в чеченской истории крайне противоречивы. С одной стороны, он стремился к русификации горцев, говорил о «тлетворном» влиянии на них арабского языка и настаивал на приспособлении для письменности кавказских языков русской графики «дабы забрать эти проводники в свои руки и суметь распоряжаться ими». С другой стороны, своими трудами по изучению чеченского языка он объективно внес вклад в становление чеченского языкознания. Подлинное научное изучение чеченского языка начинается с труда Петра Услара «Чеченский язык». Им же был составлен и чеченский алфавит на основе русской графики, а также собраны, приведенные в упомянутом труде, образцы чеченских сказок, преданий и пословиц. В 1862 г. Усларом была открыта первая школа для чеченских детей в крепости Грозной.

Еще несколько десятков лет после российского завоевания в 19 веке в Чечении продолжали существовать мусульманские школы, где дети обучались арабскому языку и чтению Корана. Царизм же ставил своей целью проникновение русского языка во все сферы своего взаимодействия на Кавказе. С течением времени арабский язык был вытеснен русским языком и стал использоваться только в религиозной сфере.

В 1818 году на местах уничтоженных 9 чеченских селений вместе с их жителями российские колонизаторы заложили крепость Грозную, которая в  1870 г. получила статус города и стала играть важную роль в экономической, общественно-политической и культурной жизни края.

В 1893 г. в окрестностях г. Грозного начались разработки добычи нефти, что привело к образованию крупных предприятий, связанных с банками и иностранным капиталом. Бурное развитие промышленности и торговли привело к появлению среди чеченцев владельцев магазинами, складами, мастерскими, мельницами (Башировы, Мациевы, Арсамирзаевы, Мустафиновы и др.).

В этот период появляются первые чеченцы — рабочие нефтепромыслов. Начинает развиваться чеченская промышленная буржуазия. Чтобы обеспечить взаимопонимание в среде рабочих и владельцев, в 1872 г. в Грозном открывается первая школа переводчиков. В 1896 г. начало работу Пушкинское училище, а в 1904 г. были открыты реальное училище и женская гимназия, начала работать первая изба-читальня. Повсеместно стали открываться школы. Появились первые национальные буквари. В 1910 г. чеченским просветителем С. Гойсумовым был составлен букварь на основе арабской графики, по которому обучались дети до 1920 г. В 1914 г. в Чечении насчитывалось 154 школы. Тем не менее, население в целом оставалось безграмотным.

Открытие школ, гимназий, появление новых букварей и учебников на чеченском языке способствовало зарождению учебно-педагогической терминологии, употреблению языка в новой для него сфере деятельности.

В этот период появляется чеченская интеллигенция, которая получила образование в Петербурге, Москве и других городах России.

С 1917 года началась новая история России, в которую был втянут и Кавказ. В эти годы идеологическая ориентация советской власти на «мировую революцию» и на пролетариат западных стран приводит к идее введения латинского алфавита. На Кавказе латинизация имела и дополнительное идеологическое значение. Внедрение письменности на латинской основе с одной стороны было одним из продуманных шагов коммунистов, целью которых было полное устранение исламского влияния во всех вопросах, связанных с развитием культуры в целом, но с другой — принятие латинской графики, несомненно, сыграло положительную роль в просвещении чеченского народа. Латинская графика, безусловно, имела преимущества перед арабской. Процесс освоения письменности стал намного легче, стала выпускаться литература на чеченском языке массовыми тиражами.

18 марта 1925 г. увидела свет первая газета на чеченском языке «Серло»(Свет). Вплоть до 1927 г. в газете печатались статьи с использованием русской, арабской и латинской график. С 1927 года газета полностью перешла на латинскую графику. В том же году вышел в свет «Русско-чеченский словарь» А. Мациева. В 1929 г. создан Союз писателей Чечении. С 1 мая 1928 г. начала работу радиовещательная станция.

Тем не менее, по данным 1926 г. чеченцы занимали последнее место по грамотности среди других национальностей Северного Кавказа: осетины — 21,2%, черкесы — 16,9%, ингуши — 9,1%, кабардинцы — 6,8%, чеченцы — 2,9%.

Образованное в 1929 г. научное общество в 1930 г. было преобразовано в Научно-исследовательский институт краеведения. В Грозном работают два педагогических техникума, два нефтяных техникума, рабочий факультет (рабфак) Ростовского института инженеров транспорта, два сельхозтехникума, медицинский техникум, нефтяной институт, педагогический институт. Выходят художественные произведения на чеченском языке писателей С. Бадуева, А. Ножаева, Ш. Айсханова, I. Дудаева, X. Ошаева, М. Мамакаева и других. В 1930 г. вышла статья М. Мамакаева «За большевистские темпы коренизации аппарата, против недооценки роли родного языка». Статья имела огромный успех. 10 мая 1931 г. было принято решение ВЦИК об усилении «коренизации» и переводе делопроизводства советских и партийных органов на родной язык, а также обеспечении в местной промышленности к концу 1932 г. не менее 70% рабочих мест для граждан местных национальностей. С 1930 по 1933 г. вышли учебники для начальной школы на чеченском языке на основе латинской графики: арифметика, чеченский язык, книга для чтения, природоведение; терминологический словарь А. Мациева, Исламова (1930), трехъязычный словарь А. Мациева (1932), Известия краеведческого музея (на русском языке), сборник «Устное народное творчество» (1932). За это время (с 1922 г.) Чеченским облисполкомом было выпущено до 150 документов в области образования, имеющих целью ликвидировать неграмотность, вовлечь в культурное строительство женщин, поднять уровень образования чеченцев в вузах разных городов России, открыть клубы, библиотеки, спортивные кружки, готовить специалистов всех профилей из числа чеченцев.

1 мая 1931 г. в Грозном открылся первый национальный театр. На его сцене были поставлены пьесы С. Арсанова, С. Бадуева, X. Ошаева и др. 7 сентября 1932 г. научно-исследовательский институт (НИИ) краеведения был реорганизован в научно-исследовательский институт национальной культуры.

20-е гг.- это годы бурного развития современной чеченской культуры и интенсивного национально-языкового строительства. И одновременно — это годы террора. Прежде всего этот террор обращен против представителей мусульманского духовенства и суфийских шейхов. Но постепенно масштабы террора расширялись.

Осенью 1931 г. в Чечении началась «большая операция по ликвидации «кулацко-контрреволюционных элементов и мулльско-националистических идеологов». В результате этой акции было арестовано 35 тысяч чеченцев, большая часть из которых была расстреляна, часть сослана в Сибирь и на Соловецкие острова. Осенью 1932 г. была арестована еще группа людей в 3 тыс. человек (инженеры, адвокаты, писатели, ученые, финансисты). Существовала теория, что «бандитов в Чечне надо искать не только в горах, но и за столом ученых, на заводах, в кабинетах, лабораториях и парткомитетах». Таким образом, наиболее интеллигентная часть населения периодически уничтожалась, и оставшимся немногим приходилось начинать все заново.

В ночь с 31 июля на 1 августа 1937 года по составленным спискам НКВД была проведена по всем селам и районам Чечено-Ингушетии «генеральная операция по изъятию антисоветских элементов» — 14 тысяч человек были арестованы, одни расстреляны, а другие сосланы в концлагеря. Но и этого показалось чекистам недостаточно. В октябре 1937 г. был распутан очередной «буржуазно-националистический клубок». В только что отстроенном Доме Культуры был созван Пленум Чечено-Ингушского обкома с приглашением всех ответственных работников городов, районов и сел республики, был сделан доклад о тайных делах этого «клубка» и прямо здесь в зале все чеченцы и ингуши были арестованы, начиная с Председателя Правительства и кончая самыми простыми чиновниками сельсоветов (директор музея, директор НИИ, управляющий торговлей, комиссары земледелия, здравоохранения, просвещения, финансов, председатель Союза писателей и т.д.). Аресты продолжались до ноября 1938 г.

В результате репрессий с 1929 по 1938 гг. погибшие составили 205,8 тыс. человек.

Между тем развитие чеченского общества, чеченской культуры и языка продолжалось. С 1 сентября 1938 г. начал работу педагогический институт, на трех его факультетах: историческом, физико-математическом и филологическом обучалось 130 студентов на дневном отделении, 60 студентов — на вечернем, 147 — на заочном. Начал работать Национальный театр песни, музыки и пляски, открылась музыкальная школа и техникум. Были организованы творческие союзы писателей, художников, архитекторов и композиторов. Открылся Музей изобразительных искусств, начал работать Дом народного творчества. В республике издавалось 16 газет, работало 3 высших учебных заведений, 15 средних учебных заведений, 408 школ, 5 театров, 248 библиотек и 212 изб-читален. Ликвидировали неграмотность 75% населения.

Новые социальные и политические условия — бурное развитие экономики и культуры, массовое вовлечение чеченцев в трудовую и общественную жизнь республики, резкое повышение грамотности, издание художественной литературы, открытие школ, средних и высших учебных заведений, музеев, театров, выход общественно-публицистической и политической литературы, появление телефонной связи и радио — внесли в чеченский язык, как и в другие языки, огромный пласт заимствований из русской и интернациональной лексики, способствовали образованию новых слов средствами самого языка, расширению семантики собственных слов в языке, дальнейшему развитию словарного состава, терминологии, усовершенствованию графики, орфографии, ускоренному развитию чеченского литературного языка, становлению его норм, расширению сфер его употребления. Введение обязательного школьного образования способствовало распространению литературного языка в тех сферах общения, где раньше господствовали диалекты. За короткий срок были разработаны основы чеченской письменности и орфографии, созданы учебные грамматики, справочники, словари. Работа по изучению основных вопросов фонетики, грамматики, лексикологии, диалектологии и истории, археологии и фольклору, способствовала решению практических проблем, связанных с установлением устных норм чеченского языка и созданием норм письменного функционирования.

Успехи в развитии культуры, таким образом, несмотря на государственный террор, были значительны. Но, пребывая в составе СССР, Чечено-Ингушетия полностью зависела в своем развитии от изменений в идеологии и политики России, причем зависела не только в таких вопросах, как административное устройство, но и в том, что значительно глубже, что непосредственно связано с самой национальной идентичностью — в языке. Чеченский язык становился жертвой российских перемен.

Интернационализм и ориентация на западный пролетариат, приведшие к победе латинской графики, постепенно уступали место новым идеологическим ориентациям — на русское имперское прошлое и русский патриотизм. Соответственно, возрождается старая имперская идея дать зависимым народам письменность на основе русской графики, что должно привязать их к России и облегчить их русификацию.  «По многочисленным просьбам трудящихся» решено было перевести письменность всех новописьменных языков на русскую графическую основу. Новая идеологическая установка была юридически закреплена и в концепции государственного языка, предусматривающей обязательное употребление во всех государственныз учреждениях русского языка. Началась сплошная русификация.

В 1938 г. переход на русскую графическую основу был связан с большими трудностями: для овладения новым алфавитом десяткам тысяч людей нужно было переучиваться, пришлось вновь переиздавать все учебники, менять шрифт и так далее, что, несомненно, снижало темпы развития языка.

Кроме того, в этот период начали  уничтожать национальные школы.

Уже в 1941 г. вышли учебники на русской графике для национальных школ, в которых отныне чеченский язык и литература и ингушский язык и литература преподавались лишь как предметы, а все остальные дисциплины преподавались на русском языке.

Началась Вторая мировая война и около 37 тысяч чеченцев и ингушей ушли добровольцами на фронт, защищать «свою» родину, а в это время в недрах Кремля уже готовился человеконенавистнический план очистки Кавказа от нелюбимых народов. 23 февраля 1944 г Сталинским режимом была осуществлена варварская и преступная депортация всех чеченцев и ингушей в Среднюю Азию и Казахстан, где для них был установлен специальный режим проживания. В результате этой депортации погибло более 60% вайнахов. Чеченский и ингушский языки вместе с названиями их народов были вычеркнуты из книг, энциклопедий, уничтожена Чечено-Ингушская республика, уничтожены памятники культуры, уничтожены древние рукописи «тептарш», переименованы все населенные пункты на территории Чечено-Ингушетии. Долгих 13 лет чеченский язык был предан забвению.

Доктор филологии Зулай Хамидова в своей широко известной монографии «Проблемы становления и развития чеченского языка», изданной в 1999 году (которая стала одним из основных источников для данного доклада), пишет о различных исторических этапах в судьбе чеченского языка.

В годы депортации чеченского народа существовала серьезная опасность исчезновения чеченского языка и культуры. Зулай Хамидова пишет, что именно в это время, в условиях депортации, представители вайнахской интеллигенции того времени, тех немногих, кто сумел выжить,  не покладая рук работали в области науки, культуры и искусства — это М. Гайрбеков, Д. Мальсагов, М. Эсамбаев, А. Хамидов, В. Татаев, У. Димаев, И. Базоркин, Н. Музаев, X. Эдилов, М. Абазатов, А. Мамакаев, Х. Дукузов и др. Уже в 1946 г. художественный руководитель Кавказского ансамбля песни и пляски А. Хамидов добился разрешения проводить концерты. А после смерти Сталина в 1955 г. М. Гайрбеков получил добро на издание газеты «Къинхьегаман байракх» — «Знамя труда». Редактором газеты стал М. Абазатов, зав. отделом культуры А. Хамидов, литсотрудником X. Эдилов. Работал в редакции А. Мамакаев, там начинала свой творческий путь чеченская поэтесса Р. Ахматова и другие. Газета печатала материалы на русском, на чеченском и ингушском языках. А 1 января 1956 г. по радио, впервые за долгие годы, люди услышали приветствие на чеченском и ингушском языках, музыку У. Димаева, сатирический рассказ А. Хамидова, стихи Д. Яндиева и др. С огромным успехом выступал с концертами М. Эсамбаев. Все они духовно поддерживали народ».

В 1957 году Чечено-Ингушская АССР была восстановлена. Оставшиеся в живых чеченцы и ингуши вернулись на Родину. Языком обучения в республике был русский. В городских школах чеченский и ингушский языки теперь не преподавались даже как предмет. В сельских школах родной язык и литература были предметом изучения, все остальные предметы велись на русском языке. Во всех учебных заведениях обучение и проведение всех мероприятий позволялось только на русском языке. В Чечено-Ингушском педагогическом институте можно было проводить литературный вечер, посвященный творчеству В. Шекспира, на английском языке, но нельзя было провести вечер, посвященный основоположнику чеченской литературы С. Бадуеву, на чеченском. В детских садах языком воспитания был русский язык, а если ребенок знал только родной, то его наказывали, требуя говорить только на русском. Развитие чеченского языка сознательно сдерживалось.

В 1960-1990-е годы возобновляется научное изучение языков, фольклора, истории и этнографии вайнахов. Важным вкладом в дело изучения нахских языков являются труды чеченского ученого, доктора наук, академика Юнуса Дешериева (1918-2005), в которых содержатся подробные исторические сведения по фонетике, грамматике и лексике этих языков и рассмотрены основные научные направления в кавказском и общем языкознании, а также работа русского языковеда Николая Яковлева, исследовавшего морфологию и синтаксис чеченского языка. В деле подготовки национальных кадров — исследователей большую помощь оказали Академии наук Грузии и Азербайджана, научные учреждения Москвы, Ленинграда и Северокавказских городов. Несмотря на чинимые препятствия при поступлении в вузы и аспирантуру, с каждым годом пополнялись ряды вайнахов с высшим образованием, среди ученых увеличивается число кандидатов и докторов наук. Значительный вклад в изучение чеченского и ингушского языков внесли  А. Мациев, С. Эльмурзаев, И. Арсаханов, К. Чокаев, М. Чентиева, 3. Джамалханов, И. Алироев, Н. Бибулатов, А. Магомедов и другие. Внесли свою лепту в изучение вайнахских языков и грузинские филологи А. Чикобава, Д. Имнайшвили, Г. Гониашвили, Р. Гагуа и другие. Исследователи нескольких поколений создавали грамматики чеченского языка, многотомные издания фольклора, двух- и трехъязычные словари, были изучены практически все уровни языка.

Значительны заслуги чеченских писателей Р. Ахматовой, М. Мамакаева, А. Мамакаева, X. Ошаева, А. Хамидова, М. Мусаева, Ш. Арсанукаева, Н. Музаева, А. Айдамирова, А. Сулейманова и других в развитии и распространении родного языка.

Все время мы видим взаимодействие двух процессов. С одной стороны — язык изучается и развивается. С другой стороны — он уничтожается. В последепортационный период двуязычными стали практически все чеченцы. Но постепенно русский язык начинает вытеснять чеченский не только на официальном, но и на бытовом уровне. Некоторая часть населения перестала пользоваться родным языком, а другая — вообще утратила свой язык. Городское население, особенно молодежь, пользуется в общении смешанным языком, который состоит из чеченских и русских слов.

Таким образом, закончился еще один этап развития чеченского языка. С 1957 по 1990 год – это период усиленной русификации.

За это время сформировался большой отряд ученых, высококвалифици рованных специалистов-чеченцев, успешно работавших во всех областях экономики и культуры. Однако, многие из них, кроме тех, кто закончил национальное отделение, имея высшее образование, не умеют писать и читать на своем родном языке. Кроме того, русский язык, являясь языком науки и культуры, стал участвовать в формировании мыслительных процессов. Хорошее знание чеченцами русского языка привело к появлению в речи чеченской интеллигенции большого количества русских слов. Из речи чеченцев даже старшего поколения исчезли числительные и названия дней недели, их употребляют на русском языке. За это время чеченский язык так и не стал языком делопроизводства, науки и техники.

Сегодня надо признать, что чеченцы остались безграмотными, они в большинстве своем не умеют писать и читать на своем родном языке.

История языка — это постоянно меняющиеся языковые факты и явления, которые происходят в достаточно широких временных рамках, а потому нуждаются в составлении периодизации истории языка. До сих пор нет разработанной системы периодизации вайнахских языков, позволяющей систематизировать и локализовать все важнейшие изменения, произошедшие в них. Необходимость унификации алфавита, развития терминологической системы, расширения общественных функций чеченского языка — требуют незамедлительного решения.

В 1991 г. была провозглашена независимость Чеченской Республики. 12 марта 1992 г. Чеченская Республика принимает свою Конституцию. Чеченский язык был объявлен государственным языком. Это стало одним из важнейших пролитических моментов новейшей истории чеченского народа. Придание чеченскому языку статуса государственного было сопряжено с решением ряда проблем, предопределенных историческими, собственно лингвистическими, социальными и другими факторами — проблем многогранных, но разрешимых. Новые условия жизни включали в себя необходимость продуманной, научно-обоснованной языковой политики, предусматривающей неуклонное развитие чеченского литературного языка, использование его во всех сферах общественной жизни.

В 1993 Парламент Чеченской Республики принял чеченский алфавит на латинской основе. Правительство и Президентский совет поддержали это постановление и утвердили его. Все вывески, наименования государственных учреждений, печати, штампы, бланки и т.д. в кратчайший срок были переведены на чеченский язык на латинской графике. Были осуществлены первые попытки выпуска нескольких газет на чеченском языке, используя новую графику.

Известный чеченский ученый-филолог, доктор наук, профессор Зулай Хамидова в 1991-93 годах являлась советником президента Чеченской Республики Ичкерия по науке, культуре и образованию, с 1993 г. – ректором Чеченского Государственного педагогического института и с 1994 одновременно – заведующая кафедрой чеченской филологии Института. Будучи советником президента Зулай Хамидова проводила обширную кропотливую работу по приданию чеченскому языку истинного государственного статуса.

В последние годы З.Хамидова внесла весомый вклад в дело широкой популяризации чеченского языка. Она является автором учебников «Методика преподавания чеченского языка», «Самоучитель чеченского языка», «Изучаем чеченский язык» (в 3-х частях), учебного пособия «Характеристика наречия в вайнахских языках», монографии «Лексическая стилистика чеченского языка», создатель более 120 программ и разработок по изучению и совершенствованию чеченского языка. Широкую известность принесли Зулай Хамидовой вышедшие  в 2003 г. под ее редакцией «Чеченские сказки» и изданный в 2005 г. подготовленный ею «Русско-чеченский разговорник».

С началом военной агрессии России против Чеченской Республики Ичкерия, которая длится уже почти два десятка лет, многое изменилось в сосотоянии чеченского языка и культуры. В изучении, развитии и использовании чеченского языка наступил коллапс.

Нынешняя администрация Чечении пытается поднять статус чеченского языка, однако методы, используемые ими в преодолении многолетнего упадка в развитии языка, совершенно недостаточны. В настоящее время русский язык занял прочные позиции в делопроизводстве, судопроизводстве, во всех сферах образования, в общественной жизни Чеченской республики. Почти все газеты и журналы издаются на русском языке, а также русский господствует на радио и телевидении.

Положение о социальном характере языка, о связи языка с развитием общества, о влиянии общественно-политических и экономических факторов на развитие языка полностью подтверждается историей развития чеченского языка.

П.Услар писал: «В языке, как в зеркале, отражаются все моменты историчес кой жизни народа; язык представляет неистощимое средство для изучения древнейшего времени, а потому в основу исторических изысканий должен быть положен прежде всего язык».

Каждый язык живет только в условиях своей национальной среды, являясь главным признаком национальной идентичности, важнейшим средством формирования мировоззрения и духовного развития личности.

Чеченский язык по своей грамматической структуре, фонологическому составу относится к древнейшим и интереснейшим языкам мира.

Русский писатель Лев Толстой, литературная деятельность которого начиналась в средине 19 века в Чечении, будучи царским офицером на Кавказе, писал, что «Чеченский язык – один из красивейших и богатых языков, если ты им владеешь достаточно совершенно».

 

Присматриваясь к взглядам и к творчеству Толстого внимательно, можно различить в них импульс, полученный во время пребывания в Чечении в 1852-1854 годах. Российский ученый этнолог и антрополог Ян Чеснов в своей работе «Этнокультурный потенциал чеченской нации» пишет, что «Молодой Лев Толстой подружился с чеченцами. Он живо интересовался всем окружающим. Ислам и учения тариката, несомненно, попали в поле его зрения. Мировое общество должно постоянно помнить о том, что один из его главных духовных отцов Л.Н.Толстой через всю свою жизнь пронес внимание к исламской религии и чеченскому народу. Да и туда он ехал умирать в 1910 г.»

 

Ученый, филолог Петр Карлович Услар, в 19 веке изучавший чеченский язык, высказал следующее: «Люди, считающие чеченский язык бедным, это те, кто никоим образом его не понимают. Наоборот, этот язык настолько богат, что способен своим посредством выразить самые глубокие мысли человека».

Профессор Калифорнийского университета, филолог Джоанна Николс в соавторстве с известным чеченским лингвистом Арби Вагаповым в 2004 г. в США издали первый англо-чеченский и чечено-английский словарь. На презентации словаря в Нью-Йорке Джоанна Николс сказала, что «Чеченский язык – один из древнейших языков мира и его нужно сохранить».

20.04.2012

ЧеченПресс

Фоторепортаж

 

http://haaman.com

Легендарные чеченские абреки Иби, Идрис и Мохьмад

рубрика: Разное
Иби Алхастов из Хилдехьароя со своей группой абреков. Фото из открытых источников

Сегодня увидел на ФБ фото с заголовком — легендарные чеченские абреки Иби, Идрис и Мохьмад. Огромное баркалла тем кто выложил это фото, я давно хотел увидеть лица этих отважных людей про которых я впервые услышал ранним летом в 1996 году в горах Итум-Калинского района, а точнее в ущелье Хилдехьароя на одном из стойбищ чабан где мы с товарищами (воины сопротивления) остановились на небольшой отдых.

Хозяин стойбища дед лет 75 на вид, был высокого роста, сухощавым, но на удивление очень гибкий и ловкий в движениях, по его виду, высказываниям
и манерам поведения, можно было с уверенностью сказать, что этот горец переживщий и видавший многие лихолетья на своём веку . К сожалению я не запомнил его имя, помогал ему по хозяйству его внук мальчонка лет 12 от роду, был этот голубоглазый юноща не по годам смышлён во всём, весел с чувством хорошего юмора, который со сноровкой, отсутствовавшей у меня, за пять минут расседлал наши лощади дав им воды и корма..За ужином устроеном в нашу честь хозяином, горец с чувством такта видя оружие спросил у нас, являемся-ли мы воинами Ичкерии, услышав положительный ответ, дед восхвалил Аллах1а за таких гостей, а его внук практически забегал вокруг нас стараясь ублажить во всём.. Узнав у нас новости и состояния нашего боевого духа, немного погодя он спросил у нас слышали-ли мы историю про абрека Ибу, только один из моих товарищей бывавший ранее в этих местах, немного знал о ком пойдёт речь. Старый горец поведал нам, что в 40 –ых годах прошлого столетия этими-же тропами, что и мы сейчас, ходили здесь абреки во главе с Ибой из Хилдехьароя, он расказывал нам разные истории, удали и отваги Иби называя имена его боевых товарищей, о том как они противостояли и уничтожали в этих горах большие группы русских карателей на протяжении многоих лет… По словам старого горца Иба Алхастов был очень ловким человеком, который мог легко вскарабкаться на отвесную скалу и прыгнуть на большую длину. По его рассказу в Грузии были товарищи Иби, куда он переходил в основном на зиму, так один раз преследуемый красноармейцами они вынуждено перешли Кавказский хребет зимой, каждый из абреков использовал две бурки на глубоком снегу, также которые служили и хорошим укрытием, дед говорил, что по этому хребту ни до ни после в это время года никто кроме абрека Иби и его товарищей не переходил Кавказский хребет. Точно я не помню(дату), но по моему старый горец говорил что абрек Иба с товарищаит погибли в конце 50-ых годов, когда многие чеченцы вернулись уже на Родину, а именно это было в горах Грузии где во время отдыха в одной сакле на них были наведены советские каратели. Саклю со всех сторон окружили и по громкоговорителю предложили всем сдаться, Иба Алхастов оценив обстановку сказал братъям по оружию, что они будут пробиваться но только для этого он первый выскочит из сакли, и если он добежит до пропасти и успеет туда прыгнуть, то этому примеру последуют и остальные, если-же он не справиться с этим, то остальные должны будут принять бой до конца не выходя из сакли. Затем абрек Иба Алхастов под оружейным прикрытием товарищей, улучив момент ринулся в направлении пропасти, но по Воле Аллах1а ему не суждено было добежать до него, приняв шахаду (Дала Г1азот къобал дойла цьуна). Остальные товарищи Иби Алхастова, до последнего патрона сражались с оккупантами, и лишь один юноща раненым попал в плен, старый горец называл его имя и говорил что этот юноща отсидел 25 лет тюрьмы и т.п..
На следующее утро старый горец дав нам припасов сказал, что немного проводит нас в путь хоть мы его и отговаривали, однако он с доброй ухмылкой сказал, что хочет увидеть удаль современных чеченских воинов, тогда мы все повеселев пошли за ним в направление которое он указал. Спустя некоторое время мы подошли к одному большому валуну наверное метра три высотой, с довольно таки крутыми отвесами. Указав на этот валун старый горец сказал, что Иба брал в свой отряд только тех удальцов, которые не прикосаясь рукою к камню в полном вооружении могли забежать на высоту валуна. Конечно это нас подзадорило…, однако после многих безуспешных попыток только одному из нас удалось этого сделать, я в свою очредь считал себя в то время очень ловким воином, однако, сколько я не старался так и не смог без одного касания рукой подняться на этот валун абрека Иби..
Вот такая вот история, связавшая времена и поколения….

 

www.facebook.com/bers.bers.

Военные преступления Советской армии в Афганистане.

рубрика: Разное
Фото из соцсетей

Бывший офицер спецназа ГРУ Александр Чикишев.

СОВЕТСКИЙ СПЕЦНАЗ И АФГАНСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ.

Дезинформированному советскому гражданину было непонятно, почему могучая Советская армия с ее современным вооружением, опытными командными кадрами и славными традициями не смогла разгромить «каких-то басмачей в полосатых халатах», и как удалось этим басмачам в конечном итоге изменить военно-политическую ситуацию в стране в свою пользу! Ведь, по сообщениям советской прессы, Апрельской революции и всему трудовому народу Афганистана противостояла жалкая кучка отщепенцев, окопавшихся в Пакистане и живущих за счет «дяди Сэма».

Наиболее трезвомыслящие и дальновидные военные советники, работавшие в Афганистане накануне ввода туда войск, предупреждали советское руководство о неразумности подобного шага ради спасения марксистского режима в Кабуле. Реальную перспективу втягивания советских войск в затяжную гражданскую войну предсказывали главный военный советник генерал-лейтенант Горелов, его заместитель генерал-майор Заплатин, полковник военной разведки Катинас и другие. Однако к их голосам не прислушались. И Советский Союз, направив войска в Афганистан, в ответ на свою «интернациональную помощь» получил «джихад».
Существует несколько основных причин, заставивших простого афганца взяться за оружие. Ведь массовую опору вооруженной оппозиции составили не богатые землевладельцы и торговцы, а преимущественно средние городские слои и крестьянство.
У афганцев существуют богатые традиции вооруженного сопротивления иноземным интервентам. К последним ими были отнесены и советские войска, ибо, свергнув режим Амина, они не вернулись на родину, а остались в Афганистане, ввязавшись в конфликт между самими афганцами. Очевидцы помнят, что в первые дни пребывания советских войск в Кабуле и других районах страны, пока они не приступили к боевой деятельности, афганцы относились к ним вполне дружелюбно.
Афганцы не забыли о своих победах в трех войнах за независимость страны против английских экспедиционных войск, хотя со времен последней из них прошло более семидесяти лет. Газни, Кандагар, Панджшер, Пагман и Соруби, которые в свое время были очагами вооруженного сопротивления англичанам, вновь в 80-х годах XX столетия превратились в арену ожесточенных боев между афганцами и советскими войсками. Хотя кабульский режим и советская сторона развернули целую пропагандистскую кампанию, чтобы представить, «ограниченный контингент» в роли миротворца, а моджахедов поставить на одну доску с английскими интервентами минувших войн, большая часть афганцев предпочла поддержать «джихад».
Они, в силу своего мышления и исторического опыта, любого иностранца с оружием на родной земле воспринимают как врага даже в том случае, если свое вторжение он объясняет желанием «оказать помощь». Какое им дело до соответствующих статей в советско-афганском договоре о дружбе и сотрудничестве от 1978 года, многочисленных просьб афганского руководства, на которые ссылались тогда кремлевские руководители для юридического обоснования акта агрессии! Подавляющее большинство населения не слышало о них ровным счетом ничего; а услышав, вряд ли бы согласилось с их содержанием.
Кроме того, появление иностранных войск (а солдаты советской армии ими воспринимались как «неверные», то есть как люди другой веры) означало для афганцев угрозу исламу. Исламская религия, составляющая суть жизненного уклада афганцев, их мировоззрение, моральные ценности, так много значит для жителей этой страны, что покушение на нее они истолковывают как покушение на свою собственную жизнь. Силы, пришедшие к власти в Афганистане в апреле 1978 года, из-за бездарного проведения земельной реформы, притеснения духовности и некоторых племен, населяющих страну, были объявлены служителями мусульманской веры «безбожными». Естественно, статус «безбожных сил» автоматически был перенесен и на тех, кто из-за рубежа прибыл для спасения кабульских властей. По всей стране был провозглашен «джихад».
По Корану убийство «кафера», посягнувшего на ислам, и участие мусульманина в «джихаде» есть богоугодные дела, и того, кто их творит, ожидает вечное блаженство в раю. А какой мусульманин не стремится попасть в рай?
Ведение боевых действий с широким применением авиации, реактивной артиллерии и бронетанковой техники приводило к ужасающему опустошению среди населения «зеленых зон», разрушению домов, дорог и ирригационных каналов. Но месть за убитого — давняя традиция почти всех народов, населяющих Афганистан, поэтому каждый выход советских подразделений с базы на боевые действия увеличивал количество людей, берущихся за оружие, чтобы отомстить за смерть близких.
По подсчетам ООН, приблизительно 3 миллиона жителей Афганистана, что составляет 1/4 часть всего населения, были вынуждены эмигрировать в Пакистан и Иран, спасаясь от гражданской войны. Тяжелейшие жизненные условия в лагерях для беженцев заставляли мужчин вступать в отряды моджахедов, чтобы как-то прокормить семьи. Платили в отрядах гораздо выше, чем на любых других работах. За погибшего в бою семье выплачивали большую пенсию, поэтому недостатка в пополнении людьми своих формирований исламские партизаны не испытывали.
Другая причина вооруженного сопротивления афганцев заключается в том, что в северных районах Афганистана и сегодня существуют тысячи кишлаков, в которых осели потомки мусульман, бежавших из Советской Средней Азии в 20-30-е годы. Безусловно, они сохранили в памяти рассказы старших поколений о кровавых методах «социализации», поэтому их реакция на появление советских войск не ограничивалась написанием на глинобитных стенах своих жилищ лозунгов типа: «Афганистан никогда не станет Самаркандом и Бухарой». Потомки беженцев брали винтовки и шли воевать.
Третья причина заключалась в финансовой и материальной поддержке исламской оппозиции со стороны большинства арабских стран, США, Китая и некоторых западно-европейских государств. Эта помощь придавала моральную силу сопротивлению Моджахедов и материально питала «джихад», ибо на танки не пойдешь, имея в руках допотопное ружьё.
Количество моджахедов, которые активно, с оружием в руках участвовали в сопротивлении, было не так уж велико — максимум 50-200. тысяч человек. Во все годы войны в Афганистане проживала масса людей, превосходившая численность моджахедов в десятки раз. Это преимущественно женщины, дети, лица преклонного возраста или люди, просто не воюющие в силу различных причин, в том числе и мужчины. Все эти категории населения, на первый взгляд, не принимали участия в «джихаде», занимая нейтральные позиции. Так ли это?
Один из солдат спецназа, проходивший службу в Джелалабаде, сказал: «Я постоянно чувствовал, что мы. воюем на враждебной земле, что все в кишлаках смотрят на нас волком». Аналогичные чувства к местному населению испытывали «рейнджеры» спецназа, которые почти в каждом афганце видели врага и в своем большинстве считали, что «даже те, кто не носил оружие, были «духами» или их помощниками».
И спецназ, и местное население были обречены на вражду и взаимную ненависть самой жизнью. Когда спецназ после своего декабрьского дебюта спустя некоторое время вернулся в Афганистан, там уже второй год велся «джихад», называвшийся в советских средствах массовой информации «необъявленной войной». К этому моменту позиции конфликтующих сторон были достаточно четко определены.
Афганское население научилось очень быстро и безошибочно выделять спецназовцев из общей массы советских военнослужащих не по форменной одежде, а по почерку их действий. Решительные, быстротечные и неожиданные набеги «рейнджеров» на территорию, находившуюся под контролем оппозиции, влекли многочисленные жертвы не только среди моджахедов, но и среди местного населения.
Мирные, безоружные люди довольно часто попадали под пули спецназовцев.
«Во время облета нашей зоны ответственности афганский автобус после третьей предупредительной очереди не остановился. Ну, и «размочили» его с НУРСов и пулеметов, а там оказались старики, женщины и дети. Всего сорок три трупа. Мы потом подсчитали. Один водитель жив остался». Эти слова принадлежат офицеру баракинского спецназа, который, главным виновником считал водителя афганского автобуса. Тот вместо того, чтобы остановиться после предупреждения,вдруг прибавил скорость…
Большинство военнослужащих частей спецназначения спокойно относились к фактам гибели гражданского населения, видя в них неизбежное зло, происходящее там, где идет война. Многие из них считали, что джентльменское отношение к местному населению есть непозволительная, роскошь в условиях партизанской войны и морализирование на эти темы лишь мешает выполнению боевой задачи.
В ходе действий спецназа были отмечены десятки случаев, когда мирные афганцы погибали ночью на караванных тропах, попадая под огонь рейнджеров, сидящих в засаде. «Наша группа открыла огонь по каравану по приказу лейтенанта. Я слышал крики женщин. После осмотра трупов стало ясно, что караван мирный, но раскаяния я тогда не испытывал», — признал бывший солдат лашкаргахского батальона, вспоминая о подобных случаях.
Офицер джелалабадского батальона, провоевавший в Афганистане два года, приводит аналогичный пример: «Ночью по караванной тропе идет семья кочевников, натыкается на засаду, и тут же ее уничтожают. За мою службу я знаю три таких случая».
Немало мирных жителей, не принимавших участия в «джихаде», поплатились жизнью лишь потому, что оказались в зоне действий спецназа или проживали в кишлаках, в которых на ночь останавливались отряды моджахедов. Во время ночных налетов спецназ резал и стрелял всех подряд, не интересуясь возрастом, полом и политической принадлежностью.
Другая причина, вынуждавшая спецназовцев убивать мирных афганцев вполне осознанно, была обусловлена «мерами предосторожности». Находясь в пустыне или горах на выполнении боевого задания в отрыве от главных сил, любая группа спецназа не могла допустить, чтобы ее местопребывание было раскрыто. От случайного путника, будь то пастух или сборщик хвороста, заметившего засаду спецназа или его стоянку, исходила вполне реальная угроза.
Именно поэтому спецназ не мог позволить себе играть в гуманизм, когда ставкой была их собственная жизнь и выполнение задачи. Ветераны спецназа в своем большинстве говорят об этом, как о вынужденной необходимости. «По крайней мере, это честнее, чем лить крокодиловы слезы», — прокомментировал свои прошлые «грехи» один из солдат фарахского батальона.
Типичная ситуация произошла в Нангархаре зимой 1985 года. Группа афганцев, поехавшая на рейсовом автобусе в Пакистан, исчезла без следа в каменистой пустыне. Их следы отыскались несколько месяцев спустя. Родственники пропавших без вести совершенно случайно обнаружили на свалке разбитой техники, устроенной джелалабадским батальоном спецназа рядом с базой, тот самый злополучный автобус, изрешеченный пулями.
Кроме смертельной угрозы, которую так часто влекла за собой неожиданная встреча со спецназом, существовала еще одна причина, настраивавшая население многих приграничных с Пакистаном районов враждебно к «рейнджерам». Спецназ громил не только караваны, доставляющие оружие, но и транспорт с продовольствием, медикаментами, различными товарами первой необходимости, предназначенными для населения.
Офицер баракинского спецназа, владевший дари, рассказал о следующем разговоре, происшедшем между ним и пожилым афганцем из баракинской «зеленой зоны»: «Мы сменили в Бараках батальон из советской десантно-штурмовой бригады, к которому местные относились более-менее спокойно. Нас же очень быстро возненавидели. Старик, с которым я разговорился, объяснил, что раньше из Пакистана в их кишлак беспрепятственно шла продовольственная и иная помощь. Прибывший спецнаэ не только стал громить местные вооруженные отряды оппозиции и их караваны, но и начал перехватывать всю гуманитарную помощь для мирного населения».
Сходные случаи происходили и в других районах страны. Ведь многие афганцы, не отыскав работы на родине, отправлялись на заработки в Пакистан и Иран. Оттуда они вскладчину, по признаку принадлежности к одному роду или племени, посылали небольшие караваны с имуществом для своих родственников, оставшихся в Афганистане. Эти караваны не имели отношения к тем транспортам с гуманитарной помощью, которые снаряжались оппозиционными силами. Однако для спецназа никакой разницы между этими и другими караванами не существовало. Они уничтожали их без разбора. Единственными караванами, которые беспрепятственно проходили сквозь засады спецназа, были караваны кочевых племен. Их не трогали, ибо на сей счет имелись строгие приказы и инструкции.
Лишь немногие из бывших солдат и офицеров частей спецназначения по прошествии лет искренне переживают по поводу жертв среди мирного афганского населения. Большинство же, признавая сам факт гибели безоружного населения по их вине, по-прежнему негативно относятся ко всем афганцам. Они считают, что все население в той или иной степени активно помогало моджахедам в их борьбе.
«Пастухи немедленно начинали прочесывать местность, стоило им где-то заметить зависание вертушек». — «Пастухи навели на нас «духов» возле Гумаль-Калай в феврале 1986 года. Насилу мы вырвались из окружения тогда». — «Для меня нет разницы между мирными и «духами».
Один из прапорщиков спецназа, будучи раненым, наблюдал, как после сражения, окончившегося в пользу моджахедов, старики и подростки из ближайшего кишлака прочесывали поле боя и добивали мотыгами и лопатами раненых спецназовцев. Естественно, он на всю жизнь запомнил увиденное, и сохранил ненависть не только к моджахедам, но и гражданскому населению.
Зачастую местные жители, выполняя задания моджахедов, добровольно предлагали свои услуги спецназу в качестве информаторов и давали ложные сведения, которые приводили к весьма печальным последствиям для «рейнджеров». Так, один раз, попавшись на дезинформацию, переданную местным жителем, одна из рот спецназа под Кандагаром вышла на засаду исламских партизан и понесла потери.
Офицер шахджойского батальона спецназа так определил свое отношение к «мирным» афганцам: «Я привык от них ждать больше неприятностей, чем чего-либо другого. Из этого складывается мое отношение к ним. Хотя среди них есть вполне нормальные люди».
Его последняя фраза оставляет надежду на то, что со временем люди, воевавшие в составе «ограниченного контингента», поймут мотивы враждебного отношения афганского населения к ним. Этот же офицер признает: «Большинство афганцев считало нас захватчиками, «неверными» и интервентами, неизвестно ради чего пришедшими на их землю».

 

https://www.facebook.com/groups/457231247814527/permalink/946237575580556/

Владимир Войнович. Стебень, гребень с рукояткой

рубрика: Разное
Владимир Войнович
Фото: Dmitry Rozhkov / CC BY-SA 3.0

«Суть одна, но методы разные»: специально для «Сноба» Владимир Войнович написал эссе о том, как изменилась Россия за шестьдесят лет

Речь пойдет, собственно, о прогрессе. О его неизбежности и ускорении. В науке, в технике, в общественных отношениях.

От изобретения телеги до автомобиля прошли века. От винтовки Мосина до автомата Калашникова — десятилетия. От персонального компьютера до интернета — несколько лет.

Теперь великие открытия совершаются чуть ли не ежедневно и сделали нашу жизнь неузнаваемой. Люди, которые помнят еще керосиновые лампы, стиральные доски и угольные утюги, живут, по их тогдашним понятиям, в совершенно фантастическом мире.

Прогресс в развитии общественных отношений в конце концов привел к тому, что значительная (но еще далеко не вся) часть человечества через многие стадии дикости пришла к демократии, наиболее разумному из всех известных способу организации общества, где царят свобода, мир и порядок.

Россия, пережив триста лет самодержавной монархии и семьдесят лет коммунистического тоталитаризма, тоже сделала шаг в сторону свободы и демократии, но застряла на полпути. Вторую половину пути нам еще предстоит одолеть. Очень большие силы направлены на то, чтобы этого никогда не случилось, но исторический прогресс — это такая штука, которую возможно задержать, но не остановить.

Часть первая. О том, кто развалил Советский Союз

В начале пятидесятых годов прошлого века я служил в армии и учился в школе авиационных механиков. В классах мы изучали такие сложные предметы, как теория полета, теория двигателя, конструкция самого современного тогда реактивного истребителя МиГ-15. А на полевых занятиях старшины объясняли нам нехитрое устройство винтовки Мосина образца 1891/1930 года. То есть в 1891-м она изобретена, в 1930-м модернизирована, была основным стрелковым оружием царской армии, и им же оставалась в Красной и Советской.

Объясняя нам работу затвора, старшины говорили, что он состоит из трех частей: стебень, гребень с рукояткой. Слово «стебень» казалось мне странным, но мало ли какие в технике бывают обозначения, таким я его и запомнил. Только сейчас, заглянув в «Википедию», узнал, что не стебень, а стебель, но старшины, очевидно, имея склонность к рифмованной речи, слово переиначили.

В 1955 году я демобилизовался, а эта винтовка еще десять лет была на вооружении и всего просуществовала больше семидесяти. Советский режим прожил примерно ту же историю. Был создан в 1917 году, к началу тридцатых модернизирован в соответствии с марксистским учением и диктаторскими амбициями Сталина. Тогда он еще как-то отвечал своему времени. Значительные преобразования осуществлялись физическим трудом больших масс людей. Мощь армии определялась количеством винтовок и сабель.

Советская ложь отличалась тем, что распространялась во все стороны. Власти лгали народу, народ лгал власти и властью был к тому поощряем

По форме правления режим не сильно отличался от других тоталитарных в тогдашней Европе. Важным условием существования этих режимов, а советского особенно, была полная их закрытость и монополия на информацию и пропаганду. Закрытость позволяла советской власти лгать, клеветать на тех, кого она, часто без всяких оснований, объявляла своими врагами, уничтожать их, держать народ в страхе, нищете, неведении и убеждать его, что он живет лучше всех, а если и есть в его жизни какие-то проблемы, так это все от этих, уничтоженных и оболганных.

Все тоталитарные режимы держатся на насилии, страхе и лжи, но советская власть в этом отношении превосходила всех, сколько-нибудь с ней сравнимых. Ни один режим не уничтожал собственных граждан в таких количествах и настолько ни за что, как советский, и ни один не был настолько же лжив.

Я уже где-то ссылался на высказывание человека, испытавшего на себе методы дознания немецкого гестапо и советского НКВД. Он говорил, что методы у тех и других были похожи, но разница в том, что в гестапо, пытая человека, добивались правды (признаться, что он еврей, коммунист или шпион), а в НКВД — лжи (признаться, что вредитель или шпион, не будучи ни тем, ни другим).

Советская ложь отличалась тем, что распространялась во все стороны. Власти лгали народу, народ лгал власти и властью был к тому поощряем. Власти требовали и получали с мест лживые репортажи о трудовых достижениях, экономических успехах и преданности народа партии, правительству и лично товарищу Сталину. Сами ложь заказывали, сами ей верили, на ней основывали свое представление о жизни страны и строили планы на будущее. Но если находился человек, пытавшийся донести до начальства правду о том, что происходит в той или иной области, он имел за это большие неприятности, получал выговор, исключение из партии, увольнение с работы, тюремный срок, а при Сталине даже и пулю в затылок.

Каким бы несокрушимым ни казался любой режим, но если он лжет самому себе, то сам в конце концов от лжи и погибнет. Эта истина вполне очевидна, но правители тоталитарного толка пренебрегают ею, полагая, что конец концов наступит когда-нибудь после них. А при них ложь является основной подпоркой их власти.

Кто развалил Советский Союз?

После большой войны страны Западной Европы, а с другой стороны Япония, Южная Корея, Тайвань, одни в результате поражения в ней, иные по причинам резкой перемены обстоятельств, перешли к разумным, то есть демократическим формам правления и стали бурно развиваться. А Советский Союз, держась за марксистские догмы, однопартийную систему, центральное планирование и колхозы, при полном отсутствии гражданских свобод, застрял в прошлом и устаревал вместе с винтовкой Мосина, подвергаясь иногда заметным (оттепель), но не меняющим сути поправкам. До самого конца он не только совершал преступления против человечности, но попутно с бо́льшим или меньшим усердием наносил сам себе вред тем, что боролся со свежими идеями хоть в науке, хоть в искусстве, охранял себя от западных «тлетворных» влияний, запрещая целые отрасли науки (генетику и кибернетику), поощряя ложные направления в ней (лысенковщина) и разрешая людям искусства пользоваться в своей работе единственным методом — соцреализма. К концу своего существования он еще как-то тягался с Западом по части главных вооружений (космос, атомная бомба), хотя и тут отставал. В пятидесятых годах американские стратегические бомбардировщики, демонстрируя свои возможности, летали, сколько хотели, над территорией СССР, пересекали ее вдоль и поперек на высотах, недостижимых для советских истребителей и зенитных орудий. Чем дальше, тем безнадежнее СССР плелся в хвосте западных стран по части современных технологий, производства продуктов питания и бытовой техники. Зерно закупал за границей. Неспособен был произвести приличной стиральной машины, пылесоса, кофемолки, джинсов — всего того, что делает мир материально обеспеченным, привлекательным и более сильным.

Советское государство развалилось не по злой воле Горбачева или Ельцина, а просто от несовместимости со всем окружающим миром и от дряхлости

Казенная пропаганда продолжала дурить людей сказками о невероятных достижениях советского строя и скором наступлении коммунизма и в доказательство своего могущества возила по Красной площади тяжелую технику, а гордый советский народ все еще подтирался клочками газеты «Правда», уверявшей его, что он живет лучше всех. Он мог бы и дальше пребывать в уверенности, что живет лучше всех, но на Западе появились мощные радиостанции, а в СССР неплохие приемники. Железный занавес прохудился, и сквозь него или поверх мощным потоком пошли передачи, из которых люди стали узнавать правду о внешнем мире и о себе самих, и правда эта оказывалась неопровержимой и разрушительной. Какие-то люди — дипломаты, журналисты, спортсмены — ездили на Запад, привозили оттуда тряпки, торговали ими, и эти тряпки тоже были пропагандистским материалом. Разлагающе влияли на умы советских людей побеги на Запад облеченных наибольшим доверием режима дипломатов, чекистов и артистов.

Цензура запрещала все, что могла, но технический прогресс подрывал ее усилия. Стали широко доступными пишущие машинки, и родился самиздат. Появились катушечные магнитофоны, и крамольные по советским понятиям песни Окуджавы, Галича, Высоцкого распространились по всей стране. Так в Советском Союзе гласность, привнесенная извне, хотя и ограниченная, стала фактом до того, как была официально провозглашена Горбачевым. Чем дальше, тем надежнее она подрывала веру в идеологию, которая настаивала на своей абсолютной непогрешимости. Если первые поколения советских людей еще готовы были терпеть суровые лишения ради обещанного их внукам светлого будущего, то этих самых внуков коммунистическая идеология уже ни на что не вдохновляла. Они хотели не умирать за светлое будущее, а жить настоящим, и желательно не таким скудным и скучным, каким оно было. В непосильной борьбе с западной пропагандой, с западным образом жизни, с джазом, джинсами, узкими брюками, короткими юбками и купальниками «бикини» Советский Союз уже терпел поражение, а тут еще появился такой враг, как персональный компьютер, и вовсе несовместимый с советским строем.

Огромные массы верных слуг режима: гэбисты, прокуроры, судьи, идеологи, пропагандисты, карьеристы всех мастей ускорили крушение, сделали то, о чем злейшие враги Советского Союза могли только мечтать

Мир чем дальше, тем быстрее развивался. В конце концов устарели и вышли из обихода пишущие машинки и катушечные магнитофоны, и еще раньше музейной редкостью стала винтовка Мосина.

В конце концов советское государство развалилось не по злой воле Горбачева или Ельцина, а просто от несовместимости со всем окружающим миром и от дряхлости, до чего довели его Брежнев, Андропов, Черненко и их соратники, тупо державшиеся за догмы, в которые сами давно не верили. Огромные массы верных слуг режима: гэбисты, прокуроры, судьи, идеологи, пропагандисты, карьеристы всех мастей, кидавшиеся ревностно исполнять любые указания партии и правительства, закручивавшие гайки, укреплявшие цензуру, боровшиеся с западной пропагандой и пятой колонной, выявлявшие, травившие, сажавшие и изгонявшие инакомыслящих, а также изобретавшие глушилки и управлявшие ими, все эти люди ускорили крушение, сделали то, о чем злейшие враги Советского Союза могли только мечтать. Именно они сделали развал советского режима неотвратимым (за что их надо бы по советским законам судить, а по антисоветским наградить высшими орденами).

Теперешние «патриоты» делают то же самое, с тем же рвением и в итоге приведут Россию к тому же.

Часть вторая. Возвращение к винтовке Мосина, или Вперед, в завтрашний день!

Отличие теперешнего режима от советского в том, что он устарел уже при его создании. Ко времени прихода Путина к высшей власти Россия стояла на распутье. Она сделала первый шаг к свободе и демократии при Горбачеве и Ельцине, теперь перед ней был выбор из трех вариантов: двинуться дальше, топтаться на месте или откатиться назад. У нового президента, как ни у кого из его ближайших предшественников, была реальная возможность повести страну по первому пути и войти в историю реформатором. Может быть, даже великим. Даже неизбежно великим, потому что на фоне тогдашней убогости любые разумные реформы выглядели величественно. Первые слова нового президента внушали надежду (не очень большую), что он хотя бы не будет отступать от того, что уже достигнуто. Он говорил и, я думаю, сам в это верил, что без демократии нам не жить. Но тут же стал подправлять ее, приводить в соответствие с национальными традициями (не соответствовавшими ей никак). За поддержкой обратился к народу. Вернее, к его большинству, темному, неразумному, привыкшему одобрять все, что предложат. Наиболее авторитетными и уважаемыми выразителями чаяний этого большинства, его честью, умом и совестью Путин счел ветеранов войны. Я не буду подсчитывать, сколько среди этих людей оставалось реальных фронтовиков, а сколько служивших вдали от боевых действий (включая тыловых чекистов, лагерную охрану, обозников и прочих подобных), впоследствии украсивших свои обвисшие пиджаки юбилейными медалями, ведомственными значками, наградами за выслугу лет и хорошее поведение. Любые ветераны, даже и истинные, были в основном люди советского воспитания, преклонного возраста, сомнительного прошлого, с ложными представлениями о собственной жизни и окружающем мире. Именно к ним и обратился тогда еще молодой новый правитель. «Хотите ли вы петь гимн Советского Союза, если мы его немного подладим?» — задал он им первый вопрос. По сути это было предложение вернуться в прошлое. Конечно хотим, ответили ветераны, которые именно по этой песне и основному ее содержанию очень соскучились (как тут не вспомнить толстовскую метафору о полковой лошади, встрепенувшейся при звуках трубы). Хотя слова «нас вырастил Сталин» из текста гимна выпали, но в подтексте они остались.

Вот и получилось в целом по анекдоту, согласно которому постсоветский человек, что ни начнет собирать — мясорубку, кофеварку или детскую коляску, получается автомат Калашникова

Ветеранов этих вырастил Сталин, они хотели Сталина, и новый вождь стал им показывать, что он и сам вроде как Сталин, слегка, впрочем, модернизированный. Чем в определенной среде вызвал полный восторг и обожание, свойственное культу личности. Экзальтированные дамы вслух восхищались его взглядом, осанкой и походкой. Отставные генералы при его приближении пытались втянуть животы и льстили в глаза: «Вы наш Владимир Красное Солнышко!» Поэты слагали и до сих пор слагают оды, вдохновенные и бездарные. (И хорошо бы герой этих опусов хотя бы однажды каким-нибудь заметным образом поморщился.)

Потакая этим людям, он Конституцию, вполне демократическую и прогрессивную, подредактировал, власть свою удлинил, укрепил, сделал единоличной. Стал править по своему разумению, опираясь на безусловное послушание фиктивно независимого парламента, подчиненных телефонному праву судов, лживую пропаганду, вооруженную силу карательных органов и электоральную поддержку вышеупомянутого большинства, согласного на все в иллюзорной надежде на мир, снижение цен и повышение пенсий. И все это прохлопали, а в начале даже активно поддержали люди, которые в скором будущем станут оппозицией (тогда их лозунг был: «Путина в президенты, Кириенко в премьеры!»).

Вот и получилось в целом по анекдоту, согласно которому постсоветский человек, что ни начнет собирать — мясорубку, кофеварку или детскую коляску, получается автомат Калашникова. Уточняя аналогию, я бы сказал, не автомат Калашникова, а что-то вроде ППШ (пистолет-пулемет Шпагина) образца 1940 года. К нему в порядке модернизации в обратную сторону приклепали стебень, гребень с рукояткой и приблизили конструкцию к винтовке Мосина.

До тридцатых годов еще не добрались, но к семидесятым приблизились

А ведь сложились благоприятные условия совсем для другого. Нефть дорожала, магазины наполнялись продуктами, доходы государства росли, и отношения с внешним миром были вполне приличными. Тут бы Путину и его команде заняться развитием достигнутых успехов, укреплением прав человека и демократических институтов, созданием настоящего парламента, поощрением свободной прессы и независимого суда, заботой об упрочении мира. И стали бы мы в конце концов жить в человеческом государстве в окружении мирных соседей. А президент-реформатор, пробыв на высокой должности восемь лет, вышел бы на отдых с почетом (и приличным денежным содержанием) и в историю вошел бы со славой.

Так нет же, поехали мы назад в прошлое. До тридцатых годов еще не добрались, но к семидесятым приблизились.

Веревка больше не продается

По названию наш государственный строй отличается от советского и в деталях не совсем совпадает. Все же есть еще кое-какие свободы (оставшиеся от правления Горбачева и Ельцина). Где-то что-то можно сказать (но благоразумнее воздержаться). Можно ездить за границу и возвращаться. Цензуры советского типа, тотальной, пока нет. Но способ управления страной вернулся примерно тот же. Высшая власть сосредоточена в руках одного человека. Так было при Сталине. Следующие советские вожди свои решения как-то согласовывали с Политбюро ЦК КПСС, а с кем и что согласовывает Путин, не видно, и похоже, что его власть бесконтрольна, не ограничена ни объемом полномочий, ни временем, ни Конституцией, которую всегда можно подправить. Безусловное публичное одобрение всех его высказываний и действий поощряется, прямой подхалимаж снисходительно принимается, а его выборы превратились в некий фокус с заранее предсказуемым результатом. То же и выборы в другие органы власти, по сути фиктивные. Обе палаты нашего «парламента» по послушности воле высшего руководства мало отличаются от Верховного Совета СССР. Ни они, ни оба главных суда — верховный и конституционный — еще ни одного президентского указа или распоряжения не посмели оспорить. Когда, соблюдая какую-то формальность, Путин запросил у Совета Федерации разрешение использовать российские войска за границей, он получил стопроцентное «да». Можно ли себе представить такое единогласие по столь важному вопросу в любом парламенте любой страны?

Что еще осталось у нас от прошлого режима? То же неуважение к собственным законам, пренебрежение правами человека, преследование инакомыслящих, лизоблюдство, неправедный суд и пропаганда вместо информации. Пропаганда по лживости превзошла советскую, потому что она многоцветней. Советские пропагандисты вынуждены были держаться коммунистических догм, а эти могут быть коммунистами, монархистами, анархистами, фашистами, да кем угодно, лишь бы одобряли как можно убедительней и беспринципней любые решения сегодняшней власти. Что они и делают. Одна и та же группа людей вполне трудоспособного возраста, но, очевидно, нигде не работающих, ежедневно, днем, вечером и до поздней ночи, собравшись перед камерами четырех федеральных телеканалов, часами с ожесточенным видом несут ахинею про киевскую фашистскую хунту, про загнивающую Гейропу, про распятого русского мальчика, про изнасилованную русскую девочку, про неизбежный крах доллара, про зеленых человечков и неучастие России в войне в Донбассе, про сбившего малайзийский «Боинг» украинского летчика и про врагов, подрывающих нас изнутри и снаружи. И конечно, мы лучше всех, мы самые умные, самые духовные, самые сильные и, если надо, растопчем всех, превратим Америку в радиоактивный пепел, дойдем до Киева, до Варшавы, до Брюсселя, и 1945 год можем повторить. Для видимости свободной дискуссии они приглашают иностранцев, за деньги поддакивающих и небесплатно возражающих. Возражающих перебивают, закрикивают, иногда, имитируя праведный гнев, даже бьют (а те, получив за мордобой компенсацию, возвращаются). Аудитория этих бездельников — то большинство народа, на которое они опираются, благодаря которому держатся, кому вешают лапшу на уши и которое презирают за глупость и бедность.

Когда-то Советский Союз боролся за свой престиж такими методами, которые не оставили от престижа камня на камне. Теперь мы чаще говорим репутация. Но какая уж там репутация, когда с нашей стороны нарушение всех правил приличного поведения

Короче говоря, наше государство постепенно, путем приведения принципов демократии в соответствие с национальными, точнее, советскими традициями (чему эти принципы категорически не соответствуют), вернулось в прошлое и все дальше в него углубляется. Превратилось в архаическую структуру, которая несовместима с современными взглядами на жизнь цивилизованных стран, с высокой технологией, с компьютером и интернетом. Уже выросло целое поколение людей, которое с трудом воспринимает навязываемые ему представления о том, как и ради чего нужно жить. А государство, не учитывая движения времени, совершает дикие действия, которые сами по себе бессмысленная архаика. Архаичны коварство в отношениях с другими государствами и захват чужих территорий. Я не буду говорить о том, что присоединение Крыма было нарушением международных соглашений и вообще делом коварным и подлым. Это было еще делом очень неумным. Если руководствоваться даже только готтентотской моралью (хорошо то, что выгодно нам), не надо было быть большим стратегом, чтобы предположить, что последствия могут оказаться очень тяжелыми. Или план «Новороссия». Надеясь расчленить соседнее государство, развязали войну, которая по долготе приближается уже к Великой Отечественной. Полный итог еще впереди, а пока десятки тысяч убитых и искалеченных физически и психически. Миллионы беженцев. А ради чего? Чего достигли? Кому стало лучше? Жителям Донбасса? Украины? России? В результате еще недавно непредставимая вражда с ближайшим соседом, с народом, который были же основания называть братским. Испорченные отношения со всем цивилизованным миром. Когда-то Советский Союз боролся за свой престиж такими методами, которые не оставили от престижа камня на камне. Теперь мы чаще говорим репутация. Но какая уж там репутация, когда с нашей стороны нарушение всех правил приличного поведения. И отъем одной территории, и нападение на другую, и сбитый пассажирский самолет, и подмена олимпийской мочи, и хакерские атаки, и все время вранье, вранье, вранье. Во времена винтовки Мосина так вели себя многие. Но с тех пор много воды утекло и мир превратился в сообщающиеся сосуды. Благодаря средствам транспорта и связи, баллистическим ракетам, компьютеру и интернету, он стал тесным, взаимозависимым и взаимоуязвимым. В соответствии с изменившейся обстановкой, с осмыслением прошлого опыта и развитием наук, в том числе гуманитарных, созданы законы и правила мирного сосуществования людей и стран, где много основано на доверии и соблюдении заключенных договоренностей. Права человека и правила общения с внешним миром перестали быть внутренним делом государств. Установлены правила, которые обязаны соблюдать все. Во взаимоотношениях государств, как в бизнесе, без репутации может быть только сиюминутная мелкая выгода, а стабильного успеха не будет. Когда одно государство нарушает общие правила поведения и ведет себя как-то не так, это вызывает беспокойство всех остальных. Они выражают удивление, разочарование, настороженность, пытаются убедить нарушителя, что в современном мире так вести себя не следует, и в конце концов принимают ответные меры, очень болезненные.

Когда-то коллективный Запад был близорук и доверчив. Большевики эти качества презирали, но охотно использовали, и Ленин обещал повесить капиталистов на веревке, купленной у них же. Те капиталисты давно ушли вперед и поумнели, а мы вроде как сами стали капиталистами, но бизнес ведем все тот же. Все еще надеемся купить у них по дешевке ту же веревку для той же цели, а они ее не продают. Для нас приготовили.

А что же делать?

Рецепт ясен. Соблюдать собственную Конституцию, как она была, вернув срок два по четыре минус слово «подряд», после чего поправки к ней максимально усложнить. Избрать свободный и независимый парламент, в котором серьезные вопросы серьезно обсуждаются и принимаются большинством голосов, но не стопроцентным. Единогласные голосования следует считать несостоявшимися. Президент считается государственным служащим, облеченным высоким доверием, но не освобожденным от критики. Его основные решения должны обсуждаться и одобряться обеими палатами парламента, но одобрение, единогласное особенно, по вопросам войны и мира опять-таки следует считать недействительным и поводом для вотума недоверия одобрителям. Всякая лесть первому лицу государства, похвалы его внешности, уму, прозорливости и таланту, выраженные в прозе, стихах или песенном жанре, следует приравнивать к взятке в особо крупном размере. (От наказания освобождаются граждане, восхваляющие президента по истечении его полномочий.) Освободить СМИ от государственного контроля, считать защиту прав граждан неукоснительной обязанностью государства, а ущемление этих прав — уголовно наказуемым деянием. Суд, разумеется, должен быть абсолютно независимым и непредвзятым, никаких инстанций, стоящих выше закона, для него быть не может. Ну, это в общих чертах. А что касается подробностей, то я бы посоветовал воспользоваться примером стран Западной Европы или Северной Америки, или даже некоторых азиатских, которые доказали, что демократия, хоть и не идеальный, но лучший из всех известных способ сосуществования людей. Способ, позволяющий людям жить в достатке и мире и соответствовать требованиям текущего времени. Пример этот открыт для заимствования и не защищен копирайтом.

13 ЯНВАРЯ 2018

 

https://snob.ru

«Это трубы поставили, чтобы помнили» – репортаж RFI из села Самашки

рубрика: Разное
Центр Грозного 10 декабря 1996 года.AFP/ HECTOR MATA

31 августа 1996 года секретарь Совета безопасности России Александр Лебедь и командующий вооруженными силами Ичкерии Аслан Масхадов после переговоров в дагестанском городе Хасавюрт подписали совместное заявление. После почти двух лет войны, в которой погибли десятки тысяч военных и мирных жителей, стороны договорились о постепенном выводе российских войск с территории Чечни и начале политического урегулирования. В 20-ю годовщину Хасавюртовских соглашений RFI публикует воспоминания очевидцев и участников тех событий, а также рассказывает о жизни в послевоенной Чечне.

ЧАСТЬ 2

Специальный корреспондент RFI Сергей Дмитриев отправился в чеченское село Самашки, штурм которого стал символом жестокости и бессмысленности Первой чеченской войны.

Самашки28/01/2017 — Сергей Дмитриев Слушать

«Я сейчас молитву почитаю, вы просто „аминь“ скажите…», — местный житель Магомет ведет меня на деревенское кладбище Самашек. Могилы погибших во время боевых действий легко отличить от остальных — возле них вкопаны длинные металлические трубы, которые частоколом уходят до горизонта. Многие из могил Магомет копал лично:

«Вот два брата лежат… Еще один пацан был — он за скотом поехал, прямо на месте тоже убили его.

Я же большинство хоронил, детей хоронил. Выкопаем одну яму: в могилу только одного положено, а тут два было, может быть, троих хоронили, не успевали…. А тут экскаватор приехал, выкапывал, хоронили и сразу закидывали экскаватором…

Здесь, видите, тоже во время войны убили. Я его хоронил, когда бомбили здесь вертолеты. Молодой парень был, 20–21 год, не больше. И он не отсюда был — приехал в гости и уехать не мог. Прямо у входа в Самашки. Вывезти и отвезти нельзя было. Даже если [родственники] забрали бы [тело], то, может быть, [российские военные] не пропустили бы его, сказали бы, что он боевик. Родители потом узнали, что его похоронили здесь, родственники приехали, памятник поставили

Когда я в том месте копал, начали стрельбу, по-моему, с вертолета оттуда. Мы бросились в ямы, которые копали, и остались живы».

Деревенское кладбище в Самашках. Чечня, август 2016 г.Sergey Dmitriev / RFI

Село Самашки в Первую чеченскую стало одним из символов жестокости и бессмысленности военных действий. Штурм и зачистка Самашек наряду с битвой за Бамут считаются одними из самых кровопролитных эпизодов военной кампании 1994 — 1996 годов.

«В начале штурма, я был в районе, где телевышка стояла (сейчас ее сняли), на огороде — картошку пытался сажать, — один из старейшин села Самашки, 76-летний Юсуп, работал в начале войны на фабрике в Грозном. После начала штурма Грозного, в январе 1995 года он вернулся в родное село. — Здесь обстрелы велись понемногу, то там, то тут снарядами чуть-чуть обстреляют. А тут внезапно изо всех видов оружия. Так интересно стало: и ракеты, и снаряды тут обрушились сразу. Я с огорода пришел домой, у меня здесь мать больная лежала. Мимо Абдурахман бежал. Я спрашиваю: „Что такое?“ „О, — говорит, — все село горит“. Сразу загорелась мечеть, около мечети школа стояла, она тоже сразу загорелась. В общем, все в дыму было. Это первый штурм».

7—8 апреля сводный отряд МВД из Софринской бригады внутренних войск и отрядов СОБРа и ОМОНа вошел в село Самашки, в котором, как утверждалось российскими военными, укрылось более 300 боевиков так называемого «Абхазского батальона» Шамиля Басаева. Сопротивление федеральным силам оказывали также и некоторые местные мирные жители, у которых имелось оружие.

«Местное население чем могло сопротивляться? — пожимает плечами Юсуп. — Конечно, некоторые сопротивлялись, у кого оружие было. Абсолютно никакой необходимости не было штурмовать село. Что такое штурм, наверное, по литературе или так вы знаете? Были разрушены дома, при первом штурме где-то 200 с лишним человек убито, многие сожжены. Я записывал все. Даже по этой улице был один участник Отечественной войны, парализованный лежал в постели — его сожгли. За 30 минут до начала штурма, для формальности муллу они предупредили. А как мулла — его уже нет в живых — как в таком большом селе может предупредить людей и вывести? Никто никого не выводил. Все были по домам. Ну если у кого-то был подвал, то по подвалам прятались. Простое мирное население было не в курсе, не знали, что нужно выходить, коридора не было, чтобы вывести людей».

Именно в ходе «зачистки», утверждают правозащитники, погибло больше всего мирных жителей села и было разрушено большинство домов, многие из которых не восстановлены до сих пор. Юсуп идет по улице Шарипова: «Следы войны я могу показать. У нас здесь был хороший сад. Вот сюда попал снаряд, под это дерево. Вот еще остатки, но это вертолетный снаряд. Вот этот дом тоже был разрушен, крышу два раза перекрывали. Вон следы, посмотрите. У этих [соседей] дом полуразрушенный. Даже не все разрушенные дома получили компенсацию. Видите, этот дом — он на 70% был разрушен, вот и сейчас: и спереди, и сзади — везде трещины. Это все осталось с военных времен».

Второй раз село Самашки федеральные войска штурмовали в марте 1996 года. Только начавшее восстанавливаться село было разгромлено повторно.

«Эту крышу мне пришлось перекрывать два раза: при первом штурме и втором, — тычет костылем в сторону собственного дома Юсуп, — в марте 96 года еще один штурм села был, тогда уже все село разрушили. Они что-то попросили, чтобы военные через село проходили. Им сказали, что будет провокация: с вашей стороны может быть провокация, с нашей стороны может быть провокация. Они без всякого предупреждения штурм начали. 20 самолетов бомбили село, в селе, по-моему, был единственный дом Абдуллы полуразрушенный, остальное все разрушенное».

Как писали по итогам специального расследования правозащитники, штурм и зачистка Самашек проводились в нарушение всех правил ведения войны и международных конвенций. Операция силовиков сопровождалась убийствами мирного населения, издевательствами над задержанными и поджогами домов. Людей на улицах и во дворах обстреливали снайперы, в жилые дома забрасывали гранаты или специально поджигали.

«Я была во второй штурм, мне было 15 лет. Я здесь была с бабушкой. Никого не было, бабушка была одна во дворе, — рассказывает о своих воспоминаниях жительница Самашек Айшат. — Стояла мебель — раньше стенка была — они просто взяли и повалили все на пол, непонятно почему. Просто назло. Когда выезжаешь из села, там мост. Нас вывели туда, мы ждали — нас и не выпускали, и не запускали. Не выпускали почему — нам сказали выходить без мужчин, а женщины, у которых сыновья, братья, они не хотели. Нам через мегафон говорили: „Уходите, женщины, вас будут обстреливать“. Но не все были непорядочными. Были и порядочные среди них тоже люди».

Айшат уехала после войны учиться в Москву, там вышла замуж и осталась жить, однако несколько лет назад решила вернуться в родное село — нужно помогать постаревшим родителям. Таких как Айшат в селе немного. В основном молодежь старается уезжать из села. После войны здесь не осталось никакого производства. В отличие от Грозного восстанавливается село не по государственной программе, а в основном спонсорами-меценатами или силами самих местных жителей. «Мечеть строит спонсор, эту дорогу построил тоже спонсор из Башкирии. Вон ту — улица раньше называлась Пролетарской, а сейчас — Кадырова — в честь того, что она названа Кадырова, там положили асфальт», — смеется Юсуп, провожая меня до центральной улицы.

Его дом тоже до сих пор в трещинах и выбоинах от снарядов. На восстановление жилья после войны власти выделяли 300 тысяч рублей, но этих денег не хватает даже на строительные материалы, вздыхает старик: «Я не могу восстановить его, что такое 300 тысяч рублей? У кого есть возможность, они отстроились. Вот сзади был разрушенный дом, ничего там не оставалось, они отстроились, у меня — нет. Конечно, село могли бы восстановить, сделать все, как положено. Но это скоро развалится, вот этот дом — трещины везде, тот вообще еле-еле держится. Но нам же тоже надо где-то жить».

Деревенское кладбище в Самашках. Чечня, август 2016 г.  Sergey Dmitriev / RFI

Население села Самашки еще до войны было практически моноэтническим, русских в селе было всего несколько семей — направленных еще в советские годы по распределению молодых специалистов. Мария Николаевна приехала в Самашки в 1960-х, сразу после пединститута и до самой пенсии проработала учителем. Преподавала в местной школе русский язык и литературу, рассказывает она: «Учитель начальных классов и старших. Начинала с начальных классов, когда сюда присылали.

— Откуда вы сюда приехали?

— Из Подмосковья. Я ведь не приехала, нас посылали. Привезли, как котов в мешке, маленьких девчонок, от родителей оторвали и послали — мол, республику надо восстанавливать. А мы глупые были, лет-то нам было по 18–19. Романтика нужна была. Или на север, или на юг — нам все равно было.

— Обратно уехать в Подмосковье мысли не было, когда война началась?

— Я не могла уехать. Когда мои ученики шли, я их воспитывала в духе патриотизма, любви к родине, я не могла убежать. А если бы я ушла, а потом пришла, они бы сказали: когда было плохо, сбежала, а теперь у нас хорошо — приехала. Три недели я отсутствовала, когда нас вывезли на небольшой машине: «Давайте, давайте, выходите из подвалов». На машину нас посадили, обстрел был ужасный. Ночь потерпели, а потом нас вывезли. Немножко отсутствовала, а потом назад пришла.

Когда после первого штурма я из города возвращалась — машина МЧС ехала, и меня взяли. Я когда вошла в село — тишина. Ни людей, ничего. Ни одного целого дома, ни одной крыши, ничего нет. Коровы мычат, и все разрушено, все. Опаленные дома — с огнеметами ходили, живых людей сжигали. У моего ученика дочку сожгли заживо.

После первой войны крыш не было, и у домов все-таки стояли остовы. А во время второй войны на каждом шагу воронки были, глубокие-глубокие. В детстве я бежала от немцев из Завидово на другую сторону Москвы, мне четыре года было — одну войну пережила, потом здесь… Три войны было в жизни. Надеюсь, еще войны не будет».

Если в Грозном следов войны почти не осталось, и местные жители предпочитают о ней не вспоминать, то в селах люди общаются проще. Здесь война — незаживающая рана для тех, кто ее помнит. Но на официальном уровне власть делает все, чтобы вычеркнуть те события из истории.

«Нас, очевидцев, не будет, а другие поколения не помнят, — переживает Мария Николаевна. — В каждой семье есть погибшие, в каждой семье есть раненые. Да, в селе выросла молодежь, те дети, которые тогда маленькие были, выросли, кто в живых остался, еще народились. Дети, которые маленькие были, они выросли и не знают, не помнят, им не больно. Чем дальше будет время от войны, тем больше лжи будет.

— И никакого памятника о событиях в селе нет?

— Воспоминаний нет, не только памятника».

По данным правозащитного центра «Мемориал», проводившего независимое расследование обстоятельств операции МВД в Самашках, 7—8 апреля 1995 года в результате действий силовиков погибли по меньшей мере 112–114 мирных жителей. Точных данных о числе погибших мирных жителей во время второго штурма нет. По итогам официального расследования, никто из руководителей или участников спецоперации не понес ответственность.

«Вот видите — трубы стоят. Чтоб знать, что они ни за что умерли, ни за что. Поставили во время войны. Вот это моя хозяйка лежит здесь… — останавливается возле могилы погибшей при штурме Самашек жены Магомет. — Там дальше у нас еще кладбище, тоже стоят такие же трубы: это все, считай, процентов 90 — мирные люди: дети, старики. Если вдруг когда-нибудь зайдет кто-нибудь, спросит: „Где ваши, во время войны убитые?“, чтобы показать им, трубы поставили…»

Имена некоторых героев репортажа изменены в целях безопасности.

Сергей Дмитриев 

 

http://ru.rfi.fr/rossiya

идти наверх