ОРЦА — 2. (божий план) продолжение

рубрика: Разное

 

Фото из соцсетей

Так, погруженный в воспоминания, Орца прошел половину задуманного маршрута.

Он стоял, теперь, у брода, по которому проходила граница его лесничьих «владений», запоздало сожалея о том, что не всё просчитал, выходя в этот ночной поход: река вздулась вслед грозе, и о переходе реки вбродь не могло быть и речи. Самое правильное, в данной ситуации, было — просто развернуться и пойти обратно той же дорогой, только Орце была неприятна сама мысль об отступлении.

Он усмехнулся, оценив комичность ситуации — седобородый мужчина, прошедший все мыслимые испытания, всё ещё доказывает самому себе, что не слабак!…

Память тут же перенесла в далекое прошлое в Чечении: мальчишки собрались у речки и, между нырянием, соревнуются в борьбе. Он проигрывает приятелю-кузену, которому 5 лет, как и ему.

Сий — самый младший из его братьев и чемпион улицы, который на 2 года старше Орцы, выставляет его снова и снова, только Орца проигрывает уже третий раунд подряд.

Вот закончился последний бой и он — выходит из круга, еле волоча ноги, ослабленный удушающим приемом крепыша кузена.

Тогда Сий выкрикивает в сердцах: «борша ма хила хьо!» (чеч. «не Мужчина ты!») и, вне себя от ярости, Орца бросается на брата, поднимает его, словно пушинку, бросает наземь, и разбивает ему нос ударом головы — под улюлюканье всей мальчишеской ватаги…

Через минуту, покорно получая положенный по ранжиру увесистый подзатыльник от только что повергнутого брата, Орца уже имел представление, какую силу может пробудить задетая гордость.

Еще тогда, Орце было не по себе из-за произошедшего; он часто с содроганием вспоминал, как внезапно исчезла чувствительность кожи, неизвестно откуда появилась недюжинная сила в мышцах, а в голове клокотала только одна мысль: уничтожить обидчика…

Впоследствии, Орца не раз видел это же состояние у других людей в конфликтных ситуациях, отмечая, насколько разительно человек в подобном аффекте походит на хищного зверя… Только через много лет, уже студентом в Москве, Орца прочел про «ген убийцы или воина» — и всё стало на свои места…

Утиная перекличка с реки вернула Орцу к действительности. И — вовремя: он почувствовал, что холод начинает постепенно проникать под брезентованную спецодежду.

Медлить было нельзя и Орца решил тут же приступить к переправе.

Он разыскал высохшую ветку и вырезал себе два длинных посоха, чтобы, ощупывая ими дно, не сойти с брода, скрытого под толщей потоков вздувшейся реки.

Вообще-то, эта «Река Мира» была не накой уж и мирной. Раз в 10 лет она регулярно выходила из берегов, уничтожая всю фауну, не умеющую карабкаться по деревьям или вовремя не убежавшую к холмам. В одном из таких наводнений погиб даже лесник (правда, говорили, что он увлекался спиртным)…

Он без труда отыскал точное место брода и вошел в реку. Течение было стремительным, но вода доходила только до колена, так что всё шло гладко.

Орца уже прошел середину, и уверенно приближался к противоположному берегу, как вдруг левая нога потеряла упор и течение тут же стащило его с брода.

Теперь предстояло бороться с двумя напастями сразу: с течением и глубиной. Орца попытался плыть, но толстый слой одежды тут же набух водой и сковал движения, а тяжелая экипировка тянула вниз. Он нащупал дно — всего каких-то два метра… немного, но достаточно, как раз, чтобы утонуть.

Орца несколько раз уходил под воду и с силой отталкиваясь ото дна ногами вырывался на поверхность, чтобы глотнуть воздух. Через несколько минут стало ясно, что такая тактика не принесет спасения: силы таяли, а течение уносило вниз.

Надо было освободиться от груза, начиная с винтовки, иного выхода не оставалось.

Орца набрал побольше воздуха в легкие и погрузившись под воду начал скидывать экипировку и, вслед ей, одежду. Пришлось сделать несколько прыжков, прежде чем удалось избавиться от всего, что мешало плыть.

Но, когда он, наконец, поплыл левую ногу свела, вдруг, судорога и от неожиданности Орца заглотнул в легкие воду…

Он начал тонуть.

В охваченном паникой мозгу, вдруг, родилась и вышла на первое место мысль: «это мне за то, что не пошел, тогда, на фронт!»…

Вслед за ней в уже угасающий мозг вернулось загадочное ночное сновидение и вселенную взорвала новая мысль-мольба: «Боже, спаси меня от такого бесславного конца, дай мне отсрочку, чтобы я мог умереть на твоем пути!» И, тут же, словно какая-то сила подхватила Орцу и уже через несколько мгновений он был на берегу.

Орца долго сидел, полураздетый, на том самом месте, куда его только что опустила божья рука, ошарашенный произошедшим и с трудом приходя в себя.

Искать отданные реке в только что закончившейся смертельной схватке вещи имело смысл только при свете дня и Орца отправился домой налегке.

Он пересек навесной мостик, соединяющий противоположный берег с домом как раз после восхода и, заходя в дом, успел полюбоваться красным диском солнца, вставшего из-за далеких заснеженных скалистых гор на востоке.

Первым делом, предстояло самое неприятное — сообщить по инстанции о случившемся, что Орца и сделал тут же, связавшись с дежурной службой по запасной рации.

Теперь нужно было срочно пресечь разрушительный для его переохлажденного в Сибири организма эффект низкой температуры тела. Через пару минут заклокотал дизель, включилась печь и уже через полчаса Орца сидел в наполненной горячей водой ванне, попивая целебный травяной чай с медом…

Был понедельник и жена отвозила детей в школу. Она прислала мужу на ватсапп трогательный видеоролик, снятый на светофоре, где она сама, сын и дочь махали ручками, желали ему доброго утра и звали поскорее домой…

Всё еще под впечатлением пережитого, Орца отослал короткую видеозапись в ответ — что делал крайне редко. Жена тут же разглядела на лице Орцы признаки недомогания, но он уверил её что всё в порядке и что он просто плохо спал.

Он накрылся всеми одеялами и попробовал уснуть, но уже через час проснулся в лихорадке. Орца понял, что дежурный был прав, предлагая выслать спасательную команду.

Вертолет прибыл уже через час, а ещё через 2 Орца находился в Центральном Госпитале города Калгари…

Орца еще не знал, что этому самому госпиталю отведено главное место в Божьем сценарии, согласно которому его жизни предстоит сделать головокружительный вираж.

Adam Dervishev