СТАРЫЕ, ДОБРЫЕ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ, ДОБРОЙ ЕВРОПЫ

рубрика: Литература

Ах, эта старая, добрая Европа… Ну вот, банально как-то начинаю. Впрочем, чего уж там… Она действительно старая. Нет, конечно, не вся. Есть страны довольно молодые. Не такие уж старые, например, Бельгия и Швейцария. А есть вообще дети: Сербия, Хорватия, Черногория. Но по мне Европа все-таки старая. И мне это очень нравится.

Кто-то еще может возразить, что вовсе она и не добрая, и вспомнит период инквизиции, мировые войны, революции, да и еще много чего. Но это, надеюсь, все уже в прошлом. А пока я живу здесь, мечтаю, наблюдаю и получаю удовольствие.

Люблю я поездить по странам, побродить по городам Европы, посидеть в кафе, особенно на улице, если погода позволяет, в центре какой-нибудь деревушки, выпить чашечку кофе, и представить себе, что здесь, возможно, происходили события, о которых я с детства читал в сказках и романах. И живо представляю, как д’Артаньян со своими друзьями уходит от погони гвардейцев кардинала, чтобы вовремя успеть доставить королеве подвески. Или в этой самой реке, на берегу которой я пью кофе, плавает та самая рыба, которая проглотила стойкого оловянного солдатика.

Но помимо воспоминаний можно получить удовольствие и от самих европейцев, особенно от пожилых. В первые дни нашего пребывания в Бельгии в Брюсселе рядом с вокзалом Норд на авеню Альберта Второго мы с папой искали какой-то адрес. Спрашивал я худо-бедно на английском языке у молодых прохожих и получал однозначный ответ: не знаю или там (махнув рукой). А вот обратился к одиноко ковыляющему старичку с тросточкой в руке. Он оперся спиной поудобнее к фонарному столбу и стал меня расспрашивать, откуда мы приехали, на каких языках мы говорим, где сейчас остановились. О себе же он поведал, что говорит на английском, французском, немецком и фламандском языках, живет всю жизнь в Брюсселе, сейчас на пенсии и еще о чем-то. Мне, конечно, было неудобно его перебивать, но времени долго разговаривать у нас не было. Поэтому пришлось извиниться и повторить наш вопрос. Тогда старичок стал подробно рассказывать, как нам добраться до нужного места, при этом не забывая описывать достопримечательности Брюсселя, которые должны встретиться нам на пути. Такая ситуация с нами случалась неоднократно. И все пожилые люди старались завязать разговор. Было очень приятно с ними общаться. Но с другой стороны немного стало и грустно за них: молодежь все куда-то торопится, все им некогда, стараются поскорее отделаться от незнакомцев (да, возможно, и от знакомых). Старики же от всего этого темпа своих детей наверняка устают, чувствуют себя одинокими, хватаются за любую возможность пообщаться. А тем более если чувствуют, что могут чем-то помочь совершенно незнакомому человеку, не упускают эту возможность. Что ж, дай Бог им здоровья.

Даже со стороны бывает приятно за ними наблюдать. Какое удовольствие видеть, сидя в кафе, поглощая сэндвич, как за соседним столиком располагается пожилая пара. Как по окончании трапезы пожилой галантный мужчина отодвигает стул своей дамы, как она любезно позволяет ему помочь надеть ей пальто. А ведь это то самое, чему нас учили с самого детства, но с возрастом большинство из нас о чем напрочь забывает. Поэтому такие жесты мы видим так редко.
Причем зачастую столь любезными они могут быть не только со своими дамами. Замечательный, симпатичный городок Нивель, солнечная погода, слабый, освежающий ветерок. Ну как при этом не расположиться в летнем кафе с видом на прекрасную церковь святой Гертруды и не заказать чашку кофе? Да к тому же, если приходится ждать супругу с тетей, коих я привез на рандеву к врачу. И так, коротая время с ароматным напитком и книгой в руках, можно до самой ночи наслаждаться жизнью. Но вот от книги отвлекает одиночный чих. Вдруг ко мне обращается пожилой мужчина, который в одиночестве читает газету за соседним столиком. Этот высокий, импозантный человек в черном костюме и красном галстуке на белую рубашку, с густыми но совершенно белыми от седины волосами, спрашивает: «Месье, у вас есть платок?» Я, пошарив по карманам, отвечаю со вздохом: «К сожалению, нет». Тогда он привстает, чтобы пройти внутрь кафе и попросить для меня салфетку, на что я с улыбкой говорю: «Нет, нет. Не надо. Спасибо большое. Это очень любезно».

Этот человек, который лет на десять старше меня, прекрасно понимал, что я не бельгиец (во всяком случае, по происхождению), не очень чисто говорю по-французски, скорее всего, он видел, что и книга у меня в руках на русском языке. Но что тогда его заставило проявить такую любезность ко мне? Такт? Культура? Воспитание? Все то, чем мы всегда хвалимся, но чего на самом деле нам так не хватает. После подобного кто-то еще смеет обвинять бельгийцев, да и вообще европейцев, в хамстве и расизме. А это характеризует самих злопыхателей. Но речь сейчас не о них.

Кстати, о расизме европейцев. Много можно рассуждать об этом, приводить примеров одного или другого характера. Но остановлюсь лишь на маленьком эпизоде. Рано утром мы с женой выехали из Вервье в аэропорт Завентем. Трасса была пустая, дорога спокойная, скорость приемлемая. Ехали мы не спеша, жена задремала. Но моя беда в том, что, несмотря на большой опыт вождения, в вопросах автомобилей я очень безалаберен. Так и в этот раз я не позаботился вовремя о заправке, понадеясь на авось. Увы, мое «авось» меня подвело километров за пятьдесят до аэропорта. И вот мы остановились на обочине без бензина, с угрозой крупного штрафа и опоздания жены на самолет. Она, естественно, в панике и с упреками ко мне, как мол можно было так себя повести. Я же спокойно выхожу из машины, убеждая ее не волноваться, ибо самое страшное, что может произойти, так это то, что нам придется возвращаться, а она никуда не улетит, что меня вполне устраивало. Стоять с протянутой рукой долго не пришлось: буквально через полминуты нам остановил пожилой мужчина в новом шикарном мерседесе. Я попросил его поехать до ближайшей заправки и привезти бензин и пообещал за это заплатить. «А у вас есть, куда набрать?» — спросил он с улыбкой. Я достал из багажника канистру, сел в мерседес, и мы поехали. По дороге на заправку он интересовался, кто мы, из какой страны, зачем жена торопится в аэропорт и так далее. Чтобы набрать бензин в канистру и после заправить мой автомобиль, нам пришлось проехать километров пятьдесят. Но и после этого тот милый старичок не спешил нас покидать, переживая, заведется ли машина, может, он отвезет в аэропорт, вдруг у нас возникнет какая-то еще проблема. Мы его очень поблагодарили, заверили, что дальше у нас все будет в порядке, и намеревались протянуть ему деньги, против чего этот мужчина категорически запротестовал, пожелал нам всего хорошего и уехал. Очень жаль, что мы даже номера его автомобиля не догадались записать, чтобы после найти и хоть как-то отблагодарить. Кто-то может спросить: а при чем здесь расизм?… Вот и я о том же.

Но случаются порой и забавные ситуации. Как-то раз я повез жену и сына лет пятнадцати в Льеж походить по магазинам в период скидок. Вот чего я очень не люблю, так это магазины. И предпочитаю проводить время в ожидании семьи где-нибудь за чашкой кофе. Ну, это я уже повторяюсь. Так и в тот раз я им сказал, что буду ждать в кабаке около галереи Инно напротив Макдональдса, и попросил немного наличных. Она дала мне купюру в десять евро и пошла в сторону какого-то бутика в сопровождении сына. Но, оказывается, это видел пожилой мужчина, долговязый, с рыжей растрепанной бородой, такими же рыжими волосами на голове, в простом несвежем одеянии. Он торопливо пошел вслед за моей семьей со словами: «Мадам, мадам, силь ву пле». Она машинально протянула ему монету в один евро и, не останавливаясь, продолжала идти. Этот мужчина недовольно посмотрел на монету и стал возмущенно что-то ворчать. Жена этого не видела, но заметила, что сын смеется. «Ты что?», — спросила она. «Он ругается, спрашивает, почему ты ему дала десять евро а мне только один». Я когда узнал об этом, тоже посмеялся, но при этом сокрушенно подумал: «Неужели я так плохо выглядел, что клошар и попрошайка принял меня за своего?» Бывает и такое.

А в целом здесь и сама атмосфера располагает к спокойствию, к доброте. Можем мы вспомнить, как проходя по улице где-нибудь в Грозном или в Москве, встретившись взглядом с незнакомым человеком, слышали недовольный вопрос: «Чего уставился?» Видимо, взгляд — это повод к конфликту? А то и к проверке документов, если ты посмотрел на представителя власти. Но сколько раз в Бельгии я видел улыбки незнакомых людей и слышал простое, доброе «Бонжур»?
По своему обыкновению устроившись за столиком в одиночестве в центре Вервье, я заказал себе чашечку кофе. Вскоре к моему столику подошел старичок с тросточкой и попросил разрешения воспользоваться одним из стульев. «Да, конечно, пожалуйста», — пригласил я, и он сел рядом, удобно откинувшись на спинку. Но пить кофе, когда рядом за столом сидит человек, пусть даже незнакомый, мне показалось неудобно, и я предложил ему что-нибудь заказать. Вначале дедушка отказался, сказал, что просто присел отдохнуть. Но когда молодая официантка принесла мой заказ, я повторил свое предложение, и он тогда пожелал кофе декафеин и побольше сахара.

«Я просто присел в ожидании своей супруги, она здесь в магазине», — объяснил он, показывая рукой на женский магазин Хонкемюллер прямо за его спиной. Я улыбнулся и сказал, что тоже не люблю ходить по магазинам, а предпочитаю ждать жену в кафе (ну, вы в курсе). Незнакомец спросил: «Вы в Вервье живете?» «Да», — ответил я. « Откуда происхождением?» «Я чеченец из Грозного». «На каникулы бываете на родине?» «К сожалению, я уже двадцать лет не был дома. Мне туда и ездить нежелательно». Он понимающе закивал, потом предложил заказать бокал пива, от чего я вежливо отказался. Ему было интересно все: чем я занимаюсь, чем занимался дома, дорогие ли здесь квартиры, часто ли я бываю в этом кафетерии и т.д. В свою очередь он и о себе рассказал, что живет в деревне около Джеханстера, что у него дом, большой участок, что он на пенсии, что сын его в Австралии… Так мы беседовали, пока не подошла его пожилая супруга. Он встал, представил меня жене, потом мило попрощался, сказал: «До следующего раза», и они вместе, не спеша, удалились, при этом она держала его под руку. И было приятно смотреть вслед этой прекрасной паре.

Вот, к чему я все это рассказываю? Да, просто так, ни к чему. Просто захотелось пожелать здоровья и мира этим старым, добрым европейцам.

Mamed Bibiev

https://www.facebook.com/mamed.bibiev/posts/10157717593854321