ВОЙНА ШАМАНА . ИЗРЫГАЮЩИЕ ОГОНЬ

рубрика: Разное

Где-то в тайге жил да был один очень образованный человек, который зарекся читать…

Он происходил из рода потомственных оленеводов — главного ремесла его народа до прихода в его край чужаков-исполинов.

Из народных сказаний человек знал, что это случилось в пору жизни его десятого предка и что раньше его народ жил в раю, изобилующем тучными оленьими стадами, плодовитыми женами, богатой охотой…

Предание гласило, что в конце тех благодатных времен на южных окраинах тайги появились странные пришельцы с рыжими бородами. Эти люди давали всякие диковинные вещи в обмен на шкурки соболей и не несли зла — поэтому шаманы его народа не велели их трогать.

Но прошло несколько зим и эти чужаки показали себя с другой стороны: они привели несметные армии свирепых исполинов, закованных в железо и изрыгающих огонь.

Шаманы забили в боевые бубны, призывая всех оленеводов-охотников встать на защиту их земли, но было слишком поздно: огнедыщащие пришельцы легко разбили местные армии. Затем, они стали входить в безащитные чумы убитых ими воинов и вырезать их семьи, оставляя в живых только немногих в качестве челяди, что должна была отныне прислуживать своим новым хозяевам…

Ко времени жизни деда Человека, хозяева велели Народу забыть их родной язык и религию, навязав, в обмен, свои. Хозяева приказали изгнать шаманов и отдать своих детей в школы пришельцев, чтобы те росли такими же сильными-умными как и сами пришельцы.

Однако, когда это случилось хозяева, всё равно, не изменили к Народу своего презрительного отношения.

Более того, окончившие школы пришельцев сыновья Народа оказались в худшем положении, чем их неграмотные отцы: они лишились последней благодати, благодаря которой народ еще кое-как дышал — благодати Молитвы…

Короче, к тому времени когда Человек родился, последние остатки его Народа прозябали в нищете и беспамятстве, укорачивая свое потерявшее всякий смысл существование с помощью огненной воды и дыма…

Человек был одним из окончивших школу.
Наделенный небесами впечатлительным сердцем и цепкой памятью, мальчик читал днем и ночью, пока не стал лучшим учеником.
Ему было позволено поехать в главный Город Хозяев, чтобы выучиться на Учителя в одной из лучших их школ.

НЕ ТА: ЭКЗАМЕН ДУХА

Вскоре после прибытия в Город, юноша влюбился в девушку из числа Хозяев…

Последующие четыре года он сгорал в огне своей любви, совершая подвиг за подвигом, ради одной цели — обратить на себя внимание своей избранницы. Человек не вылезал из библиотеки: мало того, что он сдавал все зачеты с высшим баллом, он преуспел в языке хозяев настолько, что стал писать стихи на нем.

Скромность и скрытность заставили юношу публиковаться под псевдонимом, так что ни один из многочисленных обожателей поэта Александра Самоедова на стихи которого исполняют модные песни, не мог и подумать, что речь — об этом щуплом, почти миниатюрном, парнишке-нелюдиме из Сибири, которого все однокурсники звали за спиной не иначе как «чукчик».

Этот странный тип был настоящим заучкой и в этом качестве представлял ценность в глазах деканата, ибо побеждая на многочисленных конкурсах, часто приносил девиденды Университету.

Всё изменилось, когда он признался Девушке в любви…

В начале она, уже привыкшая в делах учебы полагаться на безотказного в своей готовности услужить чукчика, бывала недовольна, ловя на себе пристальный взгляд этих черных как смоль зрачков выглядыващих из узких щелей глаз на его монгольском лице.

Однако, со временем она поняла, что он никогда не пойдет дальше. Поэтому, она расслабилась и дальше общалась с ним уже фривольно, как с какой-нибудь подругой, неизменно посвящая его в детали каждого из её многочисленных любовных романов и разрывов…

Однажды, в самом конце пятого курса, он пригласил ее на ночное рендеву. Она отмахнулась — не хватало еще, чтобы кто-то из знакомых увидел её в романтической компании чукчика!

Он продолжил свой коучинг с ней, но через несколько дней снова пригасил её на прогулку, и, пока он нервно объяснял что и зачем, она внимательно на него смотрела и, вдруг, поняла, что чукчик влюблен в неё без памяти и что — от страсти к ней — он находится на грани срыва.

Итак, финальные экзаманы на носу, и разрыв с чукчиком ей ни к чему. Но и завязывать с ним отношения — и появляться в его общаге — вне вопроса…

Рациональный ум подсказал ей выход и она предложила ему снять квартиру в каком-нибудь отдаленном районе…

Она хорошо знала силу страсти и поэтому не удивилась, когда чукчик пригласил её в свою собственную квартиру уже через три дня — и черт его знает где он взял столько денег!

В условленный час она приехала по указанному адресу, притом, запретив ему выходить её встречать. Он суетился, запинался, виновато заглядывал в глаза… пытался угодить, протягивая всякие угощения с накрытого стола…

Перед выездом она выпила два бокала конъяка, чтобы предстоящая близость не была чересчур противной…

Юноша пребывал в полной растерянности: её понимающий снисходительный взгляд проникал в него словно лазер, резрезая внутренности.

Внезапно он заговорил стихами… он декларировал ей замечательную лирику Александра Самоедова, которого обожали все её подруги.

Чтобы как-то развеять неловкость, она спросила его, знаком ли он с автором (а его не знал никто!), и оцепенела от удивления когда он ответил: «это — я и все мои стихи посвящены тебе!»

Он продолжал читать Самоедова — строфа за строфой, стих за стихом — стоя на коленях, склонив голову чтобы скрыть текущие по щекам слезы и исполненнные нежной страсти слова расстрогали ей сердце. Он подошла и тихонько стала гладить его по голове, приговаривая: «бедненький мой»!

Вдруг чукчик осекся, затем спросил: «ты меня жалеешь?».

Ну, конечно — нет! Я тебя очень даже понимаю и принимаю твою любовь. Потому и приехала на всю ночь…

Но, я не хочу ночь, я хочу всю жизнь: будь моей женой и я сделаю ради тебя всё!

Ты — сумасшедший, ведь у меня есть парень! Да и вообще — зачем загадывать? Хочешь моей любви? Вот я — перед тобой!

И тут он её ударил и сказал: «уходи!»…

Вне себя от того, что произошло, она выскочила пулей, грязно ругаясь и грозя ему всеми карами небес и земли…

Он оставался несколько минут без движения, уставившись на оставленные ею впопыхах солнечные очки — и — вдруг взорвался смехом.

Он смеялся долго, оглашая безумными раскатами хохота весь подъезд…

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Он вышел в путь в тот же вечер, ибо денег на билет хватало.

По возвращении в родную деревню он пошел прямо на кладбище, где радышком лежали его давно умершие родители…

Хоть он и приехал без диплома, ему предложили место учителя в местной деревенской школе…

Он прожил холостяком 20 лет — преподавая детям историю.

В 40 лет он женился на бывшей коллеге учительнице и ушел из школы. Это была женщина из его Народа — такая же щуплая и некрасивая, как и он сам. Она отличалась от него только тем, что была не только одинока, но и смертельно больна…

Благодаря его уходу её земная жизнь протянулась на целых 10 лет дольше, чем предсказывали врачи…

Ухаживая за женой-инвалидом, Человек приобщался к традионным методам лечения — настойкам из трав, окуриваниям, заклинаниям…

Это стало началом его Пути.

Похоронив жену, Человек стал строить на её могиле часовню.

Вопреки всем препятствиям со стороны властей и критике односельчан, Человек воздвиг на месте родительской хибары, великолепный храм, который сочетал Дацан, Церковь и Мечеть — архитектурное творение, равного которому нет во всем мире… в память о последней родной душе, что еще связывала его по рукам.

А потом Человек пропал…

Поисковые мероприятия ничего не дали и про него постепенно забыли: в конце-концов он был чудаком, а в конце вообще тронулся умом — как похоронил жену.

Никто не сомневался, что он погиб в тайге и его кости давно обглодали дикие звери.

А Человек просто продолжал Путь.

ОБРЕТЕНИЕ УЧИТЕЛЯ

Еще много лет назад, выискивая нужные травы для создания элексира для больной, он забрел так далеко, что безнадежно заблудился.

Он чуть не погиб тогда. Его, истощенного многими днями блуждания, подобрал один странный старик. Это был — знахарь, последний из настоящих шаманов, изгнанных когда-то его Народом.

Он был настолько стар, что не знал сам свой возраст, зато он был бездонной кладезью культуры его Народа.

Вот к тому шаману и пошел Человек теперь…

За три года, что человек провел в глуши рядом с шаманом до самой смерти старика, Человек успел выучить язык своего народа, получить посвящение в шаманы и собственное священное имя — «Айал» — древнее имя божества его Народа.

Еще одну зиму шаман Айал общался с духами предков, испрашивая у них Руководство…

Он получил искомый ответ ранней весной, перед рассветом, когда он полудремал, утомленный очередным ритуальным Танцем Входа в Мир Духов.

Предки велели Айалу — последнему из истинных шаманов — идти пешком в сердце врагов его народа.

НАВСТРЕЧУ СЧАСТЬЮ

Он должен объявить войну самому главному демону в мире — это и есть предназначение его на земле и все события его жизни подводили его только к этому!

Айал совершил необходимый обряд шамана, выходящего на тропу войны, вооружился своим священным ножом, взял питающие дух травы, бубен своего Учителя и вышел в Путь.

Через неделю он пришел в деревню, где раздобыл тележку, в которую загрузил необходимый минимум для дороги: палатку, две пары обуви из оленьей шкуры, запас продовольствия, часы, бубен…

По его расчетам он должен прибыть на место через два с половиной года…

Айал вышел на дорогу, ведущую в сторону Главного Города Чужаков, туда где засело Зло, убившее, когда-то, его народ, и теперь угрожающее уничтожением всему человечеству.

Он шагал легко, улыбаясь своему новому состоянию — состоянию Законченности и Обретения.

Он шел, приветствуя каждуя пролетающую птицу, каждое деревце по сторонам, каждое облачко над головой — это было его воинство, это были солдаты его армии в его священном походе против Верховного Демона…

Только теперь он понимал, что такое Счастье.

Adam Dervishev

https://www.facebook.com/AdamDervi/posts/10218543423724370