Военные преступления РФ в Чечении.

рубрика: Разное
Военные преступления РФ в Чечении. Фото из соцсетей.

Описание клинических последствий от воздействия различных типов оружия, применяемого в Чечне российскими оккупационными войсками.

(Доклад, прочитанный на 57 сессии Комиссии по правам человека ООН в Женеве, 5 апреля 2001 года.)

Помимо обычного оружия, российские вооруженные силы применили в населенных зонах Чечни оружие массового уничтожения, использование которого запрещено Женевскими соглашениями.

Тактические ракеты земля-земля.

Они взрываются в воздухе, распространяя осколки по очень обширному периметру, порождая множество жертв. Осколки наносят весьма ощутимые повреждения тканям человеческого организма. Раненые погибают на месте за несколько минут. Традиционное соотношение между ранеными и убитыми, четыре к одному, не соблюдается, достигая пропорции 2 убитых на одного раненого. 21 октября 1999 года запуск ракет земля-земля на территорию рынка Грозного, родильного дома №1, автовокзала и мечети привел к следующим потерям: 400 человек погибло, 200 человек ранено. Таким образом, число убитых вдвое превысило число раненых. Можно приводить другие примеры столь же пагубных последствий применения этого вида оружия. Подобные разрушительные воздействия на ткани связаны с особым видом осколков. Такие осколки — в форме бруска — достигают размера 4х4х2 см, у них острые и неровные края. Они наносят большой ущерб тканям пораженных органов, вызывая смертельный шок. Около 70% раненых умирают от ран.

Бомбы с разрежением или с безвоздушным пространством (вакуумные).

Широко применялись вне территории Грозного, преимущественно под землей. В настоящее время применяются в горных районах на юге Чечни. Ущерб, нанесенный организму этими бомбами, отличается некоторыми особенностями. Жертвы, находящиеся в зоне периметра взрыва, умирают в течение 8 — 10 часов от сильной интоксикации. Смерть наступает от разложения жизненно важных органов в результате разрушений на клеточном уровне. Клетки выделяют в кровь токсины, что приводит к общему отравлению организма. Недостаточность функций жизненно важных органов приводит к смертельному исходу. Лица, находящиеся в эпицентре разрыва вакуумной бомбы, испытывают такое ухудшение самочувствия в целом, что редко после этого выживают. Их тело при наружном осмотре не поражено видимыми травмами. Внешний вид с точки зрения физической сохранен, кожный покров относительно нетронут, однако кости разбиты, внутренние органы разрушены — и тело превращается в бесформенную массу, едва его пытаются куда-либо перемещать. Мне необычайно тяжело, при таких описаниях, вновь переживать мучительные минуты осмотра тел пострадавших всех возрастов, от стариков до детей, но я делаю это в надежде на то, что международное сообщество запретит использование такого типа вооружения против гражданских лиц, и в более широком плане, против любых живых существ.

Бомбы и снаряды осколочные (шариковые или иголочные).

Несмотря на то, что такой вид оружия запрещен Женевскими соглашениями, в ходе российско-чеченского конфликта эти боевые средства применялись столь же часто, как автоматы Калашникова. Они задуманы так, чтобы убивать медленно, и приводят к страшным для человека последствиям. Речь идет о бомбах и снарядах, которые взрываются в воздухе, высвобождая миллионы мельчайших иголочек и металлических шариков. Травмы небольшие, едва различимые. Случается так, что жертвы таких ранений иголочками не замечают своего состояния в течение нескольких дней. Многие пострадавшие, прооперированные на начальной стадии проявления потенциально смертельно опасных осложнений, не выживали. Процентное содержание смертности в результате поражения от такого вида оружия в наших больницах превысило 30%. Шариковые бомбы применялись очень широко. Их воздействие на организм идентично воздействию иголочных снарядов, однако показатели объема разрушений и периметра действия выше.

Установка для залповой стрельбы (Град, Ураган, Буратино, Скелет).

Данный вид оружия в густонаселенных местах приводит к большому количеству жертв. Не найдется ни одной местности на чеченской территории, где бы не оно не было применено. В последнее время чаще всего используются именно «скелеты». Речь идет о снарядах длиной более 2 метров, которые втыкаются в землю и обстреливают пространство в 500-600 метров по всем направлениям огромным количеством осколков (в форме маленьких металлических квадратиков необычайно острых по краям) в течение 4-5 минут. «Труба» остается на месте, как скелет. В его внутренней поверхности прорезано множество отверстий, через которые ведется этот залповый огонь. Жертвы, оказавшиеся в зоне периметра действия, поражены множеством ранений. Смертность достигает практически 100%. Из 46 пострадавших от «скелета», доставленных нами в больницу, нам удалось спасти только одного человека.

Мины.

Российские вооруженные силы в Чечне используют все виды мин. Пострадавшие от воздействия мин доставляют много хлопот и врачам, и государству. Уход за пострадавшими от мин требует много усилий со стороны врачей, времени и огромного количества медикаментов. С другой стороны, инвалидность таких больных порождает социальные проблемы для государства. Наиболее бесчеловечными и безнравственными представляются замаскированные мины, придуманные для поражения детей. В Чечне отмечено немало случаев применения подобных мин. В нашей больнице мы выхаживали одного ребенка из Бачи-юрта, он потерял руку, подобрав мину в форме игрушки, другой подросток из Цацан-юрта нашел такого же рода будильник.

Отравляющие вещества.

Известны случаи использования бомб и снарядов, начиненных неизвестным отравляющим веществом, вызывающим те же симптомы, которые возникают при отравлении газами нервно-паралитического действия. В конце июля и в начале августа месяца 2000 года бомбы и снаряды, начиненные отравляющими веществами, были применены в Чечне по трем направлениям: в районе Старые Атаги, в окрестностях Ведено и в населенном пункте Центорой в округе Ножай-юрт, на юге республики. Я лично осматривал и лечил пострадавших из Ведено и Центороя. Широкую огласку приобрел только случай, зафиксированный в районе Старые Атаги. Стремясь обеспечить безопасность пострадавших, медицинского персонала и свою собственную, тогда я предпочел не распространяться по поводу данных событий. Из этих соображений я тщательно вводил в заблуждение медицинский персонал и население, диагностируя случаи ботулизма, даже если симптомы говорили совершенно о другом. Вечером 27 июля 20 00 года в больницу Беной, где я тогда осуществлял осмотр, было доставлено два человека в бессознательном состоянии. Речь шла о двух жителях деревни Ведено, 17 и 28 лет.

По словам сопровождавших их лиц, один из них попросил, чтобы его отвезли в больницу, единственное медицинское учреждение, действовавшее в ту пору в округе. Когда он прибыл туда, где находился его товарищ, там уже скончалось 4 человека. По описаниям сопровождавших, у умерших людей рот был заполнен смесью слюны и крови, и их лица имели синюшный оттенок, словно их задушили. Через полчаса еще два человека начали страдать от головной боли и бредить. Те, которые их сопровождали, сказали нам, что пострадавшие стали невменяемыми и потеряли сознание по дороге в больницу. Вот данные осмотра больных: житель Ведено, 17 лет, в бессознательном состоянии. Он очень бледен, его зрачки расширены, у него мышечные спазмы, выраженная тахикардия, повышенное артериальное давление, и пятна от 2 до 6 сантиметров на конечностях и на туловище. У него учащенное дыхание (до 50-60 дыхательных движений в минуту). Обильное слюноотделение. На теле не зафиксировано ни ран, ни контузий. То же самое относится и к пациенту из Ведено, 28 лет.

Три дня спустя, когда наши раненые еще находились в бессознательном состоянии, в больницу были доставлены еще шесть человек из Центероя в коматозном состоянии. С идентичными симптомами. По словам сопровождавших, их привезли прямо с полей, где они работали. Трое молодых людей, которые их сопровождали, сказали, что сами находились вместе с ними, но отлучились в деревню, чтобы поесть.
Нет сомнений — многие офицеры знают, что произошло, и я надеюсь на то, что найдется хотя бы один честный офицер, который раскроет правду и даст свидетельские показания.

В селении Старые Атаги возникновение отравлений приписали каким-то майкам, обнаруженным на кладбище, воде, в которой купались люди, словом, российская пропаганда немало постаралась, чтобы замести следы, приводя самые фантастические объяснения. При интерпретации приведенных нами случаев, осуществлялись попытки обвинять в недомоганиях плохую пищу, несмотря на то, что пострадавшие были доставлены из разных мест и в разные периоды. Я был и есть твердо убежден: три происшествия, повлекшие за собой столь гибельные последствия (в Ведено поражено 6 человек, 3 человека погибли, в Центорое 18 пострадавших, 2 погибли, в Старых Атагах 15 жертв, 6 погибших, то есть всего 32 пострадавших и 12 погибших), образуют звенья одной цепи, и что на протяжении 3 дней бомбы и снаряды, начиненные отравляющими веществами нервно-паралитического действия, были применены в различных местностях. Я считаю, что международное сообщество не должно оставаться безучастным. Необходимо потребовать проведения независимой экспертизы по выявлению использования подобных типов вооружений и других видов оружия. Мы, со своей стороны, готовы предоставить в ее распоряжение и больных, и свидетельские показания.

Министр здравоохранения Чеченской Республики Ичкерия Умар Хамбиев.

(Доклад, прочитанный на 57 сессии Комиссии по правам человека ООН в Женеве, 5 апреля 2001 года.)

 

Военная история Кавказа