Режим Путина показывает пальцем на чеченского лидера. Но свидетельства указывают на Путина.

рубрика: Политика
RussiaHouseNews.info

29 июня 2017 московское жюри признало чеченцев виновными в убийстве русского оппозиционного лидера Бориса Немцова. При всём при этом свидетельства говорят об иной истории. Они показывают, что убийство было совершено не обвиняемыми а Федеральной Службой Охраны(ФСО) под личным руководством русского президента Владимира Путина.

Согласно следствию, Немцова, который был убит 27 февраля 2015 незадолго до полуночи, когда он прогуливался через Большой Москворецкий мост у Кремля, шестью выстрелами застрелил Заур Дадаев, бывший офицер батальона Внутренних войск «Север», который базируется в Чечне. Другие обвиняемые предположительно ассистировали ему в совершении преступления. Шестой человек, Беслан Шаванов, предположительно совершил самоподрыв в Грозном, сопротивляясь аресту.

Адвокат семьи Немцова, Вадим Прохоров, согласился с тем, что обвиняемые чеченцы виновны и возразил лишь по поводу того, что не был установлен организатор убийства. Он призвал к расследованию в отношении чеченского лидера Рамзана Кадырова. При этом концентрация внимания на Кадырове отвлекает от Путина. А факты чётко демонстрируют, что именно Путин а не Кадыров несёт ответственность за это преступление. Есть свидетельство, что Путин планировал убийство Немцова за три года до того, как оно было совершено. 28 февраля 2012 года Андрей Пионтковский — русский политический журналист — и Немцов были предупреждены в Осло Ахмедом Закаевым, лидером чеченских сепаратистов в изгнании, что русские власти планировали убить Немцова. Немцов и Пионтковский отнеслись к этому скептически, но пока они обсуждали данное предупреждение в комнате отеля в Осло, Путин появился на экране телевизора и заявил, что члены русской оппозиции планируют убийство одного из своих лидеров, а свалят преступление на режим. Между предупреждением Закаева и телевизионным объявлением прошло 30 минут.

Сам Немцов боялся, что Путин его убьёт. В течение долгого времени он делился своими страхами только с матерью, Диной Эйдман, но 10 февраля, за 17 дней до убийства, он выразил их в своём интервью с газетой «Собеседник». Он сказал, что его мама предупреждала его, что если он продолжит критиковать русского лидера, Путин его убъёт. Интервьюэр спросил Немцова испытывает ли он страх после того, как его мама ему такое сказала. Он ответил: «ты знаешь — да; не так сильно, как мама, но всё-таки…». Интервьюэр тогда сказал: «надеюсь, что здравый смысл победит и Путин Вас не убъёт». На что Немцов ответил «будем надеяться».

Учитывая признаки того, что убийство Немцова планировалось три года, сам Путин и ФСО замешаны в преступлении вплоть до его мельчайших деталей. Мост, по которому прогуливался Немцов, находился под круглосуточным контролем ФСО. По всем сторонам моста находятся посты, откуда сотрудники получают видеоинформацию, и ударная группа может захватить любого подозрительного человека в течение 20 секунд.

Во время убийства Немцова от 16 до 18 камер были сфокусированы на месте преступления. Это видео, которым владеет ФСО, так и не было обнародовано. Тем не менее появились две видеозаписи произошедшего. Первая — видеозапись московского телеканала ТВЦ — была сделана примерно с трёхсот метров от места преступления. Кто-то смог разместить отредактированную версию этого видео в Интернете прежде чем её попытались конфисковать. Вторая видеозапись была сделана с камеры на приборной панели автомобиля, управляемого человеком по имени Калугин. Видеозапись с его камеры тоже появилась в Интернете.

На следующий день после того, как Немцов был убит, Игорь Мурзин, Санкт-Петербургский юрист, который специализируется на автомобильных происшествиях и анализе видеозаписей, начал расследовать это дело «чтобы остановить террор против русских граждан». В дополнение к двум имеющимся записям он получил видео с городских камер, на которых было зафиксировано то, что происходило в непосредственной близости.

Анализ Мурзиным видеоматериала практически не оставляет сомнений в том, что убийство Немцова было тщательно спланированной военной операцией, которая не могла быть осуществлена кем-либо кроме безжалостной и высококвалифицированной разведывательной организации.

Запись с камеры ТВЦ показала, что прямо перед тем, как он был убит, два человека шли впереди Немцова. Когда началась стрельба, они прыгнули на платформу над рекой, чтобы не попасть под пули. В то же время шесть человек наблюдали за Немцовым с другой стороны улицы. Это были три пары, которые прогуливались вместе а затем разделились и заняли посты на мосту. Все восемь человек были видны на ленте ТВЦ, но никто из них не был упомянут в материалах дела или когда-либо найден.

В течение того времени пока это происходило, появились грузовики для мытья улиц и блокировали три улицы, которые вели к мосту от Кремля. В результате этого в течение 20 секунд на мосту не было движения. Таким образом не оказалось ни одного автомобиля с видеокамерой, которая могла бы запечатлеть то, что произошло. В то же время грузовик-мусороуборщик, который заранее встал на установленную позицию, начал пересекать мост, блокируя камеру ТВЦ. Мусороуборщик двигался со скоростью 7-8 километров в час, обеспечивая прикрытие для первого убийцы, который бежал рядом и, догнав Немцова и Дурицкую, дважды выстрелил. Один из выстрелов попал в Немцова, а второй очевидно закончился промашкой.

Сторона обвинения утверждала, что Дадаев совершил шесть выстрелов, но убийца вместе с Немцовым и Дурицкой были спрятаны от камеры ТВЦ мусоровозом лишь две секунды. За это время было бы невозможно выстрелить шесть раз. Скорее думается, что пистолет первого убийцы заело. Его подхватил автомобиль, который ждал наготове и увёз через мост прочь от Кремля.

После того как первый убийца исчез, вторая персона, Евгений Молодых, который стоял на автобусной остановке на краю моста, начал двигаться по направлению к Немцову, который лежал на земле, будучи серьёзно раненым. По мосту уже ехали машины. Две машины, Мерседес и Фольксваген-Конди минивэн, в обеих из которых находилось по водителю и пассажиру, въехали на правую сторону дороги и загородили Молодых от возможной видеосъемки из проезжающих машин.

Молодых был а наушниках. Позже он утверждал, что слушал музыку, но скорее он так принимал команды. На записи его видно идущим к тому месту, где в Немцова были совершены выстрелы. Дурицкая побежала к мусоровозу, где она заговорила с водителем. Молодых, в свою очередь, ничего не сделал для того, чтобы помочь Немцову. Вместо этого он подошёл к мусоровозу, потом отошёл от него и вернулся туда, где лежал раненый Немцов. Потом он выстрелил в него ещё четыре раза, его убив.

Если считать, что один из числа восьми человек на мосту был тем, кто следил за Немцовым, двое были убийцами, далее — водитель и возможно рабочие мусоровоза, водители и пассажиры в Мерседесе и Фольксвагене, потом ещё водители трех грузовиков-мойщиков тротуара а также лица, которые следили за тремя улицами, ведущими к мосту, то к убийству Немцова оказываются причастны от 30 до 40 человек, которые координировались по радио или телефону. Такая операция в наиболее интенсивно контролируемой части Москвы могла быть выполнена только ФСО.

Дальнейшее подтверждение этому поступило с видео места преступления, отснятого Калугиным. Калугин был в спешке и обогнал медленно едущие Мерседес и Фольксваген. В результате на его видеокамеру попала стрельба в Немцова. Камера Калугина зафиксировала выстрел и тепловое облако. Мурзин полагает, что тот выстрел, — единственный изо всех, которые попали на видеозапись, — должен был быть одним из четырёх или пяти выстрелов, сделанных Молодых. (На месте преступления было найдено шесть гильз.)

Данный автомобильный видеорегистратор так же зафиксировал фрагменты диалога, исходящего из мусоровоза. Cначала они показались неразборчивыми, поскольку радиопередатчик в мусоровозе был на связи со всеми приёмниками в радиусе 200 метров. Но когда Мурзин проанализировал запись в замедленном режиме, он идентифицировал слова «Корниенко» и «отсрелялся не на виду». Геннадий Корниенко является генералом ФСБ. Он так же — заместитель начальника ФСО и один из ближайших доверенных лиц партнёров Путина.

Наконец дело против пятерых чеченцев разваливается на части, потому что Дадаев, — предполагаемый убийца, — имеет сильное алиби. В начале Дадаев признал свою вину в убийстве Немцова, но потом отказался от признательных показаний, которые, как он объяснил, были даны им под пытками, включавшими в себя угрозы и избиения. В свете того, что Шаванов, который погиб в процессе «сопротивления аресту», Дадаев имел все основания воспринять угрозу своей жизни серьёзно.

Запись с видеокамеры в седьмом подъезде дома номер 3 по Веерной Улице, где Дадаев жил, демонстрирует, что Дадаев вошёл в здание в 16:03 27 февраля и вышел в 00:46 28 февраля. А Немцов был застрелен в 23:31 в пятницу, 27-го.

В процессе судебного разбирательства обвинитель Мария Семененко заявила, что таймер на видеокамере был сломан. Марк Каверзин, адвокат Дадаева, запросил независимую экспертизу видеозаписи, но его ходатайство было отклонено и суд не приобщил видео к материалам дела. В феврале адвокаты чеченцев отослали материалы дела Мурзину для анализа.

Дом, где жил Дадаев, был оборудован камерой на крыше, в поле обозрения которой попадала вся территория, а так же отдельными камерами, которые контролировали каждый из девяти подъездов. Следствие подтвердило, что все записи с перечисленных камер были в его распоряжении, но они не предоставили их в пользование стороне защиты. В то же время материалы дела содержали в себе фрагменты записи с камеры на крыше. На них отображено происходящее с 25 февраля по 2 марта, что дало возможность Мурзину синхронизировать передвижения Дадаева и таким образом подтвердить первоначальный тайминг с точностью до 10 секунд.

Через несколько часов после того как Немцов был убит, пресс-секретарь Путина объявил, что данное убийство было «100% провокацией», которая была нацелена на то, чтобы выставить Россию в наихудшем свете. Эта версия позже отпала в пользу той, что убийцы, ни один из которых не был религиозным, убили Немцова из-за его публикации в блоге, касаемой убийства сотрудников французского журнала Шарли Эбдо. Сторона обвинения в конце концов остановилась на версии, что обвиняемые убили Немцова из-за денег, но то, кто им заплатил так и не было установлено.

6 Декабря 2016 года Заурбек Садаханов, который представлял Хамзата Бахаева, обвиняемом в пособничестве Дадаеву, ходатайствовал о получении разрешения допросить Путина. Признаваемая приемлемым изданием среди оппозиции «Новая Газета» сообщила о ходатайстве Садаханова но заявила, что он сделал это «в шутку». На самом деле Садаханов был абсолютно серьёзен.

Реакция не заставила себя долго ждать. Через неделю у станции метро к Садаханову подошёл незнакомец, который угрожал его убить. 13 января 2017 года были порезаны шины его автомобиля. 14-15 февраля кто-то разбил окно его машины и украл жёсткий диск, содержащий 66 томов с документами, касающимися дела. В конце концов Садаханов был избит и подвержег пинкам ногами со стороны группы людей, которые говорили: «кто ты такой, что требуешь, чтобы они допросили президента?» После этого Садаханов покинул Росиию. Я встретился с ним в секретном месте. Мурзин тоже покинул Россию в целях собственной безопасности.

Кадырова связывают с пытками и несколькими внесудебными убийствами, в число которых входит убийство Натальи Эстемировой, советника по правам человека, которая была похищена и убита в Грозном. При этом нет никаких свидетельств, что Кадыров ответственен за убийство Немцова. Если обвинительный приговор в отношении пяти чеченцев был вынесен без каких либо доказательств, что выливается в продолжительные усилия в Европейском суде по правам человека признать Кадырова вдохновителем преступления, то реальный результат почти наверняка будет состоять в том, что доказательства того, что ответственность за убийство несёт ФСО, контролируемое непосредственно Путиным, а не Кадыров, будут похоронены.

Ничего необычного для США в обвинении Путина в убийстве нет. За несколько последних месяцев его характеризовали как «убийцу» Хиллари Клинтон, Джон МакКейн и Марко Рубио. Но такое обвинение без доказательств выглядит более чем бессмысленным. Это не произведёт ни малейшего эффекта на его возможность продолжать терроризировать его сограждан.

США не могут судить российских лидеров. Но они способны и они ответственны за проведение оценки доказательств вины в серьезных преступлениях и должны придавать огласке такие вещи. Подобные действия не только способны создать реалистичный контекст для отношений с Россией, но и предлагают хоть какую-то защиту тем, кто разделяет демократические ценности в России. В конечном итоге, они — единственная надежда на будущее России.

31 Октября 2017

David Satter | National Review

https://openrussia.org