ЧТО МНЕ В ИМЕНИ ТВОЕМ, УКРАИНА? (Рассказ про Исраила и Яшку)

рубрика: Разное

Было время, когда Русские, Казаки, Украинцы, Беларусы (как и все прочие участники русских набегов) были для нас все «Гауры» — народом-нежитью, не вызывающим в душах Чеченцев ничего, кроме гадливости и холодного презрения.

Но, прогремела Большая Кавказская Война, пал царизм, начался коммунистический эксперимент и Нохчи узнали про такой народ, как Украинцы.

И это произошло, когда Украинцев погнал на Кавказ голод.

Вообще, за 1932-33 годы в на земле Вайнахов нашло спасение (по разным оценкам) от 20 до 50 тысяч Украинцев…

У меня есть собственная семейная история, которая бережно хранилась и пересказывалась моим отцом и которая связывает меня с народом Украины…

Однажды, осенью 1932 года, чеченец средних лет по имени Исраил (мой дед, которого русская власть расстреляет 5 лет спустя как «врага народа», а его жена переживет его только на год) поехал на своей бричке в Гудермес, где располагался крупнейший в регионе железнодорожный узел, по делам. К вечеру он вернулся с одним странным пассажиром, а точнее — грузом (в силу его малоподвижности).

Дед нaшел его в леску, в стороне от дороги, когда остановил бричку на громкий шум. Это были мальчишки, которые сгрудились вокруг чего-то, громко споря.

На окрик Исраила, ему ответили, что тут один «Гаур» (презр.: «русский») умер…

Под ветвями в высоком жухлом бурьяне виднелся кое-как прикрытый тряпками страшно худой силуэт и ужасный запах гнили разносился далеко вокруг.

И всё же, Исраил пробрался впритык и ногой развернул тело на спину и — увидел светлое мальчишеское лицо. Юный гаур был без сознания, но дышал. Видимо, он давно не ел нормальной пищи, и запах был результатом сильной диареи.

Деду стало ясно, что жизнь этого несчастного идет уже на часы…

По его приказу, мальчишки перенесли умирающего и положили на бричку.

Исраил решил что, хотя бы, похоронит мальчика: ведь, в конце концов, даже русские — люди…

Поэтому, по дороге он заехал в речку, чтобы как-нибудь очистить тело перед скорым погребением.

От погружения в воду, парень пришел в себя…

Когда, через два часа, бричка въезжала в родные ворота, пассажир был еще в сознании и, сбежавшимся посмотреть на это чудо деревенской детворе, бессильно мотал головой и бормотал: «Не, не русский я… Хохол я -Яшка! Дайте хлеба!» и старшие из детей, кто уже ходил в школу, кое-как сумели его понять и перевести Исраилу.

Так он и прославился в нашем селе — хохол Яшка…

Хлеб в доме у Исраила был и вскоре, к счастью, все болезни Яшки стали исчезать одна за другой.

Через некоторое время, Яшка встал на ноги, ему дали обноски Исраила и он стал помогать семье по хозяйству. Он не сидел без дела ни минуты — жестами показывая что хочет заняться тем или этим. Чем снискал к себе уважение всей семьи и известность в околотке…

К весне раскрылся весь талант Яшки: мало того, что он уже вполне сносно болтал по-чеченски, он включился в весенне-посевные работы в большом хозяйстве Исраила и проявил себя изобретательным и трудолюбивым агрономом.

Той же весной 1933-го года, в селе появилось еще много украинцев с подобной судьбой и один из них — парнишка по имени Ивашка, стал приходить к Яшке в гости и они вместе раскуривали свои «цигарки» болтая о своем на мове…

Моему отцу было тогда 5 лет и для него Яшка стал самым настоящим героем и большим авторитетом. Он, как хвостик, ходил за Яшкой, а Яшка со своей стороны умел быть и другом, и наставником пацану…

Пролетела весна, лето и, затем, осень… Закончились все работы и превратившийся в здорового цветущего юношу Яшка стал просить хозяина отпустить его «на Родину… на побывку».

Исраил совсем не обрадовался этому и попытался было отговорить Яшку, припоминая ему голод (в этом месте рассказа отец воспроизводил жест деда, которым Исраил брал большой кус «сискала» (чеченская кукурузная лепешка), приговаривая с улыбкой — «Вот, Яшка — Родина!»).

Однако, уговоры не прекращались, и Исраил разработал целый план чтобы его работник отказался от своей бредовой идеи.

Во-первых, он повез Яшку в Гудермес и одел его с иголочки, забив для этого дела бычка. Во-вторых, через знакомых в одном из соседних сел, была найдена Яшке невеста, с которой его тут же и познакомили. Эта девушка — тоже украинка, жила вместе со своей матерью в одной чеченской семье, помогая им по хозяйству в обмен на хлеб и кров…

Яшка не отказался от предложения, но без конца повторял, что должен съездить в Украину и проведать родню, вначале…
Он твердо обещал, что вернется через месяц или два.

В конце концов, Исраил сдался уговорам и отпустил Яшку.
Он лично отвез его с его товарищем Ивашкой в Гудермес, и посадил обоих на поезд, который шел на Ростов дав Яшке в дорогу приличную сумму денег.

Перед отьездом, Яшка доверил своему маленькому другу — моему отцу — предмет зависти последнего — свою новенькую «хвурашку».

К весне вернулся один Ивашка. Он пришел к деду и рассказал ему, что расстался с Яшкой при приезде в Украину и более его не видел.

Ивашка возвращался в наше село на заработки регулярно, в течении многих лет, вплоть до войны. В одной из бесед, он рассказал новые подробности про Яшку: оказалoсь, что они связались в поезде с карточными игроками и до прибытия успели спустить им все свои деньги. А в Ростове Яшке yшел вместе с ними…

Исраил до самой войны надеялся на возвращение Яшки, а его малолетний сын — мой отец — бережно хранил «хвурашку» своего друга, одевая её только в самые торжественные моменты.

Она была оставлена дома в суматохе утра 23 Февраля 1944-го года, когда народу объявили о вечном выселении в Сибирь за «Предательство Советской Родины» и разрешили брать семье с собой в путь только по два узла вещей…
.

ПОСТСКРУПТУМ

Когда меня спрашивают в фейсбуке (Украинцы или те, кто притворяется таковыми):

«Не лезь в дела моей страны, освобождай лучше свою Чечню!» у меня возникает горькое ощущения беспомощности…

Украинец Яшка был для моего отца самым ярким воспоминанием детства и имя его часто звучало в нашей семье. До конца своих дней, отец говорил «хвурашка», «цигарка», «нехай» и искренне любил «хохлов»…

Надо понять, что история, подобная изложенной мною здесь, очень типична для всех вайнахов поколения моего отца и деда — практически каждый третий чеченец может рассказать вам похожую семейную быль…

Когда случилась Революция Достоинства, мы все воспряли духом, ибо восприняли её как почти утраченную надежду на собственную свободу. Именно поэтому — не сговариваясь — устремились к вам с Европы сотни выживших в 10-летней войне чеченцев, чтобы с оружием в руках заново сразиться с вековым колонизатором… Я сам был на волосок от подобного шага летом 2014 и отложил отъезд только благодаря тому, что там уже появился Иса Мунаев (сформировавший Батальон имени Джохара Дудаева) с Аминой Окуевой…

Я хочу сказать истинным Украинцам слудующее: нет ни Чеченца, ни Украинца! Есть общая война и необходимость общей победы! Есть общая хроника героической борьбы и общая история…

И поэтому, каждый раз, когда я говорю «Украина» я слышу слово «Свобода»!

На данном изображении может находиться: один или несколько человек и текст

Adam Dervishev

 

https://www.facebook.com/AdamDervi