«На нас презумпция невиновности не распространяется»

рубрика: Политика
Иллюстративное фото

Как французские спецслужбы слепили из чеченских автомехаников рэкетиров

13 октября серьезная газета Le Figaro объявила о задержании 23 чеченцев-рэкетиров в городе Ливри-Гарган. По данным издания, подозреваемые вымогали деньги у водителей грузовиков из Восточной Европы. За то, чтобы въехать во французскую столицу, им приходилось отдавать по 200 евро.

Авторы публикации утверждали, что многие из задержанных входят в некий список лиц, представляющих потенциальную угрозу безопасности Франции.

Гараж «GTS», названный Le Figaro штаб-квартирой банды, расположен в 16 км к северо-востоку от Парижа. Его площадь составляет 1500 кв. м, 700 кв. м из них – жилплощадь для рабочих на втором этаже.

Корреспондент «Кавказ.Реалии» договорилась об интервью с одним из сотрудников автомастерской, но на встречу пришли многие из задержанных «рэкетиров». Каждый из них подробно описал, что делал в момент спецоперации 13 октября.

Требовали «закрыть рот»

32-летний Абдулмалик Жунхотов для начала предложил нам посмотреть на двери гаража, которые в прессе называли бронированными. Мы прошлись по довольно обширной территории гаража и проверили каждую дверь в двухэтажном здании. И ни одной бронированной.

Абдулмалик с сентября 2018 года работает в гараже консультантом, в ночь спецоперации он находился на втором этаже.

«Сначала мы услышали крики снизу и, разумеется, не сразу поняли, что происходит, – вспоминает он. – В тот вечер ко мне зашел мой друг Заур (живет в Каннах), который ждал меня во дворе. Мы собирались вечером прогуляться по Парижу. Я рванул на первый этаж, чтобы посмотреть, что там творится. И увидел Заура на полу в наручниках. Через секунду меня сбили с ног и уложили рядом».

Французские силовики оставили свои следы не только на дверях чеченцев, но и в их душах
Французские силовики оставили свои следы не только на дверях чеченцев, но и в их душах

Часть силовиков, по его словам, осматривали гараж, зачем-то выламывая попутно окна и взрывая двери.

«Когда стал им орать, чтобы взяли ключи и прекратили крушить все, на меня с криками ‘закрыть рот’ натравили собак. На полу мы пролежали часа два, – продолжает он. – В участке задавали личные вопросы – где, с кем, как и что делал. Спрашивали, есть ли в гараже ‘воры в законе’. В отделении все вели себя вежливо, через сутки выпустили».

Абдулмалику напоследок вручили некую бумажку, в которой указали, что он использовал своего двоюродного брата-беженца «по-черному».

«У него нет пока права на работу. Брат мне помогал в гараже, а я с ним делился деньгами, чтобы он не чувствовал себя иждивенцем. Честно рассказал об этом полиции, за что поплатился», – расстраивается Жунхотов.

«Если ты чеченец, то автоматически бандит»

Заур Демельханов, друг Абдулмалика, живет 11 лет в Каннах. В прошлом – юрист, в гараже оказался случайно.

«Я стоял во дворе гаража и в ожидании Абдулмалика пил кофе. На тот момент я провел в Париже уже несколько дней и решил встретиться со старым другом», – присоединяется к беседе молодой человек, по словам которого все произошло очень быстро, он увидел лишь, как на огромной скорости въехала полицейская машина.

«Меня повалили на землю, надели наручники, – говорит он. – Потом толпа людей в черном ворвалась в здание, спустя какое-то время нас доставили в отдел. Сразу сказали, что претензий ко мне нет. Мол, у полиции была информация о том, что в гараже собирались чеченцы. На второй день меня с 14-15 товарищами по несчастью отпустили домой».

Заура, по собственным словам, шокировали как эти маски-шоу, так и то, что он впоследствии прочитал о происшествии в прессе. «Нас назвали бандой, которую якобы поймали при передаче денег. Дескать, мы состояли в каком-то списке особо опасных преступников! – возмущается мужчина. – Сегодня любого чеченца легко объявить бандитом и террористом, за клевету никто не отвечает. На нас не распространяется презумпция невиновности: если ты чеченец, то автоматически преступник».

Демельханов обращает внимание на то, что перед ними никто не извинился, в СМИ не появилось опровержения растиражированной Le Figaro заметки. «Очередной ярлык повесили на нас!» – отмахивается он.

Попробовали бы они так с французами

34-летний Гелани Курбанов приехал во Францию из Казахстана. В гараже работал с сентября.

По его словам, в злополучный вечер он задержался на работе из-за механика Коли, который предложил поужинать вместе. «Купили в кебабной еды и только успели сесть за стол, как услышали стрельбу и взрывы. Я подбежал к окну, а на меня направили лазерные прицелы и приказали лечь. Мы с Колей упали на пол, потом привели других ребят в наручниках и рядом положили», – рассказывает он.

В этот момент в гараже находился клиент, которого до смерти напугали – ему на следующий день надо было уезжать куда-то, поэтому он очень поздно пригнал свой автомобиль («все просил полицейских дать ему позвонить жене, но ему отказали»).

"Мы работу нашу снимали и выкладывали в сеть проморолики"
«Мы работу нашу снимали и выкладывали в сеть проморолики»

«У нас на столе ваза с фруктами, так одна из полицейских выпотрошила все и раздала фрукты коллегам. Огрызки швыряли куда попало, вели себя очень нагло, – отмечает Гелани. – В гараже стояли автоматы со сладостями и кофе, так они сломали их, выгребли оттуда всю мелочь. И это на фоне того, что Малик предлагал отдать им ключи! Только бы они ничего не ломали».

Курбанов также опровергает информацию о том, что полицейские изъяли у них крупную сумму денег. По его словам, речь идет 270 евро из кармана механика, 430 евро – из кошелька рабочего из Пакистана, 300 с копейками – еще у кого-то.

«Если посчитать наличку из наших карманов и кассы гаража, то наберется максимум 2-3 тысячи евро. Нам эти деньги, кстати, до сих пор не вернули», – разводит руками собеседник «Кавказ.Реалии», который не понимает опять же, почему из пяти телевизоров, которые у них были, полиция заинтересовалась лишь тремя.

Силовики, по словам Гелани, унесли также три камеры из обшивочного цеха. «У меня также пропал с концами пакет с двумя новыми штанами. Ломали машины на парковке, а когда в полиции указал на это, мне ответили: ‘Есть страховка, вам заплатят'», – добавляет он.

Работники гаража подумывают обратиться к властям с жалобой – с просьбой объяснить свои действия и вернуть вещи.

«В СМИ написали, что мы ОПГ, у которой изъят пистолет и патроны. Но они ничего, кроме наших личных вещей и денег, не нашли. А! Газовый пистолет в подарочной коробке из офиса забрали. Рассказывают, что они спецоперацию разрабатывали 2-3 месяца. Бред! Если они действительно следили за нами так долго, они не могли не знать сотрудников гаража и о том, что здесь работают выходцы с бывшего СССР», – указывает на нестыковки собеседник.

Гелани не понимает, как можно устраивать маски-шоу и поднимать такой шум в прессе, чтобы потом сказать: «Мы просто проверяли информацию».

«Сомневаюсь, что они посмели бы себя так вести с французами», – резюмирует он.

«Читали, что чеченцев-бандитов задержали? Это я и Николай»

Под замес попала и 51-летняя уроженка Украины Ольга Кочубинская. Она с сыном уже несколько лет живет во Франции. О спецоперации вспоминает крайне эмоционально.

«Раньше мы жили в сквоте (пустующие здания, захваченные бездомными. – «Кавказ.Реалии»), а потом сквот выселили. Тогда мы узнали об открытии гаража, где есть работа. Переехали сюда, здесь и жили. Сын в гараже подрабатывал», – говорит она.

Теперь Абдулмалика, который вошел в положении Ольги, ждут неприятности за то, что нанял Николая без документов.

"Малик просил их ничего не ломать"
«Малик просил их ничего не ломать»

«После установления личности нас отпустили. Для людей со слабой психикой все это очень травматично, – признает женщина. – Достаточно вспомнить грохот стрельбу, взрывы дверей… Было страшно. Я выбежала из комнаты, а на меня направил дуло какой-то полицейский. Потом русскоговорящие переводчики разъясняли наши права, зачитывали, в чем нас обвиняют, было очень много статей».

«Дожила до 51 года, а тут захват какой-то, полиция, допросы. Мы только отошли от этого, а тут стала смотреть, что пишут в интернете! Позвонила родственникам в Украину и говорю: ‘Читали, что во Франции чеченцев-бандитов задержали? Это я и Николай, если что'», – с сарказмом произносит Ольга.

По ее словам, родственники дара речи лишились: «Думала, что такое бывает только в Украине и в России, но – нет».

«У меня после их ухода пропала спортивная сумка и блины для гантелей», – смеется Николай.

Корреспондент «Кавказ.Реалии» поговорила почти со всеми задержанными 13 октября – Маликом Жунхотовым, Зауром Демельхановым, Ахмадом М., Ольгой Кочубинской, Николаем Кочубинским, Б. Махаури, Магомедом Т., Гелани Курбановым, Игорем В., С. Аленом, Абитом Л., Рашидом, Колей П. и Исламом С.

Из 23 человек 19 были отпущены домой на второй и третий день, ни к одному из них у полиции нет претензий. Под стражей находятся лишь четверо. Ранее судимый Рустам Устарханов, к слову, единственный, чья фамилия была в досье «S» – списке лиц, представляющих угрозу для нацбезопасности Франции.

Адвокаты «четверки» от комментариев воздерживаются. Работа гаража «GTS» на время разбирательств приостановлена – вся техника опечатана, машины клиентам не возвращены, счета арестованы.

По словам одного из владельцев автомастерской, ее деятельность, скорее всего, восстановлена не будет. «Не имеет смысла. После того, какую они нам репутацию создали, даже если все утрясется, ни один клиент не доверит нам машину. Весь город знает о спецоперации. Взрывы и крики слышали все, поди теперь объясни, что ты не верблюд», – резюмирует собеседник «Кавказ.Реалии».

Зара Муртазалиева

https://www.kavkazr.com