Заявление Премьер Министра Чеченской Республики Ичкерия Ахмеда Закаева к 75-ой годовщине Геноцида чеченского и ингушского народов

рубрика: Политика

Без памяти нет истории, а без истории не бывает народа- Ахмед Закаев.

Прoшлo 75-лет cо дня страшного, вероломного преступления, совершенного советско-российским государством против чеченцев и ингушей.

Рано утром 23 февраля 1944 года, воспользовавшись доверием беззащитных стариков, женщин и детей, их согнали якобы на «праздничный митинг» в честь очередной годовщины Красной Армии и, оцепив войсками, заблаговременно введенными в каждое вайнахское селение «для отдыха», начали выселение чеченцев и ингушей. В это время большинство вайнахских мужчин находилось на фронтах советско-германской войны, и поэтому каратели творили свои черные дела, почти не встречая сопротивления.

Чеченцы никогда не забудут сожженных живьем в Хайбахе более 700 человек. Не менее страшные зверства совершали советско-российские каратели и в других местах: например, все больные Урус-Мартановской районной больницы были живьем выброшены на тлеющий уголь; тысячи людей утоплены в холодных водах горных озер; солдаты забавы ради через окна забрасывали гранатами людей, собирающих скарб в дорогу; множество людей было расстреляно при конвоировании.

Палачи, не ограничиваясь зверским уничтожением населения, взрывали исторические и архитектурные памятники вайнахов. Особенную ненависть карателей вызывали средневековые башни вайнахов. Известно, что только в одном Аргунском ущелье Чечни советско-российские каратели полностью или частично уничтожили более 300 уникальных башенных и замковых комплексов. По всем вайнахским селениям собирались и свозились на центральную площадь Грозного вайнахские рукописи, в том числе уникальные чеченские родовые хроники-тептары, теологические, исторические и литературные произведения, которые пролежали под снегами и дождями до весны, а потом были частично сожжены, а сохранившиеся манускрипты были увезены и спрятаны в российских архивах. Такая же участь постигла и бесценное старинное оружие чеченцев – оно было частично сдано в музейные хранилища, а частично присвоено в качестве «сувениров» палачами, поныне украшая стены квартир их потомков. Вайнахской культуре был нанесен огромный, невосполнимый ущерб.

Те вайнахи, которым удалось избежать расправы при конвоировании, были погружены в товарные вагоны и в страшной тесноте, без отопления и почти без еды начали свой скорбный путь в заснеженные степи Центральной Азии. В дороге среди депортируемых вспыхнула эпидемия тифа, который, наряду с голодом и холодом, унес тысячи никем не подсчитанных жизней. На глухих полустанках конвоиры выгружали трупы погибших и, засыпав снегом, оставляли у железнодорожных насыпей. Прибывшие на конечные станции вайнахи выгружались в ледяные степи, а местное население было заранее настроено против «спецпереселенцев» рассказами о том, что чеченцы и ингуши – все сплошь «враги народа», «предатели» и «людоеды». Поэтому местное население поначалу панически боялось вайнахов и почти не оказывало замерзающим, голодным людям, выброшенным в голой морозной степи, никакой помощи.

Нет в Чечне и Ингушетии семьи, которая не понесла бы горькие утраты в этот период. Степи Казахстана и Киргизии и по сей день усеяны сотнями тысяч могил, в которых покоятся вайнахи. И мы должны помнить их, передавая память об этой трагедии своим детям и внукам и завещая им, чтобы и они передавали будущим поколениям эту эстафету памяти. Без памяти нет истории, а без истории не бывает народа. Поэтому помнить о тех страшных днях – наш долг не только перед предками, но и потомками, которым мы, как величайшую ценность, должны заповедовать свободу и независимость как главные условия того, чтобы подобные трагедии с нашим народом больше никогда не повторялись.

Председатель Кабинета Министров ЧРИ    А.Закаев

 

http://thechechenpress.com/developments/14939