Сообщение о том, что власти Голландии уплатили выкуп за похищенного сотрудника организации «Врачи без границ», должно было стать не просто сенсацией, а произвести эффект разорвавшейся бомбы. Почему? Прежде всего, потому, что выкуп уплачен российским спецслужбам, действовавшим согласно указаниям российских властей.
Еще до освобождения Арьяна Эркеля многочисленные чеченские источники указывали, что это похищение санкционировано Кремлем и Лубянкой. Вслед за выводами чеченцев к подобным итогам стали приходить и другие. В подтверждение сказанному приведем отрывок текста интернет-чата с Мари Жего, журналисткой «Le Monde», специалистом по России:
Эрвек: Имеются ли у В. Путина возможности для того, чтобы добиться освобождения Арьяна Эркеля, добровольца из организации «Врачи без границ», похищенного полтора года назад? И если да, то почему главы правительств стран Запада (и особенно Голландии) не объединятся для того, чтобы оказать совместное давление на Кремль?
Мари Жего: Тут Вы правы. Нет никаких сомнений в том, что В. Путин, согласно утверждению руководства организации «Врачи без границ» (ВБГ), может в любой момент потребовать освобождения Арьяна Эркеля. Известно ли Вам, что в момент похищения у Арьяна Эркеля был с собой мобильный телефон ВБГ? Через полгода после похищения в ВБГ пришел счет на разговоры по этому телефону. В счете фигурировал список из порядка пятидесяти местных дагестанских абонентов, с которыми по этому телефону велись разговоры. С этого самого телефона в течение полугода после даты похищения А. Эркеля ВБГ передала номера этих телефонов российским властям. А те ограничились тем, что отключили сам телефон, ссылаясь на то, что номера абонентов не представляют для расследования этого дела никакого интереса. Но ВБГ провела свое собственное расследование на месте, в ходе которого выяснилось, что номера, по которым велись разговоры, были номерами представителей местных дагестанских органов власти, среди которых был даже депутат местного парламента.
Ваш вопрос интересен еще и тем, что поднимает проблему взаимоотношений России с Евросоюзом. Если европейцы не в состоянии стукнуть кулаком по столу и потребовать немедленного освобождения сотрудника гуманитарной миссии, чего они могут добиться по другим вопросам? Среди советов, которые западные дипломаты дают руководству «Врачей без границ», можно назвать вот такой: «Не поднимайте шума, чтобы не рассердить Россию». Банда, захватившая Арьяна Эркеля в Дагестане, не действует в одиночку, далеко в горах. Создается впечатление, что она поддерживает контакты с самым верхним эшелоном местного руководства.
(С полным текстом интернет-чата «Путин и Чечня: глазами французского эксперта» можно ознакомиться http://www.chechen.org/modules.php?name=News&file=article…).
Мари Жего и ее собеседник Эрвек сказали очень много, но далеко не все. Разумеется, после подобных сообщений было просто опасно держать в заложниках Арьяна Эркеля, потому что его дальнейший плен, получивший огласку, мог бы привести к межгосударственному скандалу. Но в то же время лица, похитившие и удерживающие Эркеля, за «здорово живешь» не могли отпустить жертву, даже если приказ поступил от президента Путина. В этой многоходовой комбинации спецслужб выкуп является обязательным условием, иначе подозрения в участии в этом преступлении российско-дагестанских властей усилились бы.
Однако операция «по освобождению» Арьяна Эркеля прошла из рук вон плохо, впрочем, как и все остальные «антитеррористические» операции Кремля и Лубянки. Безобразным выглядит и то обстоятельство, что «отважными освободителями» А. Эркеля предстали ветераны российских спецслужб, которые в конце своей карьеры запятнали себя позором. Вот насквозь лживое заявление главы организации ветеранов внешней разведки Валентина Величко, который после завершения «антитеррористической» операции сообщил: «Детали операции являются большим секретом, чтобы не пострадали люди, которые еще могут находиться в заложниках. Могу сразу сказать, что это был не выкуп».
Теперь оказывается, что в принципе никакой операции не было, а был разыгран спектакль по освобождению заложника, какие чуть ли не ежедневно разыгрываются в Чечне. А вот выкуп присутствовал, и немалый, 1 млн. евро – чтобы неповадно было разным гуманитариям шастать по Чечне и около! А это значит, что деньги, как это бывает в таких случаях, были поделены между заказчиками и исполнителями преступления. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что Кремль и Лубянка имеют в этом деле свою долю.
Особой бездарностью отличается нынешняя, все еще продолжающаяся так называемая контртеррористическая операция в Чечне, которой больше соответствует название «Террористическая операция Кремля и Лубянки». Их бездарность становится все более очевидной на фоне полных провалов российских спецслужб, которые произошли в период с осени 1999 года по настоящее время.
Напомним некоторые их эпохальные провалы:
– взрывы домов в российских городах, когда ФСБ было схвачено за руку при попытке взорвать жилой дом в Рязани;
– трагическая развязка спектакля «Норд-Ост», где жертвами стали более 200 человек, отравленных российскими спецслужбами;
– суд над представителем чеченского президента Ахмедом Закаевым, где в роли свидетелей фигурировали гэбэшные подставки, и когда Магистратский судья Лондона вынес вердикт о том, что в Чечне идет национально-освободительная война;
– теракт российских спецслужб в Катаре, осуществленный по указанию президента Путина, в результате которого был убит вице-президент Чечни Зелимхан Яндарбиев и пострадал его сын. Террористами оказались сотрудники российских спецслужб;
– венчает кремлевско-лубянскую кровавую вакханалию дело голландского гуманитария Арьяна Эркеля.
Заявление генерального директора департамента региональной политики и консульских дел МИД Нидерландов Петера ван Вюлффтена Палте на пресс-конференции в Гааге дает основание для далеко идущих выводов. Прежде всего о том, что не только указанное похищение является делом рук российских спецслужб, но и о том, что практически все подобные преступления санкционировались на самом высоком уровне.
Вызывает крайнее удивление, почему на фоне многочисленных похищений людей в Чечне и за ее пределами пресс-конференция голландского чиновника стала едва ли не единственной, и почему нет должного резонанса от нее? Почему подобные конференции не состоялись после освобождения другого сотрудника организации «Врачи без границ», американца Кеннета Глака, британского бизнесмена Питера Шоу, мало ли еще кого, чьих имен мы не знаем? Кому выгодно тотальное молчание в эпоху гласности? Разумное объяснение здесь одно: такая огласка не была предусмотрена сценарием пресловутой борьбы с терроризмом, в которой чеченцы отданы на заклание.
Все больше и больше уверенности в том, что похищения людей в Чечне и окружающих ее республиках стали частью планируемой Кремлем осенью 1999 года так называемой антитеррористической операции. Мы неоднократно делали ссылку на уникальный по своему содержанию документ российских спецслужб под названием «Спецмероприятия по нейтрализации очагов сепаратизма на Северном Кавказе», оказавшийся в наших руках еще в 1997 году. Обратите внимание, о чем гласит пункт данного документа, раскрывающий суть похищений людей:
«…Задача первого плана решается просто: в нищей республике нетрудно найти людей, которые захотят заработать деньги, побольше и сразу. Это можно сделать с помощью журналистов и сотрудников гуманитарных организаций. Они должны стать товаром. На следующем этапе товаром должны стать все, кто имеет деньги. Очевидно, что наибольший эффект будет получен, если объектом нападений станут соседи Чечни».
Нашлись те, кто утверждал, что данный документ является фальшивкой. Разумеется, никогда, ни за что, никакие спецслужбы не признались бы, что документ, получивший огласку, является творением их рук, даже если бы на этом документе стояли десятки печатей, подписей и секретных грифов. Но для логически мыслящих людей многого не надо – они обладают способностью различать, и в их глазах этот документ является серьезным обвинением в адрес российских властей. По крайней мере все последующие события в Чечне и на Северном Кавказе прошли по сценарию этого документа. И несмотря на то, что данный документ получил огласку, схема действий российских спецслужб не была сколь-нибудь изменена.
Постулаты указанного документа ФСБ подкрепил глава “Врачей без границ” Жан-Эрве Брадоль, который в марте этого года обвинил в похищении Эркеля российские федеральные власти и руководство Дагестана. Брадоль заявил, что к преступлению причастны чиновники и даже депутаты Госдумы. По его словам, Эркеля похитили за то, что он критиковал положение в Чечне.
Я далек от мысли, что главы ведущих государств мира не знали о «проделках» путинской команды. Они прекрасно знают практически все и, тем не менее, закрывают на это глаза. Иначе чем объяснить мерзкое поведение премьер-министра Италии Сильвио Берлускони, который на виду у всех не раз выступал в качестве бесплатного адвоката Путина? Как объяснить позорное поведение так называемого Комиссара по Правам Человека Альваро Хиль Роблеса, который практически во всем поддерживает Путина, открыто издеваясь над человеческими правами? Именно берлускони, роблесы, и им подобные дали Путину карт-бланш на геноцид чеченского народа.
Однако, не только голландским властям стало известно о том, где и как удерживается сотрудник организации «Врачи без границ». Эта важная информация поступила к чеченскому командиру Хамзату Гелаеву, который ценою жизни своей и своих бойцов решился на отчаянную операцию по освобождению голландского врача. Трудно представить себе, какой мощный резонанс произошел в мире, если бы операция гелаевцев завершилась удачно и Арьян Эркель был освобожден. Мировое общественное мнение резко изменилось бы в пользу чеченского народа, что возможно могло бы привести если не к окончанию войны в Чечне, то к переговорам точно, на что и рассчитывал Хамзат Гелаев.
Но такого поворота событий не планировали заговорщики «Великой антитеррористической» – ни в Кремле, ни те, с чьего молчаливого согласия продолжается геноцид в Чечне. Именно этим объясняется тот факт, что в дни гелаевского рейда в горных районах Дагестана была сконцентрирована гигантская группировка российских войск, включая дальнобойную артиллерию и авиацию, перед которыми стояла задача ни в коем случае не допустить освобождения голландского гуманитария группой Хамзата Гелаева. Следует подчеркнуть, что рейд гелаевцев отслеживался американскими спутниками, как о том сообщали российские СМИ.
Во всем этом и следует искать разгадку рейда диверсионной группы Гелаева в Дагестан и его не менее загадочной смерти. Кто бы, что ни утверждал, есть твердая уверенность, что рейд группы Гелаева, пусть даже сложившийся так трагически, все же приблизил час освобождения голландского врача Арьяна Эркеля. Будем надеяться, что дальнейшие подробности его освобождения не заставят себя ждать.
Майрбек Тарамов 11.06.2004, газета «Каскад» Балтимор, США
В качестве продолжения данной истории я публикую рассказ патриота ЧРИ Абдуллы Эрзанукаева, который погиб в Ницце, Франция, 6 мая 2011 года.
«Я тоже искал Арьяна Эркеля…»
Прочитав статью “Арьян Эркель написал странную книгу“ я решил рассказать всё, что знаю об этом, так как сам являлся непосредственным помощником поиска Эркеля.
В 2002 году мне позвонил Майрбек Вачагаев, бывший пресс-секретарь президента Масхадова, и попросил меня встретиться с сотрудником миссии “Врачи без границ” Loick Barrequand.
Майрбек рассказал об исчезновении Эркеля в Махачкале. На следующий день мне позвонила Ирина, переводчица, и мы договорились о встрече. Loick вместе с Ириной приехал ко мне на квартиру и рассказал подробности его похищения. Самостоятельный поиск ничего не дал, а в ФСБ заявили, что по их информации Арьян Эркель находится в горах Чечни.
В 2000 или в 2001году был похищен сотрудник этой же организации в селе Старые Атаги и только после вмешательства Шамиля Басаева он был освобождён. Поэтому они очень надеялись на авторитет и помощь Басаева в поиске и освобождении Эркеля.
Поскольку я лично знаком с Шамилем, они просили помочь донести до него эту просьбу. Я отказал, так как Басаев находился в Чечне, а я проживал за границей, и никакой связи у меня с ним не было. Последний телефонный разговор с ним я имел в 2000 году, когда моя жена оказалась в заложницах у ФСБ. Шамиль, узнав, что моя жена находится в Лефортово, позвонил мне и предложил обменять её на полковника ФСБ, находящегося у него в плену. Я поблагодарил его и отказался, так как преступника ФСБэшника менять на невиновного человека было нельзя. Если бы я согласился на это, то потом они стали бы брать в заложники наших матерей, сестёр, дочерей с целью обмена на своих убийц.
Возвращаясь к исчезновению Эркеля, то мы ни о чем не договорились. После приезда в Париж главы миссии “Врачи без границ” из Швейцарии мне вновь позвонили и попросили о встрече. Встретившись, они говорили о пожилом отце Эркеля, что ему очень плохо, к тому времени я и сам видел по новостям как его брат и отец со слезами на глазах просили освободить Арьяна. Я снова отказал, объяснив, что у меня нет связи с Шамилем, и я не могу организовать их встречу с ним. Тогда Loick предложил попробовать передать хотя бы письмо. Они подробно описали как был похищен Эркель: выходя вечером из дома своей любовницы и коллеги по работе в Махачкале, указав улицу и номер дома, её имя и фамилию. Я не был уверен в успехе всей этой затеи, но исключительно из жалости к его отцу попытался помочь. По своему опыту я знал, как тяжело родным, когда их близкий находится в заложниках.
Судьбе было угодно, чтобы письмо оказалось в руках у Басаева, хотя надежды у меня не было. Несколько месяцев спустя мы получили ответ. Басаев дал указание дагестанским моджахедам собрать всю информацию по похищению.
По полученным данным оказалось, что похищение Арьяна Эркеля было организовано депутатом Госдумы от Дагестана Гаджи Махачевым – криминальным авторитетом и агентом ФСБ, а находился похищенный на территории Дагестана. Это похищение было напрямую связано с его любовницей и коллегой, т.к. она являлась агентом ФСБ.
Когда до похитителей дошел слух что Арьяном интересуется Басаев, они предложили купить у них заложника за 5 миллионов долларов. Басаев хотел убедиться, что тот жив и попросил доказательств. Чуть позже Шамиль получил видеозапись с датой и вполне здоровым Эркелем. В своём ответе Басаев посоветовал главе миссии “ Врачи без границ “ потребовать от правительства Голландии оказать давление на Путина с целью освобождения заложника.
Только после того, как эта информация была получена, в офисе мне рассказали о том, что у них есть распечатка телефонных звонков с мобильного телефона Эркеля. После похищения с его телефона похитители звонили депутату и в ФСБ. Позже в новостях я увидел Эркеля на свободе. Меня пригласил сотрудник миссии “Врачи без границ” к себе в офис, поблагодарил и просил передать Шамилю Басаеву огромное спасибо за то, что он направил их по правильному пути поиска Эркеля. Они хотели передать письмо с благодарностью, я отказался, так как не имел возможности это сделать. Чеченец, который передал письмо Шамилю и прислал ответ, по доносу был захвачен в Дагестане и позже зверски убит в Чечне на базе оккупантов в Ханкале.
В офисе сказали, что Эркель хочет приехать в Париж и поблагодарить за посильную помощь оказанную мной. Но до сих пор он так и не появился, наверное был занят написанием своего сочинения.
Я рассказал подробности его освобождения для того, чтобы люди узнали, как создают негативный образ Чеченской Республике Ичкерия. Мне вдвойне неприятно было читать о том, что он обвинил чеченских моджахедов, которые напротив помогли найти и спасти его.
Обидно осознавать, что за жизнь этого подлеца была отдана жизнь чеченца. Я не знаю с какой целью Эркель написал эту книгу, могу только предположить, что его любовница до него добралась, так как накануне похищения он говорил о том, что они собираются пожениться и уехать в Голландию. Возможно это плод их совместного “творчества”, а быть может это те самые западные ценности, смысл которых я не могу понять.
Абдулла Эрзанукаев, гражданин ЧРИ
Отдел писем, 2005-08-04
Из книги «Вся власть — ФСБ!» ссылка: https://www.amazon.fr/dp/B0B699JJQ5