Category archive

Разное - page 22

К 80-летию смерти Тапы Чермоева

рубрика: Разное
Абдул-Меджид (Тапа) Чермоев

О главе горского государства и самом успешном среди чеченских нефтепромышленников

Чермоев Абдул-Меджид (Тапа) родился в 1882 году в родовом имении Арцу-юрт (территория на въезде в современный Грозный со стороны Аргуна) в семье известного российского генерала, георгиевского кавалера Арцу Исхаковича Чермоева. По национальности чеченец, потомственный дворянин. Окончил реальное училище во Владикавказе и Императорское Николаевское кавалерийское училище (1901).

В 1901-1906 гг. служил в конвое Его Императорского Величества. В 1905 году женился на Хаве-ханум Ибрагимбековой, азербайджанке, чьи родители, бизнесмены давно уже жили во Владикавказе. Ибрагимбекова была с Тапой до конца жизни, эмигрировав с ним в 1919 году.

С 1906 по 1914 год Чермоев занимался бизнесом в области нефтедобычи — сдавал в аренду земли в районе Грозного, унаследованные им от отца. Он не был первым чеченцем, кто понял перспективу нового бизнеса, но стал самым успешным среди всех местных нефтепромышленников.

С началом Первой мировой войны он, как и многие из членов семьи Чермоевых, ушел на фронт добровольцем и с 1914 по 1916 гг. проходил службу офицером Чеченского конного полка Кавказской Туземной конной дивизии (более известной как «Дикая дивизия»). В чине штабс-ротмистра был тяжело ранен в конце 1916 года и лечился во Владикавказе, награждён боевыми орденами.

В 1916 году Чермоев обратился к властям с предложением восстановить права чеченцев на их землю, как это было обещано в 1860 году князем Барятинским в его известной «Прокламации к чеченскому народу». Прошение было рассмотрено на уровне Кавказского наместничества и лично императором и согласовано к исполнению в феврале 1917 года.

В марте 1917 года Чермоев был избран членом Временного ЦК объединенных горцев от Чечни, финансировал деятельность Временного ЦК. По своим политическим убеждениям был ближе к федералистам: до Октябрьской революции в Петербурге 1917 года выступал за федеративные отношения с Россией, позже за федерацию с казаками и за федеративные отношения с закавказскими республиками. Был ориентирован на полную независимость от России.

В мае 1917 года на I съезде Союза объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана Чермоева избрали председателем ЦК Союза объединенных горцев. Он был также членом Терского областного Чеченского народного исполнительных комитетов.

В октябре 1917 г. Тапа Чермоев стал членом Объединенного правительства Юго-Восточного союза (объединения горцев, степных народов и казаков Юга). В ноябре 1917 года в связи с преобразованием ЦК союза в Горское правительство подал в отставку; остался членом Горского правительства от Чечни.

С начала 1918 года вновь руководил государством горцев в должности министра-председателя Горского правительства, в качестве которого подписал договор об образовании независимой Республики Союза горцев 11 мая 1918 года в Батуми на международной конференции. Оставался главой Правительства до декабря 1918 года до принятия решения Союзным парламентом о формировании делегации в Париж, где его кандидатура была выставлена в качестве руководителя делегации горского правительства на мирной конференции в Париже.

Могила Абдул-Меджида (Тапы) Чермоева   С 1919 года Чермоев жил в Париже, куда направился в качестве руководителя делегации Республики Союза горцев Северного Кавказа. От имени республики он подписал договор о мире и дружбе с Кубанским правительством в Париже в июле 1919 года.

Проживал Чермоев и в Париже, и в Лондоне, был активным деятелем горской эмиграции в Европе. Во французской столице он участвовал в масонских ложах для горцев Северного Кавказа «Золотое руно» и «Прометей» с 1924 года по 1930 годы, а также финансипровал их и являлся их соучредителем.

Политической деятельностью Чермоев перестал заниматься с начала 30-х годов XX века. В 1932 году королевский суд Лондона объявил его банкротом.

Скончался Чермоев 27 августа 1937 года в Лозанне (Швейцария), что стало совершенно неожиданным для всех, кто его знал — даже для тех, кто поддерживал с ним связи в Лозанне. Ничто не предвещало такого исхода. Это породило слухи о возможном вмешательстве советских агентов. Тело было перевезено в Париж и захоронено на мусульманском кладбище Бобиньи под Парижем (Франция).

Могила Абдул-Меджида (Тапы) Чермоева
https://www.kavkazr.com

Как русские колонизаторы требовали повторной депортации чеченцев.

рубрика: Разное

Насылающие ветер

И кто разрушает ограду, того ужалит змей

Экклезиаст

Сорок пять лет назад, 28 августа 1958 года, в Грозном войсками Северо-Кавказского военного округа были подавлены массовые беспорядки. Выступления начались как античеченские — с требований повторной депортации чеченцев и ингушей — но, как это обычно было в СССР, быстро стали антисоветскими: толпы взяли штурмом и разгромили обком КПСС.

*****
«<…> 23, 24 и 25 августа, днем и ночью, беспрепятственно и открыто проводилась <…> политическая провокация, имевшая целью окончательно шовинистически взвинтить и натравить на чеченский и ингушский народы отсталые элементы русского населения города. <…>

Близ Чернореченского химического завода был построен специальный помост и на нем, несмотря на летний зной, три дня на льду держали гроб с погибшим в драке с чеченцем русским <…> Этот русский на клубном вечере в пьяном виде привязывался к молодому чеченцу-шоферу Луле Мальцагову, преследовал его со своими приятелями на улице, вступил с ним в драку с обоюдным применением карманных ножей и был им, в порядке самообороны, смертельно ранен. Три дня возле помоста рыдал похоронные мелодии оркестр. Ночью открытый гроб освещался специальными прожекторами. Днем и ночью экзальтированные, распаленные до шовинистического озверения «ораторы» обоего пола призывали толпу к мести «бандитским народам». <…>

Ряд грозненских коммунистов для немедленной локализации беспорядков настойчиво предлагали мобилизовать всех коммунистов многотысячной городской парторганизации. Руководители отказались. Для прекращения нараставших бесчинств не были использованы ни войска МВД, ни милиция, ни составлявшие гарнизон воинские части, ни курсанты военно-летного училища. А для прекращения двухсуточного контрреволюционного митинга, чтобы согнать с уличной трибуны погромных «ораторов», было достаточно пожарной команды с брандспойтами! <…>

Всему этому <…> открыто содействовали многочисленные русские ответственные работники, во главе с секретарями обкома и горкома КПСС (Сайко, Черкевичем, Шепелевым и др.). Некоторые коммунисты и ответственные работники и члены их семей находились в бесновавшейся шовинистической толпе. Секретари обкома и горкома, русские заместители председателя Верховного совета ЧИАССР шествовали, вместе с черносотенными демонстрантами, возле гроба русского хулигана, стояли на <…> уличной трибуне рядом с <…> ораторами, молча слушали <…>

<…> 26, 27 и 28 августа <…> доведенной до осатанения, толпой <…> был захвачен на полтора дня и разгромлен обком КПСС и другие здания, захвачены связь и железнодорожная станция, зверски избивались, убивались насмерть и подвергались на улицах растерзанию первые попавшиеся мирные чеченцы и ингуши <…> толпа свирепо топчет на мостовой схваченных случайных прохожих — чеченцев, выдавливая из них, еще живых, кишки <…>

Зародыш активности <…> проявило какое-то подразделение войск МВД: из первого этажа захваченного погромщиками здания обкома через заднюю дверь, во двор, удалось вытолкать человек семьдесят, впихнуть их в подогнанные к двери тюремные машины и доставить в тюрьму. <…> через несколько часов, по распоряжению Шмойлова [начальника областного управления КГБ], все захваченные участники беспорядков были выпущены на свободу. <…>

Все усилия Шмойлова <…> были направлены на то, чтобы «успокоить» руководство в центре, поддержать лживую, «облегченную», «успокоительную» версию местных партийных руководителей, будто «ничего особенного», «ничего серьезно — политического» не произошло. Даже на городском, а затем и республиканском партактивах, собранных вслед за введением в город войск Северокавказского военного округа, местные руководители так изворачивались перед сотнями членов партии, перед присутствовавшим членом Президиума ЦК КПСС товарищем Игнатовым, утверждая, что было просто «хулиганство», будто подвыпившие элементы, главным образом — рабочая молодежь, «слегка перешли границы дозволенного», — что товарищ Игнатов был вынужден осечь «бодрячков» и «оптимистов»: «Вас-бы вздернули через пару дней на уличных столбах, как в Венгрии, — если-бы не меры, принятые ЦК КПСС!»
*****
Хочется себя ущипнуть. Во-первых, настолько начало тех событий напоминает пиар-кампанию нашей чеченской войны. Во-вторых, какие люди сидели в Политбюро — то ли разум, то ли, скорее, инстинкт власти подсказывал им: погромщик неуправляем, начав с инородца — не остановится, дойдет и до начальника.

Но кому принадлежит этот текст? Кто писал? Коммунист — чеченец? Вот и нет — Сергей Петрович Писарев, безусловно, был большевиком, но также и терским казаком. В прошлом году ему исполнилось бы сто лет, умер он в 1979-м. Участник Гражданской войны. Арестован в ходе «большого террора», но — «в 1938 году, несмотря на 43 допроса, из которых 23 были с пытками, все-же ни самооговора, ни оговоров от меня не добились». Писал из камеры во все инстанции, ходатайствуя за таких же, как он, безвинно арестованных. Освобожден. Участник Отечественной войны, фронтовик (с переломанным на допросах позвоночником!). После войны, оправдывая фамилию, опять писал во все инстанции. В 1953-м помещен в тюремную психиатрическую больницу. Опять писал, был освобожден, сумел добиться от ЦК расследования «карательной психиатрии». В 1960-м он опять писал, защищая гонимых. С конца 60-х участник диссидентского движения, вместе с Алексеем Костериным и Петром Григоренко относился к тем, кто противопоставлял советсткую действительность ?ленинским заветам?.
*****
Еще до грозненских погромов подготовил и направил в ЦК КПСС «Доклад на 70 страницах»: «За два месяца до этих событий в моем докладе приводились десятки фактов оскорблений национального достоинства и ущемления законных прав чеченцев и ингушей и полной безнаказанности вдохновителей и участников эксцессов против них, отличавшихся от августовских событий только своим масштабом. <…> широко и совершенно безнаказанно на глазах у сотрудников аппарата Шмойлова, среди казачьего и городского русского населения распространялись, с целью провокации, диверсионные бредни про «оскверненную русскими», якобы, по мнению чеченского и ингушского народов «их священную землю», про необходимость, якобы, «ее очищения кровью русских детей и изнасилованных чеченцами русских девушек» и т.д. Эти упорно и безнаказанно распространявшиеся слухи имели, как не может вызвать сомнений, своим назначением поднять ненависть к чеченцам среди отсталых элементов до степени ярости, вызвать панические настроения и прямые эксцессы против возвратившихся.»

Когда гром грянул, КГБ все же обратил свои взоры… на авторов «Письма…»: «Своим трудолюбивым вниманием меня удостоили четверо майоров и подполковников госбезопасности, лично меня разувавших и выворачивавших стельки и подкладки в моих сапогах, переворачивавших вверх дном мои столы, чтобы осмотреть нижние срезы каждой из ножек…» Требовали одного: «…скажите, ОТ КОГО вы эти сведеения получили? Скажите, — и тогда вам ничего не будет». Писарев не только не сказал, но также отрекся от авторства «Письма…».

Именно этому и посвящено другое его письмо 1960 года, обильно здесь цитируемое «Приложение ¦ 3 к заявлению Председателю КПК при ЦК КПСС, раздел 1. ПОЧЕМУ В АПРЕЛЕ 1959 ГОДА Я БЫЛ ВЫНУЖДЕН ОТРИЦАТЬ СВОЕ АВТОРСТВО ДОКЛАДА НА СЕМИДЕСЯТИ СТРАНИЦАХ? (Некоторые данные, объясняющие мое недоверие подполковнику госбезопасности Халееву, и основания для проверки служебной деятельности и партийного лица как Шмойлова, так и Халеева).»

*****
А Шмойлова все же убрали с должности:

«…за преступную по существу и по форме «операцию» осенью 1959 года в ингушском районном центре Галашки. Шмойлов направил туда опергруппу с обычной для него, как для великорусского шовиниста, установкой: не доверять ни одному ингушу, а потому не согласовывать операции ни с начальником раймилиции, ни с председателем РИКа, ни даже с первым секретарем райкома КПСС. Посланные им незаметно залегли в засаду и убили из засады ни в чем не повинных стариков-ингушей, после чего сами были окружены и схвачены поднятой по тревоге местной милицией. <…> Шмойлов с работы был снят.»

Этим, наверное, и отличается то время от нашего. В Галашках вновь гибнут люди — но ответственность за это, хотя бы дисциплинарную, до сих пор никто не понес.

Но власть должна помнить: посеешь ветер — пожнешь бурю.

http://www.polit.ru

В Чечне проходит кампания по «воссоединению семей» — силовики и чиновники заставляют пары сойтись после развода

рубрика: Разное

По мнению Рамзана Кадырова, корень всех социальных проблем кроется в огромном количестве разводов.

Чеченские власти проводят кампанию по воссоединению семей — пары, которые расстались после развода, силовики, чиновники и духовенство совместными усилиями заставляют снова жить вместе. Комиссия по примирению работает уже больше месяца, сообщает Русская служба ВВС. Причем мирят не только супругов, которые развелись недавно, но и тех, кто живет отдельно уже несколько лет. Если у мужчины новая семья, его могут вынудить примириться с бывшей супругой и взять ее второй женой, что соответствует нормам ислама.

В начале июля глава Чечни Рамзан Кадыров, объявивший о начале кампании, заявил, что корень всех социальных проблем кроется в огромном количестве разводов. По его мнению, дети из неполных семей гораздо более подвержены влиянию экстремистов, особенно когда остаются с матерью.

В итоге по всей республике были организованы штабы по воссоединению семей, работающие практически в круглосуточном режиме. Действует горячая линия, на которую могут звонить все, кто хотел бы помириться со своей бывшей второй половиной при помощи властей.

В вышедшем неделю назад сюжете телеканала «Грозный», говорилось, что 817 пар уже воссоединились в Чечне по программе Кадырова. По данным ВВС, за полтора месяца комиссия отчиталась о 1000 воссоединенных семей. Мэр Грозного Муслим Хучиев в интервью «Фонтанке», опубликованном во вторник, рассказал, что только по столице Чечни на начало августа воссоединились 128 таких семей.

Кадыров призвал «разбудить людей, рассказывать, объяснять»

Кадыров, приводя доводы в пользу кампании, недоумевал: «Если они могут жить друг с другом, пока не родят трое, четверо, пятеро детей, почему потом разводятся? Если все было хорошо, пока не родится пять детей, почему нельзя после этого ради детей жить вместе?» По данным главы Чечни, из детей, которые стоят на учете как правонарушители, 80% — из разведенных семей, которые растут с матерями.

«Духовенство, главы сел и районов, начальники полиции должны выяснить, почему люди развелись. Мы должны читать проповеди, учить, помогать, работать над этим вопросом. Мы должны спрашивать у людей, что вам нужно, чего вы хотите? Если мы не наладим эту работу, эти дети вырастут и создадут нам проблему» (цитата по Русской службе ВВС), — сказал тогда чеченский лидер, объявляя старт кампании. Он призвал «разбудить людей, рассказывать, объяснять», «вернуть женщин, которые ушли от мужей, помирить их».

Как рассказывают жители Чечни в WhatsApp, в муфтияте заявили, что по новым правилам теперь в Чечне муж в случае развода с женой должен будет заплатить ей минимум 300 тысяч рублей. Кроме того, было решено, что мужчина не имеет права разводиться с женой, если нет веской причины. Тогда его накажут, вернут жену и заставят ее обеспечивать.

Как происходит примирение

Секретарь общегородского штаба по гармонизации брачно-семейных отношений Расул Успанов рассказал Русской службе BBC, как происходит примирение. После того как поступает звонок на горячую линию, разведенных по очереди вызывают в штаб, выясняют причину развода. Сначала бывших супругов обрабатывает мулла, потом подключаются родители. После того как семьи воссоединяются, комиссия по воссоединению продолжает следить за ситуацией в семье, ведет «сопровождение брака».

Мэр Грозного Муслим Хучиев признался, что он тоже мирит расставшихся супругов. «К этому подключаются и духовенство, и власть, и старейшины, родственники. Весь инструмент, который есть в обществе, используется», — сообщил он «Фонтанке». По его словам, власти и сами ездят по семьям, и вызывают людей на заседание комиссии. Кадыров же, по его словам, лично примирением не занимается.

В то же время есть несколько категорий семей, которые, несмотря на все усилия, воссоединить не удалось. По словам Хучиева, к примеру, если человек трижды оставил жену, по канонам ислама, он уже не может с ней соединиться, только если она выйдет замуж за другого, а затем вернется. Вдовы также входят в перечень семей, которые невозможно воссоединить. Есть категория бывших супругов, которые повторно создали семью, и тех, кто проживает за пределами России. Их тоже мирить не стремятся.

По словам Успанова, в случае если муж после развода женился второй раз и после работы комиссии по примирению вернул первую жену, теперь он живет с двумя женами, так как по законам ислама мужчина имеет право жениться четыре раза. «Благодаря этой комиссии у него теперь не одна супруга, а целых две», — с гордостью заключил он.

Никакого насилия, заверяют власти

В то же время, по данным Русской службы новостей, среди жителей Чечни есть и те, кто считает подобную кампанию насилием над людьми. Некоторые настаивают на том, что брак и развод — их личное дело, которым они не собираются делиться с властями.

Впрочем, глава департамента по связям с религиозными и общественными организациями администрации правительства Чечни Рустам Абазов настаивает, что никаких насильственных воссоединений не проводится, так как «мы живем в цивилизованном обществе». «Российское государство — это светское государство, тем более у нас в Чечне никаких нарушений прав человека нет и не может быть, так как гарантом в данной ситуации является Рамзан Ахматович. Никаких санкций на этих людей не накладывают. Это их личная жизнь. У нас свобода слова», — заверил он.

Однако из слов чиновников следует, что чеченские власти готовы выполнять приказ Кадырова с неистовым рвением и останавливаться на достигнутом не собираются. Так, по словам Расула Успанова, пока не закрыт вопрос с большой категорией разводов по причине «непримиримых разногласий». Он отметил, что проблема будет решаться в будущем с участием «всех авторитетных людей республики» и богословов.

https://crimerussia.com

ШТУРМ ГРОЗНОГО БЫЛ МЕСТЬЮ ЗА РАЗГОН МИТИНГА

рубрика: Разное

Интервью Асланбека Исмаилова о штурме Грозного 6 марта 1996 г.

ШТУРМ ГРОЗНОГО БЫЛ МЕСТЬЮ ЗА РАЗГОН МИТИНГА

Грозненцы все еще находятся под шоком недавнего штурма столицы. Массу версий по поводу этой акции появилось в средствах массовой информации. Массовый читатель знаком только с мнением официальных лиц, командования федеральных войск и сторонних наблюдателей.

Как оценивают это событие сами участники штурма? Нашему корреспонденту удалось встретиться с одним из них, полковником Асламбеком
Исмаиловым. Асламбек воевал в Афганистане. Он участвовал и в Буденовском рейде.

— Асламбек, какую цель преследовали боевики этим штурмом?

— Помните, как разогнали в феврале митинг в Грозном «федералы» и грозненская милиция. Тогда погибло 10 человек и было ранено свыше 20. Мы хотели отомстить за это преступление. План штурма был составлен Главным штабом вооруженных сил ЧРИ. На рассвете 6 марта несколько сот чеченских ополченцев предприняли штурм Грозного. Атаковали мы со всех сторон и за два-три часа фактически овладели тремя районами Грозного — Октябрьским, Заводским и Старопромысловским. А утром 7 марта десятки наших бойцов вели локальные бои уже в центре столицы.

— Простые граждане даже днем не могут пройти без досмотра блок-посты. Как же сотни вооруженных до зубов бойцов проникли в Грозный?

— Вчера я смотрел видеокассету о встрече командующего Вячеслава Тихомирова с руководителями и старейшинами г. Шали и района. На этой встрече российский генерал, отвечая на этот вопрос, сообщил, что на г. Грозный есть 201 путь. А я скажу, что в Грозный мы сможем проникнуть по тысячам тропам. В столицу мы зашли тихо, без суеты и без проблем преодолевали посты.

— Говорят, что боевики охотились за чеченскими милиционерами. Насколько все это правда?

— В ходе операции мы часто перехватывали радиопереговоры федеральных войск. Иногда они сообщали, что чеченские боевики переодеты в милицейскую форму и передвигаются по городу на спецмашинах МВД. Это выдумка спецслужб и запущена эта утка была, чтобы оправдать убийства федералами.
К примеру, наша группа заняла здание вневедомственной охраны Октябрьского РОВД, где было несколько сотрудников. Последние выполнили приказ — сложить оружие и мы их отпустили.

— Какие жертвы понесли боевики в ходе штурма?

— С нашей стороны погибло и ранено 12 бойцов.

— Асламбек, слышали, что в дни грозненской операции в столице Чечни побывал Джохар Дудаев. Это так?

— Да, действительно, Джохар был в Грозном несколько часов, и мы, полевые командиры, уговорили его покинуть столицу в целях его же безопасности.

— Ходят разговоры о том, что чеченскими боевиками в дни осады Грозного было вывезено (или похищено!) много материальных ценностей, вплоть до домашней утвари.

— Говорить могут что угодно, а кому-то это и выгодно. Так, 9 марта, все чеченские формирования, входящие в структуру ВС ЧРИ, по приказу Главнокомандующего вечером покинули Грозный. Однако все последующие дни российское радио и некоторые газеты сообщали, что дудаевские снайперы, осевшие в разрушенных зданиях, ведут прицельный огонь по мирным гражданам. А ведь после 9 марта в Грозном погибло немало людей, в том числе женщин и детей. Кто их убивал?
А по поводу наших хищений скажу: чеченские ополченцы из складов МЧС взяли на запас продукты питания, а из складов Минздрава — лекарства и перевязочный материал. Ведь война еще не закончилась и все это пригодится в будущем. Все равно эти продукты, лекарства не доходят действительно нуждающимся, а расхищаются. Забрали также несколько единиц госавтотранспорта.

— Как ваша сторона оценивает подписываемые в населенных пунктах трехсторонние соглашения? Быть может они принесут мир на чеченскую
землю?
— Дай, бог! Я — не сторонник войны. Но, по моему убеждению, мир и спокойствие не наступят пока руководство России на сядет за стол переговоров с Джохаром Дудаевым.

 

Беседовал Алхазур Муцураев

Источник: газета «Грозненский рабочий» №11 (20610) от 29 марта — 4 апреля 1996.

Полина Жеребцова: в России жизнь человека не стоит ни гроша

рубрика: Разное

Что должен пережить человек, чтобы начать испытывать отвращение по отношению к своей стране? Нашедшая себе новый дом в Финляндии бывшая российская журналистка, а ныне свободный художник Полина Жеребцова (32 года) знает ответ на этот вопрос.

Жеребцова родилась и выросла в Чечне и пережила две кровавые войны, оставившие в ее душе глубокие шрамы. В неспокойное время белокурая русская девушка вела дневник, который в итоге опубликовала в виде книги («Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994-2004»), в которой она рассказывает, какие ужасы были вынуждены пережить обычные люди – вне зависимости от национальности. Книга принесла ей как известность, так и угрозы убийством, не говоря о постоянных нападениях.

 

С женщиной, попавшей в мясорубку, я встретился на прошлой неделе в одной из прибрежных гостиниц Таллинна. Во время беседы я заметил, как она чудесным образом светится жизнерадостностью и душевностью – насколько она выше всего плохого.

Обложка книги «Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994-2004», вышедшей и на эстонском языке. / Издательство Tänapäev

— Полина, расскажите, пожалуйста, почему вы сбежали со своей родины.

 

— Мне и моей семье угрожали. Мы долго ждали. Верили, что когда-то это закончится. Причин, по которым нашу жизнь сделали невыносимой, было много, но все они по своей сути сводились к одному и тому же.

Смотрите, я достаточно долго занималась в России журналистикой. Сначала работала в Чечне. Один раз написала историю о том, как на улицах Грозного оставили игрушки, которые позже взорвались в руках у нашедших их детей. Я считала и по-прежнему остаюсь при этом мнении, что за этим стоят российские военные, поскольку чеченцы никогда не сделают такого со своими детьми. И таких происшествий было много. Но в России ничего не хотели публиковать об этом. Сначала ко мне пришли люди в черной форме – они не показали никаких документов — и предупредили, чтобы я больше не писала об этом. А позже обещали убить мою маму, если я продолжу расследование этой темы.

В какой-то момент я прекратила работать в прессе – угроз стало меньше. Жила в Москве, изучала в университете психологию, работала домашним учителем у маленьких детей. Что-то, конечно, писала, но не в газеты, поскольку в России не хотят всерьез писать о Чечне.

Пятилетняя Полина Жеребцова с мамой. / Частный архив.

Но в какой-то момент я нашла издательство, – на это мне потребовалось восемь лет — чтобы опубликовать небольшим тиражом один из моих чеченских дневников, где описано, как я ребенком пережила войну. Начались презентации, а вместе с ними ужесточились и угрозы в адрес меня и моей семьи. На нас на всех нападали, из-за чего мы оказывались в больнице. У меня даже отобрали часть материалов моей истории.

— Кто угрожал? Кто-то из спецслужб, или, ну, скажем, патриоты?

— Знаете, они были разными. Они не представлялись, но они говорили, что заботятся о своей родине и хотят, чтобы я больше не писала ничего, что очерняет Россию.

— Что же в ваших дневниках было такого чувствительного, что было нужно угрожать вашей жизни?— Я ни разу не оскорбила ни россиян, ни чеченцев, просто писала о том, как невинные обычные люди были вынуждены выживать в сложное время. Я была ребенком. Нам нечего было есть. Чтобы получить воду, приходилось топить снег. Мы ели даже куски дерева. Мой посыл был, что война – это неправильно, то, что произошло в Чечне, было большой ошибкой. Но эти люди, которые нападали, сказали, чтобы я не говорила правду о войне, поскольку это вредит репутации России.

Девятилетняя Полина Жеребцова с мамой. / Частный архив

— Но все же знали, что в том регионе велись военные действия. И какие… Ваши описания не могли вызвать запредельного удивления.

— В России есть пропаганда. В течение длительного времени врали и делают это до сих пор. Людям говорили, что в Чечне все террористы. Что там нет детей, женщин и стариков. Что бомбы швыряют только в бандитов. Но тут появилась я, которая сказала, что все наоборот.

Когда началась война, мне было девять лет, а когда я уехала оттуда – около 20. Все детство я видела войну и впитала это. Я ходила в пять разных школ – российские самолеты сровняли их все с землей.

Мой дедушка по материнской линии, Анатолий, молодым боролся во время Второй Мировой войны с фашистами. Он прошел всю войну. А в старости, во время войны, попал в больницу. Однажды прилетели российские самолеты и забросали ее бомбами. Все погибли. Войну с нацистами он пережил, а войну со своими — нет. Понимаете, он сам был русским…

Я и сама попала под обстрел российских военных. В 14 лет я была тяжело ранена, поскольку российская армия обстреляла нас ракетами. Погибло много женщин и детей. Мы с мамой были ранены. У меня было 16 осколков в ноге. Все нога была раздроблена.

Рисунок Полины Жеребцовой. 1995. / Частный архив

Многие во время войны сбежали из Чечни в другие регионы России. Но им не помогали, поскольку это не было предусмотрено. Дети, женщины, старики – вне зависимости от национальности – ночевали в основном на улице. Такой вещи, как в Эстонии или в Финляндии, как раздача бесплатной еды, одежды (путь и ношеной) в России не было. Государство просто наплевало на людей. Некоторые умерли от холода. Повезло тем, у кого были родственники. И знаете, многие просто сдались: кто-то повесился, кто-то вернулся обратно в военное пекло.

Мои дневники переведены на 14 разных языков. Они стали примером, люди слушают, что я говорю, и даже русские писали мне в письмах, что до тех пор, пока не прочли мои рассказы, они не знали всей правды о Чечне.

Но эта правда никому не удобна, поскольку я говорю о простых людях, человечности, милосердии, неуместности войны и так далее. Почему я говорю об этом? Хочу, чтобы люди думали о войне, чтобы они не верили вранью. Это мой долг: я потеряла много одноклассников, хоронила друзей.— Как назвать то, что происходит в России сейчас?

— Диктатурой. Руководители России, конечно, говорят, что есть свобода слова, но в действительности за то, что люди осмеливаются говорить правду, убивают, это же факт. Таких случаев было много. Моя хорошая подруга Наталья Эстемирова, Станислав Маркелов, Анна Политковская, Виктор Попов – всех их убили. За что? Они же ничего такого не сделали. Они просто говорили о преступлениях против человечности в Чечне. Они не выступали прямо против правительства.

17-летняя Полина Жеребцова в Грозном. / Частный архив

И когда мы с мужем приехали в Финляндию, мы поняли, что Россия – это ад. Я увидела, как людям помогают и уважают их. Также и нас. Нам сразу дали жилье. Нас отправили на курсы финского языка. А в России никто не делает ничего подобного. Жизнь человека не стоит и гроша.

Я очень горжусь, что в этом году, когда исполняется сто лет со дня провозглашения независимости Финляндии, я получила новый паспорт. Я горжусь, что у меня, наконец, появилась родина. В России я не чувствовала себя дома, поскольку старую добрую Чечню уничтожила война.

 

— Вернемся к побегу: почему Финляндия, почему, например, не Германия, где есть большая и русская, и чеченская диаспоры?

— Мы поехали с мужем туда, куда получили визы. Их выдала Финляндия. Также я считала, что оттуда нас не выдадут. Я не ошиблась (улыбается). Я рада этому.

Разрушенный дом Полины Жеребцовой в Грозном. / Частный архив

— Как вы бежали из России?

— Бросили всё. Купили билет на автобус и приехали в Петербург, а оттуда ночью — в Хельсинки. На российской границе нас не проверяли, поскольку пограничники увидели, что автобус полон пьяных поющих туристов. Если бы они досмотрели и обнаружили, что там была и я, нас бы сняли. Так что это было чистым везением.

— Теперь, когда вы являетесь гражданкой Финляндии, чувствуете ли вы себя в полной безопасности?

— Надеюсь. Но, например, мою маму они до сих пор не оставили в покое. Она живет в России, и ее до сих пор угрожают убить. Соседи присматривают за мамой. Кроме того мы созваниваемся.

— Я скорее говорю о том, где пролегает граница для Кремля теперь, когда вы являетесь гражданкой Финляндии, а не России.

— На самом деле, у меня двойное гражданство, поскольку от российского трудно отказаться. Для этого нужно пойти в российское посольство, но это же территория Российской Федерации, и я туда не иду. Один раз хотела отказаться по почте, но выяснилось, что так нельзя.

Теперь жду, скоро в России будет принят закон, согласно которому «предателей родины» будут лишать гражданства. Может быть, они учтут мои заслуги (улыбается). Но пока новостей об этом нет.

По правде говоря, я не использую свой российский паспорт. Я не хочу его даже видеть. Поскольку в России для меня было очень опасно, я не чувствовала себя там дома. Все время было чувство, что меня или мою семью хотят убить.

Дневники Полины Жеребцовой. / Частный архив

— Что стало с вашей психикой после войны и угроз?

— Я заметила, что и я переживаю кошмары. Один раз меня и других привезли на расстрел. Российские наемники целились нам в головы. Я почувствовала, что стало плохо с сердцем, дыхание пыталось остановиться. И что они в итоге сделали? Сказали, что просто пошутили. Это был 2000 год, мне было 14 лет.

Иногда бывает так, что прогуливаясь по улице, я снова переживаю этот момент, и меня накрывает приступ паники. Чтобы справиться, мне нужно глубоко подышать. Еще я занимаюсь йогой, чтобы расслабиться. А также нельзя отрицать, что во многом мне помогла учеба на психологии.

 

 

 

http://rus.postimees.ee

Чеченцы в Русско-Кавказской войне

рубрика: Разное

У северо-восточных склонов Главного Кавказского хребта, в одном из живописнейших уголков земного шара проживает народ нохчи ( нохчо, нохчий), более известный в мире под именем чеченцы.

Последние 300 лет чеченской истории – это беспрерывная борьба за свободу против России, не прекращавшаяся и после завоевания чеченских земель в 1861 году.

Захватив чеченское государство Нохчийчоь[1], которое русские называли Чечня, Россия сделала все, чтобы лишить этот непокорный свободолюбивый народ его собственной истории и культуры, родного языка и веры, трижды совершила акции геноцида, пытаясь физически истребить чеченцев и очистить от них эту богатую благословенную землю.

Геноцид против чеченского народа был осуществлен в XIX веке, во время Кавказской войны и после нее, при выселении в Турцию; вторая попытка уничтожения чеченцев была предпринята в 1944 году, когда весь народ был согнан с родной земли и депортирован в Среднюю Азию и Казахстан; и, наконец, последнюю, наиболее чудовищную акцию физического истребления чеченского народа Россия совершила в 1994–1996 годах, обрушив на него всю мощь своей военной машины.

В этой беспримерной по героизму и высокой трагедии борьбе за человеческое достоинство и свободу в сотни раз превосходящей по численности и силе российской армии чеченцы противопоставили силу своего духа, любовь к Отчизне и священную Веру.

В XIX веке изгнавшей Наполеона Российской империи потребовалось 50 лет кровопролитнейшей войны, чтобы завоевать этот небольшой клочок чеченской земли.

В 1919 году чеченскую свободу потопил в крови генерал Деникин, обрушив на восставший против российского владычества народ все силы и ресурсы, которыми западные державы снабдили его для борьбы с коммунистами. Россия не потеряла чеченские земли, но поплатилась высокой ценой, сохранив коммунистический режим.

Во время Второй мировой войны, когда все мужское население Чечни сражалось на фронтах против фашистов, покрывая, в частности, славой Брестскую крепость, которую защищали 434 чеченца, Сталину удалось победить чеченских женщин, детей, стариков и очистить от них столь желанную для России землю. В феврале 1944 года на страшной зимней дороге в Среднюю Азию и Казахстан и потом от голода, холода и репрессий три четверти из них погибли. И все же чудовищная ссылка не сломила чеченцев. В 1957 году они вернулись на родину, заново отстроили ее, возродили свои традиции и жизненный уклад, а когда колониальная Россия заговорила о демократии, вновь подняли знамя Свободы.

И уже в который раз империя, чья армия держала в страхе весь мир, двинула всю свою военную мощь против столь малого по численности и оказавшегося столь большим по духу народа. Сегодня весь мир задается вопросом, в чем секрет стойкости чеченского народа, с таким достоинством противостоявшего чудовищной российской военной машине и одержавшего победу над ней. Ответ на это может быть только один – такова воля Всевышнего!

И в этой войне, как уже было не раз в их судьбе, чеченцы сумели выполнить возложенную на них Божественным провидением высокую миссию борьбы со Злом.

Свидетельство тому – вся предыдущая история народа нохчи, не раз противостоявшего посягавшим на его свободу агрессорам, сумевшего в необычайно трудных условиях сберечь свою землю, сохранить свой древний язык, высокую культуру и насчитывающую тысячелетия историческую память.

История народа нохчи с древнейших времен была изложена на страницах древних хроник – тяптаров. Тяптары содержали рассказ об истории отдельных тайпов (основной структурной единицы чеченского общества) и хранились у избранных тайпом наиболее уважаемых людей. Этим людям дано было право не только хранить тяптары, но и дописывать в них современную им историю.

Начиная со времени экспансии царской России и далее, в период советской власти тяптары хранились в глубокой тайне. Свидетельствующие об очень древней и богатой событиями истории чеченцев, они были особо ненавистны колонизаторам, пытавшимся оправдать свою имперскую политику желанием принести просвещение и цивилизацию «отсталым» народам.

На протяжении длительного времени чеченцам удавалось хранить свои священные тяптары. Трагедия разыгралась в феврале 1944 года. Сталинское НКВД очень тщательно подготовило тотальную депортацию чеченского народа. По замыслу авторов чудовищного плана, надо было не только переселить и рассеять непокорный народ в бескрайних просторах Средней Азии и Казахстана, но и уничтожить саму память о его существовании на Кавказе.

Накануне депортации НКВД удалось выведать места хранения большинства чеченских тяптаров. Три дня и три ночи горел костер в центре Грозного, в пламени которого были уничтожены почти все чеченские тяптары, а также вся рукописная и печатная литература, посвященная истории и культуре чеченцев. Этой же казни через огонь были преданы произведения философов и ученых, писателей и поэтов Чечни.

Так наш народ лишился своей писаной истории и вынужден был воссоздавать ее заново. Наиболее отважные начали эту работу уже в период депортации, продолжавшейся 13 лет, другие подключились только после возвращения на родину. Однако вплоть до 1990-х годов советские партийные органы держали процесс изучения чеченской истории и самих историков под неусыпным контролем. В школах и вузах преподавалась история только советского периода, а все, что было до установления советской власти, преподносилось как дикое и темное прошлое.

Для многих чеченских историков и писателей путь в науку и существование в ней обернулись жизненной драмой. Среди них и автор этой книги, на полях сражений последней войны защищавший свое право на свободную Родину и свободное Слово.

И все же, несмотря на эти трудности, милосердие Божье не покинуло нас. История нашего народа сохранилась и дошла до сегодняшнего дня через наш древний язык и в произведениях устного народного творчества, ее сохранил наш эпос, народные сказания и легенды, древнейшие поэтические произведения назмы и илли, она осталась в уникальном морально-этическом кодексе чеченского народа – Адате и, наконец, в памяти наших стариков и сотнях прямых и косвенных источников, которые ждут исследователей в архивах и библиотеках мира.

Сегодня нет возможности хронологически последовательного изложения истории чеченского народа. Однако события этой книги станут более понятными, если мы хотя бы кратко коснемся тех ее наиболее достоверных фактов, которые стали известны благодаря трудам зарубежных ученых, а также истинных подвижников русской и советской науки, вопреки официальной установке не боявшихся говорить правду о завоеванных Россией народах.

Народ нохчи (в самоназвании его – имя пророка Ноя (чеч. Нох-пайхамар), прямыми потомками которого чеченцы себя и считают) является одним из наиболее древних народов Кавказа. Грузинская эпонимическая традиция, например, первопредком чеченцев называет Кавказоса – сына Яфета, унаследовавшего от отца местность на Северном Кавказе, от реки Терек до Черного моря. Однако многократно записанная генеалогическая легенда повествует об исходе народа нохчи из Передней Азии.

Легенда гласит, что после сорока поколений от Ноя наши предки жили в крае Шема (древняя Сирия), в царстве Пилкъар, и правили в нем два брата. Завоеватель пришел в царство Пилкъар из местности, где протекает река Рахь (Нил). Об этом же свидетельствует одно из первых исторических упоминаний о чеченцах, сохранившееся в египетских источниках, где говорится, что правитель Египта захватил в плен семерых князей из области Ака (Аьккхи – название одного из древнейших чеченских тайпов), находящейся в междуречье Большого и Малого Заба (река в Передней Азии). Старший брат был убит, а младший принял предложение части своих противников, недовольных своим правителем, вернуться к реке Рахь и царствовать над ними. По названию царства Пилкъар младший брат, отправившийся  править на реке Рахь, получил имя ПирIа (фараон).

Сыновья старшего брата, их потомки и сторонники покинули царство Пилкъар в поисках места для жизни. Их путь лежал через местность Забба, откуда они переселились к Зархи, затем Басха, оттуда в Нахар (Наири, позднее Нахичеван). Дальнейший путь от Нахара через Баср, к месту современного проживания, легенда не сохранила. Известно только, что шли наши предки от Черного к Каспийскому морю, навстречу восходящему солнцу. Во время отдыха в местности Нашха (Галанчожский район современной Чечни) на посохе, воткнутом в землю, утром появилось гнездо ласточки. Наши предки восприняли это как счастливое предзнаменование и основали там поселение.

Такова легенда. Наиболее же достоверным свидетельством переднеазиатского исхода народа нохчи является чеченский язык – нохчийн мотт, который исследователи относят к наиболее древним языкам мира. Анализ чеченского языка, его сенсационная близость к клинописи Передней Азии, а также ареал распространения в древности позволили установить принадлежность языка народа нохчи к древнейшей хуррито-урартской группе языков. А сведения чудом сохранившихся чеченских тяптаров, исторические хроники и другие письменные источники народов Передней Азии и Закавказья пролили свет на происхождение чеченцев, предками которых современная наука считает арийских мидийцев. В самом имени легендарного родоначальника чеченского народа Турпала Нохчо – сохранившееся до сих пор древнеарийское слово тур – меч, что также указывает на происхождение чеченцев из привилегированной касты жрецов и воинов-меченосцев, каковыми и были арийские мидийцы.

Научные изыскания позволили установить и отдельные места пребывания древних чеченцев на их пути на Кавказ. Начало этого пути, а скорее, один из этапов – Шема. Затем мы застаем народ нохчи на юго-западе озера Урмия в Мидии и в государстве Урарту. В Урарту чеченцы дали название верховному божеству Халди (чеч. Хал да – владыка мира) и столице Тушпа (чеч. Туш пхьа – место богини Туш). Затем нохчи ушли в Нохчуванъ, а из древнего Закавказья их путь лежал, по одной версии, на север через Кавказскую Албанию, в сторону нынешней Чечни, а по другой – предки чеченцев пошли из Нохчувана в Кагызман, оттуда в Эрзерум, а затем вдоль Черного моря навстречу солнцу к реке Басхан (р. Баксан в Кабарде), в сторону Северо-Восточного Кавказа. В «Армянской географии» VII века в числе народов, проживавших в предгорьях Кавказа упоминаются нахчматьяне. Матьянами и древние греки, и армяне называли мидийцев, нахч-матьяне – чеченцы-мидийцы.

Помимо языка, не менее важным источником для изучения истории чеченцев служат отголоски древних религий, актуальных в чеченской среде по сегодняшний день.

 Одним из наиболее древних для всех народов на земле является культ солнца. Верховным божеством языческого пантеона чеченцев также был бог солнца – Дела, имя которого, утратив прежнее значение, дошло до наших дней как понятие «бог». О том, что культ солнца имел в чеченской среде большое значение, свидетельствуют и следующие факты.

На памятниках архитектуры в большом количестве сохранились солярные знаки. Солярные знаки стали органичной частью национального орнамента. Могильные склепы высоко в горах называются маьлхан кешнаш – солнечные могилы. Одним из древнейших чеченских тайпов являются маьлхи – люди солнца. По сегодняшний день среди самых сильных клятв в Чечне – клятва солнцем. Еще в XIX веке существовал ежегодный праздник, посвященный солнцу, подробно описанный в научной литературе. Главную роль в нем играла Маьлхан Аьзни – Голос солнца несущая. Праздник начинался с того, что при восходе солнца Маьлхан Аьзни исполняла гимн светилу. Зикр – священный танец по кругу, исполняемый в одной из исламских сект в Чечне, – также является отголоском древнего, посвященного солнцу обряда.

Наряду с солнцем чеченцы почитали огонь. Как и клятвы солнцем, клятва огнем и сегодня в исламской (!) чеченской среде – одна из самых распространенных.

Основные слова чеченского языка, производные от огня: цIе (огонь), цIа (дом), цIе  (имя), цIий (кровь), цIие (красный), цIаста (медь, предмет особой клятвы), цIано (чистота), цIив (святилище, храм) и, наконец, ЦIу – бог огня. Память о святилищах и храмах бога огня ЦIу, когда-то в большом количестве разбросанных по Чечне, сохранилась сегодня в географических названиях и наименованиях населенных пунктов.

Любопытная деталь: мусульмане-чеченцы по сегодняшний день при разводе супругов произносят уходящие в глубокую древность слова: «Даю тебе свободу. Делая тебя себе запретной, девять раз сжигаю в огне наш союз».

Очень сильны в чеченской среде античные мотивы. У чеченцев существует свой, более архаичный, нежели греческий, вариант легенды о Прометее (чеч. Пхьармат).

В языческом пантеоне чеченцев бог грома и молнии – Сиела. Целый ряд имен греческой мифологии – распространенные женские имена у чеченцев: Сибилла  (Сивилла), Меда (Медея), Дика (Дике), Паллад (Паллада) и другие.

Греческий миф об амазонках существует в Чечне в виде жизненных реалий. Так, особо почиталась и пользовалась уважением в Чечне девочка, рожденная в семье первой. Ей приписывалась сакральная сила, способная приносить благополучие, излечивать болезни и т. д. Помимо общепринятых йоIри и зудабераш, эти девушки

имели особое название мехкарий (мехк айри, т.е. земли стражи, защитницы). Внешне мехкарий отличались тем, что сбривали сзади волосы ( кIес хадор) и могли носить мужской головной убор и одежду. На грудь надевалась стягивающая и позволяющая носить оружие повязка силг. Этот воинственный костюм лег в основу национальной одежды чеченок, единственным украшением которой являются «женские газыри» и пояс. Чтобы иметь право на создание семьи, мехкарий должны были совершить три мужественных поступка или одолеть трех врагов.

Особое отношение к девочкам-первенцам чеченцы сохранили по сегодняшний день; а наши бабушки, состригая волосы на затылке, вспоминают рассказы своих матерей о том, что, поднимая волосы под шлем, многие чеченки участвовали в сражениях.

Отражение греческого мифа об Ариадне и Тесее находим в традиционном чеченском танце халхар. Танец начинается с того, что юноша и девушка одновременно с противоположных концов праздничного круга начинают движение по часовой стрелке и, постепенно сужая его, закручивают спираль. Затем они раскручивают эту спираль, но при движении обратно юноша становится за спиной девушки и пассивно следует за ней. И только после этой картины, которая происходит в медленном темпе, следует халхар, где уже девушку ведет партнер.

Чеченские национальные танцы, равно как и национальные костюмы, – очень красивое зрелище. Аристократизм и горделивая пластика движений в танце, изысканность линий и гармония цвета в костюмах имеют давние традиции и еще раз напоминают о происхождении чеченцев от элитной касты ариев Мидии.

В целом древняя история и культура чеченцев предстает сегодня скорее как необычайно увлекательная и перспективная тема мировой истории, требующая дальнейших научных исследований.

Малоизвестен и практически не изучен раннесредневековый период в истории народа нохчи.

В IV веке на Кавказ интенсивно проникает христианство. В 303 году как государственную религию принимает христианство Армения, немного позже – Грузия и Кавказская Албания. Гипотеза о возможном пребывании народа нохчи на территории Кавказской Албании требует дополнительных исследований, однако и сегодня часть ее бывшей территории носит название Дагестан, близость которого к чеченскому слову ДегIаста да – отец, гIаста – исток, Отчизна) гораздо более очевидна, нежели приписываемое ему тюркское происхождение и перевод как «страна гор». На Кавказе, где весь регион является «страной гор», такое наименование одного из его участков представляется маловероятным. Возможно, как память о пребывании в христианской Албании остался у чеченцев и миф о том, что когда-то они были керстанами  (христианами).

И все же христианство нохчи не приняли, и скорее всего по этой причине покинули Кавказскую Албанию, уйдя на север, где словом керст стали называть людей без веры вообще. Такое противодействие христианству мог оказать лишь народ, уже имевший не менее цельную систему религиозно-нравственных представлений. А то, что подобная система была, подтверждает очень древний пантеон богов народа нохчи. Имена этих богов и их функции по сегодняшний день сохранились в памяти чеченцев, а также в названиях храмов, святилищ и священных мест. Это бог солнца Дела, бог грома и молнии Сиела, бог огня ЦIу, богиня урожая и плодородия Тушоли, бог мести Пхьа, бог охоты Элта, бог семейного очага Ерда, богиня правды Дика, богиня мира Кхокха и др.

Дальнейшая история чеченцев более известна по тому сопротивлению, которое наш народ оказывал наиболее сильным и влиятельным в свое время мировым империям.

В VII веке на Кавказе появились арабы. Они взяли построенную еще персами в IV веке крепость Дербент и распространили на завоеванной территории ислам. Подлежал исламизации и народ нохчи. Однако позиции собственной религии в чеченской среде и в этом случае оказались намного сильнее. Правда, на сей раз защищать их пришлось с оружием в руках. В ожесточенном бою разбив многотысячное арабское войско, чеченцы не приняли насильственно навязываемый им ислам, что не помешало им через десять веков принять его по доброй воле.

Возможно, уже тогда чеченцы имели свое государство, которое начиная с X века под названием Дзурдзукетия упоминается в грузинских письменных источниках. Из этих источников известно, что цари Грузии неоднократно обращались к чеченцам – дзурдзукам за помощью в решении своих внутриполитических проблем. Обращался к дзурдзукам царь Давид, когда боролся за создание единой Грузии. Обращалась к дзурдзукам и царица Тамар за помощью «в подавлении Дербентского восстания». Царица Тамар посылала в Дзурдзукетию и миссионеров, пытаясь распространить там христианство. Но и эта попытка навязать чеченцам новую религию окончилась неудачей.

XIII – XV века – одна из блестящих страниц в истории народа нохчи. Два великих полководца средневековья Чингис-хан и Тамерлан, создавшие мировые империи, не смогли покорить этот народ. Более того, в знак своего восхищения мужеством чеченцев в борьбе за свободу великий, не знавший поражения Тамерлан предложил им мир и в знак дружбы одарил дорогими подарками, среди которых была великолепная, украшенная драгоценными камнями сабля. Эту саблю чеченцы хранили вплоть до депортации 1944 году (сейчас ее местонахождение неизвестно). От того времени дошла до нас любопытная легенда.

После ожесточенной битвы с чеченцами полководцы Тамерлана дорожили ему, что покорили народ нохчи. Тогда Тамерлан задал удививший всех вопрос: «А забрали ли вы у них пондуры?» — назвав этим тюркским словом чеченские музыкальные инструменты. Получив отрицательный ответ, Тамерлан сказал: «Если вы не отняли у нохчи их пондуры, то вы лишь разбили их войско, но не покорили этот народ. Их следует сделать нашими союзниками. Пригласите их ко мне. Я желаю в знак уважения к их стойкости и в назидание потомкам подарить им саблю (гIама), которую не даровал никому». Посланцы не нашли воинов, не нашли юношей и девушек, так как все погибли. Они привели сказителя Илланча, которому было запрещено участвовать в сражении, а следовало наблюдать за его ходом со стороны, чтобы донести виденное до будущих поколений. Саблю принял от Тамерлана сказитель Илланча, а Тамерлан освободил всех пленных и отступил от земли народа нохчи. Илланча передал саблю девяти беременным женщинам, которые в свою очередь передали ее девяти малолетним мальчикам.

Очень важной вехой в чеченской истории является конец XV – начало XVI века. В этот период чеченское общество и чеченская государственность уже имеют тот облик, который сохранился вплоть до XIX века, когда после длительной и кровопролитной Кавказской войны России удалось завоевать чеченские земли.

Процесс становления чеченского общества и чеченского государства изучен мало, и трудно сказать, сколь длительным он был, какие имел этапы и когда завершился. Достоверно лишь то, что к концу XV века мы застаем на Северо-Восточном Кавказе консолидировавшийся в нацию къам, чеченский народ, который имеет свое государство Нохчийчоь со строго очерченными границами, ясно читаемым административным делением, четко налаженной структурой управления, единым для страны правовым институтом и системой обороны.

Проживающая на одной территории, говорящая на одном языке, объединенная единой религией и единой культурой чеченская нация создала очень стройную и целесообразную систему организации общества и государства, которая являет собой пример того, насколько уникальными и своеобразными могут быть эти институты, сформировавшись в конкретной этнической среде.

Главная особенность чеченского государства состояла в том, что все его граждане были свободными. В Нохчийчоь не существовало классовых институтов, а попытка закабалить соотечественника расценивалась как посягательство на его честь и достоинство, что жестоко каралось по законам страны. Единственный народ на Кавказе, сознательно упразднивший в своей среде социальное неравенство и признавший за каждым человеком, независимо от пола и возраста, право на личную свободу, чеченцы возможности лишиться этой свободы предпочитали смерть. Мы все оьзда нахуздени (букв. «достойные») – говорят чеченцы. Возведенная в абсолют личная свобода человека, его честь и достоинство были гарантированы самим устройством чеченского общества, его правовыми нормами и моралью.

В государстве отсутствовали аппарат насилия и бюрократия, чеченцы не платили налогов и не содержали регулярное войско. Их обязанности по отношению к государству состояли в том, чтобы с детства обучаться воинскому искусству и в случае опасности, грозящей стране, являться для ее защиты со своим конем и военным снаряжением, а также в течении всей своей жизни строго соблюдать законы и нормы обязательного для всех правового и морально-этического кодекса чеченского народа – Адата. Адат имеет очень древние корни, но окончательно сформировался в период средневековья, что и определило его рыцарский характер.

Основной социальной единицей чеченского общества был тайп (более древнее название ваър) – кровнородственное, по отцовской линии, объединение семей. Тайпы насчитывали от 30 до 40 поколений. Они имели своего, порой полумифического, предка, имя которого чаще всего и носили ( гендаргеной, цIонторой, хIимой и др.), а также собственную территорию, кладбище, боевые башни, храмы и святилища. Веками  апробированной и четкой была внутренняя структура тайпа. Отдельные семьи доьзал объединялись в цIа (дом) и назывались «люди одного дома»; цIа объединялись в более крупные союзы – некъи, т.е. «люди одной дороги», далее следовали гары, т.е. «люди одной ветви», и венчал эту пирамиду тайп. ЦIа, некъи и гар, как объединения с уже просматривавшимся во времени прошлым, носили названия по имени своих реальных предков.

Ответственным перед обществом за доьзал был создавший семью да (отец). Во главе цIа, некъи и гар стоял избранный членами каждого из них верас (доверенный), а тайп возглавлял также избираемый, коллегиальный совет – тейпан кхел. Тейпан кхел выбирал из своих членов хьалханча (предводителя) и бячча (военачальника).

Дальнейшее объединение страны шло по территориальному признаку. Тайпы образовывали более крупные союзы – тукхумы нашхой, маьлхистой, шотой и др.). Тукхумы возглавлял совет хьалханчи входивших в него тайпов. В Нохчийчоь в разное время было до 160 тайпов и около 11 тукхумов.

Тайпы и тукхумы делигировали своих представителей в высший совет и суд страны – Мехкан кхел, заседавший на священной горе Кхеташон Корта вблизи селения ЦIонторой.

Избрание человека на ту или иную должность не ограничивалось каким-либо возрастным или имущественным цензом, являясь признанием его большого авторитета и свидетельством доверия к нему людей. Ни одна из должностей в системе управления чеченского общества не оплачивалась, не давала никаких преимуществ, но считалась чрезвычайно почетной как для самого избранного, так и для его близких. Главной же заботой избранных чеченцами руководителей являлся контроль за соблюдением норм и законов Адата и дальнейшее их совершенствование, право на которое имел лишь Мехкан кхел.

Чеченское общество было исключительно открытым внутри себя. Жизнь каждого чеченца протекала на виду у его сородичей и сограждан. Его достижения и победы, так же как его неудачи и позор, разделяли с ним все его близкие и в конечном счете весь тайп. И потому для исполнения законов Адата не требовалось принуждение. Нарушение их грозило человеку, его близким и всему тайпу утратой чести и, как следствие, всеобщим презрением, отвержением и позором. Не случайно очень популярно в Чечне изречение: «Чеченцем быть трудно!».

Насколько сильной в глазах чеченцев была связь человека с «его людьми», т.е. тайпом, демонстрирует любопытный факт недавней истории. После начала Второй мировой войны в Чечне собрался Мехкан кхел (традиционные институты чеченского общества продолжали существовать и действовать наряду с российской администрацией вплоть до последнего времени). Основным на нем был вопрос о том, как быть с идущим войной «германом». Мехкан кхел принял следующее решение: он еще раз напомнил чеченцам, что земля Чечни – это еще и усыпальница, где захоронены предки, а потому ее никому нельзя отдать, дабы не осквернить их могилы (по этой причине чеченцы никогда не посягали на чужую землю, т.е. не оскверняли чужие могилы). «Герману» же, если он посягнет на чеченскую землю, был обещан достойный отпор, хотя, как добавили старики, было бы лучше, если бы этого потерявшего разум «германа» остановили «его люди», т.е. сами немцы.

Таким образом, страх позора, навлекаемого не только на себя, но и на всех близких и весь тайп, а также осознание неминуемой расплаты за содеянное зло удерживали человека от антиобщественных, аморальных действий. Адат же не оставлял места для сомнений в оценке любого, даже самого незначительного на первый взгляд поступка.

Идущего в гору первым обязан приветствовать спускающийся с горы: едущий верхом обязан первым приветствовать пешего; не давший убежище беглецу и коварством одержавший победу обречены на изгнание; посягнувшего на честь женщины или совершившего убийство ждет неминуемая смерть, при этом за убитую женщину поплатятся двое мужчин из тайпа убийцы; ложно присягнувшему или срубившему плодовое грушевое дерево кIарлаг (гору проклятия из камней) или же проклянут через фуй кхайкхадар (выстрел проклятия) и т. д. и т. п., – все в земной жизни человека имеет свои нормы и нравственные оценки по Адату.

В XVIII веке чеченцы добровольно приняли ислам. Высокий демократизм и гуманность этой религии оказались им настолько близки и понятны, что ислам не только не изменил чеченского общества, но, напротив, органично вписавшись в существовавшие в нем институты, еще более консолидировал чеченский народ.

Такими были чеченское государство и чеченское общество, когда в XVIII веке в очередной раз очередная империя, теперь уже Российская, задалась целью покорить этот народ и завоевать его земли.

К началу XVIII века Российская империя значительно расширила свои границы за счет захвата чужих земель и, как агрессивная колониальная держава, претендовала на свою долю в разделе мира. На юге интересы России, стремившейся не только укрепить свои границы, но и выйти к берегам Каспийского и Черного морей, сталкивались с интересами Османской Турции и Персии. Ожесточенный конфликт разгорелся вокруг обладания землями закавказских народов: армян, грузин, азербайджанцев. Между Закавказьем и Россией лежали земли народов Северного Кавказа, часть из которых – Чечня и Дагестан – даже формально не входили в состав империи. Эти свободные от российского владычества земли находились в стороне от соединявшей Россию с Закавказьем Военно-Грузинской дороги, и потому, после нескольких неудачных попыток покорить Чечню и Дагестан, встретив мощное сопротивление горцев под руководством чеченца Шейха Мансура, Россия сосредоточила все усилия на решении более важной для империи геополитической задачи – присоединении Грузии, Армении и Азербайджана.

К конце XVIII – началу XIX века усилия России уверчались успехом, и практически все Закавказье вошло в состав империи. Теперь уже на ее внутренней территории оказался целый регион независимых земель, покорение которых и должно было завершить присоединение к России всего Кавказа. На российских картах начала XIX века эти земли именуются как «ничейные».

Вторжение французов и Отечественная война 1812 года вновь отодвинули завоевание «ничейных» земель. И только после изгнания Наполеона перед русской армией была поставлена задача окончательного покорения Северного Кавказа. На фоне блестящих успехов российской армии в Отечественной войне 1812 года эта задача представлялась несложной и быстроразрешимой.

Однако у «ничейной» земли оказались хозяева!

Началась Кавказская война, в которой одна из ведущих мировых держав того времени 50 лет не могла сломить сопротивление народа, проживавшего в пределах ее границ, не имевшего ни регулярной армии, ни соответствующего времени вооружения. Основным местом военных действий была Чечня. Именно чеченцы составляли ядро сопротивления русской армии, которая оказалась бессильной против этого небольшого народа.

В чем же причина столь длительного и ожесточенного сопротивления, которое встретила Россия в Чечне?

Сравнительно легко покорив большинство кавказских народов, Россия столкнулась в Чечне с принципиально иной ситуацией. Характер чеченского общества, отсутствие в нем самой психологии рабства, а также социальной опоры колонизаторов – князей и феодалов явились особенно мощным препятствием в деле завоевания Чечни. Это была не просто война, а столкновение двух народов с диаметрально противоположным отношением к миру и человеку.

Исповедующие абсолютную свободу человека чеченцы противостояли феодально-крепостнической России, низведшей положение своих граждан до состояния рабов. Россия стремилась не только завоевать эти земли – для покоренных ею народов она несла крепостническое рабство, и чеченцы не колеблясь предпочитали ему смерть. Здесь столкнулись два мира, которые ни при каких условиях не могли принять друг друга, не имели точек соприкосновения, а значит, и возможности для компромисса.

Противостоянием свободы и несвободы объясняется феномен Кавказской войны.

Проявившие чудеса героизма в защите родины от французов, российские солдаты уже сами пришли на Кавказ в роли завоевателей. А здесь им противостоял народ, не просто защищавший свою землю, но в первую очередь отстаивавший свое человеческое достоинство, свое право на свободу. Против этой силы оказалась беспомощной опытная, хорошо вооруженная победоносная русская армия. Полвека войны и многочисленные жертвы понадобились ей, чтобы практически истребить чеченский народ, и только такой ценой досталась победа.

 

Тамара Мазаева

Грозный 1997

Большая Советская Энциклопедия о чеченцах (1934 г.)

рубрика: Разное

«Наиболее активными и сильными противниками царского правительства при завоевании Северного Кавказа справедливо считались чеченцы. Натиск царских войск на горцев вызывал их объединение для борьбы за свою независимость, и в этой борьбе горцев чеченцы играли выдающуюся роль, поставляя главные боевые силы и продовольствие для газавата (священной войны). Чечня была “житницей” газавата.

…Николаевские генералы после ряда поражений поняли, что путь завоевания горцев лежит через Чечню. Началось методическое вытеснение чеченцев с плоскости путем уничтожения аулов, рубки лесов, устройства крепостей и заселения “освобожденных земель” казачьими станицами. Народ, разоренный войной, лишенный половины лучших земель, все же не был побежден (1859). В довершение было выселено в Турцию наиболее жизнеспособное население свыше 20 тыс. человек, фактически обреченных в большинстве своем на вымирание (1865). Но Чечня волновалась: в 1867 вспыхнуло мощное восстание кунта-хаджинцев; Чечня снова восстала в 1877 в связи с русско-турецкой войной. Восстания влекли за собой жестокие экзекуции и массу жертв, уничтожение аулов, истребление посевов. В промежутках между восстаниями и особенно после 1877 широко развивается абречество.

Чечня была включена в Российскую империю… Систематическая экспроприация горских земель продолжалась и после покорения горцев. Земли чеченцев раздавались казачеству, военным и гражданским чиновникам, участвовавшим в покорении Чечни, кумыкским и кабардинским князьям, частным лицам за “помощь” и “услуги” при завоевании страны и т.д. С другой стороны, для ослабления покоренных правительство прибегало к переселению наиболее беспокойных с его точки зрения элементов из малодоступных горных местностей на плоскость, где русским властям было легче осуществлять надзор над ними. Запрещалось устраивать поселения в Нагорной полосе. Чеченцы окружаются рядом цепей казачьих станиц. В силу постоянных экспроприаций и переселений царит полная неустойчивость поземельных отношений.

По данным А.Цаликова, приведенным в работе “Кавказ и Поволжье”, в аульных обществах Нагорной Чечни только 10% населения могло прокормиться на этих нищенских наделах, 9/10 были лишними. Чеченцы платили казачьим верхам одной арендной платы свыше 400 тыс. рублей в год. Цифра, также свидетельствующая об исключительном земельном голоде как об одной из основных причин всех народных движений в Чечне» (Большая Советская Энциклопедия, первое издание, Т. 61, М., 1934 г.).

*********************************
Кстати, когда генерал-губернатор Терской области А.С. Михеев доложил «человеколюбивому» и уже канонизированному РПЦ Николаю II об острейшем земельном голоде, устроенном российской властью в отношении чеченцев, и объяснил, что именно этот голод является причиной всех чеченско-казачьих кровавых конфликтов, император поставил на этот доклад такую резолюцию: «По моему мнению, именно соседство с чеченцами и поддерживает в терских казаках их старую дедовскую удаль, а по сему принимать меры к смягчению обстановки нет никакой необходимости» (А.Ф. Носов, «Октябрьская революция в Грозном и в горах Чечено-Ингушетии, Грозный, 1961 г.).

 

Хасан Бакаев

Ильвес: боровшиеся 26 лет назад за независимость были готовы отправиться в Сибирь

рубрика: Разное
Тоомас Хендрик Ильвес. | ФОТО: Elmo Riig

Бывший президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес пишет в социальных сетях, что 26 лет назад борцы за восстановление независимости были готовы к новой ссылке в Сибирь.

«Те, кто тогда стоял за восстановление независимости, не думали «пусть восстановят!» или «пусть сделают», а сами делали и восстанавливали, — пишет Ильвес в Facebook. — 20 августа 1991 года и того, что последовало за ним, не случилось бы без инакомыслящих, диссидентов. Некоторые шли в парк Хирве с полотенцем в рукаве и зубной щеткой в кармане. Они были готовы ко второму, а некоторые — и к третьему пути в Сибирь. 20 августа 1991 года не произошло бы без деятельности людей творческих, без Народного фронта, без Комитета граждан Эстонии, без многих других, кто верил в решения и дела, а не в судьбу».

Ильвес вспомнил, как десять лет назад он впервые позвал на прием в Розовый сад Кадриорга тех, благодаря кому свобода Эстонии стала возможна.

«Восстановление независимости не было пассивным, безличным событием, сделанным кем-то за нас. Это была активная, целенаправленная деятельность, плод многолетних усилий. Благодаря им, а не благодаря случайности или исторической неизбежности, мы можем отмечать этот праздник в свободной Эстонии и теперь, 26 лет спустя», — сказал Ильвес, по словам которого Эстония стала за эти 26 лет сильнее, однако мир вокруг стал более хрупким.

«Мы видим и в Европе, и в США, много подтверждений тому, что то, что казалось очевидным прежде, за прошедшую четверть века оказалось под вопросом, — пишет Ильвес. — Многое из происходящего не может не оказывать влияния на Эстонию. Однако мы не можем просить тех, кто проделал 26 лет назад серьезную работу во имя демократии, чтобы они сейчас сделали то, что сделали тогда. Теперь — время нового поколения, его решений и ответственности».

За свободу нужно бороться, ее следует защищать и передавать следующему поколению, чтобы люди этого поколения могли делать то же самое, написал экс-президент в своем фейсбуке.

 

http://rus.postimees.ee

Чеченский борец за свободу Хасуха Магомадов в течение 40 лет, в одиночку, воевал против советско — российских карателей.

рубрика: Разное

Советские власти Чечни боялись его даже мертвого

Более шести столетий в мировой литературе живет легенда о благородном разбойнике Робин Гуде, а ученым до сих пор так и не удалось установить, существовал ли на самом деле Робин Гуд. «Робин гордым разбойником был, жил он, не зная страха, и веселые песни любил», – писал неизвестный автор «Баллады о Робин Гуде» конца XV века, представляя своего героя. Большинство исследователей сходятся во мнении, что Робин Гуд – это литературный символ гордого и независимого героя – разбойника, который помогал сирым и обездоленным.

Для кавказских же мальчишек кумирами борьбы за справедливость становились реальные люди, составившие легендарную славу освободительного движения на Кавказе.

После завершения завоевания Кавказа в XIX веке мятежи, вспыхивая один за другим, лихорадили кавказское общество, регион периодически взрывался и полыхал от Дербента до Абхазии. Одной из форм сопротивления политике царизма стало горское партизанское движение – абречество. Абреки были у каждого кавказского народа, но самые известные это чеченец Зелимхан, лезгин Кири Буба, грузин Дата Туташхиа, ингуш Ахмед Хучбаров. Абреки были воинами-одиночками, мстителями, которые, отчаявшись добиться справедливости, уходили в горы и начинали собственную войну с чуждой системой.

Судьба чеченского абрека Хасухи Магомадова, убитого сотрудниками КГБ в марте 1976 года, стала одной из самых ярких и трагических историй движения сопротивления. В 30-е годы, когда огромную страну накрыла волна репрессий, мощному тоталитарному государству объявляет войну чеченец Хасуха, и в течение сорока лет он ведет неравный бой во имя права жить свободно на земле своих предков.

Справка о ликвидации последнего абрека

Родился он в небольшом высокогорном селении Шатойского района Чечни в мае 1905 года в многодетной семье. Девять детей Магомадовых росли, как и во всех горских селах, без роскоши: одежда старшего переходила к младшему, и так до тех пор, пока совсем не изнашивалась. Хасуха хотел учиться, и его отдали в обучение мулле, однако о дальнейшем образовании не могло быть и речи, так как семья еле сводила концы с концами. Зная арабский, юноша начал самостоятельно изучать Коран и основы мусульманской религии. В девятнадцать лет обзавелся своей семьей. Русский язык знал неплохо, поэтому местное начальство нередко приглашало его в качестве переводчика. Так Хасуха стал свидетелем многих человеческих драм.

В конце 1930-х годов началась эпоха большого террора, интеллигенция и духовенство беспощадно истреблялись: расстреляны литераторы Бадуев, Дудаев, Айсаханов, Озиев, Шадиев. Через все пытки сталинских палачей прошел Абдурахман Авторханов, будущий политолог с мировым именем. Но изменить ход событий Магомадов бессилен. 1939-й стал годом его личных бед и несчастий. От его руки погибает односельчанин, дальний родственник Магомадова. Отныне Хасуха становился кровником для родственников покойного, хотя тот перед смертью сказал, что в случившемся виноват сам. Дело передали в шариатский суд. Хасуху признали невиновным. Простили его и родственники погибшего, кровная месть была снята. Но представители власти арестовали Магомадова и увезли в грозненскую тюрьму.

Кошмар недолгого тюремного заключения толкает арестанта к побегу. Как-то Хасуха спросил одного из охранников, можно ли убежать из этой тюрьмы. Тот ответил, что за сто с лишним лет отсюда удалось сбежать только одному человеку – абреку Зелимхану. Магомадов стал вторым беглецом грозненской тюрьмы. Он присоединяется к повстанческому отряду Хасана Исраилова, бывшего корреспондента московской «Крестьянской газеты», осужденного на 10 лет за «контрреволюционную пропаганду». В одном из боев Исраилова убивают. Хасуха и его товарищи устраивают засаду, и двадцать человек остаются лежать на горной дороге. На следующий день в ущелье была брошена целая дивизия, однако безрезультатно. Магомадов неуловим.

В начале 1944 года в селах Чечни расквартировали переодетых в красноармейцев работников НКВД. А через неделю в селах было больше солдат и чекистов, нежели жителей. Постояльцы, которые жили в домах горцев, оказались карательными отрядами. 180 эшелонов, до отказа набитых растерянными, ничего не понимающими горцами, понеслись в холодные степи Киргизии и Казахстана. В эти дни Магомадов стал свидетелем бесчеловечного преступления в селении Хайбах, где в конюшне имени Берия (именно так называлась колхозная постройка) были заживо сожжены 705 жителей окрестных сел.

Теперь мстителя уже не останавливало ничто, кровь убитых будет взывать до конца его жизни. Будучи очевидцем многих преступлений, совершаемых первым в мире государством рабочих и крестьян против своих граждан, он мстил этой власти всеми доступными средствами. Особо усердствующих чекистов Хасуха расстреливал, расстреливал и мародеров, которые растаскивали брошенное имущество. Но никогда не трогал женщин, детей и беззащитных стариков – это был кодекс чести. Если бы абрек поведал обо всем, что пришлось испытать ему с того дня, когда он пустился в бега, то в этой исповеди было бы столько горечи и печали, что хватило бы на сотню человек, считающих судьбу свою трагической.

До дна испив горькую чашу, чеченцы через тринадцать тяжелых лет вернутся на родину. У Магомадова родину отобрали навечно. С семьей он мог встречаться только раз в несколько месяцев, а то и в год. Ночевал, где придется: в пещерах, в лесу, в степи. И всегда настороже: спал исключительно на спине, положив ногу на ногу. Едва засыпал, правая нога соскальзывала, и он открывал глаза. Сырая земля и холодные камни служили ему постоянным жилищем. От непогоды и мороза согревала бурка, с которой Хасуха не расставался. Это была жизнь человека вне закона, которого преследовали изо дня в день, из года в год.

На его поиски снаряжались целые экспедиции, которые, разбив в лесу лагерь, по пять-шесть месяцев прочесывали окрестности. К нему подсылали провокаторов. Вели разведку местности с вертолетов. Устраивали засады там, где он мог зайти в гости. Высылали из Чечни целые семьи, подозреваемые в связи с ним, и он все реже стал появляться в селах, но при этом свободно передвигался под носом у врагов, писал им записки, чтобы не преследовали его, если хотят жить. Невероятно, но ему удалось инкогнито на три месяца лечь в Республиканскую больницу Грозного и подлечиться. Уходя из больницы, Хасуха оставил записку: «Спасибо за хорошее лечение. Хасуха». Находясь в постоянной опасности, на грани жизни и смерти, он научился быть осторожнее зверя, походя на матерого волка из чеченской легенды, который упрямо стоит против жестокого и беспощадного ураганного ветра, сдирающего с него шкуру.

Зима 1975-1976 годов была самой тяжелой для Хасухи. Она выдалась снежной и холодной. Добывать пищу с каждым днем становилось все труднее. Да и болезни давали о себе знать. Люди боялись наказания со стороны властей и избегали встреч с Хасухой. Он понимал, что дни его сочтены. Теперь у него была одна мечта: умереть по-человечески и быть похороненным, как положено правоверному мусульманину. В конце марта 1976 года он посылает брату записку, чтобы тот пришел на кладбище и похоронил его. Тяжело больной, он несколько суток проводит там в ожидании смерти. Сам копает себе могилу. Заметив вооруженного старика, школьники рассказывают об этом родителям, а те ставят в известность милицию…

…Узнав, что его обнаружили, Хасуха решает пойти на другое кладбище. Но тут его окружает милиция и односельчане. Хасуха сидел на берегу ручья, опираясь на палку, что-то шептал. С шеи на ремешке свисал бинокль, у пояса болтался кинжал, из-под накинутой на плечи плащ-палатки торчала боевая винтовка. На этот раз деваться было некуда, и Хасуха понимал это. Особо ретивый комсомолец-активист кричал ему, чтобы он сдавался. Старик не откликался. Ему нужно было успеть выкопать себе могилу. Начало темнеть. Местные жители, в большинстве просто любопытные, зажигали шины и пускали их вниз, надеясь увидеть последнего абрека. Никто не решался к нему подойти, хотя все знали, что он тяжело болен и пришел сюда умирать. Об этом предупредил преследователей и сам Хасуха. Тем не менее, парень-активист вновь крикнул: «Ты окружен! Люди не выпустят тебя. Сдавайся, Хасуха». В ответ последовал выстрел. Хасуха дважды не предупреждал. Сайд-Селим, так звали парня, был смертельно ранен. В темноте кого-то различить было трудно, Хасуха стрелял на голос…

Его настигли в ущелье уже раненного…

Стоявший рядом с убитым парнем сотрудник милиции выпустил из автомата всю обойму. Всю ночь пускали вниз горящие шины. Двое суток никто не решался спуститься вниз. На третий день власти разыскали старшего брата Хасухи, вручили ему автомат и, убежденные, что тот в брата стрелять не будет, заставили его спуститься к кладбищу. Хасуха был мертв. Автоматная очередь прошила ему голову. Смерть наступила мгновенно. Он лежал недалеко от воткнутой в землю небольшой рогатины. Хасуха уже не мог крепко держать винтовку и, чтобы стрелять без промаха, использовал эту рогатину…

….C чувством исполненного долга и одержанной победой сотрудники КГБ отвезли труп Хасухи в Грозный. Его фотографировали при оружии и без него и взвесили. Он весил тридцать шесть килограммов. И шел ему 71-й год. А в Москву на Лубянскую площадь ушла срочная депеша, что последний абрек в стране уничтожен. Власти отказались выдать его тело, родственникам пришлось выкупать труп за деньги…

…Абречество стало своего рода национальной защитной реакцией кавказских горцев против произвола властей, против национального и социального гнета. Однако если при царской власти за ними еще сохранялся ореол благородных мстителей, то коммунисты сделали все возможное, чтобы закрепить за абреками образ «бандитов» и «врагов советской власти». Как бы то ни было, абреки щедро оросили землю Кавказа своей кровью, предпочитая умереть в противостоянии с системой, но не встать на колени. Возможно, будь власть в России более гибкой и мудрой, она могла бы обратить эту невероятную любовь горцев к свободе, героизм, мужество и бесстрашие на пользу обществу и его интересам. Но в свете сегодняшних событий, происходящих на Кавказе, можно констатировать, что единственный урок, который Россия извлекла из своей истории, состоит в том, что она так и не научилась извлекать из истории никаких уроков…

К убитому долго боялись подходить…

P.S. Джалмирза Магомадов о своем брате Хасухе:

– Нас в семье было одиннадцать детей: семь братьев и четыре сестры. Из братьев остался я один, самый младший, и две сестры. Старшего брата звали Усман, затем шел Усам. Хасуха был третий среди братьев, затем Асхаб, Мохьмад, Джамалдин и я. У Хасухи была своя семья – четверо сыновей и дочь. Из них сейчас в живых двое сыновей. Один в Ставропольской области чабанит. Другой проживает в Алма-Ате. Мы сами родом из Шатойского района, из селения Гиатти-Кaла, из тайпа Гиаттой. Отца нашего звали Саги-Мохьмад. Хасуха погиб в возрасте 71 года. Это случилось 28 марта 1976 года.

Знал ли Хасуха о выселении и как он повел себя накануне выселения?

– О выселении чеченцев Хасуха знал. Несмотря на то, что у нас в доме находились солдаты, они не трогали Хасуху, видимо боялись его. В один день Хасуха пришел домой. Он попросил мать сшить из бараньей шкуры подобие сумки и сложил туда сушеную баранину и кукурузную муку. На прощание Хасуха сказал такие слова: «Не сегодня-завтра будет выселение чеченцев, я же в силу своих религиозных убеждений не намерен гяурам сдаваться и буду вести с ними беспощадную борьбу. Они, гяуры, смогут взять меня только мертвым».

После выселения основной части чеченцев советскими гэбэшниками вместе с некоторыми муллами и шейхами предпринимались неоднократные попытки выловить оставшихся в горах чеченцев. Они прибегали к уговорам, обманам и разным уверткам. С такой же задачей к Хасухе был подослан однажды бывший односельчанин. Хасуха на уговоры не поддался, сказав, что если он и сдастся, то все равно его русские расстреляют. Напоследок сельчанин сообщил Хасухе о том, что некий полковник ходит в его папахе, заявляя, что с абреком покончено. «Хорошо», – ответил мой брат.

Через некоторое время он пробрался ко двору, где со своими «молодцами» пировал тот полковник и, направив на него ручной пулемет, потребовал свою папаху. Смелый после водки, полковник заявил, что лучше, мол, тебе, Хасуха, сдаться, а не папаху просить. Прозвучал выстрел. В мгновенье ока Хасуха подскочил к упавшему полковнику и, схватив свою папаху, бесследно исчез в зарослях кукурузы.

Как действовал Хасуха: в одиночку или с группой?

– Хасуха всегда был один, как одинокий волк. Правда, временами он навещал оставшихся после выселения людей, помогал им, чем мог. Хасуха не доверял никому, действовал всегда с предельной осторожностью. Даже отдыхая, ложился на спину, и при этом ставил одну ногу на носок другой, чтобы, если вдруг внезапно одолеет сон, нога соскальзывала с носка и в тот момент он просыпался. Вот такой страшный способ отдыха был у него.

Когда вы возвратились из высылки, встречался ли ты с Хасухой?

– Да, конечно. Когда мы вернулись из Казахстана на родину, я устроился работать на Грозненский кирпичный завод. Когда бывала ночная смена на заводе, я отмечался в журнале, и, уплатив напарнику соответствующую сумму, уезжал на встречу с Хасухой! Надо было и мне быть крайне осторожным, ведь сексотов в то время было очень много. От таких подлых людей я и мои братья страдали больше всего.

Хасуха хотел умереть, но не сдаться живым…

Моего старшего брата уволили с работы. В течение 6 лет он подвергался преследованиям со стороны советской власти: они увозили его в горы, заставляя уговаривать Хасуху сдаться властям, использовали брата как приманку для Хасухи, постоянно возили в КГБ на допросы, жестоко избивали. Наконец, не выдержав пыток, брат умер. Точно так же пытали и других моих родственников; от пыток скончался и мой двоюродный брат.

Затем взялись и за меня. Особенно усердствовали некий Козодукин и Шепа Хаджиев из Шалей. Однажды Шепа Хаджиев завел меня в полуподвальное помещение в здании КГБ. Под сетчатыми створками внизу вращались лезвия ножей, наподобие мясорубки. Видимо, человека, ставшего на створки, сбрасывали затем на лезвия этих ножей, а искромсанное тело смывали в Сунжу. Шепа Хаджиев решил испугать меня, сказав: «Вот там ты очутишься, если не будешь делать то, что мы скажем». На что я ответил: «Если я окажусь там, то только с тобой». Видя, что я не испугался, и поняв бесполезность экспериментов, Шепа Хаджиев сказал Козодукину: «Да он просто дурак». После этого на некоторое время они оставили меня в покое.

Расскажи, как убили Хасуху?

– Как я раньше рассказывал, было очень много людей, в той или иной степени работавших на КГБ, милицию. Даже самый близкий клятвенный друг предал Хасуху. Звали этого друга Aбдypaxмaн, фамилию его не помню. Так вот, этот заклятый друг, видимо, за свою грязную работу получив деньги, решил заманить Хасуху в ловушку. Он пригласил Хасуху к себе в гости. В доме у Абдурахмана, как позже выяснилось, была установлена прослушка, по которой передавались их разговоры.

Пистолет был готов к бою…

Хасуха сразу почуял неладное, когда Абдурахман очень громко приветствовал его, но все же, слегка перекусив, прилег отдохнуть. В тот момент Абдурахман вынес его оружие из дома. Когда Абдурахман вышел, началась пальба по дому со всех сторон. Кто-то закинул в дом то ли дымовую, то ли газовую шашку. Хасуха, накрыв подушкой, выбросил ее в окно. Через некоторое время, подумав, что с моим братом покончено, оперативники осторожно стали заходить в дом. Первым наповал, острым кинжалом Хасухи был сражен полковник Салько. Затем Хасуха крикнул осаждавшим: «Кто двинется с места, будет убит!».

Хасуха босиком, в одном нижнем белье, выбравшись из дома, бросился бежать. Перед ним был обрыв высотой с пятиэтажный дом, с которого он бросился вниз, сильно поранив тело. Рана начала гнить. Хасуха, почувствовав приближение смерти, попросил родственников по матери выкопать для него могилу на кладбище. Но и тут его выдали.

Когда Хасуха ползком добирался до кладбища, оперативники, выставив впереди себя цепь из детей, женщин и стариков, окружили его тройным кольцом. Они заставили людей бросать в Хасуху камнями. Он с мольбой обратился к людям, чтобы те этого не делали. Тогда «оперы» стали скатывать на него горящие шины, заодно освещая местность вокруг. Хасуха, у которого к тому моменту работала только одна правая рука, умудрялся отталкивать горящие шины и уклоняться от них. Последними словами его были: «Кто хочет жить, не подходите ко мне, я очень плохо вижу. Пока во мне теплится жизнь, я не сдамся никому. Не подходите!». Но были служаки, пожелавшие взять Хасуху живьем. Один из таких желающих получил пулю и рухнул замертво. Через некоторое время тут же на кладбище погиб и Хасуха.

Боялись даже папахи…

Более суток оперативники не смели подойти к трупу Хасухи. В него, уже мертвого, было выпущено более десятка пуль. После этого были вызваны мои старший и двоюродный братья, которые подтвердили смерть Хасухи. Даже тогда, уже трижды мертвого, изрешеченного пулями, Хасуху до смерти боялись бравые КГБешники, милиция и солдаты.

Труп Хасухи был вывезен в Грозный, в морг республиканской больницы. Местные власти собирались отрезать голову Хасухи и отправить в Москву. Но даже в то время нашелся среди чеченцев человек, не позволивший издеваться над трупом. До конца дней наших мы будем благодарны этому, поистине отважному и благородному человеку, имя которого Мак-Мохьмад… В то время Мак-Мохьмад работал в милиции. С его помощью мы вывезли из морга труп Хасухи и по мусульманскому обычаю похоронили его на татарском кладбище в Грозном, за консервным заводом. К сожалению, где сейчас могила Хасухи, точно никто из нас не знает.

Удивительный факт из жизни Хасухи… Он в течение 3-х месяцев лежал в больнице Грозного. Это до сих пор остается загадкой – как в течение такого длительного времени такой опасный для государства человек мог лечиться в государственной больнице?

– Ну, во-первых, о том, что это был именно абрек Хасуха, видимо, не знали тогдашние власти. Во-вторых, когда врач спросил: «Кто ты такой?», Хасуха ответил: «Если мне суждено будет умереть, ты узнаешь, кто я, если же останусь жив, то я сам тебе сообщу потом». В-третьих, видимо, и среди врачей в то время были достойные, честные люди. Но это все догадки. Есть один факт в этом деле, о котором мне известно. Когда Хасуха уходил из больницы, он оставил врачу записку следующего содержания: «Ты лечил Хасуху – бандита». До конца своих дней Хасуха с благодарностью вспоминал этого врача. В течение 1З лет после высылки чеченцев Хасуха исходил всю Чечню – вдоль и поперек, был в Дагестане, Ингушетии, даже в Грузии.

Когда чеченцев депортировали, Хасуха не уехал. Он дождался возвращения своего народа…

Джалмирза, что происходило накануне депортации, оказывали ли чеченцы сопротивление Красной Армии? Тебе известно что-нибудь о таких фактах?

– Во многих местах горной Чечни происходили стычки, столкновения, бои с регулярными частями Красной Армии и НКВД. Очень жестокие бои происходили у селения Борзой. Было много убитых и раненых со стороны Красной Армии, тела которых вывозили на «студебеккерах». Но даже там, высоко в горах, находились люди, которые призывали к непротивлению войскам Красной Армии. Особенно в этом неприглядном деле «отличались» так называемые «баккхи нах» – старики-псевдоалимы, иногда оказывавшие прямое противодействие отрядам сопротивления.

После депортации чеченского народа в горах оставалась небольшая часть сопротивляющегося народа, среди них был и Хасуха. Что-нибудь известно об этом тринадцатилетнем периоде борьбы и об участии Хасухи в этой борьбе?

– Да, на протяжении всех 1З лет в горной Чечне происходили ожесточенные бои с Красной Армией. Самое непосредственное участив в этих боях принимал и Хасуха. Известен такой эпизод, когда Хасуха, окруженный с трех сторон на мельнице, в одиночку, без воды и пищи, вел бой с красноармейцами. Неся большие потери, не выдержав сильных холодов, противник вынужден был отступить. Хасуха мне рассказывал, что именно в этот тринадцатилетний период им было уничтожено много солдат Советской армии, счет убитых шел на сотни. Но было также много предательств и подлости со стороны самих чеченцев. Дело доходило до того, что «свои» минировали тропы, по которым Хасуха ходил. При взрыве одной из таких мин он был ранен. Дважды или трижды он только чудом спасался из устроенных ловушек. В этом, конечно же, была помощь Аллаха, который вселял в сердца предателей и противников неописуемый ужас, а Хасуху наделял сверхъестественной силой, терпением и выдержкой.

Неволи последний абрек не стерпел бы…

 Яростные бои перед выселением происходили также в Веденском районе. Я знал одного из руководителей чеченского отряда – Умара-Хаджи, брат которого погиб в сражении у села Борзой. В отличие от недавней войны 1994-1996 годов, в ту пору население не оказывало открытой поддержки нашим отрядам сопротивления. Люди помогали тайно продовольствием, одеждой, через родственников, друзей. В ту пору, как и сейчас, были действительные бандиты, которые грабили, убивали мирное население, списывая все на абреков, таким образом действуя на руку спецслужбам советского государства. Сегодня точь-в-точь ситуация повторяется – бандиты, убийцы, похитители людей действуют в одной упряжке со спецслужбами России, а тень ложится на чеченских воинов, которые и по сей день не нарушили законов Священного Газавата.

Джалмирза, а как ты думаешь, многие люди знают и помнят о Хасухе? Как к нему относятся?

– Нет, не многие люди знают имя Хасухи, да и отношение к нему самое разное. Раньше, при советской власти, имя Хасухи было под категорическим запретом, но и сегодня находятся люди, которые говорят мне, чтобы я скрывал то, что я брат Хасухи, мотивируя тем, что завтра все может измениться, и я подвергнусь гонениям. А я отвечаю таким людям, что я и вчера, при Советской власти, гордился тем, что я брат Хасухи Магомадова, а сегодня тем более. Есть, конечно, честные, достойные люди, которые, как и я, гордятся Хасухой, считают его частицей великой чеченской истории, и вам, журналистам, большое спасибо за вашу работу. Надо, чтобы чеченский народ знал и помнил своих достойных сынов, а это уже ваша забота, журналистов.

Роза МАЛЬСАГОВА, «Ингеш.ТВ»

Что такое биткоин?

рубрика: Разное

Что такое биткоин (bitcoin, btc, бтк, биткойн) простыми словами? Это новое поколение децентрализованной цифровой валюты, созданной и работающей только в сети интернет. Никто не контролирует ее, эмиссия валюты происходит посредством работы миллионов компьютеров по всему миру, используя программу для вычисления математических алгоритмов. Именно в этом заключается суть биткоина.

Что такое биткоин и какие отличия от традиционных электронных денег таких как yandex деньги, webmoney, qiwi?

За биткоины ты так же можешь покупать все что угодно в интернете, как за доллары, евро или рубли, и он так же торгуется на биржах, как и они. Но наиболее важное отличие биткоина от всех остальных форм денег – децентрализация. Ни одно учреждение в мире не контролирует биткоин. Некоторых это ставит в тупик, т.к. это означает, что никакой банк не может контролировать ваши деньги.

Кто создал биткоин?

Разработчик программы зовет себя Satoshi Nakamoto, он предложил электронную  платежную систему, основанную на математических вычислениях. Идея состояла в том, чтобы произвести обмен монетами без любой центральной власти, в электронном виде, более или менее мгновенно,  с наименьшими издержками. Подробнее кто такой Сатоши Накамото читайте в нашей статье.

Но кто печатает биткоины?

НИКТО. Это валюта не печатается центральным банком и не работает по его правилам. Банки могут напечатать сколько угодно денег, чтобы покрыть государственный долг, тем самым обесценивая свою валюту.

Напротив, эмиссия биткоинов возможна только в цифровом виде и любой желающий может начать добывать или как говорят майнить биткоины в любое время. Майнинг биткоинов происходит посредством использования вычислительных мощностей компьютера в распределенной сети. При переводе биткоинов, транзакции обрабатывается этой же сетью, превращая тем самым биткоин в самостоятельную цифровую платежную систему. Подробнее о майнинге биткоинов в нашей статье.

Можно добыть миллиард биткоинов?

Нельзя. В коде биткоина стоит ограничение, «добыть» максимум можно 21 миллион биткоинов. Несмотря на это, биткоин может делиться до бесконечности на более мелкие части, это же цифровая валюта! 1 сатоши это 0.00000001 btc (назвали в честь создателя)

Чем обеспечен биткоин ?

Национальные валюты раньше обеспечивались обычно золотом или серебром, сейчас ВВП. Теоретически  вы могли прийти в любой банк страны, и обменять свои бумажные деньги на эквивалент золота и обратно. Биткоин не обеспечен ничем,  это чистая математика.

Любой человек во всем мире может запустить скрипт по добыче биткоинов у себя на компьютере и почувствовать себя мини-Центробанком. Исходных код скрипта опубликован в открытом виде, каждый может посмотреть как он работает.

В чем отличия ?

Биткоин имеет несколько принципиальных отличий.

Децентрализация

Центрального органа контроля сети не существует, сеть распределена на всех участников, каждый компьютер, добывающий биткоины является участником этой системы. Это означает, что никакой центральный орган не имеет возможности диктовать правила владельцам биткоинов, как, допустим, это было в начале 2013 года на Кипре. И даже если какая-то часть сети уйдет в оффлайн, платежная система продолжит работать стабильно.

Простота в использовании

Семь ступеней ада нужно пройти, чтобы открыть расчетный счет для фирмы в наших банках, а может быть вам откажут без объяснений причин. Для биткоина это не проблема, вам понадобиться 5 минут для того, чтобы создать биткоин кошелек и сразу начать им пользоваться. Без вопросов, без комиссий. Подробнее о том как создать биткоин кошелек читайте в нашей статье.

Анонимность

Да, да. Он полностью анонимен и одновременно полностью прозрачен. Вы можете создавать бесконечное количество биткоин адресов без привязки к имени, адресу или любой другой информации. Однако…

Прозрачность

Биткоин хранит всю историю транзакций, которые когда либо имели место, называется это последовательная цепочка блоков или блокчейн. Цепочка блоков знает все. Поэтому если у вас есть публично используемый биткоин адрес, то любой желающий может посмотреть сколько у вас на счету биткоинов, если вы не сообщили что это именно ваш адрес, то ни кто никогда не узнает, что он принадлежит именно вам. Для полной анонимности обычно используют один биткоин адрес для единственной транзакции.

Комиссия ничтожно мала

Ваш банк может спокойно списать $50 комиссии за международный перевод денег. Биткоин — нет.

Скорость перевода

Ты можешь отправить деньги куда угодно и кому угодно, долетят они за считанные минуты, после того как биткоин сеть обработает платеж.

Безотзывные транзакции

После отправки биткоина адресату, вернуть их невозможно. Только если получатель сам не захочет сделать это.

Хотите больше новостей? Facebook. Быстрее всех? Telegram и Twitter. Подписывайтесь!

Читайте далее наш биткоин гид:
Какой выбрать биткоин кошелек?
Майнинг биткоинов и других криптовалют
Как купить биткоин?
Заработок биткоинов — биткоин краны
Кто придумал биткоин?
Зачем использовать биткоин?
Как работает биткоин?

 

Главная

Его считала сумасшедшим даже жена! А он оказался настоящим героем! И вот почему…

рубрика: Разное

Сначала многие считали Тонга Фуок Фука сумасшедшим – даже собственная жена, благодаря которой, собственно, все и началось. А потом к его дому на окраине Нха Транга потянулись люди — растерянные плачущие девочки, а в почтовый ящик стали падать уведомления о денежных переводах и письма с благодарностями.

Сегодня Тонга больше никто не считает сумасшедшим. Его называют «отец Вьетнама». За 15 лет этот человек усыновил 100 детей, которым грозила смерть еще до рождения.

Аборты во Вьетнаме – дело обычное. Чаще всего матери избавляются от будущих девочек – несмотря на то, что во Вьетнаме запрещено узнавать пол ребенка с помощью УЗИ. Но и врачи, и пациенты находят способ обходить закон. Доктор может, например, сообщить пациентке, что малыш «очень похож на маму». Это значит: будет девочка, и тогда, чаще всего, не будет никого…

В 2001 году вьетнамец Тонг Фуок Фук пришел в больницу вместе со своей беременной женой. Тогда он заметил дверь, в которую периодически входили беременные женщины. А выходя из комнаты, утирали слезы, которые блестели на глазах. Когда до Тонга дошел смысл происходящего, его возмущению не было предела, и мужчина решил действовать…

“Я буду помогать тем, кому трудно. Не знаю, как, но обязательно буду. Мы что-нибудь придумаем вместе. Только сделай так, чтобы они жили!”

Тонг не понимал, как можно не дать собственному ребенку шанса появиться на свет и даже не похоронить его по-человечески. За собственные деньги мужчина приобрел небольшой участок земли, чтобы хоронить нерожденных детей из этой клиники. Получив разрешение, Тонг приступил к своей миссии…

Каким образом Тонгу удалось – и удается – убеждать сотрудников больниц выдавать ему так называемый «абортивный материал», остается тайной.

Расходы семьи, понятное дело, увеличились. Работал Тонг строительным подрядчиком, на жизнь семье хватало, но вот лишних денег никогда не водилось. «Что ты делаешь? — выговаривала жена. Она не сразу узнала о затее мужа, а узнав, пришла в ужас. — Почему наши сбережения уходят на кладбище для неизвестного кого или, скорее, чего?». Тонг отмалчивался. Не желал говорить в таком тоне.

На каждой плите – христианское имя неродившегося ребенка. Особенно много здесь Павлов и Марий.

Сегодня на кладбище Тонга покоится более семи тысяч неродившихся детей, и количество крохотных могилок увеличивается с каждым днем. Печальное и страшное место. Но история о Тонг Фуок Фуке – это история про жизнь, а не про смерть. Это – история радости, которая начиналась со слез.

О странном кладбище начали узнавать люди. То и дело Тонг замечал у могилок женские фигурки. Они приходили сюда поплакать о своих детях. С некоторыми Тонгу удавалось поговорить, попросить приводить сюда других женщин, сделавших аборт.

Однажды в двери дома постучала девушка, совсем ребенок. Она тоже пришла поговорить, как остальные. С той разницей, что аборта пока не делала – лишь собиралась. Ву была на четвертом месяце беременности. Она не знала, что делать: если родители узнают, а это произойдет совсем скоро, они выгонят ее из дома.

Оставайся, — выпалил Фук. И запоздалые упреки жены, высказанные в ночи на кухне шепотом, уже ничего не могли исправить. Решения он принимал быстро – и не менял. Спустя несколько дней пришла еще одна беременная, потом еще…

Жена больше никогда не спорила с мужем. А их маленький кирпичный домик постепенно стал превращаться в приют. Дом наполнился криками, писками и вечным паром от сушащихся пеленок с подгузниками.

Женщины, которые приходят сюда за помощью, родив ребенка, либо забирают его с собой, либо оставляют, и тогда Тонг усыновляет младенца. А чаще — удочеряет. Сегодня у этого удивительного человека сто детей!

Дети помладше ходят в детский сад, который находится тут же, при доме (в нем работают волонтеры), те, кто постарше – в школу. Есть у Тонга и ферма, где он выращивает свиней и цыплят на продажу: одних пожертвований да доходов с двух работ не хватает на содержание такой большой семьи.

Как он выдерживает это – уму непостижимо. Тонг лишь улыбается. Он не просто не считает свою жизнь тяжелой, он счастлив. И говорит: «Я буду продолжать эту работу до последнего вздоха. И сделаю все, чтобы дети продолжили мое дело и помогали всем обездоленным».

Побольше бы таких людей, как Тонг. Они делают этот мир лучше. Если вы согласны с этим мнением, непременно поделитесь его историей со своими друзьями и знакомыми!

 

 

 

Источник: http://pozitivno.me/eo-schitala-sumasshedshim/

Сколько человек погибло при попытке бежать на Запад?

рубрика: Разное

13 августа 1961 года власти ГДР построили Берлинскую стену — символ «железного занавеса» и раздела Германии. Но тех, кто пытался бежать на Запад, убивали не только в Берлине.

Символом раздела Германии и всей Европы, наглядным воплощением несвободы была Берлинская стена, построенная властями ГДР для того, чтобы ее граждане не бежали из «социалистического рая» на «загнивающий» Запад. Но две части воссоединившейся в 1990 году страны разделяла не только Стена. Почти на 1400 километров протянулась так называемая внутригерманская граница между ФРГ и ГДР. Она охранялась не менее тщательно, чем Стена между Западным и Восточным Берлином. С помощью колючей проволоки, минных полей, пулеметных гнезд, сигнализации, скрытых ловушек, солдат на вышках и пограничных патрулей, получивших приказ стрелять по «нарушителям границы», власти ГДР пытались предотвратить побеги на Запад. Больше тысячи человек погибли при попытке преодолеть гэдээровский «железный занавес», 327 стали жертвами режима на внутригерманской границе.

Цифры и судьбы

К таким выводам пришли организаторы исследования научной группы по изучению «государства СЕПГ» при Свободном университете Берлина. В течение нескольких лет они изучали архивы «штази» (восточногерманского министерства госбезопасности) и пограничных войск бывшей ГДР, западные документы и публикации, встречались с очевидцами и членами семей погибших, анализировали судебные протоколы и показания свидетелей. Сейчас результаты исследования опубликованы со всеми деталями. Мы найдем имена жертв, фотографии многих из них, биографии, истории их побега и гибели.

Так выглядела внутригерманская граница в районе БаварииТак выглядела внутригерманская граница. В центре — распаханная полоса, справа — дорога для патруля

Это самые разные люди: рабочие, крестьяне, инженеры, журналисты, школьники, солдаты. Самому пожилому из тех, кто с 1949-го по 1989 год погиб на границе, было больше восьмидесяти лет. Он подорвался на мине. Но был и шестимесячный грудной ребенок. Он задохнулся в багажнике остановленного гэдээровскими пограничниками автомобиля, на котором пыталась бежать на Запад семья из Саксонии. Всего среди погибших на границе — около двух десятков детей и подростков. Большинство были застрелены восточногерманскими пограничниками. Половина всех жертв — молодые люди в возрасте 18-25 лет.

Это, кстати, опровергает пропагандистскую ложь гэдээровских властей, что среди тех, кто пытался бежать в ФРГ и кого остановили те, кто стоял «на страже социалистических рубежей», было много бывших высокопоставленных нацистов. Исследование выявило лишь чуть больше десятка бывших членов НСДАП, и ни один из них никаких постов при Гитлере не занимал. Коммунистов и членов гэдээровского комсомола среди застреленных, подорвавшихся на минах, разбившихся на машинах при попытках пойти на прорыв и утонувших при попытке бежать на Запад — несравнимо больше.

Постановочное фото из учебного пособия пограничных войск ГДР середины 1960-х годовПостановочное фото из учебного пособия пограничных войск ГДР середины 1960-х годов. Показано, где надо искать тех, кто пытается бежать на Запад

Но главная цель исследования — не цифры, а имена, стремление вернуть родным и близким погибших память о них. Память, которую они по указаниям «штази» и властей ГДР, угрожавших репрессивными мерами в случае «непослушания», не имели права хранить. Многим запрещалось даже устраивать поминки и панихиду по отцу, мужу, сыну, ставить памятник на его могиле, рассказывать, при каких обстоятельствах он погиб.

Школьники под обстрелом

Вот всего две судьбы.

Хайко Рунге (Heiko Runge) было 15 лет, когда он вместе со своим другом и одноклассником Уве Фляйшхауэром (Uwe Fleischhauer) решил бежать в ФРГ. Они серьезно подготовились, и 8 декабря 1979 года отправились в путь. Уже в запретной зоне им удалось преодолеть часть заграждений и обойти минное поле, но они не заметили, что сработала сигнализация. Ребята были всего в ста метрах от последнего препятствия — железной стены и рядов колючей проволоки, когда услышали команду остановиться и предупредительные выстрелы. Мальчишки бросились в перелесок, но восточногерманские пограничники тут же открыли огонь из автоматов. Одна из пуль попала Хайко Рунге в спину. Она оказалась смертельной.

 Матери сообщили позже, что ее сын погиб в результате несчастного случая где-то в совершенно другом месте. Гроб с телом запретили открывать. Лишь спустя два десятилетия, после воссоединения Германии, она узнала, как был убит Хайко. Его друг Уве Фляйшхауэр получил год тюрьмы. После развала ГДР судили и пограничников, застреливших пятнадцатилетнего школьника. При этом было обнародовано секретное досье «штази», сотрудники которого вели расследование об «инциденте» в декабре 1979 года. Даже чекисты пришли к выводу, что стрелять было не обязательно: беглецов задержали бы и так. Тем, не менее, начальник караула и второй стрелявший солдат получили благодарность и медали «За отличие в пограничной службе». В объединенной Германии, 20 лет после гибели Хайко Рунге, их приговорили к 14 месяцам и году тюрьмы — условно.

Тот, который не стрелял

Младший сержант Группы советских войск в Германии Андрей Коломойцев покинул свой танковый батальон 3 мая 1981 года. Спустя два дня он был застрелен у самой границы с ФРГ. «Штази» объявило, что Коломойцев открыл огонь по полицейскому патрулю, поэтому гэдээровским полицейским пришлось отстреливаться. На самом деле всё было не так. Коломойцев не стрелял и был убит выстрелом из автомата с четырех метров. Чекистам пришлось врать, потому что это убийство вызвало настоящие волнения в приграничных деревнях. Несколько десятков немцев (в основном, подростки и молодежь) пришли на место гибели Коломойцева, молились, возложили цветы, скандировали: «Убийцы! Убийцы!». Госбезопасности понадобилось приложить немало усилий, чтобы, как говорилось в отчете «штази», подавить «негативные настроения»

Андрей Коломойцев – не единственный погибший советский солдат, пытавшийся уйти в ФРГ.  В январе 1984 года застрелили уроженца Днепропетровска Николая Галя, спустя год погиб 19-летний Валерий Кирюхин… Жертвами внутригерманской границы стали и несколько восточногерманских пограничников, причем часть из них была убита своими же солдатами по ошибке: их приняли за беглецов, пытавшихся перейти границу на Запад.

http://www.dw.com/ru

идти наверх