ФСБ СНОВА ВЫБИВАЕТ ПОКАЗАНИЯ ПЫТКАМИ!?

рубрика: Новости

 РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛА О ТЕРРОРИЗМЕ ОТЛОЖЕНО. ДЕЛО ГАДЖИЕВА И МАХСУДОВА

 

Сегодня, 30 октября, прошло очередное заседание по делу молодых дагестанских рабочих Магомедхабиба Гаджиева и Нурлана Махсудова, обвиняемых в подготовке терактов в Москве.

Процесс по существу начался без всякой огласки.  Резонанс он получил после того, как адвокат Тимур Идалов, сам вступивший в дело, был необоснованно приговорен к 12-ти суткам ареста якобы за вождение без прав, будучи задержанным непосредственно возле суда. Доказательств того, что он находился за рулем, нет.

Факт незаконного преследования адвоката правозащитники связывают с тем, что он принял во внимание заявление Гаджиева о пытках, а именно, многочасовом избиении и применении к нему электрического тока. Согласно показаниям Гаджиева после пыток он был доставлен в свою рабочую каптерку, где у него под камеру были «изъяты» компоненты взрывчатых веществ, и проведена инсценировка задержания. Попытка отказаться от выбитых показаний, сделанная в ИВС, повлекла новые пытки. То же самое касается и Нурлана Махсудова.  Только в СИЗО подследственные смогли опровергнуть вынужденный самооговор.

Поражают фотографии Гаджиева, имеющиеся в деле – на его лице присутствуют явные следы побоев, на которые суд ранее не желал обращать внимания. Вступление в дело адвоката Идалова и ООД « За Права Человека» изменило ситуацию. Руководитель «ЗПЧ» Лев Пономарев обратился за помощью к ПЦ «Мемориал», благодаря чему в деле появился еще один адвокат, Иван Новиков. Эксперт «ЗПЧ» Петр Курьянов, сначала выполнявший функцию прессы, вошел в дело как общественный защитник. Таким образом, процесс стал достоянием общественности.

Сегодня на заседании присутствовали мать и бабушка Гаджиева, приехавшие из Дагестана. Во время ожидания в коридоре они рассказали о том, что Мухамедхабиб приехал в Москву на заработки, для экономии он купил самые простые телефоны, чтобы выбрать из них наиболее годный, а свой продать. Эти телефоны, по версии следствия, должны были послужить для взрывных устройств (сторона защиты в конце заседания получила возможность с ними ознакомиться). Женщины рассказали, что все село готово поручиться за невиновность Мухамедхабиба, – собрано 130 подписей в его поддержку.

Сами подсудимые присутствовали на заседании  в застекленных «стаканах». Сторону защиты представляли адвокаты И. Новиков, В. Сидоров, и общественный защитник П. Курьянов. Судьи – Э. Борисов, О. Белоусов, В. Мадрин, прокурор – Э. Зотчик.

В течение всего заседания защита заявляла ходатайства об истребовании тех или иных доказательств. Адвокат Новиков вспомнил при этом статью 86 УПК, согласно которой суд также по собственной инициативе может испрашивать доказательства в пользу невиновности обвиняемого. В частности, речь шла о видеосъемке задержания рабочих (по свидетельству Гаджиева, фиктивного), где присутствуют следы пыток.

Судья Борисов задал вопрос, почему сама защита не истребовала эти доказательства.

На это адвокат Новиков заметил, что сторона защиты неоднократно заявляла ходатайства об ознакомлении с вещественными доказательствами, на что получала отказ. Обстоятельства задержания стали известны защите на последней стадии процесса.  Кроме того, на запрос адвоката ответ может быть получен в течение месяца, в то время как судья имеет полномочия требовать ответа на свой запрос в назначенный им срок.

Общественный защитник Курьянов косвенно напомнил суду о том, что в его интересы должно входить справедливое разбирательство. Поддержав Новикова, он заявил о том, что просит суд о содействии в истребовании доказательств, которые влияют на ход всего дела. Также он заявил, что отказ суда в таком содействии влечет затягивание процесса.

Примерно та же история повторилась с другими ходатайствами, некоторые из которых все же были удовлетворены. Было заявлено и ходатайство о доступе к списку материалов,  переданных для проверки в СК.

По ходу выяснения деталей суд интересовался, откуда защите известно, что протокол допроса, где обвиняемые свидетельствуют о пытках, принадлежит к документам, передаваемым в СК , на что Петр Курьянов отвечал, что сделал эти выводы исходя из презумпции добросовестности суда,  который просто обязан это сделать.

В завершение суд удовлетворил ходатайство стороны защиты об отложении заседания для истребования защитой доказательств, что требует времени.  Это понятное решение, учитывая, что исследование СК документов о пытках должно занять не менее месяца. Таким образом, продолжение процесса отложено  на неопределенное время. О следующем заседании участники будут уведомлены отдельно.

Напомним, что  Магомедхабиб Гаджиев 1995г.р. и Нурлан Махсудов 1994 г.р. были заключены под стражу 2 октября 2017 года по решению Мещанского суда по подозрению в террористической деятельности. Они обвиняются сразу по нескольким статьям, среди которых и участие в деятельности террористической организации ( ст. 205 УК), и незаконное хранение и приобретение оружия ( ст. 222 УК). Подследственные дали признательные показания, от которых отказались, заявив о примененных к ним пытках. В пользу этого заявления свидетельствуют и фотографии из материалов дела, где на лице Гаджиева видны гематомы и ссадины.

В конце октября 2018 г. суд удовлетворил ходатайство прокурора огласить первоначальные признательные показания подсудимых. Однако, допрос Гаджиева стороной защиты, в частности, общественным защитником от  ООД «За Права Человека» Петром Курьяновым, при котором обвиняемый снова рассказал о пытках, вынудил суд отправить материалы о применении пыток на проверку в СК.

АВТОР – МАРИЯ РЯБИКОВА