«Шамиль и чеченцы»

рубрика: Разное
С. Фарфоровский. «Шамиль и чеченцы»
В 1848 г. в одном из горных чеченских аулах Дашни раздалась тревога, очень обычная в то время, через несколько минут площадь мечети покрылась вооруженными. Женщины, погнавшие стада вернулись с криками, что к аулу едут черные сюли (лезгины) и действительно, через несколько минут на площадь въехали лезгины и объявили: «над Вашим аулом Шамилю угодно было назначить наибом Магому, который скоро приедет. Мы от его имени объявляем Вам это, чтобы Вы приготовились к встрече с той почестью, какая достойна имама». Сказав это лезгины, отправились в кунацкие. Долго шумели чеченцы, не привыкшие подчиняться ничьим приказаниям, а особенно переданным лезгинами… В конце концов объявили посланцам: передайте Магоме, который Вас прислал и скажите ему, что у нас нет ослов, чтобы выехать ему навстречу, и нет дудочников, как у Вас в горах, чтобы достойно его встретить. «Мы выедем к нему на конях боевых и вместо дудок возьмем черные винтовки и этим сделаем честь глупому лезгину; но не рад будет он такой встрече и пусть лучше [771] не едет к нам… Желаем вам счастливого пути, ваши лошади готовы и сыты, поезжайте обратно». «Никогда не забывайте, что чеченцы были всегда свободны и умрут свободными». «Как над соколами смешно назначать наибом ворона, так глупо Магоме быть начальником над нами».
«В нашей груди еще бьются сердца львов». Один из лезгин хотел что то сказать, но ему напомнили, что было бы гораздо лучше с его стороны, если бы он не раздражал сход словами, а ехал скорее обратно.
Объяснить этот поступок Шамиля желанием пользы дашниевцам нельзя. Шамиль видел в свободных и непривычных подчиняться его желанию единичных личностях чеченцев — опасное противодействие своим намерениям и не стеснялся в выборе средств, лишь бы они вели прямо к цели, стараясь подавить свободный дух таких обществ, как дашниевское. Надо отдать справедливость его уму, — он, не зная о существовании Маккиавели, тем не менее пользовался его политикой.
Но то, что гениальный ум Маккиавелли применял в Италии и то к чему прибегнул его ученик Шамиль в Дагестане — оказали различные результаты. Политика Маккиавелли была неприменима к чеченцам. Известно, как усилиями долгих лет устроенное Шамилем здание рухнуло. Чеченцы, своевольный дух которых Шамиль хотел уничтожить, первые же отшатнулись от него, как только проникли в истинные намерения Шамиля. Здесь я должен сделать маленькое отступление, чтобы показать, насколько в Дагестане и Чечне были различны условия, при которых должен был действовать Шамиль. Знамя священной войны или так наз. Газовата — первый поднял в Дагестане Гази Мухаммед (Кази Мулла — как его неправильно называют у нас). Пока Газоват оставался в буквальном смысле этого слова — «священной войной против неверных» среди дагестанцев не было полного сочувствия ему. Гази Мухаммед, будучи скорее храбрым воином, чем проницательным политиком, не мог понять, что Газоват не может вызвать полного сочувствия среди дагестанских народов до тех пор, пока будет оставаться «войной против неверных» в буквальном смысле этого слова. Фанатизм помешал ему заметить того врага, чей гнет ложился тяжелым бременем на дагестанцев и на кого необходимо было направить оружие, чтобы вызвать народное сочувствие. Этот враг была: [772] туземная аристократия. Случайное убийство аварских ханов обратило внимание дагестанцев на заступившего место Газы Мухамедда — Гамзат Бека. Несмотря на полную неспособность Гамзат Бека это обстоятельство дало ему возможность продержаться в этом звании полтора года.
Гамзат Бек в том положении, какое выдвинуло его из ничтожества, в связи с неспособностью к упрочению — был на краю гибели. Но вот выступает третий имам Шамиль. Он зовет народ на борьбу уже не во имя Газовата, а во имя давно желанного слова — равенства. В лице Булах Хана он уничтожает последнюю отрасль аварской владетельной фамилии, отнимает все привиллегии у беков и вводит полное равенство. С этой стороны Шамиль становится популярным в Дагестане и число его сторонников бысто растет. Успех в борьбе с русскими еще более усиливает его влиятельность и слава о Шамиле доходит до Чечни, которая тоже признает его имамом. Но в Чечне существует полное социальное равенство. Следовательно для Чеченца Шамиль нужен не только, как апостол равенства, но как опытный вождь в борьбе. Сначала все идет хорошо и дагестанцы и чеченцы довольны. Учрежденные Шамилем власти пока не проявляют себя в смысле угнетения чеченцев.
Но это пока. Скоро наступает суровая действительность. Гнет наибов и мюредов становится для привыкших к свободе чеченцев более и более невыносимым. Сам Шамиль отступает от своей первоначальной идеи. Он хочет солдат превратить в монахов. Чеченцам же нужен вождь, а не мулла. О равенстве не стало и речи. Там, где было оно, Шамиль стремится его уничтожить, вводя теократическое начало. Из практика-бойца, Шамиль делается теоретиком-идеалистом. Он хотел совершеннаго переворота в жизни горцев, того, чего добивался в свое время Саванаролла.
Обычное право замещается Шариотом. Шамиль хотел, чтобы все горцы уничтожили в себе порочные наклонности и сделались равнодушными ко всему кроме борьбы за родину, воздерживались от излишеств, постились и устремляли помыслы к Аллаху.
«Как можно меньше говори, — разъясняет свое требование Шамиль, — ушам и глазам воли не давай, как можно меньше ешь, как можно меньше спи и как можно больше молись Богу». [773]
Молитва была основой всего, ее доводили до полного экстаза.
Было выработано несколько приемов этого.
Адат был осквернен введением телесных наказаний.
Для иллюстрации деятельности Шамиля достаточно указать, что у заподозреннаго в курении табаку отсекали голову, другие же курили свободно.
То, что послужило к усилению владычества Шамиля среди дагестанцев, послужило к ослаблению его среди чеченцев.
Если в начале Шамиль имел успех среди чеченцев, то успех этот можно приписать его необыкновенному уменью утаивать свои цели и намерения.
Из дальнейшего — читатель увидит, как поступил Шамиль с чеченцами.
Дашниевцы разошлись по домам с твердым намерением не пускать к себе вновь назначеннаго Шамилем наиба Магому.
Спустя неделю после отъезда лезгин, в аул Дашни приехали послы от Шамиля и собравши дашниевцев, прочитали им следующее послание Шамиля: «Я милостью Аллаха имам Дагестана и раб Аллаха Шамуил (Самуил, сокращенное — Шамиль) — храбрым Дашниевцам шлю привет и мир.
«Да поможет им Аллах во всех их делах и помыслах.
«Да будет такъ. Аминь! Мне очень прискорбно было слышать от посланных моим наибом Магомой мюридов, какой прием сделан одним членом вашего общества, не понявшим, что назначением от себя наиба я преследовал цели для вас благие. Борьба, которую предстоит вести нам с гяурами, требовала от меня того, что я сделал. По этому считаю поступок этот необдуманным и совершенным под влиянием зловредных членов общества. Предлагаю вам — беречься таких людей и выслать их ко мне, чтобы я мог объяснить им, что они сделали». [774]
Это письмо было прочитано одним из послов, который, как видно, принадлежал к духовному сословию. Он стал осматривать собрание, чтобы видеть, какое впечатление произвело письмо Шамиля. Видя, что некоторые совершенно равнодушно выслушали его, а на губах у других пробежала ироническая улыбка, он обратился к ним с такими словами: «Чеченцы, что вы скажете на послание благочестивого нашего имама? Неужели ваши сердца не чувствуют всей правды, высказанной имамом? Вспомните Аллаха и выгоните шайтанов, овладевших вашим сердцем! Аллаху угодно, что бы вы исполнили волю имама. Иначе — плохо вам будет не только на этом, но и на том свете».
Сказав эти слова, мулла возвел взор к небу. Привыкший так действовать на лезгин, мулла мало знал чеченцов. Вся его фигура, очевидная неискренность и его угрозы — произвели плохое впечатление на слушателей. Они, оставаясь верными обычаям предков, молчали.
В это время выступил из толпы старик Эскале, обращаясь к лезгинам, он сказал: «ты мулла, побереги свое красноречие для лезгин, ты должен только прочесть нам письмо Шамиля и ждать ответа, но ты прибавил и свою речь. Может быть ты, как святой человек, должен наставлять на путь истины свернувших с него, но мы еще не свернули с своего пути и твое красноречие излишне. Мы не верим, что нам станет лучше при наибстве Магомы. Передай Шамилю, что те, кто советовал нам не слушать его — лучшие люди. Их мы не будем остерегаться, а будем слушаться»
«Так ли, братья?» сказал старик толпе; «так, так», — закричали все.
Так неудачно окончился первый дебют Шамиля в Чечне.
Текст воспроизведен по изданию: С. Фарфоровский. «Шамиль и чеченцы» (Неизвестный еще эпизод из завоевания Кавказа) // Русский архив, № 6. 1913
Прочитав эту статью я заинтересовался тем,что некоторые чеченские тейпы отказывались подчиниться имаму Шамилю. Нашел книги ,прочитал и понял как коварно он обустроил свою власть. Прежде всего надо обозначить почему чеченцы сделали его своим имамом. Все дело в ментальности чеченцев. Как известно у чеченцев не было своих феодалов и за этим очень строго следили,чтобы не потерять свою независимость. Из поколения в поколение в Чечне передается ,что в случае войны собирался Мехк-кхел и он же избирал из числа опытных в военном отношении чеченцев военноначальника, с особыми полномочиями. Собравшиеся для выбора имама (военноначальника) в Урус-мартане старейшины, опасаясь укрепления одного из своих тейпов во власти, решили выбрать чужака т. к. его легче будет спровадить в случае чего. Шамиля провозгласили имамом. Вместо того, чтобы собирать армию и вести военные действия , как это было раньше, как например при Бейбулате Таймиеве, шейхе Мансуре и.т.д. Шамиль начал потихоньку создавать свое теократическое государство, столь ненавистное в последствии чеченцам. Через несколько лет только , по мере завинчивания гаек, чеченцы поняли, на сколько мощный капкан для них соорудил Шамиль.
Шел 1839 год. В равнинной Чечне прошел слух, о том, что чеченцев будут разоружать, а по другим слухам, что будут забирать в рекруты на 25 лет в российскую армию. В селах , на берегах Терека и Сунжи , народ взволнованный этими слухами начал переселятся в горы. В след за ними потянулись в горы жители большой и малой Чечни. После гибели легендарного чеченского военноначальника Бейбулата Таймиева , который в течении двух десятков лет вел борьбу с Российскими колонизаторами, чеченцы на равнине, находились в плачевном состоянии из- за своей разрозненности. Жители понимали , что им нужен лидер способный объединить все чеченские тейпы. Бейбулат был гениальным стратегом и тактиком. Он держал в напряжении всю Терскую и Сунженскую линию противника , нанося им молниеносные удары в разных ее частях, тем самым держа их на расстоянии от горной части Чечни. Но Бейбулату Тамиеву так и не удалось объединить всех чеченцев , так же как не удалось это сделать первому имаму Кавказа шейху Мансуру, за все годы своего предводительства (1785-1791) гг. Таймиеву не удалось осуществить свои планы по вхождению Чечни в Россию , на условиях широкой автономии. На этот период приходится подъём движения Гази-Мухаммада и популяризация мюридизма, против которого «всеми силами» выступал Бейболат, придерживаясь позиции мира с империей, и который окончательно лишил его и его сторонников идеологического и политического влияния на Россию.Возможен ли был мир с Россией мы можем только лишь гадать , но то что личность предводителя , его мировоззрение , идеологическая составляющая играли ключевую роль, в взаимоотношениях с Россией, безусловный факт. Знамя национально-освободительного движения Бейбулата, перехватил мюридизм Дагестана.
Чеченцам после гибели Бейбулата нужен был новый вождь , а пришел мулла.
И тут такое совпадение — 1839 год , народ бежит в горы из-за этого слуха , а в горах Чечни, в Шатое, живет себе спокойно бежавший из Дагестана — экс имам Дагестана . Человек безусловно образованный , безусловно мужественный , а главное чужак ,- чем не имам? Вот так , в Урус- мартане в 1840 году 19 марта, был выбран имам Чечни Шамиль , а чуть позже и Дагестана . Первые несколько лет все было хорошо. Довольны были и чеченцы и авaрцы . Первым делом Шамиль призвал под свои знамена чеченских юношей, в качестве мюридов, с условием ,что они будут выполнять его приказы беспрекословно, даже если они будут касаться их родителей и родственников. Клятва на коране обязательна. Отцы и матери чеченских юношей так и не поняли , что их сыновья больше не принадлежат им , что они станут машиной убийства и террора собственного народа , в руках нового имама. Далее взял себе аманатов- заложников из самых уважаемых чеченских семей , избрал себе наибов, кадиев, мулл. Ввел особое сословие -Муртазеков. Это своего рода пограничники, которых содержать должен был народ. Им полагалось по 1 рублю ,10 мер хлеба с каждых 10 дворов. В Аварии сословия муртазеков не существовало вовсе (в Аварии перебежчиков к русским не ловили и не казнили). Весь народ должен был кормить армию Шамиля. С каждого двора 1 человек был военнообязанным, чуть позже военнообязанными признаны все кто может носить оружие, чего не было в Аварии и тем более не было в остальном Дагестане т.к. в основном был усмирен. Потом этот имам вводит закон ,который называется «низам» И вот все началось. Страшные репрессии. Штрафы, посадки в яму. За каждую проведенную ночь в яме сиделец еще в добавок должен был платить 20 копеек. Огромное количество чеченцев просидело в ямах. Абсолютно свободные чеченцы ,не привыкшие подчиняться кому либо, не знавшие что такое тюрьма, смертная казнь , телесные наказания стали заложниками Шамиля и его наибов . Чуть позднее Шамиль создал экзекуционные войска ,состоящие только из дагестанцев. Помимо прочего в обязанность этих экзекуционных войск входило морально сломать строптивого чеченца, за непослушание властям. Эти «бравые дагестанские парни» просто приходили в дом бунтаря и жили там, как у себя дома ,пока они не почувствуют ,что он «сломался». Особо поощрялось битье палками. Представляете ,что чувствует чеченец ,когда его бьют палкой как собаку. За курение отрезали губы или голову. За употребление спиртного, также отрубали голову. Шамиль ввел особое звание Мухтасибов ,в обязанность которых входило тайно доносить Шамилю о всех и о всем. Эта тайная служба настолько сильно была развита ,что брат с братом боялись говорить откровенно. Царила атмосфера всеобщего недоверия друг другу ,раскол в народе и страшная ломка сознания людей, при насильственном переходе от адатов к шариату. Происходили постоянные стычки с тейпами,которые воевали с русскими сами по себе и отказывались подчиняться Шамилю. Уничтожалось все национальное.Был уничтожен национальный котел ,на котором были припаяны медные пластины с названиями тейпов чеченского народа. Рушились тейповые башни, запрещались ловзарш (увеселительные мероприятия) была попытка запретить чеченским парням и девушкам встречаться у родника , но это право старейшины отстояли . И последним гвоздем «в гроб» движения независимости горцев, Шамиль вбил своей рукой ,когда объявил своего сына наследником на «престоле». Чеченцы и так ненавидевшие репрессивную власть имама, после этого окончательно отвернулись от него. Шамиль так и не понял ,что чеченцы не рабы, и не примерные мусульмане, а воины , для которых свобода превыше всего. Чего хотел Шамиль, — свободы для народа или личной власти? Можете себе представить,чтобы шейх-Мансур, Тайми Биболт или Джохар Дудаев с Асланом Масхадовым заставляли бы чеченцев воевать насильно, да еще бить палкой , держать в ямах за не желание воевать под начальством аварца , за выкуренную сигарету или чарку хмельного напитка , отрезать губы или голову . Дав клятву , став заложниками тирана, разрушив вековые устои ,чеченцы обрекли себя на поражение и тотальную гибель.
Начиная от шейха Мансура и до сегодняшнего дня, абсолютно все лидеры чеченского народа убиты в войнах. Шамиль сдался и этим все сказано. Прежде чем начинать революции или войны, надо понять чаяния народа. Чего желали аварцы,-равенства и Шамиль дал им равенство с использую чеченскую армию против местных феодалов .Чего желали чеченцы,- отстоять свою свободу, равенство у них и так было. Что в итоге получили чеченцы,- рабство от имамата Шамиля , его наибов и мюридов. Если Зумсой, Мулкой,Дишни,ЦIонтрой и другие тейпы не желали воевать под руководством аварцев, неужели Шамилю так трудно было предоставить им самим право выбрать себе наиба из своей среды. Неужели нужно было сжигать села и убивать жителей. Какая ему была разница , курит человек или выпивает пиво, лишь бы воевал. Или зачем нужно было дважды нападать на ингушей и сделать их врагами. Почему он не смог как Кунта -хаджи сделал позже , пойти к ингушам без оружия и сделать их мусульманами, читая проповеди? Что это? Почему для Шамиля так важно было поставить наибом аварца над чеченцами? В то время , когда десятки тысяч чеченских и дагестанских воинов сражались и умирали, Шамиль строил ханство, под религиозным соусом , для себя и своего сына. Когда пришла очередь умереть достойно, предпочел плен. Вот и все его величие. Великими были те воины отдавшие свои жизни и сделавшие имя Шамилю. Почему из всех имамов Кавказа пиарилось только имя Шамиля? Может нам внушают , что сдавшись в плен можно быть героем? Говорят,что Шамиль построил государство «Имамат», а по мне он построил ханство , т.к. он провозгласил сына наследником на престол , а в Имамате должность имама была выборная. Ведь именно из-за этого чеченцы восстали против него. Шамиль был настолько глуп, чтобы не знать, что чеченцы отвернутся от него? Может он решил таким образом закрыть проект «Имамат Кавказ» и сдаться? Помните как президент ЧРИ Доку Умаров проект «Ичкерия» преобразовал в вахабистский проект «Имарат Кавказ» и этим закрыл его , ввиду отсутствия последователей , как и у Шамиля тогда. Государственность это хорошо, если во главе этого государства стоят разумные люди, как например МЕХК-КХЕЛ. Но Урус-мартановский МЕХК-КХЕЛ лопухнулся конкретно , с избранием Шамиля. Говорят , что русский царь не шел на переговоры с Шамилем. Тогда почему этот царь договаривался с кабардинскими и с осетинскими князьями , карачаево-болкарскими правителями,с калмыкским,ногайским и дагестанскими ханами , беками, нуцалами , с кумыкским шамхалом, даже ингушские старейшины не имея единого лидера подписали договор с царем. Почему Шамиль не смог договориться имея абсолютную власть. Ведь он мог заключить мир с Россией на много более выгодных условиях , чем Россия договорилась с князьями, беками , ханами соседних народов .Может потому , что Шамиль грезил мечтой править Кавказским халифатом, а потом и мировым халифатом, как об этом мечтают все вахабисты.Ни один народ не сможет построить государство там , где появляются вахабисты. Вспомните победу в первой войне , когда народ был един и вспомните порожение в вторую войну, когда народ разделился на ичкерийцев и вахабистов.
Шамиль был фанатиком-вахабистом и тем погубил независимость Чечни и самих чеченцев.
Печально все это. Прошло 157 лет, а мы примерно в таком же состоянии, строим ханство, но уже без Шамиля.
Есть одно мудрое изречение:-«Если не можешь победить противника-возглавь его»
P.S. Эту статью я написал еще несколько лет назад и теперь тема снова стала актуальной. Ранее не выкладывал эту статью нигде и теперь не хотел, но сегодня решил выложить, видя как некоторые персонажи , считающие себя цветом нации, интеллектуалами от чеченского народа, возносят Шамиля до небес. То что часть аварцев, с такой яростью накинулись с обвинениями в оскорблении Шамиля на чеченцев , это- страх , на подсознательном уровне. Реакция на пересмотр границ тоже самое. Это абсолютно естественная реакция на опасность. Чеченцев стали боятся в России , в Европе, даже госдеп США написал доклад для конгресса , о том, что чеченцы самые опасные люди в мире. Не миновал этот страх и наших соседей. ИДЕТ ТОТАЛЬНАЯ ИЗОЛЯЦИЯ И ДЕМОНИЗАЦИЯ ЧЕЧЕНЦЕВ. И когда в очередной раз, нас будут «мочит в сортире» , вся Россия возрадуется , а соседи в первую очередь. Видимо нам предначертано жить , бороться , умирать в одиночестве .Видимо наши предки не просто так выбрали своим символом-тотемом одинокого волка.
.
У Сокирко Л. есть одна характеристика о чеченцах. Она звучит и как приговор и как благодать от Аллаха.
Л. Сокирко. Восточный Кавказ. Часть 4. Чеченцы. 1979г. и спартанцы-волки, разбойные викинги И все же, и все же,… И греки, и римляне, и викинги дали миру демократию, право, свободу… И будущий мир без их и Чеченского опыта невозможен… Если лезгины учат выживанию народа, во что бы то ни стало, то Чеченцы учат нас личной смерти ради общего, ради сохранения чести и права. без сохранения человеческого качества мир смертельно
заболеет и скоро умрет. И потому нам нужно учиться
и у этого народа!…»
Alvi Chanti, Лазо Горский und 6 weitere Personen