Это событие произошло на моих глазах, с чужих слов я эту историю не стал бы рассказывать. В октябре или в начале ноября 1999г. чеченский райцентр — село Ачхой-Мартан — был обложен вокруг блок-постами. Все дороги, ведущие в село, ими контролировались. Пространство между постами контролировали российские снайперы. Началась так называемая тактика принуждения к миру, опробованная в первую войну. Село методично обстреливали из артиллерии и минометов. Ежедневно кого-то убивало, кого-то ранило или разрушали дом.
Это заставляло людей организовать делегации к военным с просьбой не бомбить. Старейшины-парламентеры рассказывали им про пострадавших мирных жителей и просили не стрелять по селу. В ответ военные требовали очистить село от бандитов, — так они называли бойцов чеченского Сопротивления.
Делегация возвращалась и начинала уговаривать чеченских бойцов и их командиров. прося покинуть село, во избежание бессмысленных жертв и разрушений. Тем более чеченских бойцов было то, десятка два, ну максимум, три. Население села к тому времени возросло до 30 тысяч за счет прибывших беженцев, обычно тут жило не больше 20 тысяч человек. Несмотря на то, что в райцентре напрочь отсутствовали всякие средства связи, а тем более СМИ, не было даже простого электричества, информация о переговорах с русскими разлеталась мгновенно. Соседи бегали друг другу, делились новостями. Так продолжалось до тех пор, пока местные старейшины, в конце концов, не уговорили чеченских бойцов покинуть село. Те ушли ночью в сторону леса. Следующим требованием русских военных было провести осмотр зданий промышленных объектов и учреждений на предмет наличия там скрытых «бандитов» которые смогут нанести удар в тыл. Это требование было удовлетворено. Несколько бронеединиц с военными и местными парламентерами впереди, проехали по селу, и военные осмотрели интересующие их объекты.
После того, как русские убедились в безопасности со стороны ачхоймартановцев, на центральную площадь села въехала военная делегация во главе с генералом Шамановым (получившим это звание за первую войну). Обрадовавшись такому исходу событий, на площадь собрались тысяча жителей села, беженцы с Грозного и из других разрушенных сел, которые жили у нас. Я стоял буквально в десяти шагах от трибуны. Генерал был одет в обычную солдатскую форму без знаков отличии и в солдатский бушлат. Генерала можно понять, — так он маскировался, дабы не попасть под прицел чеченского снайпера. В своей короткой речи русский генерал Шаманов поблагодарил жителей за то, что он не потерял на подступах села ни одного солдата, как в первую, так и в эту компанию. Свою речь генерал закончил следующими словами: «Уважаемые ачхоймартановцы, даю вам слово русского офицера, что с сегодняшнего дня на ваше село не упадет ни один снаряд, и в сторону села не будет сделан ни один выстрел! Более того, в виде исключения, в вашем селе не будет проводиться подворная зачистка». Надо было видеть лица людей, обрадованные такой гарантией от русского офицера-генерала Шаманова. Плакали не только женщины. Даже видавшие виды и сталинскую ссылку старики украдкой вытирали слезы, стараясь скрыть свою слабость (о святая простота). Я сейчас точно не помню, то ли это было в ту же ночь, или в следующую, но слова генерала разлетались вместе с крышами ачхоймартановцев, которые впервые за несколько месяцев с начала войны спали в своих домах, а не подвалах. Шквальный артиллерийский огонь со всех видов орудий накрыл Ачхой-Мартан. Артподготовка длилась примерно 2 — 3 часа. Тишина, которая затем наступила «звенела» в ушах невыносимо и казалась вечной. На утро мы насчитали десятки погибших, еще больше раненных. Полностью было уничтожено больше 160 домов. Частично поврежденные дома не в счет. Такого вероломства не ожидал никто. Опять делегация отправилась на ближайший блок-пост но уже с недоумением…?
Мне рассказывал один из делегатов:
— Когда мы подошли к блок-постy и попросили встречу со старшим, пришел полковник вдрызг пьяный. На вопрос: — Как же так… caм генерал Шаманов дал слово… за что погибли люди? Полковник ответил вопросом: — Что, мало вас стало? Поняв бессмысленность визита, делегация развернулось и пошла прочь, полковник буркнул вслед уходящим: — Я здесь генерал! Через пару дней начались зачистки…

Хамзат.