Культ государства

рубрика: Разное
Фото из соцсетей

Едва ли правы те, кто рассуждает об «извечном рабском состоянии» русских. Ни одна социальная традиция, кроме самых естественных, первичных не может быть «извечной», тем более такое явление как рабство. Русские по своему происхождению – славяне, и если бы рабское состояние у русских было «в крови», то подобное состояние мы сегодня должны были наблюдать и в других славянских народах: украинцах, поляках, сербах, чехах и т.д. Однако никому не приходит в голову называть эти и другие славянские народы «носителями рабской психологии». А ведь русские – генетическая отрасль этого славянского мира. Почему же русские такие «особенные»?

Здесь не годится и ссылка на крепостничество. Во-первых, в своих самых унизительных и бесчеловечных проявлениях крепостничество в России просуществовало недолго – с конца XVIII столетия и до начала XIX-го. Ни до, ни после этого русских крестьянок не заставляли кормить грудью барских щенков, не создавали из них гаремы и не продавали членов одной семьи в разные руки. Во-вторых, крепостными в полном смысле были не все русские крестьяне. Преобладающая их часть на момент реформы 1861 года были «государственными». То есть, владельцем земли, арендуемой крестьянами, было государство, а не дворянство. Да и само «закрепление» было относительным, потому что крестьянин имел право освободить себя от денежным выкупом, выплаченным барину, и переехать в другое место, например, в город. Очень многие российские предприниматели, деятели культуры и даже прославленные военные (например, генерал Деникин) имели «крепостные» корни.

Так в чем же дело? Почему украинское, польское или чешское государство не может вытворять со своими подданными тех оскорбительных и преступных вещей, которые с легкостью вытворяет российское государство с русским народом? И здесь, в качестве единственно верного объяснения, мы подходим к феномену «обожествления» государства с одновременной сакрализацией его верховного представителя; к феномену, который только и может объяснить как русскую покорность, так и русский бунт, «страшный и беспощадный».

Власть обожествлялась не только в России. Египет фараонов, «Поднебесная империя», «божественные цезари» – много что можно вспомнить из истории в этой связи. «Помазанниками Божьими» считались все христианские монархи, а не только русские цари. Но если в исторических аналогиях мы видим обожествление владык, то Россия уникальна тем, что она обожествляет государство. Иначе говоря, русские поклоняются не человеку, не властелину, а системе социальных институтов, которая и называется государством.

Этот тезис, конечно, можно оспорить, напомнив об «отце народов» и «вожде всего прогрессивного человечества» Сталине, которому русские поклонялись и до сих поклоняются с религиозным рвением. Однако, наперекор устоявшемуся мнению, дело все же было не в самом Сталине, а в том, насколько верно и твердо он служил «священному идолу» государства. Лидер государства в глазах российского населения обретает положительные или отрицательные качества в зависимости от того, насколько прилежно он выполняет функции «верховного жреца», руководящего культом государства. Этим и объясняется тот поразительный и для многих загадочный факт, что российский народ боготворил и продолжает боготворить самых жестоких тиранов в истории России: Петра Первого и Сталина (Иван Грозный за давностью лет уже не столь популярен).

Иван Грозный истреблял своих подданных десятками тысяч (только в Новгороде – 60 тысяч). Петр Великий истреблял их уже сотнями тысяч (200 тысяч – только при строительстве Санкт-Петербурга). Сталин превзошел всех, принося государственному идолу уже миллионные жертвы. Я не зря говорю о жертвах, поскольку и эти тираны, и их подданные воспринимали истребление людей как акт сакрального жертвоприношения на «алтарь государства». И тот верховный лидер («верховный жрец» государственного культа), который принес наибольшее количество жертв в своем служении «священному идолу», достоин в глазах российского народа наибольшей славы, любви и памяти. Поэтому Сталин и почитается в России так истово.

Презрение к некоторым российским верховным жрецам или даже их убийство – оборотная сторона этого государственного культа. В России всегда презирали и презирают «слабых властителей». А слабым воспринимается тот из них, кто прекращает или даже несколько снижает поток кровавых жертвоприношений государству. Ведь это – доказательство ереси, посягательство на «святость» государственного идола, «богоотступничество». Только таким (сознательным или бессознательным) восприятием можно объяснить презрение россиян к Хрущеву, Брежневу, Горбачеву и Ельцину. Ельцин, впрочем, несколько парадоксален в глазах россиян: бескровно распустил СССР (плохо); затеял кровавую мясорубку в Чечне (хорошо); не довел уничтожение чеченцев до конца (плохо). Хрущев и Брежнев несколько позабыты, а Горбачев ненавистен и презираем однозначно.

По укоренившейся в России традиции, жестокость и твердость верховного жреца должна сочетаться со спонтанными проявлениями доброты по отношению к подданным. Петр Великий мог подарить нищему оборванцу золотой кубок. Сталин мог на мавзолее поцеловать в щеку бурятскую девочку или подарить с добродушной улыбкой дефицитнейший трактор нахальному молодому председателю колхоза. И в обязательном порядке, тираны должны публично хлестать по щекам (как Петр) или расстреливать (как Сталин) «плохих министров». Сочетание властителем кровавого кнута с редкими пряниками-подачками – безошибочный способ завоевать обожание своих российских подданных.

Напоследок было бы уместно поставить вопрос: почему, по каким особым историческим или психологическим причинам в России сложился культ государства? И это при достаточно деятельном народе, который – без ощутимого содействия государства – освоил и заселил огромные пространства на Севере, Востоке и Юго-Востоке Евразии. Честно говоря, для меня это загадка.

Что-то мистическое присутствует в этой русской форме идолопоклонничества. Кое-что можно объяснить тем, что христианская церковь в России при Романовых стала простым элементом в бюрократической системе государства, перенацелив религиозный порыв русских от Бога на государство. Но ведь христианство не требовало кровавых человеческих жертвоприношений, обличая их как служение сатане. Тогда почему же культ государства в России неотделим от массовых убийств-жертвоприношений? Возможно, кто-то знает ответы на эти вопросы.

Хасан Бакаев