Их-там-есть!

рубрика: Новости
Фото из открытых источников

Их не было весной 2014 года в Крыму. Их нет уже четыре года на Донбассе. Их нет в Сирии. Их нет в ЦАР, в Ливии и в Судане… Зато они, похоже, есть в Гааге. 

Так называемые «ветераны военных конфликтов», известные также как «отпускники», «добровольцы» и «ополченцы», а на самом деле обычные «солдаты удачи», то есть боевики-наемники из российских частных военных компаний, намерены обратиться за защитой своих прав (!) не куда-нибудь, а в Международный уголовный суд (МУС) в Гааге. Ветераны нелегальных вооруженных формирований планируют добиваться официального признания и статуса, полагающихся выплат, льгот и т.п. от российского государства, которое, отправляя их на войну, отказывается признавать их присутствие в горячих точках и, как результат, брать на себя какую-либо социальную и финансовую ответственность за них. Скрывая потери, погибших часто даже хоронят под безымянными плитами. Судя по заявлениям, такое положение дел «ихтамнетов» больше не устраивает и они намерены настаивать на расследовании международными организациями секретных военных миссий в Сирии, в Украине и в Африке.

«Мы здесь есть!» — пишут они в гаагский МУС (членом которого Россия, кстати говоря, не является и под его юрисдикцию не попадает). В проекте обращения говорится, что российское государство, не признавая участников конфликтов в Донбассе, Сирии и Африке «своими», фактически вводит «гражданских лиц в заблуждение» «с целью незаконного использования в военных целях». Все это предполагается обсудить на некоем форуме ветеранских организаций 18 ноября в Москве.

Однако в Кремле настаивают, что их нет не только там, но и здесь. «Мы не знаем, о каких ветеранских организациях вы говорите. Ничего не могу сказать по этому вопросу», — заявил на днях пресс-секретарь президента России.

Тем временем в ряде так называемых «пригожинских» СМИ уже две недели пытаются дискредитировать организатора этого действа ветерана-«ихтамнета» Евгения Шабаева. Он больше не «боевой товарищ», а «провокатор» и «паразит», поскольку, по информации так называемого Федерального агентства новостей, подготовил обращение к прокурору Международного уголовного суда с призывом «возбудить уголовное дело на основании Статьи 7 Римского статута Международного уголовного суда, а именно пункта (i) — «насильственное исчезновение людей».

Примечательно, что именно Шабаев был среди тех, кто подтвердил массовую гибель российских граждан в Сирии в феврале этого года. Тогда в ходе боев в районе населенного пункта Дейр-Эз-Зор, согласно свидетельствам очевидцев, погибло свыше 200 служащих ЧВК из России. 12 февраля был направлен официальный запрос Путину о случившемся. Несложно догадаться, что ответа не последовало.

Летом в Центральноафриканской республике были убиты трое российских журналистов, снимавших документальный фильм о деятельности ЧВК в Африке.

Некоторое время назад российские власти в один голос опровергли информацию о переброске российских военных в Ливию, а уже чуть ли не на следующий день российский бизнесмен Евгений Пригожин, чье имя СМИ связывают с «ЧВК Вагнера», «фабрикой троллей» и поставкой продуктов на кухню Кремля, открыто участвовал во встрече министра обороны России Сергея Шойгу с ливийским маршалом Хафтаром в Москве. Появление повара на встрече высокопоставленных военных чинов власти объяснили незатейливо: Пригожин якобы организовывал в Минобороны РФ официальный обед для глав военных ведомств России и Ливии, а также принимал участие в обсуждении культурной программы визита ливийской делегации. Видимо, в «культурную программу» входило представление ливийцам реального руководителя «отпускников», «отдыхающих» в Ливии.

Понятное дело, для дестабилизации такой страны, как Ливия, достаточно поддерживать одну из воюющих группировок. Это позволит усилить и одновременно контролировать поток беженцев из Северной Африки, то есть контрабанду людей в Европу, где политические партии выигрывают и проигрывают выборы только из-за отношения к мигрантам. Этого хватит, чтобы вновь раскачать политические качели. Такой аргумент для европейских столиц, надеются в Москве, окажется весьма убедительным.

Попытки обращения военных наемников в международные организации с требованием заставить российские власти (которые, между прочим, их наняли, обучили, вооружили и тайно отправили воевать) признать их, а также участие «рестораторов» в геополитических переговорах наравне с министром обороны и начальником Генерального штаба, как и все последние истории с «героями ГРУ», свидетельствуют о глубоком кризисе. Все это наглядно демонстрирует, как на самом деле функционирует государство-мафия.

«Частная военная компания» в России — в стране, где полностью отсутствуют общественный и гражданский контроль за коррумпированным государством и политически значимые независимые СМИ, где нет разделения властей, но есть избирательный подход к соблюдению законов и зависимые суды, — крайне противоречивое и опасное явление. В конкретных условиях разрастание наемнического бизнеса в России под прикрытием государства и при абсолютной информационной закрытости ведет к быстрому формированию, закреплению и усилению неконституционного, но очень опасного института. Эта силовая структура, по сути, незаконное вооруженное формирование, которое сможет использовать кто угодно (при наличии денег и склонности к авантюрам) в каких угодно целях как за границей, так и внутри страны.

Неудивительно, что деятельность этих структур в России до сих пор законодательно не определена и не регулируется. Нет сомнений, что юридический вакуум и путаница поддерживаются намеренно, для удобства ведения так называемых гибридных операций и войн, чтобы снять с государства ответственность — как за действия служащих частных военных компаний, так и за их судьбу, будь то гибель или попадание в плен.

Причастность государства к процессу создания и развития негосударственных вооруженных формирований, неформальное сращивание государственных и негосударственных силовых структур переводит в новое качество всю государственную систему.

Если с 1990-х годов и до сих пор ключевой проблемой России была фактическая неразделенность власти, собственности и крупного бизнеса, то теперь в эту систему включается автономный силовой элемент, выращенный за последние годы при государственном участии и на государственные деньги и используемый, в частности, в ходе скрываемого от общества нелегального ведения боевых действий в Сирии и Украине.

Это имеет множество разных последствий: нравственно-этических, политических, международных, военных. Но, помимо этого, создание в России гибридных, официально не признаваемых, неформальных вооруженных формирований имеет ключевой внутриполитический аспект: это явная и значительная угроза безопасности внутри  страны.

Григорий Явлинский

Политик и экономист

https://www.yavlinsky.ru