Полыхала огнем Ичкерия,
Умирала под сбитыми крышами…
Только мы ей тогда не верили,
Ее тихого стона не слышали…
Офицер-косторомич в кабинете
Натирает хрусталь и медали…
Кому надо, что плакали дети,
Когда он заходил в Цхинвали?
Вся Россия танцует «подарку» —
Снова Крым за российским столом!
Чепуха, что у крымской татарки
Отобрали Отчизну и дом!
«Еще скажут спасибо нацмены,
Что глядят сейчас взглядом тусклым.
Вот сойдет санкционная пена,
Жить захочется — станут русскими».
… Дежавю! «Русский мир», перемены,
Скрепы, заговор, царь, общий дом»…
И как следствие — снова гиены
Протыкают младенцев штыком!
Бедных жертв, помолясь, погребли,
А Россия, на всех «обидясь»,
Назначает, кто ж был в Гюмри —
Чикатило иль «русский витязь»?
С Украиной все было проще –
Лишь бы первой сказать: «Фашисты»,
И согнать на центральную площадь
Безработных, бродяг, коммунистов…
Как в 17-ом — сердце в груди,
Ленин, мир, колбаса, комсомол!
Плюс, конечно же, «Путин, введи»…
И конечно же, Путин ввел.
Разорвался у ног фугас.
«Там фашисты!» Ну, так… для приличия
И горит, полыхает Донбасс,
И сожженных, замученных – тысячи!
Но Европа нам не поверила,
Хоть война полыхает в шаге.
А Россия кокошник примерила,
Будто он ей сгодится в ГУЛАГе.
Тетяна Малахова 2015