Нам нужен Институт Национальной памяти…

рубрика: Книга Памяти/Разное

Просто удивительно, какое разное бывает у людей отношение к исторической памяти собственного народа, собственной страны…
Одни доверяют официальным мифам, не понимая, что органы власти специально выдумывают легенды, чтобы мы верили исключительно только правительству.
Другие же, хотя они и в меньшинстве, добиваются истины, ставя тем самым под сомнение тиражируемую СМИ государственную «правду».
Нохчи нацию целенаправленно и настойчиво стремятся лишить памяти.
Реабилитированы генералы Деникин, Юденич, Краснов, адмирал Колчак и другие руководители Белого Движения. У нас же возникает вопрос: «Мы – нохчи – простили Деникину зверства его солдат и офицеров в Алхан-Юрте, Гулари (Кулары), Гойтах, Цоцан-Юрте?..»
Власть, устраивавшая нам хоррор и холокост, нас отпихивает, отталкивает, с нашим мнением не считается. Для нас что белые, что красные, что зелёные – суть одна – политическая банда, жаждущая на нашей крови обустроить свои личные и клановые интересы.
В нашей республике существует (неофициально) Нохчийн къоман иэсан Хьуьжар – Институт Национальной памяти, сотрудники которого (их совсем немного) по крупицам собирают факты, значимые явления нашей истории, культуры и языка.
Этот Институт существует уже около двадцати лет..
Важность сохранения исторической памяти своего народа понимают не только в Чечне. Парламент Исландии занят защитой национального языка. В Польше на государственном уровне функционирует Институт Национальной Памяти, расследующий преступления царизма и советской власти в отношении польских граждан.
Нашей памяти власть навязывает, в качестве героев, Ермолова, Закревского, Загряжского, Суворова, Быковского и других генералов, сжигавших наши сёла в XIX веке. Их именами названы улицы.
К этим же «героям» относятся и советские революционеры, участвовавшие в депортации чеченского народа 23 февраля 1944 года: Албогачиев Султан, Абульян, Ушаев Мазалк, Кундухов Муса (в Гудермесском районе и поныне есть село Кундухов-Юрт, а в Шелковском районе – Коби, что являлось партийной кличкой И. Сталина) и другие, от перечисления зверств которых леденеет кровь.
Зато очень многие из нас не знают Идига, в XIII веке возглавлявшего сопротивление татаро-монгольскому нашествию на Темболтан Лам (Турпалан Лам). От нас скрыто имя Туьнин Виса, сумевшего во главе наших воинов освободить Нохчийчоь из-под власти князьков из сопредельных регионов, ставших впоследствии союзниками России в завоевании Кавказа…
Совсем недавно в Управлении Национального Архива нашей Республики появился документ «Переписка о найденных в Чечне польских медалях и прокламациях». Документ составлен 18-26 февраля 1846 года. В нём всего шесть листов.
РГВИА выслал в наше Архивное Управление документ в ксерокопии далеко не лучшего качества. Из-за плохого состояния рукописи невозможно разобрать отдельные слова и даже целые предложения. Первые три листа текста, написанные – насколько можно судить – на французском языке – вообще невозможно прочесть.
При тщательном изучении документов удается выяснить, что это переписка князя А. Чернышева с графом Карлом Васильевичем Нессельроде (в то время канцлеру России, т.е. министру иностранных дел)…
Из письма князя Чернышев «Милостивому государю графу Карлу Васильевичу» из Первого Отделения Военного Министерства Российской Империи (запись датирована 26-м февраля 1846 года. с.5-6) выясняется, что «один чеченец» принёс в ставку князя Воронцова «…печатной прокламации, подписанной Замойским. Двух оттисков с изображением большого польского герба. И оловянную медаль с изображением Чарторыйского».
«Нужным считаю присовокупить, что в числе сих экземпляров, которые предоставлены одним чеченцем, не оказалось особой прокламации за подписью Чарторыйского», – сообщает князь.
На каком языке были польские прокламации?
Среди кого распространялись они? Кто такие Замойский и Чарторыйский?
Масса вопросов возникает при чтении этого небольшого документа.
В истории Польши княжеский род Чарторыйских сыграл огромную роль. Так, Адам Ежи Чарторыйский (Czartorysky) (1770-1861гг.) возглавил польское восстание 1830-1831 гг. и был главой Национального правительства, резиденция которого находилась в Париже. Борьбу польского народа за независимость Польши продолжил и Владислав Чарторыйский (1828-1894гг), сын Адама Ежи Чарторыйского. В 1846 году Владиславу было всего 18 лет, поэтому мы предполагаем, что на оловянной медали был изображен Адам Ежи Чарторыйский.

Возможно, что прокламации распространялись среди русских солдат и офицеров в целях разложения боевого духа последних.
Кроме того, по данным К. Маркса, на Кавказе против России воевали польские инсургенты. В частности, в нашей республике есть чеченцы польского происхождения, чьи предки обосновались в Чечне в 40-50 годах XIX века.
В истории чечено-польских отношений мы наблюдаем такую закономерность: в XVIII веке в Польше происходят национально-освободительные восстания, пик которых приходится на 1780-1781 и 1790-1794 годы. В этот же период на весь мир прогремело имя Шайха Мансура, возглавившего сопротивление, потрясшее тогдашнюю Российскую империю.
Зверства Пиери, Де Медема, Апраксина, Суворова в Нохчийчоь повторяются в Польше русскими генералами, особенно Суворовым.
Польское восстание 1830-1831 годов, 1848-1849 годов и 60-х годов XIX столетия и по сути, и хронологически совпадают с аналогичными событиями в истории нашего народа. Польша являлась заслоном в стремлении России покорить Европу, а Нохчийчоь (Чечения) как часть Европы, оттягивала на себя от 150 до 350 тысяч русских солдат.
Из содержания документов, о которых было сказано выше, вытекает следующий вывод: польские руководители искали с нами связь, хотели и желали установить и укрепить боевое содружество, идеей которого был их призыв «За нашу и вашу свободу». Два мировых диктатора в XX веке с Польшей и Чеченией поступили одинаково: в 1939 году была ликвидирована Гитлером Польша, с согласия Кремля, а Москва, в свою очередь, стёрла с лица земли ЧИАССР в 1944-м году. С карты Европы исчезли территории двух её коренных народов – поляков и нохчий (чеченцев).

Именно польский учёный Людвиг Видершал в 20-х гг. XX века занимался историей Сопротивления на Кавказе под предводительством Шайха Мансура.
Кавказ не был собственностью Ирана, Турции или России. На Кавказ зарились все великие державы.
Поэтому движение Шайха Мансура не было восстанием, оно являлось вооруженным Сопротивлением завоевателям. Шайх Мансур защищал не только национальные интересы Чечении (Нохчийчоь), но и интересы всех народов Кавказа. Ибо он знал, что «везут с собой в своих обозах» иранский шах, турецкий султан и император России.
Некоторые «ученые», достигшие «степеней известных» в период т.н. развитого социализма, хором превозносят имама Шамиля, всегда остававшегося в живых после жестоких сражений. Известно, что Шамиль регулярно доносил коменданту в Темирхан-Шуре (ныне Буйнакск) о своих делах, в т.ч. о каждом убитом или раненом русском солдате.
О негативной роли Шамиля в истории Кавказа писал и вице-президент Академии Наук Азербайджанской ССР Г. Гусейнов. Власть вынудила его в 1950 году совершить самоубийство – он застрелился на даче. Закомплексованные официальные генералы от истории не знают (или не хотят знать), что артиллеристы (в т.ч. и фейерверкер второго класса Лев Толстой) вначале сносили мечети, где хранились документы, а затем наносили точечные удары по домам сёл или хуторов. Так было и в советское время. Так было и недавно.

После проведения операции «Чечевица» в 1944 году 23 февраля процесс р а с ч е ч е н и в а н и я набирает обороты. Он продолжается и сегодня. В 1944-1953 гг. фундаментами всех памятников Ленину, Сталину, Берия, Микояну и др. служили чурты (надгробные стелы) с чеченских кладбищ.
Бордюры улиц Грозного (Розы Люксембург, Клары Цеткин, Рабочая, Ленина, Чехова, Маяковского, Пионерская и др.) так же были сделаны из чуртов, в чем наша общественность убедилась в ноябре 2006 года.
Для всех домов (2-х и 4-х этажные) проспектов Революции, Победы и др. фундаментом служат чурты.
В 1944-1953 гг. глава православной церкви в Грозном и муллы Дагестана знали, что происходит осквернение наших кладбищ. И никто из этих священнослужителей не протестовал. Ни устно, ни письменно. Не посмели…
В 1995 году журналисты России и Европы были свидетелями ракетно-бомбовых ударов по летнему кинотеатру «Машиностроитель».
Взрывная волна выбросила на поверхность чурты или их осколки. Так акт вандализма большевиков полувековой давности – то, о чем всегда знали и помнили чеченцы, но о чем упорно молчали официальные представители Кремля, – стал достоянием мировой общественности. В горах Чечни после выселения продолжалась война, носившая партизанский характер. Как то было на Украине, в Белоруссии, Латвии, Эстонии и Литве.

Наша память, оценивая прошлое, создаёт фундамент для настоящего и будущего. Знать правду о прошлом – значит знать свои перспективы на будущее.
Однако надо признать тот факт, что над своим прошлым мы недостаточно активно работаем. Нам архи-необходим Институт Национальной Памяти, который сумеет пробудить в нации интерес к своей истории. За нас это никто не сделает.
В деле искажения нашей истории немалая «заслуга» принадлежит двум представителям фамилии Виноградовых – Борису Степановичу и его приемному сыну – Виталию Борисовичу. Как бы то ни было, даже сегодня вспоминают выступления Виталия Борисовича в 1974 году в Доме политпросвещения Обкома КПСС ЧИАССР. Он продемонстрировал слушателям картину, где изображены совершающие намаз наши старики, на которых были направлены штыки русских солдат. «Генерал» от истории говорит своим слушателям: «Чеченцы готовятся к нападению».
Лишь один возмутился ложью Виноградова В.Б., но его быстро «вынесли» плечистые парни в гражданской одежде, неизменно сидящие в те годы на подобных мероприятиях.
Борис Степанович, считаем, сделал одно доброе дело в своей жизни. В своих статьях (см. «Русские писатели в Чечено-Ингушетии», Грозный, 1958г. и «Русские писатели в нашем крае», Грозный, 1958г.) он точно определил место строительства крепости Грозной (там, где до войны находился парк Чехова). Грозный разрастался, потихоньку поглотив земли разрушенных до основания сёл и хуторов (по разным сведениям – от 24-х до 42-х). Крепость была построена Ермоловым в форме печально известной шестиконечной звезды.
Бесчисленны знаки времени на нашей древней земле. Но нужно много, упорно и настойчиво работать над их разгадкой, чтобы они по-настоящему стали достоянием нашего народа, нашей – теряющейся в веках – богатой истории. Нам крайне необходим Институт Национальной памяти на государственном уровне.

Мурад Нашхоев, публицист

http://Мурад Нашхоев, публицист