В лифте с чеченцем

рубрика: Литература
фото:lugansk1.info

Это было летом, в Волгограде. Мы с приятелем проездом остановились у друга. На второй день я проснулся раньше. На столе и в холодильнике не было фруктов которые мне захотелось, и я решил спуститься в магазин. Я вышел на лестничную площадку и пошел к лифту. В лифте находилась молодая женщина и что-то искала в сумке. Или что-то забыла или проверяла, не забыла ли.
— Вам вниз? — спросил я проходя в лифт.
— Да! — не обращая на меня внимания и продолжая копаться в сумке, ответила женщина.
Лифт тронулся, и через пару минут «заглох». Погас свет, и мы с женщиной остались одни. Моя «попутчица» проклинала всех и вся сопровождая проклятия грубым матом. Явно срывалась важная встреча или опаздывала на серьезное мероприятие. Я стою молча.
— Вы нашли то что искали? — вставил я уловив паузу в ее проклятиях пытаясь как-то разрядить обстановку.
— Разве уже найдешь что-нибудь?
Телефонов тогда еще не было.
Я решил посветить зажигалкой.
— Не нужно. Это все равно не поможет — сказала женщина посмотрев на меня. — Вы не могли бы постучать по двери? У вас руки будут сильнее моих. Может, узнают что здесь люди и поторопятся что-то сделать?
Я выключил зажигалку и постучал.
За дверью кто-то что-то буркнул.
— У вас часто такое бывает? — спросил я.
— В последнее время участилось. Скоро должны все поменять. Да не очень-то торопятся.
Наступила пауза. Моя «попутчица» тяжело дышала, видимо от надрывного «посылания».
— Как вас зовут? — спросила женщина. — Вы здесь живете? Раз уж, остались одни, давайте хоть пообщаемся? Чтобы не скучно было.
— Нет — ответил я. — У друга остановились.
Я представился, представилась и она. Оля или Юля, уже не помню.
— Вы узбек? — почему-то спросила она.
— Нет. Я чеченец — почему-то ответил я.
Вдруг резко наступила пауза и мертвая тишина. Исчезло куда-то тяжелое дыхание женщины. Помещение лифта резко заполнилось ее немой паникой, что передалось и мне.
— И зачем я ей признался в том что я чеченец? — подумал я.
Это было время, когда у тех кто знал о чеченцах только с подачи СМИ, чеченец ассоциировался только с терроризмом и насилием.
Я конечно же понял состояние женщины и запаниковал не меньше ее. Наше внутреннее состояние разнилась в том, что я думал как бы успокоить ее, а она, как бы скорее избавиться от компании со мной. Бежать все равно обеим некуда, надо было как-то выкручиваться.
— Но я не террорист — почему-то ляпнул я и ударил себя ладонью по лбу.
Надо же было такую глупость ляпнуть. Этим я наверное «добил» свою попутчицу.
— Я надеюсь — писклявым, еле слышным голосом, ответила женщина.
До селе здоровая, уверенная в себе женщина, вдруг превратилась в запуганного мышонка.
Я уже не знаю как быть. Хочу что-то сказать но боюсь, опять не то ляпну. Репетирую мысленно и даже самому смешно от глупых фраз что приходят на ум. Может спросить «сколько время?», подумает, «пытается отвлечь внимание». Может спросить «что планируете на вечер?», подумает, «я могу дожить до вечера?».
Мои дремучие мысли прервал голос за дверью.
— Здесь кто-то есть? — спросили за дверью.
— Есть… — не успел ответить я, как моя «попутчица» вдруг резко «ожила» и подала признаки жизни.
— Есть скорее открывайте а то я на вас жалобу подам и все вы у меня будете сидеть как же вы надоели с этими перебоями вы что нас убить хотите? — на одном выдохе и без паузы выпалила женщина.
— Интересно. Это надолго? — спросил я после небольшой паузы.
Моя попутчица наверное решила что это время я как-то хочу использовать.
— Нет не на долго здесь лифт часто ломается и поэтому рабочая группа всегда находится рядом скоро все наладят и наконец поменяют всю эту систему — опять на одном дыхании все выпалила женщина.
Зачем мне столько информации? — подумал я. Или моя попутчица решила подстраховаться. Типа, «все равно не успеешь. А даже если и успеешь, тебе не дадут убежать».
Наконец, включили свет.
Ярче света загорели глаза моей попутчицы. Она мгновенно прилипла к стене лифта, и широко раскрытыми глазами «сканировала» меня с головы до ног.
Или я плохо разглядел женщину что находилась в лифте до того как я имел несчастье к ней присоединиться, или у меня что-то стало со зрением. Но, по-моему передо мной уже стояла не та молодая женщина. У этой были седые волосы на голове, и выглядела она гораздо старше «первой».
Наконец, лифт тронулся. Мы спустились на первый этаж и высвободились из «плена». Моя попутчица, теперь уже старушка, еле волоча ноги, вышла из лифта и направилась к выходу.
— Может, кофе? — предложил я ей, пытаясь как-то реабилитировать жертву телевизионной пропаганды.
Но ей уже ничего не было нужно. Она была счастлива, хоть и потеряла за полчаса несколько лет жизни и несколько килограммов веса. Более получаса с чеченцем в лифте, и остаться живой, целой и невредимой. Какое кофе это ей сейчас может заменить?
Только когда вышли на улицу, она чуть осмелела, выпрямилась и, часто оглядываясь назад, увеличивая шаги, удалилась от меня, «террориста» и «насильника».
Я зашел в магазин, накупил себе фруктов и вернулся к дому.
Подхожу к лифту, а в ней уже другая, на первый взгляд тоже, пока еще молодая женщина.
— Вам на верх? — дружелюбной улыбкой спросила она.
«На верх — подумал я. — Куда еще с первого этажа?»
— Да — отвечаю ей вслух. — Но я пойду пешком. Для здоровья полезно.
И побежал по ступенькам в верх.