Европейский суд по правам человека коммуницировал жалобу, поданную правозащитниками в интересах семидесяти пяти жителей чеченского села Элистанжи, которые сами или их родственники стали жертвами бомбардировки 7 октября 1999 года. Российской Федерации придется ответить на множество вопросов по факту авиаудара по селу Элистанжи, в результате которого погибли его жители, а также о том, насколько эффективным было расследование этой трагедии.

Жители села Элистанжи обратились за юридической помощью в чеченское представительство Комитета против пыток в 2006 году. Они сообщили, что 7 октября 1999 года между 12 и 13 часами дня их село подверглось ракетно-бомбовому удару самолетами российских Военно-воздушных сил.

Вот как вспоминали об этом дне жители села Элистанжи.

«Посмотрев наверх, я увидела два самолета, которые сбросили бомбы. Эти бомбы раскрылись, и из них во все стороны разлетелись как семечки множество маленьких составных частей в форме шариков. Когда все эти части долетели до земли, произошел мощный взрыв. Я схватила детей, которые были рядом, и легла на землю, положив их под себя. Прогремели взрывы. Поднялась пыль, от которой стало темно, как ночью. Когда пыль стала рассеиваться, я оставила детей, которые были со мной, и побежала к дому, от которого остались одни только руины, и вытащила из-под них свою дочь Селиму. Затем, собрав всех детей, побежала к соседям в подвал. Только там я заметила, что у меня оторвана фаланга указательного пальца руки»,
 – рассказала Таисия Яскиева.

«Я находилась в конце нашего огорода, когда услышала взрывы. Меня отбросило взрывной волной на землю, после этого я встала и побежала во двор дома, чтобы посмотреть, что с моей семьей. Когда я вошла во двор, я увидела, как мой сын Турпал-Али несет на руках моего младшего сына Асвада. Подбежав к ним, я увидела, что Асвад был уже мертв», – вспоминала Санет Надаева.

Из показаний Раисы Арцуевой: «В огород нашего дома попали две бомбы, и от этих бомб погибла моя дочь Таиса, а также  получили осколочные ранения различной степени тяжести мои дети: Луиза, Разита и Шайх-Мансур».

Документально подтверждено, что ракетно-бомбовый удар унес жизни тридцати пяти мирных жителей села, шестьдесят получили ранения и увечья различной степени тяжести. Также были разрушены частные домовладения и сельская школа. В числе погибших были дети, в том числе, новорожденные. Двадцать три ребенка в возрасте до четырнадцати лет пострадали в результате этого авиаудара, некоторые из них остались инвалидами на всю жизнь. Об одном из них мы рассказывали в 2008 году.

Заявители утверждают, что в Элистанжи не находилось боевиков или каких-либо военных объектов. В ходе атаки на село погода была ясная, и самолеты были видны с земли отчетливо.

«Уголовное дело по факту бомбардировки села было возбуждено лишь 14 декабря 2000 года Веденской районной прокуратурой, однако позднее выяснилось, что материалы уголовного дела были утрачены, возможно, в результате пожара, – говорит юрист Комитета по предотвращению пыток Рустам Хациев. – Лишь в 2007 году после жалоб наших юристов и обращений заявителей расследование уголовного дела было возобновлено. Впоследствии оно несколько раз незаконно прекращалось, и мы раз за разом обжаловали эти решения».

Как отмечает Хациев, в течение долгого времени шло «бодание» между районной прокуратурой и военной, поскольку последняя не желала  принимать дело к своему производству. И лишь в декабре 2010 года был положен конец этому ведомственному спору о подследственности, и уголовное дело все-таки удалось передать в производство военных следователей.

«Увы, это не привело к положительному результату: виновные так и не были установлены и привлечены к ответственности. Более того, военные следователи затруднили реализацию прав потерпевших, засекретив материалы уголовного дела», – подчеркивает Хациев.

В связи с тем, что на национальном уровне добиться эффективного расследования не удалось, в мае 2011 года юристы Комитета против пыток были вынуждены обратиться с жалобой в интересах семидесяти пяти жителей чеченского села Элистанжи в Европейский суд по правам человека.

Сегодня правозащитники получили письмо из страсбургского суда, в котором сообщается о том, что 30 августа 2017 года Суд коммуницировал эту жалобу.

«Спустя восемнадцать лет после трагедии Европейский суд по правам человека задал российским властям вопросы, на которые они должны ответить. В том числе объяснить причины гибели столь большого количества людей, а также рассказать, что было сделано на национальном уровне для привлечения виновных к ответственности, – говорит юрист отдела международно-правовой защиты Комитета по предотвращению пыток Екатерина Ванслова. – В свою очередь, изначально в нашей жалобе мы указывали, что расследование этой трагедии не могло быть эффективным хотя бы в силу того, что следственные органы возбудили уголовное дело по статье «Убийство», а не как военное преступление и преступление против человечности».

 

http://www.pytkam.net