Затеречные чеченцы (печатается в сокращенном виде)

рубрика: Разное
Фото с сайта ru.wikipedia.org

Кавказ – один из древнейших очагов мировой цивилизации – является уникальным, самым многонациональным уголком мира. А во второй половине XVI в. на своих затеречных землях чеченцы разрешили поселиться и казакам. Гуманистический менталитет чеченцев, который требовал уважительно относиться к соседям (независимо от национальности и веры), оказывать помощь нуждающимся, принимать в свою среду всех притесняемых – иногда оборачивался против них. Так случилось и с казачьим вопросом.

Чеченцы на протяжении 200 лет не только дружили, но были тесно связаны родственными и дружескими узами с казаками. Однако после петровского похода на Кавказ в 1722 г. царизм начал настраивать казаков против горцев, а затем со второй половины XVIII в. заставил их и воевать против кавказцев. В последнее время казаки стали вооружаться и некоторые политики демократической России стали усиленно разыгрывать казачью карту (как в царское время), особенно по отношению к Чечне. В политических целях, чтобы оказать давление на чеченское руководство, иногда договариваются до того, что якобы затеречные земли не являются чеченскими, что они в 1957 году подарены Чечне Н.С. Хрущевым и т.д.

Бурный всплеск казачьих эмоций был связан с созывом в середине января 1997 г. Пятигорского казачьего круга, чтобы дестабилизировать обстановку в северных районах Чечни в связи с предстоявшими выборами (после Хасавюртовского договора). Ставропольские казачьи атаманы потребовали передать Ставропольскому краю Наурский и Шелковской районы Чечни и поголовно вооружить казаков. К сожалению, требование о вооружении казаков получило неожиданную поддержку тогдашнего заместителя секретаря Совета безопасности РФ Б. Березовского. После этого всем стало ясно о появлении нового политика партии войны – вроде С. Шахрая и Н. Егорова, только для полноты картины ему необходимо было облачиться в камуфляжную форму подобно своим предшественникам.

В данной статье рассмотрим имеют ли под собой почву эти требования и к чему может привести подобная политика.

Во второй пол. XVI в., после того как Московская Русь покорила Казанское ханство (1552 г.) и Астраханское ханство (1556 г.) и вплотную приблизилась к Северному Кавказу, чеченский предводитель Ушурма установил тесную связь с Москвой и стал поддерживать с ней добрососедские отношения. В 1567 г. с его ведома была построена на левом берегу Терека русская крепость Терки (напротив устья Сунжи). Однако в 1571 г. по требованию Турецкого султана крепость Терки была снесена, 500 стрельцов и крепостные пушки вывезены в Астрахань, а 500 городовых казаков были переданы в подчинение сыну Ушурмы – Ших-мурзе. Они вместе с 500-ми чеченцев охраняли дороги и переправы через Терек и Сунжу. Так продолжалось на протяжении почти 20 лет. В 1588г. Московская Русь возобновила крепость Терки, но уже на новом месте – у устья р. Терек на берегу Каспийского моря. Казаки отказались вернуться в новую крепость, остались на прежних местах, по возрасту стали выходить на волю – в отставку, заниматься хозяйством и вели полукочевой образ жизни. С этого времени начинается история вольных (отслуживших) казаков, впоследствии названных гребенскими, в отличие от низовых терских казаков.

Во второй половине XVI в. казачьи поселения – станицы в письменных документах не отмечены, они фиксируются только с начала XVII в. При этом они были небольшими по численности в 20-30 человек. В 40-50-х годах XVII в. некоторые станицы связываются с именами конкретных атаманов: атаман ст. Курдюковской – Курдюк Иванов, Щадрина городка – Иван Щадра, Ищерского городка Степан Ищерской, а другие сохранили названия старых чеченских сел – Наур, Мекень и др.

В «Истории народов Северного Кавказа» совершенно правильно отмечено, что в числе терско-гребенских казаков того времени упоминаются имена и фамилии явно местного происхождения – такие как Байтерек, Евлаш, Агрыжан, Тагайпс, Кардавил, Яхдаш, Бармата, Остай, Асанко, Досай (атаман – от чеч. имени Доса) и др. [История народов Северного Кавказа. Т. 1, М., 1988 г.].

Все это было результатом установившихся дружественных отношений после заключения союзнического договора 1588 г. между Чечней и Московской Русью. Это был взаимовыгодный двухсторонний договор между двумя независимыми странами. Для этого чеченский предводитель Ших-Мурза (сын Ушурмы) направил в Москву специальное посольство из 5 человек во главе с сыном Ботай-Мурзой для вручения текста договора. Посольство было принято с почестями и договор утвержден царской золотой печатью. В своих землях чеченский предводитель захотел управлять независимо «по своим обычаям и по своей вере». Стороны обязывались при необходимости оказывать друг другу военную помощь. И кроме того чеченцы получили «дозволение проезжать все дороги свободно и для торговых свободный въезд во все русские города» [ЦГВИА, ф. ВУА, д. 18308, Л. 62 об.].

Однако Московские цари были охвачены национальной идеей расширения территории и со второй пол. XVI в. не могли уживаться равноправно и уважительно со своими соседями и действовали с позиции силы. Им обязательно хотелось захватить соседние земли и подчинить себе их правителей. С этой целью они насаждали в своем народе великодержавную, шовинистическую идею, доказывая, что расширение территории несет ему огромную выгоду, хотя именно в результате этой неверной политики правителей российский народ был и остается бедным и самым слабо обустроенным народом, несмотря на огромные богатства страны, из-за его неумелого использования для выгоды народа.

Например, после окончания Ливонской войны и почти беспрепятственного захвата огромной территории Сибири русский царь Борис Годунов решил, что настала очередь Кавказа и в 1604 г. для покорения Дагестана направил 10-тысячный корпус во главе с воеводами Бутурлиным и Плещеевым. Им удалось даже захватить резиденцию шамхала – Тарки, однако в 1605 г. объединенным отрядам ополченцев Дагестана и Чечни, объявив газават, удалось не только выбить их оттуда, но и полностью уничтожить их при отступлении. Партия войны настолько была шокирована этим событием, что на 120 лет оставила в покое Кавказ, после чего наступает плодотворный, мирный период в русско-чеченских отношениях.

В мирный период русско-чеченских взаимоотношений, со второй пол. XVI до второй пол. XVIII вв., демографические и миграционные процессы привели к значительному росту численности затеречных чеченцев. Во всех затеречных станицах вместе с казаками смешанно жили и чеченцы. Переписей в то время не проводилось, но сохранившиеся отрывочные архивные данные дают представление и об их численности. Так, по уникальной описи крепости Терки в находившейся возле нее окоцкой (чеченской) слободке в 1640 г. проживало более 500 чеченцев (на берегу Каспийского моря) [Кабардино-русские отношения (сб. док.) Т. 1, М. 1957, с. 192-196.]. В крепости Кизляр в 1798г., по данным П.Г. Буткова, проживало 1000 чеченцев, т.е. каждый пятый житель крепости был чеченцем. Чем ближе к Чечне тем больше [Бутков П.Г., материалы для новой истории Кавказа. СПб., 1869, ч.1, с.156].

После так называемого персидского, а на самом деле Кавказского похода Петра I политика окрепшей Российской империи по отношению к Кавказу начала меняться в худшую сторону и со второй пол. XVIII в. приобрела колониальный характер. Царизм начинает притеснять затеречных чеченцев, на левобережье Терека строит укрепленную кордонную линию, отбирает у чеченцев плодородные земли и пастбища. В 1774 г. Россия заключает с Турцией Кучук-Кайнаджирский мирный договор, доводит кордонную линию по правобережью Кубани до Черного моря, в центре Кавказа в 1784 г. строит крепость Владикавказ и в следующем году явочным порядком объявляет о создании Кавказского наместничества. Тогда началась народно-освободительная борьба чеченцев и других горцев Северного Кавказа сперва под предводительством Мансура (1785-1791 гг.), затем Бейбулата Таймиева (1802-1832 гг.), Ташу-Хаджи (1832-1840 гг.) и, наконец, Шамиля (1840-1859 гг.). Однако торговые отношения даже в этот период не прекращались.

Наступает долгий период жестоких репрессий и геноцида чеченского народа правителями царской, затем большевистской и наконец демократической России, который весьма пагубно отражался на затеречных чеченцах. Первое переселение левобережных чеченцев на правый берег Терека произошло во время движения Шейха Мансура (конец XVIII в.), но значительная часть еще оставалась там. Второе массовое переселение затеречных чеченцев падает на периоды борьбы Бейбулата Таймиева и Шамиля (1 пол. XIX в.). Если в 1798 г. только в одном Кизляре проживало 1000 чеченцев, то в 1897 г. по первой Всероссийской переписи во всей затеречной зоне оставалось чуть более 1000 чеченцев, а в самом Кизляре сохранилось всего 50 человек [Терская область. Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. СПб., 1905]. Вывод напрашивается сам собой. Но после буржуазно-демократической революции 1905-1907гг. определенная часть затеречных чеченцев вернулась обратно на свои прежние места.

В период установления Советской власти и гражданской войны 1917-1920 гг. произошло третье переселение затеречных чеченцев на правый берег, так как чеченцы поверили большевикам и поддержали их, а казаки были против и отношения между ними стали натянутыми. Тем не менее по первой переписи Советской власти 1926 г. в Шелковском районе в десятках хуторах и станицах оставалось свыше 600 чеченцев, а в Наурском районе до 1000 чел. [Список населенных мест Терского округа по данным на 1 января 1927 г. Пятигорск, 1927]. К переписи 1939 г. их численность значительно выросла. Однако 23 февраля 1944г. состоялось четвертое поголовное выселение затеречных чеченцев (уже вместе со всеми чеченцами) в Казахстан и Среднюю Азию. Оставшихся без суда и следствия уничтожили в бурунных степях Затеречья. Так большевики отблагодарили чеченцев за массовую поддержку Советской власти.

О долгом проживании чеченцев в затеречной зоне свидетельствует и топонимика, сохранившаяся несмотря на все перипетии жизни. Топонимист А. Сулейманов, этнограф И. Саидов, писатель Х. Ошаев, языковед К. Чокаев и др. зафиксировали ряд исконно чеченских топонимов в Наурском и Шелковском районах: Невре (Наурская), Макане (Мекенская), Галне (Калиновская), Божа аре – скотоводческая степь (на северо-востоке от Наурской), Нохчий Iоме – Чеченское озеро (на северо-западе от Калиновской), Загин барз – на севере от Николаевской, Гулаево-хутор по имени беглого чеченца (на севере Червленой), Кош чеченский (хутор чеченский), Божане (к пастбищу), Жеаре (овечья степь), ГIунашка (к колодцам), Салой-мат, Пешхой-мат и др. [Сулейманов А. Топонимия Чечни. Нальчик, 1998 г.].

Что касается административного подчинения указанных районов, то до Октябрьского переворота 1917 г. нынешние Шелковской и Наурский районы через г. Грозный подчинялись Кизлярскому отделу, который входил (как и вся Чечня) в Терскую область и не имели никакого отношения к Ставропольской губернии. А в первые годы Советской власти Наурский район и Шелковской район входили в Терскую республику, а затем в Горскую республику, как и Чечня. После упразднения ЧИАССР в 1944 г. была образована Грозненская область куда кроме равнинной и предгорной Чечни входили затеречные не только Шелковской и Наурский, но и Кизлярский, Тарумовский, Ногайский, Ачикулакский, Каясулинский и др. районы вплоть до Кумы. После восстановления ЧИАССР в 1957 г. в ее составе оставили только два затеречных района – Шелковской и Наурский. Если кого и нужно благодарить за возвращение Чечне ее исконных затеречных земель, то надо молиться Всевышнему, который за неимоверные муки и страдания, за неисчислимые людские потери внял мольбам чеченцев в высылке и вернул их на историческую Родину.

Таким образом затеречные районы – это древние чеченские земли, на которой они непрерывно проживали, защищали и проливали кровь. По переписи 1989 г. в Наурском районе проживало 28 тысяч чеченцев, а в Шелковском районе – 18 тысяч. Ставропольские казаки, появившиеся в Предкавказье только 200 лет тому назад, не имеют никакого отношения к Шелковскому и Наурскому районам – ни этнического, ни административного, ни тем более исторического. Кстати, терско-гребенские казаки вообще называли ставропольцев мужиками и долгое время не признавали их истинными казаками. Эти районы никакому политическому торгу не подлежат. Это делают безответственные и политически незрелые люди.

Х.А. Хизриев,
Кандидат исторических наук, профессор ЧГУ

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2338516376469501&id=100009334849827