Частицы плоти

рубрика: Разное
pic.twitter.com/8Du4CpDozu

Они гонимы…
Они затравлены…
Они отвержены…
Они похожи на умалишенных.
Они бродят кучками, потому что помногу собираться опасно. 
Они никому не нужны, кроме тех, кого они разыскивают.
Их преследуют…
Их обманывают…
Их убивают…

Их много – сотни, тысячи. Точно не знает никто…
Это те, у кого похищены, бесследно исчезли, убиты родственники. Они надеются найти если не живых, то хотя бы трупы своих близких, или по крайней мере то, что осталось от похищенных, чтобы ЭТО можно было предать земле. Они очень надеются, что наступит «счастливый» день, когда, наконец, закончатся их муки и они сложат свое бремя.

Каждый из них питал надежду, что за них заступится Человечество, которое провозгласило, что после смерти святость тела человека неприкосновенна. Но все оказалось ложью. Они потеряли надежду и веру в Человечность и теперь верят только деньгам, за которые в Чечне продается все, и за которые можно выкупить еще живого родственника, труп, или хотя бы то, что от того осталось.

Но деньги у них давно закончились – они затрачены на поиски близких, продолжавшихся неделями, месяцами, годами. Денег взаймы им уже не дают, а заложить нечего. Они продали жилье, имущество, домашний скарб – все, что у них было. Практически все они больны – долгие поиски довели людей до физического и морального истощения. Теперь у них ничего нет, и в них едва ли теплится жизнь.

Среди них те, кто раньше не терпел друг друга, но беда сплотила родственников исчезнувших людей: милиционеров, бойцов чеченского Сопротивления, простых граждан Чечни. Они досконально изучили друг друга и понимают друг друга с полуслова. Они делятся меж собой последним. Каждый из них знает кто, как, где, и на что живет, до мельчайших подробностей знает историю другого и всех вместе, потому что их трагические истории изложены на бумаге сотни раз, и еще больше раз повторены вслух.

Иногда кому-то из этих людей улыбается удача. И когда счастливчик, которому удается найти и выкупить родственника или труп, покидает оставшихся, горе неудачников увеличивается. Они завидуют «счастливчику». Они снова и снова, до мельчайших деталей расспрашивают «счастливчика» о том, как тому удалось найти родственника или труп. Они расспрашивают, чтобы не упустить ту мелкую деталь, по которой смогли бы найти своего родственника. У них появляется надежда, что именно по этой детали им удастся найти близкого человека. Но проходит время, и внезапно вспыхнувшая надежда быстро гаснет.
Их контингент меняется. Происходит медленная ротация – на смену «счастливчикам» приходят новенькие, то есть те, которые еще совсем недавно действовали по только им известной схеме. Они, новенькие, до поры, до времени считали, что именно с его родственником произошла досадная ошибка, и что по горячим следам им обязательно удастся вскоре обнаружить пропавшего. Они были уверены, что их система поиска самая совершенная и даст положительные результаты. Но как правило, происходило все наоборот.

Если же похищенный – человек малоизвестный, у которого нет родственников в правительстве или в силовых структурах Чечни, и тем более, если у родственников нет денег, то похищенный обречен на безвестность. Тогда пыл у новеньких спадает, их деньги кончаются, и они прибиваются к отверженным.

Обычно они маленькими группами собираются у всевозможных правительственных учреждений и организаций, силовых структур, военной базы «Ханкала», других воинских частей. Отверженные стоят там в дождь и снег, в жару и холод, надеясь на невесть что. Когда же они надоедают или образуется большая толпа, их разгоняют дубинками и прикладами автоматов.

«Кидальщики» в погонах

Есть в Чечне, при въезде в селение Старые Атаги воинская часть, где раньше находилась мельница. Мало кто знает номер этой части и наименование силовых структур в ней обитающих. Зато все знают название этой части – «Мельница». Это название вполне соответствует тому, что происходит за воротами этого страшного заведения – здесь перемалываются тела и судьбы чеченцев. Никто не знает хотя бы приблизительного числа бесследно исчезнувших здесь людей.

А сколько коварства, цинизма и бесчеловечности у обитателей «Мельницы»? Российские военные обещают родственникам непременно найти исчезнувших людей за определенную плату и к определенному сроку. Но, как правило, срок проходит – нет ни военных, ни исчезнувших родственников, не говоря уже о деньгах. Оказывается, российские военные, отбыв срок командировки, уже уехали на родину.

А заступившие на место уехавших «кидальщики» в погонах, вновь клятвенно обещают помочь несчастным родственникам, но уже за более мелкую услугу – например, за ящик водки с бараном. Чаще всего родственники попадаются и на эту удочку. Этот заколдованный круг проходят практически все из этих несчастных. А особо доверчивые – по нескольку раз, пока не обнищают окончательно.
А сколько таких «мельниц» по всей Чечне?

Жалобы Путину

Когда исчерпаны все средства неофициального ресурса, несчастные родственники берутся за перо. Они жалуются. Но к системе жалоб и заявлений они переходят после того, как советы «доброжелателей» не дали результатов, когда те советовали уладить дело без лишнего шума, с помощью денег или знакомств. Таков современный бизнес различных «доброжелателей» – бизнес на крови.
И тогда потерпевшие родственники пишут заявления, обращения, жалобы, начиная от российского президента (не понимая, что именно Путин является первопричиной всех их бед и несчастий), и кончая правозащитными организациями.

Вот, к примеру, одно заявление из десятков тысяч от гражданки Чеченской Республики Султановой А.Э.
«23 января 2003 года в селе Харачой около 15 часов был задержан и увезен в неизвестном направлении мой сын Султанов Ахлуди Сайдал-Алиевич, 1972 г.р. Он задержан военными на автомашине АХ-909 RUS в присутствии коменданта Веденского района и главы администрации села Харачой Умарова С.Х.

Куда мы ни писали, к кому только ни обращались, кого только ни просили о помощи, но все безрезультатно – нет ни виноватых, ни ответственных. Я не требую от вас наказания людей, участвовавших в операции, я только хочу знать, где мой сын. Что с ним? Жив ли он? Где похоронен?

…Поймите, очень тяжело жить участью, не зная ничего о близком человеке. Изо дня в день, из ночи в ночь понимать, что никто ничем не поможет, никто ничего не расследует. Как жить с этой пыткой? Как жить с трагедией, страшнее которой не бывает? Многие матери не выдерживают этого горя. Я умоляю вас, проявите участие к пока еще живым матерям!

У моего сына теперь остались жена и трое маленьких детей. Верните им отца. Неужели нам не хватит вдов и сирот? Моя семья возлагает большие надежды на ваше участие в нашем горе и проявлении милосердия».
В Кремле любят подчеркивать, что чеченцы – граждане России. На примере Султановой мы видим реальное отношение российских властей к «своим» гражданам.

Пятнадцатилетняя «вербовщица шахидок»

Другую историю рассказала мать пятнадцатилетней девочки, чью дочь Аминат Дугаеву похитили российские силовые структуры при зачистке села Улус-Керт…
«Мы жили в благополучном Наурском районе, в селе Рубежное. Моя дочь, Аминат была отличницей в школе и моей лучшей помощницей. Мужа у меня нет. Я постоянно болею, и всю работу по дому Аминат выполняла сама.
Когда у Аминат начались школьные каникулы, из села Улус-Керт приехала Курбика – наша родственница, и попросила Аминат съездить с ней в село, чтобы помочь по хозяйству. Я отпустила дочку. Будь проклят тот день, когда я это сделала.

Около 3 часов ночи в село Улус-Керт, в дом по адресу Школьная 12 ворвались вооруженные сотрудники российских силовых структур, приехавшие на БТР-ах и военных машинах. Они задержали и увезли в неизвестном направлении Курбику Саид-Хасановну Гехаеву, 1970 года рождения, а вместе с ней мою пятнадцатилетнюю дочь – Аминат Мовсаровну Дугаеву».
По свидетельствам очевидцев, в ту ночь вся улица, на которой жила семья Гехаевых, была запружена вооруженными людьми в камуфляжной форме, в масках и без.

Женщины в это время спали. Старую мать Курбики – Румани Гехаеву, которая, проснувшись, вышла навстречу вошедшим, военные сразу же сбили с ног, затащили в комнату, связали руки за спину, сломав ей палец, скотчем залепили рот и нос. При этом один из силовиков говорил: «Сделай так, чтобы она не дышала». Но старушка, к счастью, осталась жива. После того, как военные уехали, в дом прибежали соседи, успели освободить и привести в чувство уже посиневшую от удушья женщину.

Пока одни военные связывали старушку, другие схватили Курбику Гехаеву и Аминат Дугаеву и выволокли их на улицу. Соседи наблюдали из окон за происходящим, но не решались выйти из дома, потому что вся улица была заполнена вооруженными людьми. Сельчане видели, что женщины были в ночных рубашках, и как Курбика Гехаева сопротивлялась, когда ее сажали в БТР.
Кроме того соседи слышали, как военные сообщали кому-то по рации:
— Их здесь две, а нам нужна одна. Что делать со второй?
Ответ по рации:
— Забирайте и вторую.

Затем военные выстроились в колонну и покинули село.
Утром родственники задержанных вместе с главой администрации села Улус-Керт обратились в военную комендатуру и отделение милиции Шатойского района. Однако сотрудники этих силовых структур отрицают свою причастность к данной спецоперации…

Мать Аминат Дугаевой только на следующий день узнала о произошедшей трагедии.
– К кому я только не обращалась? Кто только не обещал помочь, уверяя, что с Аминат произошла ошибка, и ее непременно освободят. А сколько денег я затратила на поиски дочери? – я потеряла счет, залезла в долги.
Я была и в Ростове, в штабе РОШ. Я добралась до Москвы. Я контактировала с высокопоставленными военными и гражданскими чинами – все заверяли меня, что разберутся и моя дочь найдется. Я написала сотни заявлений в самые разные инстанции. Все впустую – моя дочь будто бы провалилась сквозь землю.

Каждую ночь мне снится Аминат – она просит меня о помощи. Я просыпаюсь в холодном поту и плачу. Я хотя бы немного успокоилась, если бы точно знала, что ее уже нет в живых, но сердце мне подсказывает, что она жива».
«Самое ужасное – продолжает мать Аминат Дугаевой – я услышала из уст Фридинского, заместителя Генпрокурора России, что моя дочь – вербовщица шахидок! (Сообщения об этом можно найти в различных российских СМИ – М. Т.).

Как можно такое говорить? Ведь моей дочери только 15 лет! Как же ребенок может вербовать кого-то для проведения террористических акций? Ведь Аминат и понятия об этом не имеет. Неужели взрослые люди в Генпрокуратуре не думают что говорят? Пусть вернут мою дочь! Мне сердце подсказывает, что она жива!»
Вполне возможно, что материнское сердце не обманывало… Спустя два года, а именно 1 июля 2005, у матери Аминат появились бы более веские основания для подобных предчувствий…

ФСБ – фабрика шахидов

Цибиров Валерий Маркленович – отец школьницы, погибшей при теракте в Беслане, опознал свою пропавшую дочь Тамирис по фотографии, опубликованной на официальном прокремлевском сайте «Чеченская Республика».

В заявлении В. Цибирова указывается: «21 июня информационный канал «Чеченская Республика» (www.kavkaz.strana.ru) опубликовал сообщение под заголовком «В Чечне ликвидирована банда наставников смертниц». Речь шла о задержании в Чечне бандитов, которые похищали несовершеннолетних девочек с целью использования их в качестве террористок-смертниц.
Сообщение сопровождалось фотографией трех девочек, которых на этой фотографии кормит человек в камуфляжной форме. Впоследствии фотографии на сайте не оказалось. Я и мои родственники утверждаем, что крайняя справа из девочек – моя дочь. (смотри фото).

Во всяком случае, мы констатируем безусловное, весьма сильное внешнее сходство, и надеемся, что правоохранительные органы в ближайшее время помогут нам установить, действительно ли Тамирис Цибирова (дата рождения — 3 августа 1994 года) была освобождена в июне в Чечне.» (Фото сайта kavkaz.strana.ru, предоставлено редакции ИА REGNUM Валерием Цибировым. Постоянный адрес новости: www.regnum.ru/news/478781.html. Новость датирована 17:54 01.07.2005).

Нам неизвестно, чем закончилась эта детективная история, но, похоже, ФСБ заставила Цибирова Валерия усомниться, что на фото его дочь. Однако это сообщение лишний раз подтверждает те многочисленные факты, что сотрудники российских спецслужб занимаются похищениями своих граждан. И если подобные преступления вошли в Чечне в норму и преподносятся как спецоперации по выявлению боевиков, для чего сюда командируются сотрудники спецслужб со всей необъятной России, то не совсем понятно – с какой же целью эти спецслужбы похищают несовершеннолетних детей.
Заявление Цибирова о похищении дочери и публикация фотографии, на которой изображена его похищенная дочь, следует расценивать как колоссальный провал в работе российских спецслужб. Такой же провал, например, какой произошел в Рязани, когда за руку были пойманы сотрудники ФСБ, закладывавшие взрывчатку под жилой дом. Такой же провал, какой случился в Дохе, когда катарскими спецслужбами были задержаны сотрудники ГРУ, совершившие террористический акт, в результате которого был убит экс-президент ЧРИ Зелимхан Яндарбиев и ранен его сын. Провальный список российских спецслужб можно продолжать сколь угодно долго…

По провалам общественность узнает о закулисной деятельности спецслужб. У российских спецслужб в силу их крайне низкого профессионализма этих провалов очень много. Поэтому для мало-мальски мыслящего человека не составляет труда за вывеской борьбы с терроризмом увидеть истинное лицо «верных путинцев», и придти к закономерному выводу о том, что российские спецслужбы являются сеятелями террора, которые похищают в том числе несовершеннолетних детей с целью их зомбирования и взращивания шахидов. Почти также как российские специалисты готовят в лабораториях дельфинов-взрывников.

Спрашивается – а для чего это нужно Кремлю и Лубянке? Ответ прост. Нетрудно предвидеть, что после серии взрывов «шахидок» в Чечне или в других регионах России, у мирового сообщества вновь появится пропавшая было уверенность в существовании международных террористов в этой кавказской республике, и тогда проблема с плеч Путина перекладывается на плечи лидеров международного сообщества.

А когда после ужасных взрывов на экранах российского телевидения замелькают лица «шахидок», а ведущие и журналисты станут взахлеб комментировать произошедшие теракты, родственники исчезнувших поймут, кто и для чего похищал их детей, и в какую западню те попали.

Так как согласно закону о терроризме, принятому Государственной Думой, тела «шахидов» выдаче родственникам не подлежат, то последним остается надеяться на то, что на месте взрыва они смогут украдкой собрать частицы плоти своих детей, чтобы без особого шума предать ЭТО земле.

Майрбек Тарамов 28.07.05

 

http://kackad.com/kackad/