Category archive

Разное - page 2

ЧЕЧЕНЕЦ-ЛИХТЕНШТЕЙНЕЦ (история одной эволюции и одной деволюции)

рубрика: Разное

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ИЧКЕРИИ

Несмотря на свой молодой возраст, ты имеешь прямое отношение к русско-чеченской войне, ибо был отправлен в Европу — на заре 2000-х — чеченским Сопротивлением.
Давай вспомним, как всё начиналось.

Тогда, говорящего на трех языках и подающего большие надежды тебя-подростка забросили в Европу в качестве делегата одной международной конференции. Тебя связали с про-чеченски настроенными известными европейцами, которые быстро утрясли вопрос твоего политического убежища.

Руководство сняло тебе квартиру в престижном районе, одело в роскошный костюм и поставило задачу: быть лицом нашей страны и всячески продвигать идею русско-чеченских мирных переговоров.

Тебя приняли на «ура» и бегло говорящий на английском юный чеченец в смокинге стал, вскоре, вхож во многие международные организации и семинары… Ты выступал с жаркими, разоблачающими речами и пожилые политики Европы смотрели на тебя благосклонно и, с невинной меланхолией по собственной юности, предрекали тебе большое будущее в политике.

На фоне не сходящей с передовиц чеченской темы, ты стал своего рода феноменом, и у тебя появились вельможные покровители и знакомства в правящих кругах континента. Твоя слава росла; на счет открытого тобой «Фонда Помощи Детям Чечни» исправно текли финансы и вся твоя жизнь превратилась в сплошные встречи, выступления, знакомства, светские рауты, фуршеты.

Впрочем, ты строго соблюдал постулаты веры и очень страдал по поводу вынужденно пропущенных молитв, которые ты выстаивал, затем, ночами… Теми же ночами ты истово молился за тех, кто защищал честь твоего народа, отдавая свои жизни в условиях тяжелой партизанской войны…

А дальше — начали сгущаться тучи: тебя всё чаще ставила в тупик разноголосица поступающих указаний и всё более и более раздражала непрофессиональность твоих руководителей. Студенту философии в престижном вузе Лихтенштейна, твоему удивленному взору стали открываться тайные швы, стягивающие ровную гладь обществ, стран и цивилизаций и законы их регламентирующие…

Через 3 года, когда был убит Президент Масхадов, а вскоре и сменивший его Садулаев — ты уже ясно осознавал что чеченское руководство, завшивейшее в секретных блиндажах горной Чечни, не имеет ни малейшего понятия ни о политике, ни о психологии, ни о социологии. Они категорически не хотели принимать правила игры, требовали увеличения финансовых поступлений и начали намекать на твоё смещение.

И тут ты понял, что ты их давно и бесповоротно перерос.
Ты не стал ждать своего смещения и сам объявил, что переходишь на самостоятельную «по защите сражающейся Ичкерии» деятельность. На запоздало поступивший «Приказ-Омра» о твоем снятии с официальной должности мало кто обратил внимание…

Ты, еще некоторое время, переправлял деньги некоторым раненным, проходящим лечение в Азербайджане и Турции, но, вскоре, и это закончилось: ты открыл свою собственную финансовую контору и уже успешно играл на биржах ценных бумаг…
.

БОЛЬ РОСТА

На протяжении многих лет общественной деятельности, ты постепенно утрачивал грань между «личным» и «общим»: в чем смысл мучиться совестью, когда ты целиком посвящен Делу Чеченского Народа? Ведь, даже, с точки зрения Ислама, человек, чья жизнь проходит в службе делу, имеет право на достойную зарплату. А от тебя зависело очень много и, отправляясь на очередную встречу с «сильными мира сего», нужно держать марку во всем: в одежде, в марке часов на руке, в машине… если хочешь настоящих близких контактов, нужно, также, участвовать и в продолжении встречи — «без галстуков», если таковая намечается…

Ты четко освоил, что в политике главное — искренность и скромность в общении в партнерами. Для профессиональных политиков и богачей, деловые встречи для которых — будни, важна личная симпатия. А симпатия не зародится там, где нет признания заслуг и искреннего уважение к чужим достижениям…

Так, ты завел хороших друзей в еврейском кругу и, даже, посещал их собрания в синагоге (для этого ты позволил себе маленькую ложь о «еврейском» происхождении твоей покойной матери).
Именно у евреев ты учился, в основном, ведению дел…

Теперь, ты жил, уже, с красавицей-женой и малолетней дочерью, в прекрасном собственном шато с видом на озеро и в твоем гараже стояло три автомобиля класса люкс: один — коллекционный — для выходов в свет, другой — для семейных выездов на природу, третий — жены… Ты нанял в качестве водителя сына экс-президента Кыргызстана — это приятно шокировало твоих партнеров — знать, что дверцу твоего лимузина распахивал сын Президента…

Сейчас ты вспоминал, уже со смехом, свои когнитивные муки в первый год прибытия в Европу, когда ты возвращался, поздней ночью, в холодную квартиру с очередной встречи с очень богатыми людьми и утолял голод высохшим остатком багета, запивая его молоком с горлышка…
.

СВОБОДНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Сейчас по прошествии десяти лет ты был свободным человеком, принимающим решения совершенно самостоятельно. Наконец-то, ты стал — сам себе указ.

Ты медленно, но верно освобождался от условностей и комплексов, так сильно тормозивших тебя в начале твоей деятельности — процесс болезненный, но необходимый.

Теперь, ты, даже, не подумаешь изменить график своих дел из-за необходимости совершать намаз — их можно вместе совершить потом, ночью, перед сном, если не сильно устал…

Ты никогда не дашь повода обществу, заподозрить тебя держащим пост в месяц рамадан — ведь это было бы верхом глупости: дать заподозрить себя в радикализме!

Ты с непринужденной легкостью подаешь руку женщинам и охотно целуешь их в щечку.

Ты давно очистил свой круг общения от последних чеченцев и из кавказцев у тебя в друзьях — только посол Грузии и консул Армении с женами.

Ты давно избавился от приступов детской ревности, когда на очередном рауте мужчины целуют в щечку твою жену: ведь речь идет о культурном коде и, в глазах этих людей, в этом нет никакого контекста!

В твоей команде — сыновья эмигрантов из Африки, много русскоязычных и есть, даже, чисто русские…

Сейчас у тебя нет никаких сомнений в том, что национальность как и религиозная принадлежность — исключительно условности. Взяв на вооружение правило: «Ничего не бери на веру!» ты, словно, получил отмычку от замков всех сейфов, хранящих тайны успеха. Это — вело тебя уверенно наверх, оберегая от непоправимых ошибок и промахов…

Прошло еще пять лет.
Теперь ты — настолько ориентируешься в мире бизнеса, что каждый год открываешь новый стартап и доведя его до ума — передаваешь одному из своих подчиненных, делая из них своих партнеров и выстраивая, таким образом свою собственную мини-империю.

Когда наступает необходимость в быстрых финансах, ты объявляешь краудфандинг и твои многочисленные партнеры становятся твоими проводниками — твоя слава гениального стратега служит тебе вернейшим гарантом.

То, что вы с партнерами не возвращаете деньги рядовым вкладчикам есть нормальная практика в стартапах, тем более, что в уставе присутствует предупреждение об отсутствии каких-либо гарантий вкладов…
.

ОПАСНОСТЬ ЭМОЦИЙ

Когда тебе, впервые, попалась на глаза статья Дервишева, ты, вначале, хорошо посмеялся: словно время вернуло тебя на 15 лет назад! Этот блоггер писал с подкупающей искренностью о боли чеченского народа, шельмовал Россию, стыдил Запад и осуждал Мусульманский Мир.

Вскоре, ради развлечения, ты взял за привычку читать Дервишева регулярно и, стал, даже, участвовать в дискуссиях под постами, ибо там собиралась интересная публика: ты работал над докторской диссертацией по психологии радикальных течений в Исламе, а тут собиралось немало людей, связанных, так или иначе, с этой темой…

Как и ожидалось, Дервишев, вскоре, обратил на тебя внимание — ведь твоя страница столь красноречиво тебя представляла!

Оказалось, этот блоггер закончил в Париже факультет журналистики университета Сорбонны, что делало ему, определенно, честь; более того, он был знаком с некоторыми из людей (уже мертвых), отправивших тебя, когда-то, сюда…

Речи Дервишева и его искренность подкупали и ты позволил себе пуститься в воспоминания юности — когда цели были ясны, а способы их достижения виделись чистыми…

Это было похоже на наваждение — вы стали общаться ночами и экзальтированность ваших взаимных изливаний не раз доводила тебя до слез. Ты, словно, жил двойной жизнью: днем ты вел привычный тебе образ жизни финансиста, а ночью доводил себя до экстаза, обсуждая с этим идеалистом из Парижа пути спасения чеченского народа…

Ты саркастически улыбнулся, когда Дервишев стал, также, рассказывать тебе о своих планах во благо «чеченского государства» — он был бы не чеченцем, если бы не хотел денег!

Главный из этих проектов был: вывезти из оккупированной Ичкерии самых достойных представителей интеллигенции, не вписавшейся в новые реалии и выживающей на задворках общественно-политической жизни.

Да, ты тоже думаешь, что с умом подобранная команда из нескольких таких известных, в прошлом, личностей могла бы стать настоящим «мозговым центром» здесь в Европе. Достаточно купить им дом, оборудование, назначить небольшую зарплату и помочь с юридической поддержкой.

Объединить их, для начала, в Издательский Дом… и постепенно расширять сферы деятельности, вплоть до организации Центра Подготовки для поступающих в ВУЗы…

Да, это очень простой и выполнимый проект, который будет стоить где-то около трети миллиона… Более того, нужно будет организовать постоянное финансовое поступление, что предполагает организацию дела на лад коммерческого предприятия.

Дервишев, конечно, интересный субъект… но созрел ли он до понимания законов бизнеса? Вряд ли…

Ты пригласил Дервишева к себе погостить. Чтобы стимулировать его дополнительно, ты несколько раз намекнул ему о «бизнесс-планах», обсуждать которые можно только тэт-а-тэт…
.

ДИНОЗАВР

Дервишев прибыл в начале лета, транзитом в Истанбул.
И за два дня у тебя в гостях этот человек развеял твои малейшие надежды на его адекватность.

Во-первых, он оскорбительно высказался о «запахе» в машине (которая стоит больше полумиллиона евро!).

Затем — унизил тебя, заставив тебя вести коллективную молитву, когда ты не смог прочесть «Фатиху», вслух.

Затем, достал твою еврейскую киппу с верхней полки твоей библиотеки и стал шутить, высказывая возмутительные догадки.

Не принял подарок от твоей дочурки, зато стал читать тебе нотации по поводу недопустимости использования русского языка в кругу семьи.

На второй день, при поездке в самый дорогой в столице ресторан, высказал тебе замечание оттого, что ты заставил твоего водителя открыть тебе дверцу машины (и водитель всё слышал!).

Вечером второго дня высказал недовольство оттого, что ты ни слова не сказал еще о путях претворения его драгоценных планов в жизнь…

В общем — уехал этот Дервишев ни с чем.

Он был твоей последней слабостью и завершением твоего иммунитета против любых земляков в будущем.

Теперь ты точно знаешь, что твой народ — никогда не знавший иерархию — не достоин того, чтобы ты вкладывал в него хоть цент! Любой проект, к которому будет иметь отношение такой как этот Дервишев — обречен изначально!
Ты один заработал больше чем тысяча дервишевых — бесполезных болтунов, полных всяких комплексов — и ты будешь полезен твоему народу в миллион раз больше таких людей.

На самом деле — дервишевы есть тупиковый вид эволюции, который должен вымереть, давая строить новую успешную страну в Чечении таким людям, как ты. Но, сейчас, нет — увы — никакой надежды, что у тебя найдутся единомышленники в твоем народе…

Так, что будь спокоен и смотри в будущее с оптимизмом: ты — гражданин Лихтенштейна и житель этого мира, который Аллах дал тебе в качестве пашни. И нет Богу разницы ни в языке, ни в народе, ни в географии, ни в образе жизни… Воистину, Бог един и — превыше всех условностей!

Adam Dervishev

https://www.facebook.com/AdamDervi/posts/10217514288836641

Чеченские и ингушские башни

рубрика: Разное
Никарой — жемчужина Терлойского ущелья, исторический центр Терлой-Мохк, один из наиболее сохранившихся башенных комплексов Чеченской республики.

В течение ряда лет постоянно наталкиваюсь на сообщения и комментарии, в которых ингушские коллеги-историки и просто любители где намекают, а где прямо утверждают, что Чечня являлась «периферией» башенного строительства, и что чеченские башни построены под влиянием ингушских образцов. Таким образом, чеченские башни представлены в этих утверждениях как «подражания» более древним ингушским образцам.

На самом деле все обстоит с точностью до наоборот. Так, ингушский историк и специалист по башенной архитектуре Д.Ю. Чахкиев отмечает, что чеченцы перестали строить боевые и жилые башни еще в XVII веке, в связи с массовым переселением на равнину, тогда как основная масса ингушских башен построена в XVIII и даже XIX веках, то есть через 150-200 лет после того, когда чеченцы уже перестали их строить [1, стр. 104-195].

В XVIII-XIX вв. чеченцы уже вели крупномасштабные войны на равнине с применением артиллерии, против которой каменные башни неэффективны как защита. В это время на равнине использовались совершенно другие виды фортификаций. Что касается ингушей, то они именно в этот период построили подавляющее большинство своих башен, поскольку, в отличие от чеченцев, оставались жить в горах и не участвовали в Кавказской войне. В межклановых стычках в горах, в которых использовалось ручное огнестрельное и холодное оружие, башни продолжали оставаться эффективным укрытием для обороняющихся.

О древности чеченских башен в сравнении с ингушскими свидетельствует еще один факт, на который обратил внимание историк-кавказовед В.И. Марковин. Ученый писал: «В Ингушетии реже, чем в Чечне, встречаются башенные постройки, украшенные петроглифами. В этом отношении ингушские памятники так же бедны, как и сооружения Северной Осетии и Картли, где петроглифы встречаются спорадически» [2, стр. 36]. Как известно, петроглифы, высеченные на чеченских башнях, отнесены специалистами к XI-XVI вв., и то обстоятельство, что на исторических архитектурных объектах Ингушетии почти нет этих изображений, подтверждают экспертную оценку Д.Ю. Чахкиева о сравнительно поздней (в сравнении с Чечней) постройке ингушских башен.

В дополнение отметим, что встречаются также утверждения о том, что чеченские башни, якобы, уступают ингушским по стройности и изяществу. Но это не так. Несмотря на свою седую древность, чеченские боевые башни с пирамидальным покрытием гармоничны и прекрасны. В.И. Марковин пишет: «На мой взгляд, боевые башни Чечни (район оз. Галанчож-Ами, Аргунское ущелье, Шарой) не менее высоки и изысканно изящны, чем башни в Ингушетии… В силу сказанного утверждение о том, что высокие боевые башни (пирамидального типа) возникли только на территории Ингушетии, представляется слабо аргументированным» [2, стр. 38].

Таким образом, заявления о том, что в Чечне башенная архитектура «вторична» и развилась «под влиянием ингушских образцов» – совершенно беспочвенны и антинаучны. Как мы видим, чеченские башни гораздо древнее ингушских и поэтому есть все основания утверждать, что именно в Чечне наличествовал древнейший центр башенной архитектуры, из которого она распространилась по смежным регионам Центрального Кавказа
_____________________________

1. Д.Ю. Чахкиев, Мастера-строители у вайнахов в XVII – начале XIX в.//Археология и вопросы хозяйственно-экономической истории Северного Кавказа. Грозный, 1987 г.
2. В.И. Марковин, Заметки об ингушской архитектуре.//АН СССР. Краткие сообщения. Археология и архитектура. Вып. 172, М., «Наука», 1982 г.
3. Там же.

Хасан Бакаев

https://www.facebook.com

«Народ Нохче» – древнее свидетельство Кирилла Донаури

рубрика: Разное
Фото из открытых источников

В последнее время в работах некоторых ингушских историков и псевдоисториков предпринимаются попытки доказать, что самоназвание чеченцев нахче является производным от обозначения региона Ичкерии, на чеченском языке – Нахче-Мохк (буквально «территория, земля нахче»), впервые письменно упоминаемом (в форме Накчи-Мохт) в рапорте генерала Фезе генерал-лейтенанту Вельяминову, датированном 15 марта 1837 года [1, с. 163]. Однако ясно, что для наречения местности землей обитания той или иной этнической общности, должна наличествовать эта общность. Иными словами, чтобы назвать какой-то регион «землей нахче» должен быть в наличии народ нахче. Поэтому, нет сомнений в том, что регион Нахче-Мохк назван так по наименованию уже существующего народа нахче, но никак иначе.

Этноним нахче, конечно же, появился не в XIX веке, а гораздо раньше, потому что это название обнаруживается в грузинских письменных источниках начала XIV века. Речь идет о приписке к старинному грузинскому Евангелию, которая гласит: «Когда блаженный патриарх наш Ефимий, обозревая свою паству, видел храмы в Антцухе, Цахуре, церковь народа Хундзи, народа Нохче, Тушетии… то этот блаженный Ефимий приказал мне, архиепископу Курмуха и пастырю всех горных земель, Кириллу Донаури распорядиться перепиской евангелий и разослать для каждой церкви… В кроникон 530-й, месяца мая 14 числа в год от сотворения мира 6914-й» [2, с. 133].

Впервые эта приписка к Евангелию была опубликована еще в конце XIX века грузинским историком и филологом М.Г. Джанашвили [3, с. 50]. Затем, через 33 года после М. Джанашвили этот документ издавался профессором А.Н. Генко [4, с. 728-729]. Как отмечают специалисты по древним летоисчислениям, согласно грузинской хронологии от сотворения мира до начала новой эры прошло 5604 года [5, с. 76]. Следовательно, дата, обозначенная в приписке к Евангелию (6914 г.), по новой эре означает 1310 год. Таким образом, мы находим точную дату фиксации в грузинских источниках этнонима нахче – 14 мая 1310 г. Конечно, как верно отмечает Н.Г. Волкова [2, с. 133], возникновение этого общечеченского самоназвания нужно отнести ко временам более ранним, чем начало XIV века.

Помимо упоминания этнонима нахче, свидетельство архиепископа Кирилла Донаури открывает нам еще целый ряд дополнительных сведений. Так, мы видим, что рядом с названием народа нохче/нахче нет отдельных упоминаний о каком-либо ином чечено-ингушском территориальном обществе или тайпе. Между тем, древние церкви, построенные задолго до 1310 года, существовали не только в Чечне, но и в Ингушетии, и если бы в древнегрузинской традиции ингуши рассматривались как отдельный от нахче народ, то архиепископ Кирилл Донаури, конечно же, упомянул бы их под каким-нибудь иным (помимо нахче) названием. К тому же, церкви и их руины сегодня встречаются исключительно в Ингушетии, включая и главный христианский храм горных районов Центрального Кавказа Тхаба-Йерд, который, вероятнее всего, и подразумевает в своей приписке грузинский архиепископ, а на территории Чечни их бытование устанавливается лишь тщательным анализом отдельных топонимов. И мы видим, что грузинский источник 1310 года включает в категорию «народ нохче» все чечено-ингушские субэтнические подразделения, не выделяя ни один из них, в том числе и ингушей (гIалгIай), отдельным упоминанием.

Нужно отметить еще одно обстоятельство. Мы видим, что грузинский источник начала XIV века народом нахче называет в первую очередь жителей чечено-ингушских гор, поскольку все церкви, их руины и топонимические свидетельства об их бытовании зафиксированы исключительно в горах [6, сс. 111-117]. Более того, архиепископ Кирилл Донаури, который курирует в числе других и церковь народа Нохче, прямо называет себя «пастырем всех ГОРНЫХ земель».

Все это показывает полную безосновательность утверждений, что названием нахче/нохчи обозначали себя только равнинные чеченцы, а чеченцы-горцы, якобы, не знали этого обобщающего названия. Разбираемый нами грузинский исторический источник опровергает эти антинаучные, спекулятивные домыслы, показывая, что не только в новую и новейшую историю, но и в эпоху средневековья все горцы Чечни и Ингушетии носили общее название нохче/нахче.

*************************

1. Движение горцев Северо-Восточного Кавказа в 20 – 50 гг. XIX века. Сборник документов. Махачкала, Дагестанское книжное издательство, 1959 г.
2. Волкова Н.Г., Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа, М., изд-во «Наука», 1973 г.
3. Джанашвили М.Г., Известия грузинских летописей и историков о Северном Кавказе и России//СМОМПК. Вып. 22, Тифлис, 1897 г.
4. Генко А.Н., Из культурного прошлого ингушей//Записки Коллегии востоковедов при Азиатском музее Академии наук СССР, т. V, Л., 1930 г.
5. Черепнин Л.В., Русская хронология, М., Трансжелдориздат НКПС, 1944 г.
6. Мужухоев М.Б., Средневековые культовые памятники Центрального Кавказа (К истории религиозных верований в X – XIX веках), Грозный, Чечено-Ингушское издательско-полиграфическое объединение «Книга», 1989 г.

Хасан Бакаев

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2296387910682348&id=100009334849827

Мацеревич: Пассажиры президентского ТУ-154M погибли в результате взрыва

рубрика: Разное
Secretary of Defense Ash Carter meets with Polish Minister of Defense Antoni Macierewicz at the NATO headquarters in Brussels, Belgium, June 15, 2016. (DoD photo by Staff Sgt. Brigitte N. Brantley/Released)

Глава подкомиссии по расследованию Смоленской Катастрофы Антони Мацеревич заявил, что пассажиры правительственного ТУ-154 M погибли в результате взрыва.

Председатель подкомиссии по повторному расследованию Смоленской Катастрофы Антони Мацеревич заявил, что последние исследования доказывают, что пассажиры и члены правительственного экипажа самолета ТУ-154 M погибли в результате взрыва, а не из-за столкновения с березой.

Антони Мацервич добавил, что технический отчет прошлого года стал поворотным моментом в определении причин аварии.

«Переломным оказался технический рапорт с прошлого года, в котором на основании изучения разброса тел и обломков самолета было сформулировано предположение, что самолет был уничтожен взрывом в воздухе. Результаты лабораторных исследований в Великобритании только подтверждают то, что нам известно с 2012 года», — отметил Антони Мацеревич.

Он добавил, что на обломках президентского самолета были обнаружены следы взрывчатки. Подкомиссия проанализировала исследования, проведенные в 2013 году Центральной судебно-медицинской лабораторией, и подтвердила наличие следов взрывчатых веществ на 107 из 215 отобранных проб. Эти исследования подтвердили результаты скрининга с 2012 года, которые, в свою очередь, в 2019 году были подтверждены результатами лабораторных испытаний, проведенных в Минобороны Великобритании.

Напомним, ровно 9 лет назад, 10 апреля 2010 года, в катастрофе польского президентского самолета ТУ-154М под Смоленском погибли 96 человек, в том числе президент Лех Качиньский.

IAR/aj

http://www.radiopolsha.pl/6/136/Artykul/415093?fbclid=IwAR1x3oW7yLD8sJ3g08pxmMK2NoRxAVf-cJeJnKRzX3aeA1fv9GW6fPmGtUM

Трагедия села Самашки. Чечня. Апрель 1995

рубрика: Разное

7-8 апреля 1995 года силами Софринской бригады ВВ МВД РФ, ОМОН Московской области и СОБР Оренбургской области было окружено с. Самашки и предъявлено требование выдать 260 стволов огнестрельного оружия (как и во времена Большой Кавказской войны). Боевиков в селе уже не было (они покинули село до начала этих событий по требованию старейшин), и селяне смогли собрать только 11 автоматов. Это не помогло — после артобстрела установками «Ураган» и «Град» российские каратели начали зачистку села. В результате массового убийства погибло по разным данным от 110 до 300 мирных граждан, еще 150 было задержано, и большинство из них не найдены до сих пор.

Данный доклад посвящен исследованию событий, связанных с операцией подразделений МВД в селе Самашки 7-8 апреля. По словам заместителя командующего группировкой войск МВД в Чечне генерал-лейтенанта АНАТОЛИЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА АНТОНОВА,1 это была «первая в истории полностью самостоятельная войсковая операция войск МВД».2 Данная операция и ее последствия имели широкий общественный резонанс как в России, так и за ее пределами.

Показания Мариет Т. из с. Самашки:

«Я живу на Выгонной улице. Мы сидели в соседнем подвале. Нас было много: женщины, дети, старики. Ребят было много, мы их спрятали. И как раз в
первый день пришел один солдат с гранатометом, хотел выстрелить в нас. Но один наш пожилой мужик закричал «У нас женщины, дети. Не стреляйте, ради Бога!» И он ушел, ничего не сделал. А во второй день пришли эти… ФСК что ли, я не знаю. Такие здоровые, один в маске был. Они были пьяные, глаза сверкали. Они начали стрелять. Зажгли соседний дом. Мы от испуга стали кричать: «Пожалуйста, не стреляйте, у нас женщины, дети!» Один солдат начал выгонять нас из подвалов «Это не женщины, это суки, бляди, они тоже наших убивают, а мы ихних будем жалеть?!» Потом они взяли часть женщин, загнали в такую маленькую комнату, стекол не было, дверь закрыли. Других затолкали в подвал, такой подвал был под навесам. И начали стрелять туда, в женщин прямо стреляли. Из-за испуга дети страшно кричали… »

Показания Висаитовой Алины из с. Самашки:

«Я живу в Самашках по улице Выгонной.. .Они бросили нам в подвал гранату. Две женщины были ранены. Дети плакали, они боялись выходить, хотя
солдаты велели, когда услышали, что мы еще живы. Дети цеплялись за ноги матерей, прям как каменные дети стали… Потом они бросили гранату в машину во дворе. «Ладно, выходите. Молите Бога, что вас там много — не хотим делать братскую могилу, это солдаты сказали. Их было человек
десять-двенадцать. Одни сидели, курили, чем-то кололись прямо у нас на глазах. Таких человек пять-шесть было, здоровые такие, старшие, наверное. А остальные «работали» — стреляли, поджигали дома. Брали проволоку железную и завязывали наших мужчин. Сначала раздели их, били очень. Мужчины прям все в крови были. Мы просили солдат: «Пожалуйста, не забирайте их, отпустите!» Солдаты стали требовать за это золото, доллары. Говорят: «Нам ваши шмотки не нужны. Золото и доллары давайте.» Проверяли женщин прямо на шее, золото искали. Не знаю, нашли у кого или нет. Нас много было, шум стоял такой, все плакали. Мужчин голых так и погнали…»

Показания Кормакаевой из с. Самашки:

«…Это не молодые солдаты были, по-моему, какие-то наемники. Лет так под тридцать или даже за тридцать. Одеты они были в такую пеструю одежду,
зеленую с белым. Они к нам ворвались в дом на улице Рабочей, 54, схватили мальчишек, поставили их лицом к стенке и стали бить пинками под зад. Мальчик кричит: «Дядя, вы нас не убьете, не убьете?» А солдат взял его за волосы и головой об стенку… А отец закричал: «Не бейте, он русский язык не понимает!» Жалко ему стало сына. Солдат прямо как отцу в подбородок даст! А я прошу по-чеченски: «Не говори им ни слова, они тебя убьют!» Они схватили отца, а девочка моя кричит: «Отдайте папу! Не забирайте его, не забирайте!» Они не слушали ничего.

Показания Руслана Н. из с. Самашки:

» …Я им говорил: «Ребята, здесь мирные люди, не стреляйте! Вы что делаете?! Мы же вместе жили всю жизнь!» Подходят и ногами по голове бьют. «Ты, гнида, вылазь!» Вытащили меня: «Раздевайся до пояса, ботинки снимай.» «Я говорю: «Документы посмотрите, я — казахстанский. » Они взяли паспорт и тут же, при мне, изорвали. «Чо, бежать хочешь? Ты — боевик» Я говорю: «Вы ж документы порвали, как я теперь?» «За боевика покатишь. У тебя рожа боевицкая.» И погнали меня… Всех мужчин гнали колоннами. Мой братишка стоял 89-м. А к нам еще две колонны примкнули. Мы шли голые к самашкинской пекарне. Впереди — БТР, от него нельзя было отставать, они прикладами сразу подгоняли. Значит БТР идет, мы босые, голые бегом за ним, километра 4-5, до их лагеря в горах, где стрельбище у них раньше было. Отстающих очень били. Одного раненого мы тащили на носилках. Его несли братья. Они отставать начали. Там, где поворот к лагерю, солдаты приказали поставить носилки на обочину. Братья поставили, а эти… Они дострелили его тут же, раненого дострелили… Когда бежали, один уже лежал на дороге. Убитый. Из тех, кто впереди нас бежал. Они ему прямо в глаз выстрелили. Фамилия раненого, которого они добили, была Самшаев. Мы не знаем даже, сколько они людей по дороги убили. Когда пригнали на это стрельбище в горах, стали бить. Каждые пять метров стоял солдат и бил прикладом или ногами. Потом всем приказали лечь на землю лицом вниз. Если кто-то пытался поднять голову — подбегали и били. Потом пошли с собаками. Все время говорили овчаркам:

«Чужой, чужой!» Собаки рвут, стоны там, крики… Подняли через какое-то время и через строй погнали к машинам. Опять били. Если быстро идешь — ногами бьют, если медленно — собаки хватают. Я начал ногу выдергивать, когда собака вцепилась, мне сразу подсечку под ногу, в живот 2-3 удара и
собака сзади укусила. Я сознание там потерял, не помню, как в машину забросили. У меня уже руки завязаны сзади. Нас навалили в четыре ряда, друг на друга. Рядом со мной лежал 14-летний пацан, сын моего соседа Угазиева. У него была ключица сломана. Он мне кричит: «Дядя, дядя, (по-нашему — «ваши») мне плохо, пусть меня выпустят, пусть расстреляют, я не могу больше… Я начал кричать: «Тут пацану плохо!» Залез солдат и как дал ему прикладом по голове! Герой нашелся тоже… Я больше ничего не мог сказать…»

Самая распространенная причина гибели мужчин — расстрелы на месте задержания, как правило сразу после входа военнослужащих в дом или во двор, иногда после предварительных избиений. Так погибли 30 человек:

АЗИЕВ ВАХА (№ 3), АЛИЕВ ЮНУС (№ 6), АХМЕТОВ АДЛОБ-ВАХАБ (№ 14), БАЙАЛИЕВ МУХИД (№ 21), БОРШИГОВ ИСА и ХАЖБЕКАРОВ ХИЗИР (№№ 25 и 82, выведены из подвала и застрелены за углом), БУНХОЕВ АЛИ (№ 26), ДАДАЕВ САЖИД (№ 34, застрелен из автомата после издевательств, в ходе которых у него выдергивали волосы из головы), 61-летний ЗАКИЕВ САЛАВДИ (№ 38, застрелен во дворе, после того, как вышел из подвала, в который военные бросили гранату), ИНДЕРБАЕВ СУЛТАН (№ 42), ИСАЕВ МУСАИТ (№ 40), КАБИЛОВ ЗАХАР (№ 45) и МИНАЕВ СУПЬЯН (№ 59), КИШМАХОВ ШАРАФУТДИН, КУБИЕВ ВИСИТ и ШАМСАЕВ ВАХА (№№ 46, 47 и 94, застрелены втроем в одном сарае, где пытались спрятаться), ЛУМАХАНОВ ХУМИД (№ 49), МАГОМАДОВ ВАХИД (№ 51), МАЗУЕВ САИД-ХАСАН (№ 52), НАЖАЕВ САИД-АХМЕД (№ 64), 69-летний СУРХАШЕВ САИД-ХАСАН (№ 72, застрелен во дворе после того, как пытался вынести из подожженного дома своего парализованного брата), ТАХАЕВ ШИРВАНИ (№ 76), 60-летний УРУЗОВ АБДУЛ-АЗИМ (№ 80), ХАМЗАЕВ СОЛСБЕК (№ 83), ХУШПАРОВ МОВЛДИ (№ 88), ЦАГУЕВ ХАСАН (№ 89), ЦАТИШАЕВ ХОЗА (№ 91), русские жители АЛЕКСЕЙ, ГЕННАДИЙ и НИКОЛАЙ (№№ 89, 90 и 91).

О расстреле этих троих русских мужчин2 в доме 135 по Пролетарской улице рассказал четвертый (тоже русский, 1959 г.р.), случайно уцелевший благодаря тому, что во время расстрела не был убит, а только ранен в руку и притворился мертвым. Рассказчик сообщил для сведения наблюдательной миссии свою фамилию, имя, отчество, год рождения и адрес проживания в Самашках, но просил не публиковать эти данные.

Трагедия села Самашки. Чечня. Апрель 1995.

Гибель в результате взрывов гранат, брошенных в подвалы, дворы и помещения с людьми

Согласно сообщениям многих свидетелей, российские военнослужащие сознательно бросали гранаты в подвалы и комнаты домов, а также во дворы, зная или предполагая, что там находятся люди. В большинстве таких случаев, согласно сообщениям, люди получали ранения, а 5 человек были убиты или смертельно ранены. В результате взрыва гранат, брошенных во дворы 7 и 8 апреля, были смертельно ранены 96-летний ОСПАНОВ МОВСАР (№ 66, умер в тот же день) и 66-летний ШУИПОВ ДЖУНИД (№ 96, умер от потери крови через 1,5 часа), причем была также ранена его жена ШУИПОВА ДАГМАН и сын ШУИПОВ РАМЗАН.

Шестидесятитрехлетний Джунид Шуипов был смертельно ранен в результате взрыва гранаты, брошенной 8 апреля во двор его дома (ул.Выгонная, 49). Полтора часа спустя он умер от потери крови.

Трагедия села Самашки. Чечня. Апрель 1995.

Шестидесятитрехлетний Джунид Шуипов был смертельно ранен в результате взрыва гранаты, брошенной 8 апреля во двор его дома (ул.Выгонная, 49). Полтора часа спустя он умер от потери крови. Фото Л.Вахниной; 12 апреля 1995 г.

8 апреля осколками гранаты была смертельно ранена в подвале ЯВМИРЗАЕВА ЗАЛУБА (№ 99, умерла около 15-20 апреля). 8 апреля гранатами, брошенными в комнату дома 55 по Выгонной улице, были ранены, а затем добиты отец и дочь БАЗУЕВ НАСРУДДИН (№ 20, уже был ранен накануне вечером) и МАСАЕВА РАИСА (№ 53).

Причем военнослужащие предварительно осмотрели помещение и убедились, что в нем находятся 3 женщины и раненый. Сообщение об этом факте
получено от одной из двух уцелевших женщин, находившихся в том же помещении, — племянницы погибшего ГУНАШЕВОЙ АМИНАТ. Добивание раненых, получивших ранения наканунеВ нашем списке погибших зафиксированы 3 таких случая. Выше была описана гибель БАЗУЕВА НАСРУДДИНА в доме его племянницы на Выгонной 55.
Накануне, 7 апреля вечером, военные заставили его вместе с тремя другими мужчинами (два из которых были пожилыми) выйти из помещения в доме на улице Шарипова 45, где они прятались от обстрела, затем вынудили всех их залезть в ремонтную автомобильную яму и открыли по ним огонь из
автомата, в результате чего он получил несколько пулевых ранений. После ухода военных из этого дома, жена, дочь и племянница перенесли раненого домой, а потом в дом племянницы. На следующий день военные, пришедшие в этот дом, несмотря на просьбы дочери пощадить раненого, убили их обоих.8 апреля ШАМСАЕВ АБДУРАХМАН (№ 93), раненный накануне при артобстреле, был задержан дома вместе со своим братом для «фильтрации». В ходе
конвоирования другие задержанные несли его на носилках. В районе станции по приказу конвоиров они поставили носилки на землю, а военные застрелили раненого.В тот же день в доме на ул. Шарипова 93 военнослужащими был застрелен из автомата в упор раненый 62-летний ЦАТИШАЕВ ДОГА (№ 91, обстоятельства ранения описаны выше), затем облит бензином и подожжен.

Трагедия села Самашки. Чечня. Апрель 1995.

Остов автобуса, стоящий в 100 м от пересечения улиц Шарипова и Грейдерной. На этом автобусе люди так и не успели выехать из Самашек до начала обстрела. Фото М. Замятина; август 1995 г.

Сжигание трупов

Зафиксированы многочисленные сообщения свидетелей о преднамеренном сжигании российскими военнослужащими тел погибших жителей. С этой целью военные забрасывали трупы в подожженные дома, или обливали их бензином и поджигали. Есть также сообщения об использовании огнеметов для поджигания трупов. Были подожжены трупы ГУНАШЕВОЙ ХАВЫ (№ 33), БУНХОЕВА АЛИ (№ 26, вызван на улицу из дома, застрелен на улице и заброшен в горящий дом по соседству), ЦАТИШАЕВА ДОГИ (№ 91), КАБИЛОВА ЗАХИРА и МИНАЕВА СУПЬЯНА (№№ 45 и 59, обоих застрелили 8 апреля на улице, а трупы подожгли вместе у дома), НАДЫРОВА ЭМИНА (№ 63), СУГАИПОВА АЛИ (№ 71), ХАРХАРОЕВЫХ АХМЕДА И ХАМЗАТА (№№ 84 и 85), НАЖАЕВА САИД-АХМЕДА (№ 64), ТАХАЕВА ШИРВАНИ (№ 76), ТОВСУЛТАНОВА АЛИ (№ 78), ТОВСУЛТАНОВА ИДЕБАЯ (№ 79). Не сумели выбраться из подожженного помещения ГАЙТУКАЕВА ЮКИ (№ 30), РАСУЕВЫ МАДУ (№ 67) и КЕСИРТ (№ 68) и, по-видимому, сгорели заживо.

 Из этого же помещения, которое загорелось в результате обливания бензином и поджога военными тела ЦАТИШАЕВА ДОГИ, вышли с поднятыми
руками АХМЕТОВА АБИ (№ 16) и БЕЛОВ ВЛАДИМИР (№ 23) — и были сразу застрелены военными. Российские военнослужащие не позволили вынести из подожженного ими дома парализованного 67-летнего СУРХАШЕВА САЙПИ (№ 73), который также, по-видимому, сгорел заживо. В нашем распоряжении имеются материалы видеосъемки некоторых сожженных трупов.
Трагедия села Самашки. Чечня. Апрель 1995

Подбитый в Самашках танк, стоящий на улице Кооперативной. Важно отметить, что в этой части улицы разрушенных домов немного, большинство сожженных на этой улице домов сосредоточены на ее противоположном конце. Фото В. Лозинского; апрель 1995 г.

Некоторые жители Самашек сообщали и о других сожженных людях, но рассказчики были не в состоянии опознать человека, погибшего, по их мнению, таким образом.

Ряд членов парламентской Комиссии по расследованию причин и обстоятельств возникновения кризисной ситуации в Чеченской Республике заявили, что комиссия не смогла выявить случаи сжигания трупов убитых жителей Самашек, кадры же соответствующего видеофильма у них «вызывают серьезные сомнения в обоснованности подобных обвинений».

«Так, в упомянутом видеофильме есть сюжет прощания во дворе дома с пятью погибшими, положенными в гробы. При этом утверждается, что это тела
мирных жителей, сожженных карателями. Но экспертное заключение говорит о другом. Подобные признаки обгорания тел бывают только в случае пожара в
очень ограниченном пространстве. Например, в БТРе. Учитывая, что современным огнеметом типа »Шмель» невозможно так сжечь человека, а при пожаре в доме тела обгорают лишь частично и без скрючивания до позы эмбриона, эти кадры, снятые через неделю после боев, скорее доказывают пропагандистский характер фильма, чем попытку объективного разбирательства. И еще один кадр: в ладонях женщины лежат два маленьких предмета и голос за кадром сообщает, что это все, что осталось от человека — остальное сгорело. И опять это заявление не эксперта, а обывателя, хотя любому городскому жителю известно, что даже в крематории после пяти часов горения тела в специальной высокотемпературной печи многочисленные кости еще перемалываются шаровой мельницей».

Трагедия села Самашки. Чечня. Апрель 1995.

Дом на перекрестке улиц Чапаева и Кооперативной. По показаниям свидетелей, в этом месте был бой, в результате которого потери имелись с обеих сторон

Председатель вышеупомянутой комиссии С.ГОВОРУХИН пошел еще дальше, утверждая в «Советской России» от 24 июня 1995 г.: «множество экспертов объясняли … что обгоревшие косточки, которые жители Самашек выдают за своих родственников, скорее всего кости наших солдат — »до такого состояния человек может обгореть только в танке или бронетранспортере, где взрывается боекомплект»». Даже если не учитывать чудовищный характер
подобной инсценировки, на которую, учитывая менталитет чеченского народа, жители Самашек никогда не могли бы пойти, совершенно невозможно представить, откуда в апреле в селе могли появиться сожженные тела российских солдат.

На самом деле приведенные высказывания части членов парламентской комиссии свидетельствуют лишь об их глубокой некомпетентности и о недобросовестности привлеченных экспертов.

«Поза эмбриона», о которой говорит ГОВОРУХИН, обычно называется «позой боксера». Несколько десятков лет назад ее считали признаком прижизненного действия температуры, теперь так не считают. Конкретный механизм образования этой позы связан с действием обычного пламени на ткани человеческого тела в течение достаточно длительного времени — взрыв боекомплекта в закрытом пространстве БТРа здесь ни при чем.

Сильное обгорание трупа достаточно обычное явление при пожарах в современной жизни. Из практики работы судмедэкспертов известно, что в
пламени обычного городского пожара, если он горел достаточно долго, могут обугливаться и разрушаться кости свода черепа. Характерно, что при этом часто сохраняется часть его основания. Видеозапись, сделанная чеченской журналисткой после событий, фиксирует в руках одной из женщин
найденную среди останков сгоревшей родственницы кость, которую приблизительно (с возможной для такой записи точностью) можно
идентифицировать как часть затылочной кости с сохранившимся большим затылочным отверстием.

В распоряжении Наблюдательной миссии правозащитных организаций имеется обнаруженное в доме № 93 по ул. Шарипова, где, по показаниям свидетелей, сгорели ГАЙТУКАЕВА ЮКИ (№ 30), РАСУЕВЫ МАДУ (№ 67) и КЕСИРТ (№ 68), оплавленное фарфоровое блюдце. Этот факт указывает на весьма высокую температуру, развившуюся в горящем доме, т.к. температура плавления фарфора более 1000 градусов Цельсия.

Трагедия села Самашки. Чечня. Апрель 1995.

Оплавленное фарфоровое блюдце, найденное 25 апреля 1995 г. в доме 93 по ул.Шарипова. В этом здании, по рассказам свидетелей, сгорели несколько человек. На блюдце лежали несколько алюминиевых вилок, рассыпавшихся при прикосновении. Вокруг блюдца лежало много расплавившейся стеклянной посуды, фарфор же лишь оплавился (температура плавления фарфора выше 1000 градусов Цельсия).

Гибель людей в лесу

Многие жители Самашек сообщали о бегстве 8 апреля из Самашек нескольких десятков (по некоторым сообщениям — до 150 человек) подростков и молодых
мужчин в лес, расположенный южнее и восточнее села. И до операции 7-8 апреля, и особенно после нее этот лес подвергался интенсивному артиллерийскому обстрелу и ракетно-бомбовым ударам с воздуха. В связи с этим сообщавшие предполагали, что в лесу могут находиться трупы многих бежавших туда жителей Самашек. Однако в ходе беглого осмотра нами этого леса трупы или признаки массового захоронения обнаружены не были.

Вместе с тем, в поименном списке жертв значатся двое погибших в этом лесу. АЛИСУЛТАНОВ АСЛАМБЕК (№ 8), по сообщению очевидца, вместе с которым 8 апреля он бежал в лес, утром 9 апреля был застрелен засадой российских войск в восточной части леса, выходящей к соседнему селу Закан-Юрт. Его
тело было вывезено в Самашки дядей и затем похоронено на кладбище. В другой части леса, прилегающей к Самашкам с юга, 18 апреля было обнаружено присыпанное землей в мелкой яме тело ДЕРБИШЕВА АЙНДИ (№ 35) с огнестрельной раной в затылке.

Уже 8 апреля агентство ИТАР-ТАСС сообщало о том, что в Самашках «в ходе боя уничтожено более 130 дудаевцев». Эта же информация была на следующий день повторена средствами массовой информации со ссылками на российское командование. 11 апреля представитель МВД, присутствующий на заседании
правительственной комиссии по Чечне, заявил корреспонденту НТВ, что существует официальная информация — в селе было убито 120 боевиков, а гражданское население вышло перед штурмом. На следующий день Центр общественных связей МВД распространил информацию, что в ходе операции в Самашках было убито 130 дудаевцев.Таким образом, руководство МВД признало факт гибели более чем ста человек с чеченской стороны, но отнесло их всех к боевикамВ поименном списке погибших в Самашках в результате операции МВД 7-8 апреля 1995 г. значатся 13 женщин и 90 мужчин.

Распределение погибших по возрастам следующее:

18 лет и моложе — 6 юношей и 1 девушка;
19-45 лет —45 мужчин и 6 женщин;
46-60 лет —19 мужчин и 4 женщины;
61 год и старше — 20 мужчин и 2 женщины.

Самому молодому среди погибших — МАХМУДОВУ РУСЛАНУ — было 15 лет, самому старому — ОСПАНОВУ МОВСАРУ — 96 лет.

Согласно списку наибольшее число жертв зафиксировано среди жителей

улицы Степной — 10 человек,
улицы Шарипова — 18 человек,
улицы Выгонная — 19 человек и
улицы Кооперативная — 12 человек.

Это длинные улицы проходящие через все село с востока на запад. Из них Степная, Шарипова и Выгонная расположены севернее центра села (здесь зафиксировано около половины всех погибших, значащихся в списке — 47 человек), а Кооперативная — южнее центра села.

Погибшие есть также на параллельных улицах в средней части села:

Рабочая улица — 3 человека;
Пролетарская улица — 3 человека;
улица Ленина — 3 человека.

На улицах, протянувшихся с севера на юг, погибших значительно меньше:

Заводская улица — 1 человек,
Грейдерная улица — 2 человека,
улица Чапаева — 2 человека,
улица Расковой — 2 человека,
Советская улица — 2 человека,
Амбулаторная улица — 2 человека.

В северной части села, расположенной в районе вокзала (улицы Загорная, Горная, Вокзальная, Линейная, Орджоникидзе, подстанция, СМУ-5), погибло 12 человек.

Среди жителей южной части села по улице Кирова погибло 2 человека, по улице Калинина — 1 человек.

Среди жителей восточной и юго-восточной окраины села (пос. Дружба, улицы Гагарина и Восточная) — 9 погибших.

Необходимо иметь в виду, что некоторые жертвы погибли в селе не там, где они жили.

Трагедия села Самашки. Чечня. Апрель 1995.

Так во дворах домов были захоронены вначале многие погибшие. Улица Выгонная, 53. Тела расстрелянных Боршигова Исы и Хажбекарова Хизира. Фото Л.Вахниной; 12 апреля 1995 г.

https://www.warchechnya.ru/tragedija_sela_samashki_chechnja_aprel_1995/?fbclid=IwAR04y_04hBLyx5OfGMRNQMkgd8Ydy0E__rodZAaqpXIVRCpOy2gqIqEx7HA

ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ ТАТЬЯНЫ РУБЦОВОЙ «ПОИСКИ ПРОПАВШЕГО БЕЗ ВЕСТИ».

рубрика: Разное

МОЛОДАЯ ЖЕНЩИНА ПРИЛЕТА В МОСКВУ ИЗ БЛИЖНЕГО ЗАРУБЕЖЬЯ. СЕЛА В ТАКСИ. ПОЕХАЛА.

Шофер повеселел. Видно и ему не терпелось сходить кое-куда. Он припарковал машину к стоянке, не вставая с места, вытянул руку и отпер заднюю дверцу.
— Пошли, платный туалет справа по курсу.
Ольга не поняла и стояла, озираясь.
— Туда, иностранка, — легонько подтолкнул ее шофер. — Вот, видишь: Ж и М. Вперед и не ошибись.
Ольга отступила на шаг от излишне разговорчивого водителя и пошла к указанному строению, чувствуя, что внутренне краснеет. Водитель, весело насвистывая, тоже направился к туалету. Мысль о возможности грабежа не оставляла Ольгу все время, пока она находилась в кабинке. «Уедет с сумкой, — думала она. — Очень даже просто». Перспектива остаться в Москве в одном единственном брючном костюме, казавшимся теперь снятым с пугала, не улыбалась ей.
Торопясь и едва оправившись, она выскочила наружу и прямо от дверей стала озираться. Свое такси она увидела на прежнем месте и уже не торопясь, направилась к стоянке.
Она сделала только два шага. На нее налетели, толкнули, грубо схватили за горло, и мужская жилистая рука прижала ее к чему-то живому и твердому, а в горло уперлось острие ножа.
— Стоять, всем стоять! — над ней прокричал слегка сдавленный одышкой мужской голос без истерического надрыва, но с неприкрытой сильной злобой. — Я убью ее, если вы только шевельнетесь, и ни один поп не даст вам отпущение за этот грех.
Последнее он произнес спокойнее, дыхание, до этого с силой разрывающее легкие, восстановилось, а в голосе появилась насмешка.
Ольга с силой упиралась затылком во что-то металлическое и острое, наверное, в крупную пуговицу, и чувствовала, что острие ножа все глубже продавливает кожу в ямке возле ключицы. Она бессильно смотрела, как из отхлынувшей толпы замерших прохожих сразу выделились несколько коротко стриженных парней в одинаковой джинсовой одежде, застывших в одинаковой позе: правая рука в кармане, одна нога чуть впереди другой для упора перед прыжком.
— Руки вверх, оружие на землю. Без шуток, а то вы осиротите ее детей.
Ольга молчала. Ей было неудобно и больно стоять с ножом у горла. Она сглотнула и тут же рука, державшая ее, напряглась сильнее.
Парни бросили оружие себе под ноги.
— Слушай, братан, — начал один из них.
— Твой братан чистит унитазы! — рявкнул парень. — Три шага назад. Все! Живо!
Ребята в джинсовой одежде были молоды и неопытны. Они подчинились, краснея и бледнея от сдерживаемой ярости.
Ольга наблюдала за ними с отрешением постороннего зрителя. Она уже успела привыкнуть к неподвижности, когда тот, кто держал ее, сорвался с места. Ребята в джинсах тоже зашевелились, напряглись, пытаясь что-то предпринять.
— Назад, не двигаться, — рявкнул тот, таща за собой Ольгу чуть не волоком и передвигаясь боком, чтобы видеть своих преследователей. — Держите руки так, чтобы я их видел.
С силой он придвинул Ольгу к чему-то гладкому и твердому, и прижал так, что та откинулась назад, только тут подсознательно поняв, что это машина.
— Так, бензин, масло. Валом. Вперед. Падай на сидение.
Он отпустил горло Ольги, тут же распахнул перед ней дверцу и втолкнул на водительское сидение.
— Двигайся, детка, живо.
Единственный шанс Ольги вырвать ключ зажигания, бросить ему в ноги и выскочить через вторую дверцу, она упустила, по-прежнему заторможено исполняя его приказы.
Только секунду дал ей парень, тут же садясь на край сидения и с силой толкая ее дальше. Ольга неуклюже ткнулась в соседнее сидение, запуталась ногами среди каких-то выступов, и следующий толчок парня едва не опрокинул ее на пол машины. Подобравшись и с трудом перемещаясь, смогла она, наконец, сесть, как следует. Машина уже трогалась, разворачиваясь. Парень держал руль обеими руками и не отводил взгляд от лобового стекла. Автомат лежал на его коленях, а нож он засунул под себя, и рукоятка выглядывала из-под джинсовой штанины.
В спешке набрав обороты, он повел машину резко, и при крутом повороте Ольгу бросило назад, потом вбок, и она машинально схватилась за локоть парня.
По-прежнему, не отводя взгляда от лобового стекла, он левой рукой перехватил ее запястье и с силой притянул к ручке над дверцей пассажирского сидения.
— Вот, держись за это, — без раздражения, но холодно велел он и тут же забыл о ней.
Вид в лобовом стекле дрожал, менялся, наезжал и проносился мимо с ужасающей скоростью. Ольга, чувствуя, как внутри нее все леденеет и сжимается, вцепилась в ручку обеими руками.
Машина неслась по дороге, уворачиваясь от встречных машин. Визжали тормоза, Ольгу кидало из стороны в сторону, она больно стукалась, пока не бросила свою ручку и сжала лицо руками, запутавшись в упавших на лицо длинных волосах.
Сильная рука прижала ее к спинке, и что-то щелкнуло рядом. Дернувшись, она почувствовала на груди предохранительный ремень. Схватившись за него и откинув назад разметавшиеся волосы, она повернулась к водителю.
— Ты хочешь убить меня? – обреченным голосом спросила она.
Тот удивленно взглянул на нее и тут же перевел внимание на дорогу.
— Ты слышишь меня? Что, так трудно ответить?
— Не собираюсь я тебя убивать, успокойся.
— Зачем же ты меня затащил в машину?
— Чтобы меня не убили.
— Значит, прикрылся мной, да? Напакостил, а когда пришло время отвечать, за бабу спрятался, да?
— Заткнись, если не хочешь, чтобы мы разбились.
Машина тут же сделала такой вираж, что Ольга едва не повисла грудью на своем ремне. Заскрипели тормоза, она помимо воли вскрикнула, зажимая глаза ладонями. Только спустя время она осмелилась открыть их, медленно опуская перед собой руки. В лобовом стекле одиноко летело под колеса широкое полотно, по сторонам зеленела высокая трава. Несмело посмотрела Ольга вбок: парень, расслабившись, сидел на водительском сидении, положив обе руки на руль. Потертая джинсовая рубашка с закатанными по локоть рукавами и расстегнутым воротом открывала на груди полосатую солдатскую майку. Довольно приятное продолговатое лицо с чуть удлиненным носом, твердым подбородком и упрямыми складками у губ, было сейчас спокойно. Темно-карие глаза смотрели перед собой. Очень короткие черные волосы над невысоким упрямым лбом торчали ежиком.
Ольга перевела взгляд на зеркало заднего обзора, глаза парня тоже скользнули по нему и, встретившись с ее взглядом, насмешливо подмигнули.
После такой мальчишеской выходки парень небрежно засвистел.
— Отпусти меня, а? — тихо попросила Ольга.
— Здесь? Посреди дороги? Да куда ты денешься потом? — он усмехнулся с превосходством сильного вооруженного человека. — Тебя тут изнасилуют, убьют и разберут на органы.
— А ты?
— Что – я?
— Ты не убьешь?
— Что? Никак не въедешь – я не собираюсь тебя убивать.
Ольга покачала головой и отвернулась к боковому окну.
— Эй, — окликнул ее парень после недолгого молчания. — Откуда приехала?
— Тебе-то что?
— Я тоже не москвич.
— А что здесь делаешь?
— Шкуру свою спасаю, — неожиданно грубо оборвал он и угрюмо замолчал.
Вот машина въехала в лес, потряслась по кочкам и остановилась под ветвями разросшегося куста.
Парень медленно отпер свою дверцу и стал выходить из машины. Полностью пришедшая в себя молодая женщина опередила его, рывком распахнула настежь дверцу и, выскочив, опрометью бросилась прочь. Ничего не видя от страха, Ольга налетела на куст, ободрала руки и запуталась в его ветках.
Лишь глухо матюгнувшись, парень кинулся за ней, придерживая локтем болтающийся за спиной автомат. У Ольги были короткие ноги и высокие каблуки. Парень настиг ее в три прыжка, схватил за локоть и рванул к себе. Ольга бы упала, если бы он тут же не поддержал ее и, не говоря ни слова, поволок в том же направлении, куда она бежала. Впереди, сквозь ветви, угадывался небольшой лесной домик.
Парень тащил ее туда, почти бежал, но, приблизившись, остановился за широким стволом ели.
— Слушай, красотка, я хочу, чтобы ты въехала, наконец, в одно: я хочу жить, пока не сделаю кое-что важное. Встань только на пути, и я раздавлю тебя.
Ольга отстранилась от него, как могла, а он склонился над ней и выражение его лица испугало ее до дрожи.
— А теперь, красотка, вперед, и, если выкинешь что-нибудь еще, точно кто-то там останется сиротой, тогда уже конкретно. Шагай. Подойдешь к двери и постучишься. Вперед.
Подтащив Ольгу с такими словами к углу дома, он толкнул ее к двери.

https://andronum.com/product/rubtsova-tatyana-poiski-propavshego-bez-vesti/?fbclid=IwAR0q9IzkvuPNdO5wO0uKtouE4LtmlLp6GzVYFrMLUyOFBMm9n8OXl2c5a-Q

Тайна Жерон-Канта

рубрика: Разное
1. Герой без роду и племени

В чеченском фольклоре обнаруживается странный герой, которого в нем, казалось бы, не должно быть. Каждый уважающий себя чеченец и по сей день должен назвать поименно по крайней мере семь своих прямых предков и перечислить хотя бы главные их деяния и черты характера. Кроме того, чеченец должен знать название своего тайпа и указать родовую гору и родовой замок. И вдруг центральным героем фольклора и эпоса такого народа, столь свято чтящего свою генеалогию, оказывается какой-то безымянный Жерон-Кант («Сын Вдовы»).

Он, этот Жерон-Кант, Сын Вдовы, пришел в чеченскую традицию словно из другого мира, далекого и чуждого, но в силу каких-то причин сумел занять в ней не просто почетное, а центральное место. Сын Вдовы настолько популярен в сознании чеченцев, что даже известные исторические события и персонажи привязываются к его личности. Так, именно Жерон-Кант стал главным действующим лицом некоторых версий эпической поэмы (илли) об уничтожении российскими войсками равнинного чеченского селения Дади-Юрт в 1816 году.

Однако подобные реминисценции все же редки и сюжеты, органически присущие сказаниям о Жерон-Канте и разворачивающиеся через его приключения, легко узнаются. Дело в том, что эти сюжеты объединены в некий канон, чья схема, в общих чертах, такова.

От какого-то безымянного героя, который незадолго до этого то ли погибает, то ли исчезает, рождается сын, который растет под присмотром своей матери. Этот мальчик получает имя-прозвище Жерон-Кант, то есть Сын Вдовы. С самого раннего детства Сын Вдовы отличается от своих сверстников чудесной силой и честолюбием. Во время мальчишеских игр он по неосторожности ломает конечности своим товарищам и те, обозлившись, начинают обзывать его безотцовщиной, бастардом. Жерон-Кант не столько разгневан, сколько опечален таким обвинением. Он идет к матери и требует назвать имя своего отца. Женщина долго отказывается это сделать, и в некоторых повествованиях Жерон-Кант даже причиняет ей боль, чтобы добиться правды о своем происхождении. В конце концов, Жерон-Кант узнает, что его отец был великим героем и мать указывает ему место, где хранятся оружие и доспехи его отца. Где-то в тайной пещере оказывается и боевой конь родителя, завещанный им сыну, причем Жерон-Канту приходится усмирить его, доказав свою силу. Сын Вдовы вооружается, облачается в доспехи отца, седлает коня и начинаются странствия и приключения вчерашнего мальчишки, который с чудесной скоростью (как и положено в сказках) становится юным прекрасным витязем.

Что он ищет в своих странствиях? Сказания дают ясный ответ на этот вопрос: Жерон-Кант ищет доказательства своего славного происхождения и желает подтвердить его подвигами. Он мстит коварным убийцам отца, спасает от похитителей или спесивого князя прекрасную девушку, обретает верных друзей и с триумфом возвращается домой с невестой на крупе коня, на радость и счастье своей матери, исстрадавшейся в одиночестве. Такова канва бесчисленных историй о Жерон-Канте, но иногда в них вплетаются загадочные мотивы, объяснение которых открывает нам удивительные сведения.

2. Почему его зовут «сыном вдовы»?

Следует сказать, что в древних восточных традициях любая незамужняя женщина, в том числе вдова, воспринималась как девственница. Это любопытное обстоятельство отмечено в эзотерической литературе, исследующей различные аспекты жизни и деятельности Иисуса Христа. Поэтому в сакральном контексте выражение «сын девственницы» могло быть идентичным выражению «сын вдовы», то есть незамужней женщины.

Как мы знаем, в христианстве общеупотребительным обозначением Иисуса Христа  является «Сын Девственницы», то есть девы Марии, которая произвела его на свет в результате непорочного зачатия. Однако некоторые древние мистические сообщества (манихеи, катары, тамплиеры, богомилы и т.д.) называли Иисуса «Сыном Вдовы».

Эпитет «Сын Вдовы», которым нарек себя во II в. н.э. персидский проповедник Мани (основатель манихейства), вновь связывает это обозначение с Иисусом, так как Мани, назвав себя «Сыном Вдовы», одновременно с этим провозгласил себя также и «Христом, вернувшимся в мир».

Все эти факты показывают, что в мистических традициях, включая и масонскую, словосочетание «Сын Вдовы» есть такой же устойчивый эпитет Иисуса, каким в христианстве является эпитет «Христос» («спаситель», «мессия»). Если читателю показалось, что мы через эти сопоставления пытаемся связать между собой Жерон-Канта (Сына Вдовы) из чеченского фольклора и эзотерический образ Иисуса Христа (Сына Вдовы), то он не ошибся – именно таково наше намерение. Но дальнейшее нашему читателю может показаться еще более необычным.

3. Поиск Святого Грааля

В Средние века, в эпоху крестовых походов, в разных концах Западной Европы вдруг стали появляться романы о рыцарских странствиях в поисках Святого Грааля (Сан Грааля). Наиболее известные романы о Святом Граале следующие: «Персеваль или сказка о Граале», написанный французом Кретьеном де Труа около 1188 года; «Роман об истории о Святом Граале», написанный французом Робером де Бороном между 1190 и 1199 годами; «Перлесваус» (искаженное «Персеваль»), написанный неизвестным английским автором почти одновременно с Робером де Бороном; «Парцефаль», написанный немцем Вольфрамом фон Эшенбахом между 1195 и 1216 годами; «Смерть Артура» англичанина Томаса Мэлори, написанный в 1407 году.  Все остальные романы этого цикла являются более или менее удачными подражаниями вышеназванным авторам.

В этих средневековых произведениях упоминаются Иисус Христос и легендарный кельтский король Артур. Но главный персонаж – рыцарь Персеваль (Парцифаль), который странствует в поисках Святого Грааля. Предметом поиска является чудесная чаша, которая, как объясняют авторы романов,  хранит в себе «кровь Христа». Не будем забывать, что во многих языках мира «кровь» является синонимом слова «потомство». Иногда в романах прямо говорится, что рыцарь Парсеваль ищет своего отца, а по пути женится на прекрасной деве, мстит своим врагам и, в конце концов, узнает, что является потомком самого Иисуса Христа. Словосочетание «Сан Грааль» при иной разбивке (Санг Рааль) означает на старофранцузском «королевскую кровь». И поэтому чаша Святого Грааля, содержащая в себе «кровь Иисуса Христа», действительно является лишь слегка зашифрованным эвфемизмом «королевской крови».

И все встает на свои места, когда мы узнаем, что Парсеваль представлен Кретьеном де Труа в качестве «Сына Вдовы», и это именно то обозначение, под которым мы впервые знакомимся с этим героем: «Сын Вдовы из Безлюдного Леса, проснувшись, быстро оседлал коня и, взяв три копья, отправился на охоту…» – так средневековый французский писатель начинает свое повествование о Персевале.  И далее это словосочетание – Сын Вдовы – в отношении Персеваля многократно повторяется. Вероятно, читатель уже обратил внимания на то, что цель странствий и перечень подвигов средневекового Парсеваля («Сына Вдовы») в довольно точно дублируют приключения Жерон-Канта («Сына Вдовы») из чеченских сказаний. Но это только начало удивительных совпадений.

4. Третий сын турпала Эли

Турпал Эли – так чеченцы зовут последнего из числа четырех праведных халифов, Али ибн Абу Талиба. Турпал значит «герой», «витязь». Нижеследующее имеет весьма отдаленное отношение к биографии реального халифа Али, но вот что рассказывается в одном из чеченских преданий.

Во время своих странствий турпал Эли повстречал девушку-христианку («кераст») удивительной красоты и на какое-то время остался с ней жить как с супругой. Затем ему понадобилось уехать по своим делам, и он на прощание подарил христианке медальон, наказав повесить его на шею ребенку, если родится мальчик. Вскоре после отъезда турпала Эли на свет появился его сын, которому мать дала имя Иса (Иисус).

Иса рос шаловливым ребенком и, превосходя силой своих сверстников, часто их калечил во время детских игр, впрочем, совершенно непреднамеренно. Дети, наконец, обозлились и назвали Ису безотцовщиной, бастардом.

Глубоко расстроенный словами своих товарищей, Иса пришел к матери и потребовал, чтобы она назвала имя его отца. Мать отказалась, и тогда Иса, схватив ее руку, прижал ее к раскаленной сковороде. Не выдержав боли, женщина рассказала Исе, что его отец – сам великий герой Эли. Затем Иса получил от матери заветный медальон и отправился на поиски отца.

Турпал Эли и два его сына Хасан и Хусейн строили на берегу моря башню. Сыновья подавали отцу камни, на которые тот им указывал, а турпал Эли производил кладку. Он указал сыновьям на очередной камень, но им даже вдвоем оказалось не по силам поднять его. Проходивший мимо незнакомый юнец, увидев их тщетные усилия, легко поднял тот камень и подал его турпалу Эли.

Глубоко уязвленный тем, что какой-то безвестный прохожий оказался сильнее его сыновей, турпал Эли заставил их по очереди бороться с ним. Юнец без труда победил обоих. Тогда турпал Эли сам стал бороться с незнакомцем, но тоже был положен на лопатки. Во время борьбы рубашка на груди юноши разошлась и турпал Эли увидел на его шее медальон, оставленный им когда-то для еще не родившегося сына. С радостным криком турпал Эли обнял своего младшего сына, но тот, узнав, что боролся со своим отцом, со стыда бросился в море и утонул.

Прошло много лет. Турпал Эли, почувствовав приближение смерти, приказал своим сыновьям взять его чудесный меч, удлиняющийся при взмахе на 15 ладоней, и бросить его в море на том месте, где утонул их брат. Хасану и Хусейну стало жалко расставаться со столь чудесным оружием и они вернулись домой, спрятав меч в укромном месте. Турпал Эли спросил у них, что они увидели, бросив меч в море. Братья ответили, что меч просто ушел под воду. Поняв, что сыновья лгут, турпал Эли пригрозил, что он проклянет их, если они в точности не выполнят его волю и после этого Хасан и Хусейн вернулись с мечом на берег и бросили его в море. Придя домой, они рассказали отцу, что в тот момент, когда брошенный ими меч коснулся поверхности моря, вода разошлась, обнажилось дно с зеленой травой, на траве был расстелен ковер, а на ковре возлежал их утонувший брат и читал Коран. Он протянул руку, поймал меч и вода снова сомкнулась над этим местом.

Убедившись, что сыновья на этот раз говорят правду, турпал Эли поведал им, что сын его – сам великий пророк Иса (Иисус), который перед концом света вернется в мир и сразит Антихриста (Даджаля), который причинит людям много зла. И у него в руках будет тот самый меч, который они бросили в море.

Вариант этой легенды, опубликованный И.А. Дахкильговым, некоторыми деталями отличается от нашей, записанной в селении Гехи, от стариков, живущих в кварталах тайпа Нашхо. Наиболее полный вариант этого предания был нами записан от Бакаевой Сациты 1927 г.р., которая хранила в своей памяти подлинные сокровища чеченского фольклора.

Читатель может пожать плечами: каким образом халиф Али (турпал Эли) мог оказаться отцом Иисуса Христа (Исы), который жил на шесть столетий раньше него? И вообще, не представляет ли собой эта легенда сплошную путаницу?

Все не так просто. Сейчас нам откроются очень странные вещи.

5. К кому взывал распятый Иисус?

Не только Коран (4:156-157), но и самые ранние евангелия, отнесенные отцами церкви к разряду «апокрифических», свидетельствуют, что Иисус Христос не был распят. В декабре 1945 года близ египетской деревни Наг Хаммади были найдены папирусные свитки с текстами древнейших евангелий, впоследствии национализированные египетским правительством и в 1977 году, после систематизации и изучения, изданные на английском языке. Среди текстов («Парафраз Сета») обнаружен рассказ самого Иисуса Христа с описанием казни:

«Я умер только с виду, это другой был на моем месте и выпил желчь и уксус. Они побили меня тростником, но крест на своих плечах нес другой, Симон. На другого надели терновый венец… А я лишь улыбался их неведению».

Итак, приведенный выше отрывок указывает, что распятию подвергся некий Симон, упоминаемый также и в канонических евангелиях от Матфея (27:30-32), Марка (15:20-21) и Луки (23:26). Однако официальная христианская догма непоколебимо стоит на утверждении, что Иисус Христос подвергся распятию на кресте. И, чтобы приблизиться к разгадке таинственного чеченского предания о турпале Эли, который представлен как «отец» Исы (Иисуса), нам важно узнать, что произнес Иисус перед смертью на кресте, обращаясь, как утверждают христианские канонические евангелия, к своему отцу («Богу-Отцу»).

В Евангелии от Матфея Иисус умирает со словами: «Или, Или! Лама савахфани?».

В Евангелии от Марка предсмертные слова Иисуса звучат так: «Элои, Элои! Ламма савахфани?».

И оба евангелия дают такой перевод этим словам: «Боже Мой! Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?».

Таким образом, если на время забыть все остальные детали, Эли оказывается «отцом» Иисуса не только в чеченском предании, но и в общепризнанных в христианском мире евангелиях от Матфея и Марка.

Можно подвести некоторые предварительные итоги. Мы узнали, что в иудаистской и тесно связанных с последней эзотерических традициях «Сын Вдовы» – устойчивый эпитет Иисуса Христа. В предании о турпале Эли Иисус Христос представлен как классический Жерон-Кант («Сын Вдовы»), который, как и все остальные чеченские фольклорные персонажи из этой категории, пускается на поиски своего отца. В христианской традиции Иисус, взывая к своему «отцу», называет имя Элои (Или), и это имя звучит похоже на Эли из чеченского предания, который также представлен в роли «отца» Иисуса. Поставим вопрос: удалось ли нам нащупать важную связь между Жерон-Кантом из чеченских преданий и христианским образом Иисуса? У нас есть основания ответить на этот вопрос утвердительно. Но в наших руках оказалось лишь начало той путеводной нити, что ведет к удивительным открытиям.

6. Халиф Али и его обожествление

Интересно было бы узнать, как чеченцы-мусульмане могли без внутреннего протеста рассказывать истории, в которых праведный халиф предстает «отцом» Иисуса Христа, то есть одного из наиболее почитаемых в исламе пророков? В наших словах нет обвинений, так как эти истории зародились очень давно и отнюдь не в Чечне.

Еще в VII веке, при жизни халифа Али ибн Абу Талиба (чеченский «турпал Эли») некий йеменский еврей Абдаллах бен Саба’ принял ислам и объявил себя преданным сторонником халифа Али. Ссылаясь на Тору, бен Саба’ доказывал, что у каждого великого пророка был преемник духовного завещания (васи). Халиф Али, говорил он, является преемником духовного завещания пророка Мухаммада (с.а.с.), а поскольку пророк ислама – лучший и величайший из пророков, то и Али – лучший из преемников духовного завещания.

Эти утверждения, распространившись среди последователей ибн Саба’а, постепенно доросли до полного обожествления халифа Али и к идее таваккуфа («остановки») имамата Али, отрицавшей его смертность. По преданию, халиф Али, узнав о догмах секты таваккуфистов, пришел в неописуемый гнев и приказал предать их жестокой казни. Но некоторые из них спаслись бегством и осели в Иране. Так в исламе появилось течение, получившее название «крайний шиизм», тогда как представители «умеренного шиизма» давно отказались от идей таваккуфа и считаются одним из исламских мазхабов.

В XV в. от крайних шиитов отпочковалась еще более радикальная секта ахл-и-хакк («люди истины»), которая довела культ Али до полного его обожествления, утверждая, что Аллах воплотился в теле Али. Эти предельно кощунственные измышления постепенно распространились среди шиитов Ирана, Турции, Афганистана, Сирии и т.д.  Свое дальнейшее развитие эти порочные идеи получили в турецкой секте Бекташи, тесно связанной с алавитами. Представители ордена Бекташи поклоняются «мусульманской троице» в образах Всевышнего Творца, пророка Мухаммада (с.а.с.) и халифа Али, постулируя, по примеру христиан, их «единую природу», и в своих обрядах причащаются вином и сыром.

Таким образом, чеченское предание о «турпале Эли», представленном в качестве «отца» Исы (Иисуса), имеет отчетливо прослеживаемую связь с догматической базой «крайнего шиизма» с его сектантскими ответвлениями, обожествляющими халифа Али и делающими его тождественным «Богу-Отцу» из христианской троицы. С этой извращенной точки зрения Иса (Иисус) действительно мог быть воспринят как «сын» имама Али (турпал Эли в чеченском предании). Однако поразительные вещи, связанные с образом Жерон-Канта («Сына Вдовы»), открываются не на Востоке, а на Западе, куда мы теперь должны мысленно вернуться.

7. Потомство Иисуса Христа

В 70-х и 80-х годах XX-го столетия в Западной Европе (в основном во Франции и Швейцарии) стали в большом количестве публиковаться анонимные брошюры, в которых рассказывалось о том, что Иисус Христос погиб не на кресте, а дожил до преклонного возраста и пал с оружием в руках, защищая от римлян иудейскую крепость Моссад. А задолго до этого, в 33 году новой эры Иосиф из Аримафеи, упоминаемый во всех четырех канонических евангелиях, забрал жену Иисуса Марию Магдалину и его детей и перевез их по морю в Марсель (Южная Франция), где в ту пору обитала крупнейшая в Европе колония евреев. Там следы семьи Иисуса надолго затерялись. В брошюрах повествовалось о том, что в раннем Средневековье было создано какое-то общество рыцарей, давших обет найти потомство Иисуса и охранять его от опасностей. Эти усилия по поиску потомков Иисуса были зашифрованы как «поиск Сан Грааля», «Священного Грааля», или, как уже отмечалось выше, при иной разбивке букв в этом словосочетании («Санг Рааль») – «королевской крови». Речь идет о рыцарях Круглого Стола под предводительством короля Артура. Судя по всему, поиски увенчались успехом. Во всяком случае, таинственные брошюры отмечают, что один из прямых потомков Иисуса Меровей (жил в V в.) стал основателем первой династии французских королей – Меровингов.

Если Меровей многими историками воспринимается в качестве легендарного персонажа, то его сын Хильдерик и внук Хлодвиг – вполне реальные исторические деятели. Хлодвиг объединил в единую державу часть Галлии (современная Франция) и многие области Германии.

Здесь следует обратить внимание читателей на одно важное обстоятельство. Германские и кельтские народы, занимавшие в ту пору почти всю Западную Европу и значительные территории Центральной Европы, принимали потомков Меровея как своих естественных властителей, «королей по праву рождения». Это можно объяснить тем, что Меровинги, представленные как потомки Иисуса, воспринимались в народном сознании как «священные короли». Однако, чтобы Меровинги были восприняты в этом качестве, население Западной Европы должно было быть не только христианизированным, но и верить при этом, что у Иисуса могли быть жена и дети, что категорически отвергается всеми течениями ортодоксального христианства, настаивающими на безбрачии Христа. На первый взгляд, мы попадаем в тупик противоречий. Но противоречия эти – не более чем видимость, если вспомнить, что при приемниках императора Константина государственной религией Римской империи стало арианство, отвергающее единосущность Иисуса Христа Богу и, соответственно, признающее сотворенную, земную, человеческую его природу.  Иисус Христос признавался в арианстве лишь посредником между Богом и людьми, то есть, по сути, пророком, вероучителем, наделенным священным статусом и данной ему Богом способностью творить чудеса. По мнению ряда специалистов, именно арианство являлось исконной, первичной формой христианства, а другие ученые-религиоведы считают, что арианство зародилось в IV веке, но все ученые единодушны в мнении, что это вероучение безраздельно господствовало в Западной Европе и некоторых регионах Востока до VI столетия, и именно в эту эпоху (в конце V века) на исторической арене появляется правящая династия Меровингов. Разумеется, арианство как нельзя больше подходило в качестве идеологической базы для воцарения потомков Иисуса Христа, каковыми, очевидно, предстали в глазах верующих-ариан Меровинги.

Необходимо также упомянуть, что у Меровея был предшественник – вождь или король Хлодион, правивший франками начиная с 427 или 428 года. Средневековый автор  Григорий Турский, живший в VI веке, в своей «Истории франков» пишет, что Хлодион состоял с Меровеем в каком-то родстве и далее отмечает характерную деталь, касающуюся внешности первых франкских королей: «Многие же передают, что те же самые франки пришли из Паннонии и прежде всего заселили берега Рейна. Затем отсюда они перешли Рейн, прошли Торингию и там по округам и областям избрали себе длинноволосых королей из своих первых, так сказать, более знатных родов». Сами франки носили коротко остриженные волосы, но все их короли из династии Меровингов отпускали длинные волосы, что дозволялось лишь носителям «королевской крови», обладателям сакральной родословной. Как известно, ношение длинных волос являлось одной из обязанностей назореев, предписанной им Библией: «Во все дни обета назорейства его бритва не должна касаться головы его» (Числа, 6:5). Известно также, что и Иисус Христос был назореем, а его учение иудеи называли «назорейской ересью» (Деян., 24:5). Поэтому, нося длинные волосы, короли из Меровингской династии как бы подчеркивали свое происхождение от Иисуса Христа. Отметим важную деталь: длинные волосы носили не только Меровинги, считавшиеся потомками Иисуса Христа, но и те европейские короли, которые вели свое происхождение от Водана (Одина).

Но вернемся к таинственным брошюрам, которые далее рассказывают, что после убийства короля Дагоберта II в 679 году, совершенного, как утверждают анонимные авторы, по приказу папы римского, его сын Сигиберт был спасен какими-то людьми и тайно переправлен в Ирландию. Там он подрос и перебрался затем в Англию, где женился на девушке-еврейке из старинного библейского рода. Затем Сигиберт прибыл во Францию и открыто предъявил свои права на престол. По всей видимости, за юношей стояла какая-то очень внушительная сила и поэтому узурпаторы-Каролинги побоялись убить его. Ему было предложено удалиться на юг Франции, где в то время обитало огромное количество евреев и арабов, и стать королем этого региона. Все так и случилось. Сигиберт основал на юге Франции еврейское государство, называвшееся «царство Разес». В некоторых средневековых документах отмечалось, что потомками разесских королей, и, следовательно, потомками Меровингов являются знаменитые герцоги Бульонские.

Общеизвестно, что один из герцогов рода Бульон, а именно Годфруа, после удачного для христиан Второго крестового похода вернул себе трон Иерусалима – как потомок Меровингов и (через меровингский род) потомок Иисуса Христа. Не будем также забывать и о том, что в канонических евангелиях одним из главных обвинений, выдвинутых против Иисуса его гонителями, являлось то, что он называл себя «царем Иудейским». Как свидетельствуют канонические евангелия, Иисус не отверг это обвинение и анонимные брошюры приводят доводы в пользу того, что он, по-видимому, обладал правами на царский титул.

Поиски, предпринятые английским исследователем Генри Линкольном (при содействии Майкла Байджента и Ричарда Лея) установили, по крайней мере, один твердый факт – таинственные брошюры публиковались французскими и швейцарскими масонскими центрами.

И здесь всплывает следующее любопытное обстоятельство. Поиск потомства Иисуса Христа был, как мы уже отмечали, зашифрован как «поиск Святого Грааля». В масонской символике это звучит как «поиск потерянного Слова». В Евангелии от Иоанна «Словом» назван Иисус Христос. Значит, как и в случае с рыцарями короля Артура, искавшими Святой Грааль (на самом деле «королевскую кровь», потомство Иисуса), масоны так же считают своим сакральным обязательством поиск и охрану потомства Иисуса, «Царя Иудейского». И тут следует указать, что «потерянное Слово» масонов звучит как «Ху», и мы сталкиваемся со странным совпадением, так как в чеченском слово «ху» – это «потомство», семя». Но мы мало что поймем в подобных совпадениях, если не коснемся той удивительной истории, которая, судя по Библии, случилась с внуками Авраама, братьями-близнецами Иаковом и Исавом, чьи потомки породили две соперничающие между собой во всемирном масштабе королевские династии. Меровинги и Одиниды, судя по всему, европейские ветви этих двух династий.

Любой потомок Иисуса, как носитель драгоценной крови, воспринимался как сам Иисус. Поэтому почитание герцога Годфруа Бульонского выходит далеко за рамки средневековых феодальных отношений. Романы о Святом Граале отмечают, что предком Годфруа Бульонского был таинственный рыцарь по имени Персеваль. Это имя, как мы уже упоминали, неотделимо от эпитета «Сын Вдовы». Интересно, что такое же прозвище («Сын Вдовы», Персеваль) получил в романах о Граале и сам Годфруа Бульонский. Следует полагать, что эпитет «Сын Вдовы» носил не только Иисус. Каждый из его реальных или предполагаемых потомков также именовался «Сыном Вдовы», как носитель священной крови, воспринимаемый в качестве сына, внука, правнука и т.д. девы Марии, которую, как уже упоминалось ранее, в иудейской и эзотерической традициях называют «вдовой». По-видимому, и «хранители священной крови» имели какие-то моральные основания именовать себя «детьми вдовы» – по крайней мере, так по сей день называют себя масоны. И пора, наконец, сказать, что Годфруа Бульонский, будучи «Сыном Вдовы», считался, как установил Генри Линкольн, потомком (сыном или внуком) некоего сакрального персонажа по имени Эли. Сравним: Иса (Иисус) из чеченских преданий, будучи «Сыном Вдовы», оказывается потомком турпала Эли. Годфруа Бульонский, потомок Иисуса и «Сын Вдовы», является сыном или внуком некоего Эли. В евангелиях Иисус Христос обращается к своему отцу, которого называет Или (Элои). Совпадения налицо и теперь настала пора связать воедино открывшиеся нам факты.

8. Линии сходятся

В нашем рассказе мы затронули три сюжетные линии, которые сошлись воедино в образе Иисуса Христа. Линия первая – чеченское предание об Иисусе, «сыне» турпала Эли, и фольклорные повествования о Жерон-Канте («Сыне Вдовы»). Эта линия привела нас к схеме, в которой описано детство Иисуса (или Жерон-Канта, «Сына Вдовы»), растущего без отца; его озорство в играх со сверстниками, которым он неосторожно ломает конечности и которые из-за этого дразнят его безотцовщиной, бастардом; его жгучее желание узнать тайну своего происхождения; его поисков и обретения отца, которого он теряет, бросившись, после борьбы с ним, со стыда в море. Среди апокрифов есть одно очень любопытное евангелие, которое цитирует Генри Линкольн со своими соавторами. Это так называемое евангелие «Детства Иисуса Христа». В этом апокрифе, не включенном отцами церкви в канон, мы видим Иисуса озорным, своевольным ребенком, не умеющим еще контролировать свою силу и калечащим в играх своих друзей-мальчишек. Мы помним, что таким же шаловливым и необузданным ребенком представлен Иисус и в чеченском предании. Все сходится.

Линия вторая – романы средневековых западноевропейских авторов о Святом Граале. В этой линии мы видим «Сына Вдовы» (Персеваля), который ищет своего отца и желает раскрыть тайну своего происхождения. Персеваль, «Сын Вдовы», оказывается «отцом» реального исторического деятеля – Годфруа Бульонского, потомка Иисуса Христа, как уверяют нас анонимные брошюры, изданные французскими и швейцарскими масонскими центрами. Иногда отцом Годфруа называется рыцарь Персеваль, а иногда – Эли. У Вольфрама фон Эшенбаха Эли – не отец Годфруа, а его дед (отец Персеваля). В любом случае, мы здесь наблюдаем ту же цепочку родства, что и в чеченском предании: Эли – Сын Вдовы – Иисус, хотя генеалогическая последовательность этих персонажей может иногда меняться.

Третья линия – канонические христианские евангелия. Казненный на кресте Иисус, которого в иудейской и эзотерических традициях называют «Сыном Вдовы», в минуту отчаяния взывает к своему «отцу» – Элои. Здесь наблюдается та же схема, что и в предыдущих двух случаях: Элои – «Сын Вдовы» – Иисус. Такие совпадения трудно считать случайными.

9. Кто поймал брошенный в море меч короля Артура?

Мы оставляем без подробного разбора цикл легенд о короле Артуре и двенадцати его рыцарях, которые ищут Святой Грааль, или, как мы установили, потомство Иисуса. Упомянем только историю с чудесным мечом Артура. Этот меч держала над водами таинственная рука, которая вручила его Артуру. Король назвал этот чудесный меч Экскалибуром. Умирая после битвы со своим племянником (или сыном) лордом Мордредом, Артур приказывает Ланселоту дю Лаку, последнему оставшемуся в живых из 12 рыцарей Круглого Стола, бросить Экскалибур в море (у Томаса Мэлори в «Смерти короля Артура» эту миссию выполняет рыцарь Бедивер). Ланселот берет меч Артура, идет к морю, но ему становится жалко выбрасывать такое чудесное оружие и он возвращается к умирающему королю, спрятав его на берегу. Артур спрашивает у Ланселота, что тот увидел, бросив меч в море. Ланселот отвечает, что меч просто утонул. Тогда Артур, поняв, что рыцарь нарушил его приказание, отсылает его к морю еще раз, пригрозив проклятием, если тот вздумает снова его ослушаться. Ланселот на этот раз исполняет волю умирающего короля и, вернувшись, рассказывает, что когда он швырнул Экскалибур в море, над водой поднялась рука, поймала меч и весь мир озарился ослепительным сиянием. И Артур, выслушав Ланселота, говорит ему, что меч поймала рука Короля, который когда-нибудь придет в этот мир и установит в нем справедливость.

Легко понять, что умирающий Артур говорит о втором пришествии Иисуса Христа и поразительно, насколько детально сцена бросания чудесного меча в море напоминает аналогичную сцену из чеченского предания. И в том, и в другом случае рука, поймавшая брошенный в море меч, принадлежит Иисусу Христу, и оба умирающих персонажа (король Артур и турпал Эли) предсказывают его возвращение в мир для установления справедливости.

Чудесный меч будущего короля земли Иисуса Христа… Суфии дополняют наши знания, указав точное место, где пребывают до сужденного времени Король и Меч – это «страна Каф», или Кавказ. Именно Кавказ делает обиталищем «таинственного Короля суфиев» энциклопедист суфизма Идрис Шах. Величайший суфийский поэт Руми (Персия, XIII век) в «Диване Шамса Табризи» оставил следующие слова о Короле, то есть об Иисусе: «Я полностью исследовал и Крест, и Христиан. Его не было на кресте. Я побывал в индуистском храме и в древней пагоде, но и там не было следов его. Я дошел до Герата и Кандагара. Я искал. Не было его ни вверху, ни внизу. Решившись, я дошел до горы Каф, но и там я нашел только птицу Анка».

Укажем, что птица Анка – скрытый символ Иисуса, то есть Слова, сошедшего с «неба» (ан), на «землю» (ка), и оба эти слова опять возвращает нас к чеченскому языку, где «ан» и «кха» в значении «неба» и «земли» и по сей день используются в живом общении. Следует также указать на то, что «скрытого Иисуса» суфии называют еще и «Тайным Королем», или «Королем-Рыбой», намекая на его пребывание под водой. Примечательно, что в первые века христианства символом Иисуса Христа был не крест, а рыба. По одной из легенд, записанной летописцем VII столетия Фредегаром, отцом Меровея, основателя Меровингской династии, был какой-то таинственный обитатель моря, в котором можно узнать зашифрованный образ «Короля-Рыбы» или Иисуса Христа. Что касается чудесного меча «Тайного Короля», неотделимого от него самого, то суфии указывают на Кавказ как на место его нахождения, так как и Кавказ, и «Меч Короля» обозначены в восточном мистицизме одинаковым числовым символом 33.

Да, Жерон-Кант поистине полон таинственности. Но окончательная разгадка его тайны – дело будущего.

Разговор с Маской

рубрика: Разное

Вот интересно, стоило выставить в сеть одно интервью с очень интересной Маской, как в друзья попросился еще один человек. Под ником МАСКА. Вот так, большими буквами. И под таким аватаром.
Он написал, что хотел бы рассказать, именно рассказать о себе нечто та-акое…
И я начала задавать вопросы.

Здравствуйте уважаемая МАСКА. Вы мне намекнули, что хотели бы излить душу, все равно как на исповеди. И тема этой исповеди — война.

МАСКА: — Добрый вечер. Ну, да. Война у всех на слуху, сейчас.

Т.Р.: — Да. И так не должно быть. Особенно в наше время. Вы сами были в зоне конфликта?

МАСКА: — Не раз. К сожалению.

Т.Р.: — А где?

МАСКА: — Почти везде, где полыхало, от Афгана, до Крыма. Проще сказать, где не был…

Т.Р.: — Служили срочную?

 

МАСКА: — Начинал со срочной…

Т.Р.: — И застряли в военном быте?

МАСКА: — Как у нас говорят — снаряд в голове застрял. Трудно остановиться, раз попробовав вкус крови.

Т.Р.: — Это страшно — вкус крови. Вас тянет снова и снова туда, где стреляют, и где вы каждую минуту можете умереть? Я просто пытаюсь понять.

МАСКА: — Ну, да… Просто, на гражданке не хватает драйва. Здесь люди другие. Хочется ломать ситуацию через колено. Это невозможно на «гражданке». То, что там обыденность, на гражданке — нарушение закона и преступление.

Т.Р.: — То есть: убивать всех, чья форма не похожа на вашу? Это называется: ломать через колено?

МАСКА: — Не только убивать. Чувствовать себя мишенью — тоже драйв. А потом, раз! И ситуация разворачивается наоборот. Мишень уже стрелок, а не ты.
И отношения — честнее. Нельзя врать тому, кто тебя прикрывает огнём.
Мужчинам свойственно воевать.

Т.Р.: — А те конфликты, в которых вы участвовали, были честные с вашей стороны?

МАСКА: — Никакая война не ведётся честно. Так не бывает. Никогда.

Т.Р.: — Значит вы о себе не можете сказать: наше дело правое?

МАСКА: — Правое, пока у тебя оружие и приказ.
Солдат не думает о политике.

Т.Р.: — Правило двух окопов?

МАСКА: — Не знаю, о чём вы.

Т.Р.: — Тот, кто в другом окопе — враг. Ты его не убьешь, убьет он тебя. Я об этом.

МАСКА: — А это… Ну, да. Или ты, или тебя.

Т.Р.: — Вы участвовали в Абхазском конфликте?

МАСКА: — Немного, да.

Т.Р.: — Ваше дело было правым?

МАСКА: — Тогда думали — безусловно. Нам сказали, что мы воюем за свободу абхазского народа.

Т.Р.: — А на деле?

МАСКА: — А на деле: мы воевали против независимости Грузии, скорей всего. Как и в Приднестровье.

Т.Р. : — Но ведь грузины сами напали на абхазов. Убили миротворцев…

МАСКА: — У грузин не было ещё армии. Миротворцев убивали в южноосетинском конфликте. Гораздо позже.

Т.Р.: — Как думаете, зачем понадобилась зона конфликта в Абхазии?
МАСКА: — Держать грузин на коротком поводке.

Т.Р.: — Это получилось?

МАСКА: — Как видим, да.

Т.Р.: — А в русско-чеченских войнах вы участвовали?

МАСКА: — Нет. Против чеченцев я не воевал. В этом моя совесть чиста. Но провёл там полтора года…

Т.Р: — В качестве кого?

МАСКА: — В качестве гражданского человека. Вывозил людей и грузы.

Т.Р: — Понятно. Не хотелось и там взяться за оружие? Вроде бы и причина была красивая: спасать русский мир.

МАСКА: — Я не сторонник этих штампов. Нет. В Чечне было предельно ясна роль российской армии и политика правительства. Я не каратель.

Т.Р.: — По-вашему, наша армия выполняла именно такую роль?

МАСКА: — Это очевидно.

Т.Р.: — Не для всех. Большинство людей считают, что мы боролись там с террористами, такими заросшими свирепыми бандитами? Вы то там видели таких?

МАСКА: — Заросших бандитов? Я сам ходил с бородой и в камуфляже. Видел. В зеркале.

Т.Р.: — Трудно выходить из военных будней?

МАСКА: — Из них невозможно выйти совсем. Это преследует всю жизнь.

Т.Р.: — Я часто такое слышала от людей, прошедших войну. Причина в испытанном страхе? Ненависти?

МАСКА: — Нет. Просто сломленная психика и другое восприятие мира. На противников смотришь, как бы через прицел.

Т.Р.: — И даже в мирной жизни пытаетесь решить проблему кулаками? Или не только кулаками? Готовы на убийство?

МАСКА: — Нет. Вы не поняли. Кулаки здесь не причем. Просто, смотришь на человека, и представляешь, что он у тебя на мушке…. Трудно избавиться от искушения… Ну, и сны..

Т.Р.: — Трудно убить человека?

МАСКА: — Труднее не убить, наверное… Иногда.

Т.Р.: — Я понимаю. Как это не странно, но я вас понимаю. Скажите честно, или не отвечайте вообще: вы в ЧВК?

МАСКА: — Нет. Я вышел из игры. Надеюсь, окончательно.

Т.Р.: — Как вы относитесь к тем парням из ЧВК? Они такие же, как и вы?

МАСКА: — Как отношусь? Плохо отношусь. Человек должен либо служить по закону, не пряча лица, либо не воевать вообще. Это преступно. Я никогда не воевал, пряча лицо.

Т.Р.: — Но некоторые пытаются сделать из них героев.

МАСКА: — Это всегда имеет место быть. Чекисты тоже у кого-то герои.

Т.Р.: — Вы написали, что никогда не прятали лицо. Но ведь сейчас вы под маской и общаетесь со мной через подставной аккаунт.

МАСКА: — Сейчас я не воюю. Меня многие знают, я не хочу неприятностей близким.

Т.Р.: — Понимаю. А как ваша жена относится к вашим ночным кошмарам?

МАСКА: — Бьёт тапкой по голове)) Лишь бы Клавой не назвал. А то вместо тапка прилетит чо потяжелее…))))

Т.Р.: — А серьезно? Она вас понимает?

МАСКА: — Как относится? Лечимся. Таблетки пью. Люди всегда воевали, и всегда воевать будут. Это в природе заложено. Естественный отбор. Но признаю, что сегодня война — это противоестественное состояние. Это как вооруженные налётчики в мирном подъезде…

Т.Р.: — Я думаю, в любом конфликте нет победителей. Вот победили русские маленькую страну Ичкерию, вернулись парни домой. И дальше приходит расплата ночными кошмарами, пьянством и наркоманией. Сколько таких сидят в тюрьмах. Или я не права?

МАСКА: — Ведь причина, по которой начали войну даунбасяне — смешна. Язык. Я тоже не любил немецкий в школе. В голову не пришло напасть на Германию…

 

Т.Р.: — Да. Но и причина языка — выдумана. В прошлом году интересовалась, там есть не мало русских школ. И люди говорят на русском, даже украинцы.

МАСКА: — Конечно. Война убивает всех. И тех и других. В Крыму из трехсот с лишним школ, украинскими были шестнадцать, по-моему…
Если ничего больше серьезного, я пойду. Хотите, продолжим в другой раз?

Т.Р.: — Конечно! Буду только рада. В следующий раз поговорим про Донбасс подробнее, хорошо?

МАСКА: — До встречи! Приятно было пообщаться…

Т.Р.: — И мне…. Ну вот, человек ушел, зеленая точка потухла. Но аккаунт не удалил, а это вселяет надежду.
Знаете, какое ощущение осталось у меня после беседы с этим человеком? Страх. И безысходность. В войне нет победителей. Если война отечественная, и человек защищает свой дом – он участвует в ней поневоле. Тогда его совесть спокойна, его внутреннее «Я» не убивает его ночными кошмарами. Но если он пришел с армией интервентов, все, внутри у него вулкан, готовый проснуться и уничтожить его в любую минуту. Несмотря на внешнее благополучие, в нем живет чудовище из воспоминаний, все убитые им когда-то, все сожженные дома, все издевательства готовы разорвать его мозг. И никакой бронежилет не обезопасит его от его деяний, никакое оружие не спасет. И тогда этот человек садится на пол, берет в рот дуло охотничьего ружья – и нажимает на курок. Он не убивает себя – только то чудовище, которое живет в нем. Просто сам он умирает тоже, но, думаю, это его волнует меньше всего.

И последнее, что хочу сказать. ЛЮДИ, ПРЕКРАТИТЕ ВОЕВАТЬ, ПРЕКРАТИТЕ ПОДДЕРЖИВАТЬ ВОЙНУ В ЛЮБОЙ ТОЧКЕ ЗЕМНОГО ШАРА. ТЕХ, КТО ПРОШЕЛ ЗОНЫ КОНФЛИКТА, УЖЕ ПЕРЕМОЛОЛ МОЛОХ ВОЙНЫ, СПАСИТЕ ДРУГИХ, СЕГОДНЯШНИХ ДЕТЕЙ, КОТОРЫЕ В ОЧЕРЕДИ НА МЯСОРУБКУ. НЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО УБИВАЕТ ЛЮДЕЙ НА ВОЙНЕ, А СОЛДАТЫ!

Татьяна Рубцова

Как Джохар Дудаев отказался проводить российского маршала

рубрика: Разное
Генерал Джохар Дудаев

Как образцовый командир, отличившийся в ходе боевых действий в Афганестане, Джохар Дудаев был назначен командовать Тернопольской тяжелой бомбардировочной дивизией и одновременно исполнять обязанности начальника военного гарнизона. Дивизия дислоцировалась в городе Тарту — в Эстонии.

Однажды сюда прилетел маршал Виктор Георгиевич Куликов — проверить, как полковник Дудаев командует стратегической дивизией.

Дудаев показал ему учебные классы, где тренируются летчики, показал большой спортзал, где они занимаются физическими упражнениями, показал просторную столовую. Куликов придирчиво осматривал помещения и делал отдельные замечания. Когда осмотр закончился, маршал обратился к Дудаеву:

— А теперь, товарищ полковник, проводи-ка меня в сортир!

Дудаев смутился. На лице сквозь смуглую кожу проступил румянец, заиграли на щеках мускулы. Было видно, что он еле-еле сдерживал себя, поскольку посчитал такую просьбу унизительной для чеченца.

— Товарищ маршал, — наконец выдавил он. — Вас проводит в сортир начальник штаба дивизии.

В 1989 году Военный совет обсуждал вопрос о присвоении Джохару Дудаеву воинского звания генерал-майор. Особенно ратовал за него командующий дальней авиацией Петр Степанович Дейнекин.

— У Дудаева в дивизии идеальный порядок! — горячился он. — Я был на аэродроме в Тарту. Дудаев создал человеческие условия для рядового и офицерского составов. Поблизости от каждого самолета он установил домик для технического персонала. Зимой там авиатехники могут обогреться, а летом — укрыться от жары, отдохнуть, перекусить, утолить жажду.

Дейнекину возразил его заместитель по политической работе:

— А я против присвоения генеральского звания Дудаеву!

— Почему?

— Я тоже был с инспекторской проверкой в Тарту — вместе с маршалом Куликовым, — ответил он. — Дудаев отказался проводить маршала в сортир. То ли он не знает, где в его дивизии находится сортир, то ли законы гор для него выше армейских уставов.

— Чем плохи законы гор? — удивился Дейнекин. — В стране идут демократические преобразования. Пора и чеченцам обрести своего боевого генерала.

Так брюки Джохара Дудаева украсили голубые генеральские лампасы.

Евгений Лукин 

Чеченский волк, Повесть о Джохаре Дудаеве

http://chechenews.com/как-джохар-дудаев-отказался-проводит/?fbclid=IwAR2VOvQm0vFbaBLgpVNVreyTR4DvPfsPBsZnHWYL_TtfpZZnRoex9YJrE0g

Депортация чеченцев 1817 года

рубрика: Разное

Каким образом на этих землях оказались кумыки и как появилось название «Кумыкская плоскость»? На эти вопросы отвечает выдающийся кавказовед Адольф Берже. Отметив, что для решения внутренних разногласий, связанных с землепользованием и другими вопросами, качкалыковским чеченцам понадобился независимый третейский судья, А. Берже пишет, что чеченцы с этой проблемой обратились к шамхалу Тарковскому и тот прислал им князя, которого звали то ли Султа-Мотти, то ли Али-Бек. Чеченцы поручились шамхалу за безопасность приглашенного князя и обязались взять его на продовольственное содержание (А.П. Берже «Чечня и чеченцы», Тифлис, 1859 г., стр. 104).

От себя добавим одно важное обстоятельство. Как чеченцы, так и другие народы Северного Кавказа знали, что Тарковские шамхалы возводили свой род к потомкам дяди пророка Мухаммада (с.а.с.) – Аббаса (полное имя: Абу-ль-Фадль аль-Аббас ибн Абд аль-Мутталиб аль-Хашими) жившего в Шаме – Сирии (отсюда и титул этих владельцев «шамхал» или «шеами-хан»). По этой причине авторитет шамхала Тарковского среди кавказских мусульман был чрезвычайно высок, однако, наперекор мнению некоторых современных кумыкских историков, авторитет этот для чеченцев был чисто духовным и не был обеспечен никакими мерами социального принуждения. Сам факт, что чеченцы обещали шамхалу Тарковскому обеспечивать безопасность присланному им человеку свидетельствует о том, что не чеченцы зависели от князя, а князь – от них. Сказанное ярко иллюстрирует последовавшее вслед за прибытием князя событие, описываемое А.П. Берже так:

«В то время Чеченцы не имели никакого понятия о деревянной посуде, они отрубили часть дупла и к одному из отверстий ее приставили дно. Это, говорят, послужило первообразом меры, общеупотребительной почти у всех туземцев и известной под названием сабы. Кумыкский князь, т. е. присланный от Шеами-хана наместником, не довольствуясь получаемой им платою, заменил назначенную Чеченцами меру другою, несколько большею. Один Чеченец, заметив подлог и видя разницу в величине сабы, швырнул ее у него же на дворе и разбил вдребезги. Испугавшись такого явного негодования, Кумыкский князь бежал с своими приближенными, опасаясь народного волнения и новых оскорблений. Но представители тех фамилий, которые должны были отвечать пред Шеами-ханом за неприкосновенность особы присланного им князя, бросились за ним в погоню и настигли его в том месте, где теперь лежит Хасав-Юрт. Они уговорили его вернуться в Аксай и остаться у них правителем» (А.П. Берже, Ук. соч., стр. 104–105).

Это описание показывает, насколько мизерными были у кумыкского князя «властные полномочия» над чеченцами. Что бы князь сделал, если бы его мошеннические действия с хлебом вызвали негодование не одного чеченца, а, скажем, пятерых? Или десятерых? Не говоря уже о всем обществе чеченцев-качкалыковцев. Тогда чеченцы едва ли смогли бы вообще нагнать перепуганного князя и его свиту. Однако смешного в этой ситуации очень мало, потому что А.П. Берже дальше отмечает: «Таким образом Кумыки появились в первый раз во владениях Чеченцев. Им дозволено было пользоваться землями только по ту сторону Аксая и Чеченцы взяли с них обещание никогда не переправляться через эту реку, но впоследствии времени Кумыки постепенно и исподволь завладели Чеченскою плоскостью, отчего она и носит теперь название Кумыкской» (А.П. Берже, Ук. соч., стр. 105).

Подведем предварительные итоги. Судя по историческим свидетельствам, во время своего переселения на территорию, которая позже получила название «Кумыкской плоскости», чеченцы там не застали ни одного человека – край был безлюдным, но изобильным. И чеченцы начали расселяться по этой местности. Вскоре поземельные споры и другие бытовые конфликты при отсутствии института их объективного разрешения заставили чеченцев-качкалыковцев искать независимого арбитра на стороне, отклонив попытки некоторых чеченских семейств возложить эти функции на себя (из-за опасений потерять равенство в своем обществе, как поясняет А.Берже). Было решено просить о присылке такого арбитра у шамхала Тарковского, который, считаясь потомком дяди Пророка (с.а.с.) пользовался у мусульман высоким авторитетом. Князь-арбитр прибыл, и это событие стало прологом постепенного проникновения на эти чеченские земли кумыков, что, по словам А.Берже, со временем привело к тому, что эта территория стала называться «Кумыкской плоскостью».

Примечательно, что южные кумыки своих северных соплеменников (как раз тех, что обитают на Кумыкской плоскости) еще в XIX веке по сложившейся традиции именовали «чеченцами» Сведения об этом мы обнаруживаем у этнографа, лингвиста и кавказоведа П.К. Услара, который отмечает, что южные кумыки своих северных сородичей называли «мичихич». А факт этот примечателен тем, что кумыки и чеченцев называют точно так же: «мичигъыш», «мичихичлан». И это еще одно подтверждение того, что ранее Кумыкскую плоскость населяли чеченцы, чье наименование сохранилось за переселенным на их земли новым населением (см. П.К. Услар, Этнография Кавказа. Языкознание. IV. Лакский язык. Тифлис, 1890, стр. 24).

Впрочем, кумыкские князья и позже не чувствовали себя хозяевами «Кумыкской» плоскости. Как пишет российский военный историк XIX века А.В. Потто, «Ермолов застал кумыков в таком стесненном положении от этих выходцев (т.е. чеченцев. – Авт.), что бедные кумыки даже на своей земле не могли считать себя безопасными иначе, как поддерживая связи и входя в родство с качкалыковскими чеченцами. Ни один из князей кумыкских, по словам Ермолова, не смел выезжать, не будучи сопровождаем чеченцем» («Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях», Т. II, СПБ, 1887 г. стр. 176). Российский адмирал XIX века Л.М. Серебряков также подтверждает эти слова: «Чеченцы были самые беспокойные из всех соседей. Не только в наших границах по Тереку и по Военно-Грузинской дороге производили свои хищничества, но распространяли их между соседними кавказскими племенами, особливо между кумыками, так что кумыкские князья в собственных своих владениях уже не осмеливались ездить без чеченского проводника» («Мысли о делах наших на Кавказе. 1845 г.», – цит. по: «Звезда», 1996 г., №12).

Кумыкских князей, очевидно, тяготила такая зависимость от чеченцев: им хотелось чувствовать себя полновластными хозяевами на вновь приобретенных землях. Но в присутствии чеченского населения это было невозможно. И кумыкские князья нашли выход. Они стали засыпать российскую колониальную администрацию на Кавказе жалобами и доносами на чеченцев. В результате этих жалоб и доносов российские войска 1817 году провели на «Кумыкской» плоскости в отношении чеченцев военную акцию, которую ныне назвали бы «этнической чисткой». Генерал Дельпоццо, командующий войсками на Кавказской линии, придя с войсками на Чеченскую плоскость, окончательно превращает ее в Кумыкскую, депортировав чеченцев с этой территории.

В своем письме «почтенным владельцам Костековским», датированном 5 сентября 1818 года, наместник на Кавказе генерал Ермолов, сменивший на этом посту генерала Дельпоццо, так описывает эту этническую чистку: «Злодеев Чеченских, живущих между вами и делающих беспрерывные воровства и разбои в наших границах, по собственному вашему желанию, ген. Дельпоццо выгнал в прошедшем году из владений ваших и которых некоторые из владельцев опять приняли к себе, нарушив изменнически свои обещания, немедленно и без всяких отговорок выгнать и препроводить в Чечню, дабы они подобно живущим в Кара-агаче не могли остаться на землях ваших. Из сих людей отнюдь ни один не должен у вас оставаться» (АКАК, Т. VI, ч. II, Тифлис, 1875 г., стр. 500).

Правда, далее Ермолов разрешает кумыкским владельцам при сильном желании и под совместную ответственность всех больших и малых князей Костековских, Аксайских и Андреевских оставить на этих землях отдельные чеченские семьи. Учитывая, что депортация чеченцев была проведена именно из-за жалоб и доносов этих князей («по собственному вашему желанию»), рассчитывать на то, что они поручатся за какие-то чеченские семьи, не приходилось. К тому же, при обнаружении «нелегально» живущей на Кумыкской плоскости чеченской семьи, Ермолов грозил кумыкским князьям и узденям очень крутыми мерами наказания: «Ежели и за сим распоряжением князья по гнусной к обманам привычке осмелятся удержать их, скрывая Чеченских мошенников под именем других народов, то я Высочайшим именем великого Государя моего сниму достоинство князя или узденя, имение отдам верным подданным и выгоню в Чечню» (Там же). Здесь обращает на себя внимание угроза Ермолова выгнать провинившихся кумыкских князей в Чечню. Едва ли такая перспектива могла устрашить кумыкских князей, чувствуй они себя в Чечне вольготно, как пишут некоторые кумыкские историки, охваченные желанием хотя бы задним числом «поработить» чеченский народ.

К сказанному Ермолов добавляет следующее уточнение: «Владельцы должны разуметь, что разбор сей и поручительство должны быть произведены между теми Чеченцами, которые не были выгнаны в прошлом году; но к сему не принадлежат деревни Байрам-аул, Хасав-аул, Генже-аул, Бамат-бек-юрт и Казах-мурза-юрт. Сих приказываю выгнать тотчас и Боже избави того, кто посмеет ослушаться» (Там же). Заканчивает Ермолов свое письмо угрозой прислать карательные войска в случае непослушания князей.

Укажем, что депортация чеченцев с восточных (прикаспийских) территорий их проживания в 1817 году – это не первая акция подобного рода. Почти за сто лет до этого, в 1718 году, была проведена еще одна этническая чистка в отношении чеченцев. В российском источнике XVIII века она описывается так: «Жилища Чеченцев простирались прежде сего от гор, недалеко от Эндери находящихся, до самого моря; но понеже они в прежние времена Гребенским и Донским Казакам, отгнанием их лошадей и скота, много вреда причиняли, то в 1718 году командированы были на них несколько тысяч человек Донских Казаков, которые всю их землю опустошили и многих порубили» (Историческое описание российской коммерции при всех портах и границах от древних времен до ныне настоящего и всех преимущественных узаконений по оной государя императора Петра Великого и ныне благополучно царствующей государыни императрицы Екатерины Великой, сочиненное Михайлом Чулковым. Том II, книга II. В Москве, в Университетской типографии, у Н. Новикова, 1785 года).

Ссылка — https://www.proza.ru/2018/08/01/1811

Кусочек начала русского ада на земле чеченцев

рубрика: Разное

Машина дернулась и остановилась. Удар головой о борт. Вернулось сознание. Не могу пошевелиться. Задыхаюсь. Надо мной еще три ряда человеческих тел. Ребра вошли в живот. Острая боль. Глаз затек. Не могу повернуть голову. Наконец облегчение. Верхних сбросили вниз на дорогу. У всех руки связаны. Самый нижний ряд. Люди в масках. Это ОМОН. Мат. Поднимают уколом штык-ножа. Онемевшие ноги не слушаются. Не могу подняться. Удар прикладом по лицу. Из носа хлынула кровь. Сползаю вниз. Сваливаюсь прямо в лужу. Укол штыком. Холодная вода приводит в действие ноги. Встаю.

Краем глаза вижу мужчин разных возрастов. Все чеченцы. Человек 100-120. Запомнился подросток, лет 14-ти. У него сломана ключица. Он корчился от боли. Не мог подняться с земли. Били сапогами. Удар, еще удар. Мат. Детский крик от боли. Кусаю до крови губы. Я бессилен. Помочь не могу. Никто не может помочь. Полные ужаса глаза смотрят на меня. Удар в затылок. Головка его опустилась и вновь приподнялась. Еще удар – голова беспомощно опустилась и больше не поднялась. «Готов», — сказал омоновец и выстрелил ему в затылок. Мальчишку схватили за ноги и оттащили с дороги.

Я лежал как все – лицом в лужу. Руки связаны за спиной. «Встать», — орет омоновец в маске. Ноги скользят по луже. Удар сапогом ниже пояса. Нечем дышать. Хватаю ртом воздух. Надо успеть встать до следующего удара. Ноги ищут зацепку. Оттолкнувшись правой ногой, выгибаю спину. Сажусь на колени. Вскакиваю. «В строй, в строй!» — рев из глотки маски. Удар прикладом по спине. Через слово – мат. «Бегом, бегом!», Все бегут. И я бегу. Кто-то спотыкается. Падает. Выстрел. Быстрее, быстрее. Останавливаться нельзя. Еще выстрел – еще чья-то жизнь оборвалась. Еле волоку ноги. В голове ни одной мысли.

Колонна по пять человек. С двух сторон солдаты. Через одного с собаками. Поворот головы влево-вправо – выстрел. Остановили. Секунда, чтобы отдышаться. Сразу в голове появились мысли. Что происходит? Какой это век? Что за люди в масках? Когда-то в детстве я все это уже видел. Какая это страна? Кто все эти люди? Что от них хотят? А что хотят от меня? Это происходит на самом деле? А может, это снимают фильм?

«Пять человек вперед!» — кричит российский солдат. Пятеро выходят вперед. Там впереди стоит стол. За ним двое в масках записывают фамилии. Прикладом одного толкают в ту сторону, к столу. Там с двух сторон по три солдата. Идешь сквозь строй. Каждый уже определился. Каждый знает куда бить. Бить надо, чтобы кричал от боли. Чтобы в ногах валялся. Чтобы выл, скрипел зубами. Удар справа. Удар слева. До стола метров десять. Мозг лихорадочно работает. Шесть солдат – шесть ударов. Все зависит от скорости движения. Может каждый по шесть ударов. Заветная цель – стол. Все тело напряглось. Мышцы готовы лопнуть. Удар сапогом ниже колена по кости. Искры из глаз. Из закушенной губы – теплая струйка крови.

Нельзя останавливаться. Бегом вперед. Еще удар. Приклад ткнулся в ключицу. Она хрустнула. Боль пронзила грудь. Глаза вываливаются. Удержаться бы. Упадешь – убьют. Ноги рвутся вперед. Двоих проскочил. Другие ждут. Лишь мгновение я видел их лица. На них напряженное ожидание. Готовность выполнить приказ наилучшим образом. Удар должен быть точным. Надо сбить с ног. Заставить кричать от боли, просить пощады. У этого морда мясника – убьет одним ударом. Поравнялся с ним. Прямо у груди сверкнул штык-нож. Я сделал резкий наклон влево и штык проткнул плечо правой руки. В глазах потемнело. Покачнулся.

Струи хлынувшей крови привели в себя. Еще секунда и я снова рвусь вперед. Удар слева ниже ребер отозвался сладкой песней – было совсем не больно. Поташнивало. Кровь застыла. Внутри был холод. Только бы не сбили с ног. Еще двое. Злые, взбесились от злости. Им нужны крики, стоны, мольбы о пощаде. Нет криков. Нет стонов. Нет мольбы о пощаде. Остались позади еще несколько шагов. Тут-то меня и ждал сильнейший удар прикладом в грудь. Грудь вдвое сложилась и не разгибается. Боль переполнила все тело. Воздуха не было. Куда- то исчез весь воздух. Рот открывался, а воздуха нет. Черные круги плывут перед глазами. Мне бы глоток воздуха, а его нет.

Я резко нагнулся вниз и выпрямился. Грудь снова стала плоской. Кровь потекла по жилам. Я ощутил тепло. Я живой. Ноги ватные. Шаг, еще шаг. Последний. Заветный стол так близок! Протяни руку и достанешь. Только мелькнула эта мысль – удар сапога пересчитал мне ребра. Я физически ощутил, как 2 — 3 ребра вошли во что-то мягкое. Все прежние боли заглушила эта большая боль. Тело обмякло. Руки повисли. Ноги согнулись. Падать нельзя. Нельзя падать. Но я падал. Земля уплывала из-под ног. Уже лежа на земле, перед самым столом, я слышал и другие удары – резкие и тяжелые, но боли не ощущал.

Пришел в себя от холода. Окатили ведром воды. «Встать», — орет сидящий за столом. Удар прикладом справа. Удар прикладом слева. Окончательно прихожу в себя. Встаю. Я здесь, но меня нет. Не ощущаю тело. У меня нет тела. «Ты боевик?» — «Я ученый!». Смех. «Сколько солдат убил?» До сих пор ни одного, но если выйду из этого ада живым, убью многих. Я не произнес эти слова, только бросил взгляд на говорящего. Со словами «ух, ты, бандюга дудаевская», рукоятка пистолета врезалась между глаз. Кровь заливала глаза, но я твердо стоял на ногах. Записали фамилию. Раздели по пояс. Разули. Погнали к яме. Руки связаны за спиной. Глаза завязаны.

Ямы называются «зинданы». В них вода. Стояли по колено в воде. Били сильно. По коленной чашечке. Многие не выдерживали – бросались всем телом на солдат. Их тут же расстреливали. Всю ночь стояли в воде. Садиться не разрешали. Дремали стоя. Кто опускался – расстреливали. Не кормили. Утром сняли повязки с глаз. На 10 человек дали одну кружку воды. Побои не прекращались. Двух высоких, красивых, молодых чеченцев лет 20-ти пытали электротоком, при помощи прибора с ручкой. Ручку крутят солдаты. Задавали три вопроса. Сколько убил российских солдат? Из какого оружия убивал? Где Дудаев? Ответов не было. Криков тоже. Их зверски избили. От них осталось кровавое месиво. Их расстреляли.

Спустя часа два, прилетел вертолет. Нас погнали на посадку. В вертолете люди из ОМОНа в масках. Нас – человек 20. Все сильно избитые, покалеченные. Друг о друге ничего не знаем. Разговаривать нельзя. Лишь обмениваемся выразительным взглядом. Везут в Моздок, в фильтрапункт «для установления личности». В этой группе я был старше всех. Мне 35 лет. А они все молодые – от 16 до 23-х. Мы в воздухе. Омоновцы переговариваются.

Парнишка лет 17 — 18-ти шепчет мне свою фамилию и село. Он на что-то решился. Один в маске услышал. Сказал другому. Удар головой в лицо омоновца. Улыбка на лице парня, блеск в глазах. Двое схватили его, избили до смерти. Выбили все зубы. Вытягивали и ломали руки. Жгли сигаретами пятки. Он кричал. Его крик долго стоял у меня в ушах. Я никак не мог от него избавиться. Наконец, выстрелом в затылок его убили. Дверца вертолета открылась. Омоновцы раскачали и выбросили тело. Трудно было сдержать себя. Молодые не выдержали. Трое чеченцев сидели у двери. Их взгляды встретились. В следующее мгновение сильные удары ног опрокинули омоновцев.

Яростные удары обрушились на них – двое били, а третий, ногами сделав петлю, душил. Каждый чеченец старался ударить. Удары были сильные и точные. Все произошло мгновенно. Но это мгновение было на стороне чеченцев. Две окровавленные маски валялись на полу вертолета. Омоновцы пришли в бешенство. Били всех подряд. Били сапогами. Били прикладами. Кололи ножами. А троих несчастных полуживыми выбросили из вертолета. У одного вырвали золотые зубы – зачем добру пропадать?!

Краткий миг передышки. Тело ноет от боли. Хочется стонать, кричать, выть. Но такого удовольствия ни я, ни мои сородичи им не доставят. Нельзя терять сознание – убьют. Надо выжить! Обязательно надо выжить! Любой ценой надо выжить! Вертолет начал снижаться. Детина в маске подошел, достал из кармана зеленые ленточки и стал завязывать их нам на левую руку. «Теперь ты боевик!» — приговаривал он, ухмыляясь.

Вертолет приземлился в Моздоке.

(из рассказа выжившего пленника)

https://www.facebook.com/leyla.herzog.9

РЫЖЕЕ И ЧЕРНОЕ (Два светлых мальчика и темная будущность Чечни)

рубрика: Разное

УДМУРТСКИЙ ГЕН?

Вообще, особое отношение к рыжим не случайно; еще в древнейшие времена во всех человеческих сообществах эта редкая пигментация фокусировала на их обладателей внимание  (и не всегда доброжелательное ) их сородичей.

Во времена позднейшие, хотя люди сегодня, избавившись от большинства предрассудков, перестали преследовать своих красноволосых собратьев, эти последние остаются чемпионами по популярности.

Интересно, что такая особенность редко передается по наследству, позволяя рыжим появляться в любом уголке планеты, даже у австралийских аборигенов. И, если в масштабе всего человечества, рыжие составляют около 2 %, замечена, всё-же, наибольшая их концентрация у некоторых северных народов, как Удмурты (до 15 %), Шотланцы (до 13 %) и Скандинавы.

Разумеется, в горах Кавказа также есть этот тип, например — у меня один кузен из этого племени… )

Однако, в этой статье речь пойдет о темах что намного сложнее и тяжелее, чем общие рассуждения об этом интересном феномене.

Я перехожу теперь, непосредственно, к своим героям.

СЫНОВЬЯ ВОЙНЫ

Итак, рыжий во всем своем гламурном великолепии — Ханзала Магомадов.

Я наткнулся на этого смешного, пусть и не по годам серьезного, рыжего малыша в Ютубе в прошлом месяце. Ему 5 лет и у него — более 200 тысяч подписчиков. Он живет в просторной, богато обставленной квартире в центре Грозного с видом на «Сити» и он — настоящая звезда: с ним встречается сам глава Чечении Рамзан Кадыров и Ханзала уже умеет выражать в своем блоге благодарность сильным мира сего.
Вот так.

Второй — одетый в обноски хмурый мальчуган — совершенно не смешон. Его зовут Хьадис, ему на вид 6-7 лет и он находится где-то в раздираемой гражданской войной Сирии.
Если первого я нашел потому, что Ютуб мне выдал его к просмотру, как одного из самых трендовых, то ролик про второго мне прислал на Ватцапп один из сердобольных друзей, прося перевести ролик с арабского, полагая, что мальчик — чеченец… На видео, испуганный до смерти, но крепящийся из последних сил герой стоит на допросе, отвечая на арабском (очевидно — вооруженным асадовским боевикам) куда и зачем он шел и произносит фразу на русском в конце — повинуясь вопрошающему…

На сегодняшний день всё еще не понятно, является ли этот Хадис чеченцем по крови, но уже неплохо то, что стараниями чеченцев он спасен и находится сейчас в безопасном месте и скоро будет перевезен к его матери по имени Нурьяна, находящейся в Дагестане…

Между тем, эти два рыжих мальчугана живо напомнили мне черную трагедию, в которой наш народ находится уже четверть века, с тех пор, как поднял знамя Свободы и Независимости…

И я поймал себя на мысли о том, что эти два мальчика символизирует два полюса, между которыми сплющен наш народ и это — точно не смешно.

Присмотримся к каждому из этих мальчишек.

И тот и другой — дети «военного поколения» чеченцев, сыновья отцов, угодивших прямо в жернова русско-чеченской войны, развязанной Кремлем ради сохранения целостности своей затрещавшей по швам, на исходе тысячелетия, колониальной империи.

У обоих — очень непривычные для чеченского уха звучные арабские имена с явным религиозным подтекстом («Ханзала» — очевидно, в честь знаменитого юноши, сподвижника Пророка Мохаммеда, героически павшего в битве при Ухуде; «Хадис» — с арабского «рассказ, событие», краткое сведение о высказываниях или поступках Пророка).

В ЛУБЯНСКОЙ МАТРИЦЕ

И на этом сходства двух наших героев прерываются, по тому, как мы следуем дальше по траектории их судеб. Траектории, поместившей первого в самый центр недавно восставшей из руин цветущей столицы оккупированной Россией, но развивающейся быстрыми темпами Чечни и — бросившей второго в самое пекло ада на земле — в Сирию, где сегодня, движимые религиозным фанатизмом, соседи вырезают семьи друг друга «во имя Аллаха»…

Я не знаю, жив ли сегодня отец Ханзалы, но Гугл сообщает, что отец Хадиса погиб в Сирии. Из имеющихся сведений можно сделать вывод о том, что семья первого — входит в близкий к новым властям в Чечне круг, в то время как родня второго — на самом дне социальной пирамиды, вынужденная постоянно оправдываться по поводу отъезда в Сирию на Джихад и погибшего в этой далекой стране их родича.
Можно было бы продолжить эти сопоставления, отметив, что Ханзала-де «родился с серебряной ложкой во рту», а вот Хадису — как сыну исламского радикала и «врага народа» — путь к успеху в жизни заказан.

Но я скажу по другому: и Ханзала и Хадис имеют совершенно равные — приближенные к нулю — в жизни шансы…

Дело в том, что и первый и второй — символизируют полный контроль Кремля над социально-политическими процессами в нашем народе.

И Ханзала, и Хадис — суть продукты жизнедеятельности проглотившей нас империи и, в этом качестве, судьбы каждого из этих мальчиков могут быть в любой момент переиграны демиургами с Лубянки.

И того, и другого, находящихся в «матрице» вражеских разработок, ожидает будущее самое печальное, вследствии которого они исчезнут, едва оставив потомство (для новых нужд «Русской Матрицы»).

УЧАСТЬ ВАССАЛА

Чтобы осознать это — не нужно обладать учеными степенями; достаточно просто приглядеться к настоящему чеченского народа и сравнить это настоящее с прошлым некоторых других народов, живших в разные исторические эпохи.
Сравнить и обнаружить, что НИКОГДА центр метрополии не давал своим вассалам — недавним смертельным врагам — жить спокойно и умереть своей смертью.

Судьба любого воинственного маленького народа, великодушно оставленного торжествующим победителем жить — быть тараном в новых войнах своего вчерашнего врага, уменьшая потери среди сыновей собственно метрополии.

И в этом плане, начиная с года 2007-го, ВСЕ чеченские фракции и партии оказались за закрытыми дверями лаборатории ФСБ. Для того и был, собственно продвинут в незадачливые головы потерявшего за 8 лет жесточайшей войны всю интеллектуальную элиту Чеченского Сопротивления проект «Имарат Кавказ», закономерно объявивший «Чеченскую Республику Ичкерия» низложенной…

Через несколько лет после этого покушения на нашу государственность, когда «Имарат Кавказ», объявивший войну всему международному сообществу, был официально внесен в список «Врагов Америки», некоторые чеченцы удивлялись тому, что бойцы нашего сильно ослабевшего Сопротивления стали появляться в Сирии, организуя там целые отряды.

Летом 2014-го произошла форменная «зачистка» Чечни, когда тысячи наших партизан были переправлены агентами ФСБ на Ближний Восток, ибо там «чище Джихад». И только после того, как остатки Кавказского Сопротивления стали массово присягать на верность «Исламскому Халифату» объявившем Северный Кавказ своей Провинцией, всплыл весь план ФСБ.

СМЕРТЕЛЬНАЯ ДИХТОМИЯ

План всплыл, когда уже ничего нельзя было изменить…
Поэтому, положивший свою жизнь на плаху во имя справедливости, несчастный отец Хадиса работал на врага, находясь в разработке ФСБ, в той же степени, как и отец/дядя Ханзалы, состоящий в российских военных структурах официально…

И отец Ханзалы, совершающий наверняка каждую утреннюю молитву в «Сердце Чечни» и гордо носящий российские награды на лацкане мундира, является в глазах Кремля таким же расходным материалом, каким был и отец Хадиса.

Именно для этого и «исламизирует» Путин оккупированную Чечню: в час «икс» и Европа и Америка будут только приветствовать уничтожение этого опасного варварского анклава, прославившегося официальной миллионной манифестацией — единственной в мире — «Анти-Шарли». Это, увы, не праздная игра воображения: стоит только сопоставить все темные дела, в которые с 2008-го года была замешана теперешняя — уже российская — Чечня, как холодеет душа: Кремль явно припас для нашего народа участь громоотвода.

В сказанном выше и находится ответ некоторым из религиозных чеченцев (и не только в Чечне, но и в России и за её пределами) воздающим сегодня хвалу Кадырову, денно и нощно — часто под объективами российских камер — спасающему детей убитых в Ираке/Сирии чеченцев/дагестанцев…

Кадыров привык к тому, что объявляя Чечню «личной пехотой Путина, готовой выполнить приказ главнокомандующего в любой точке планеты», он фактически мало чем рисковал до сих пор, не считая пару сотен своих людей, погибших в Украине и в Сирии. С одной стороны, родственникам убитых выплачивалась щедрая компенсация, с другой — был строжайший запрет на публичные похороны (в итоге — оккупированный народ, у которого еще свежи могилы сотен тысяч своих убитых сыновей, смолчал).

Нет, дорогие мои земляки одевшие российские мундиры: Кремль не сошел с ума и каждый вложенный в вас рубль предстоит выхаркивать кровью всему нашему народу!

Сейчас, когда наступили трудные, для путинской России, времена и под тяжестью доказанных преступлений Путина, всё человечество осознало необходимость удушения криминального государственного образования под именем Россия, чеченскому народу грозит смертельная опасность и поэтому ему жизненно необходим маневр.

Если не сегодня, то завтра, наблюдая как его империя слабеет час от часу, Путин пойдет на какой-нибудь безумный бросок: будь то в Украине, в Прибалтике, на Ближнем Востоке или на Севере Казахстана…

Нашей задачей должно стать: если не миновать, то, хотя бы минимизировать страшные человеческие потери, могущие поставить наш дезориентированный, кремлевской инъекцией «исламизма», народ на грань исчезновения, когда произойдет классическое «варвары идут впереди имперских войск»!

Времени уже не остается и чеченцам необходимо во что бы то ни стало выйти из выстроенной оккупировавшим нас врагом дихтомии «Ханзала-Хадис», чтобы и тот и другой могли дожить до правнуков, принося пользу своему народу и неся в мир добро и свет.

Adam Dervishev

https://www.facebook.com/AdamDervi/posts/10217120751638457

идти наверх