Были ли у чеченцев князья?

рубрика: Разное

Некоторые наши соседи, пользуясь тяжелым положением чеченцев, выдержавших две жесточайшие войны против России, пытаются с помощью каких-то манипуляций и подтасовок доказать, что их предки были «князьями» в отношении чеченцев. Кроме этих псевдоисториков, существует и огромная масса российских и русскоязычных публицистов и «аналитиков», пытающихся представить чеченцев как народ, традиционно склонный к «восточной деспотии». Публикуемая ниже подборка станет достойным ответам всем этим ненавистникам чеченского народа и большая просьба ко всем моим друзьям — максимально широко распространить этот материал по социальным сетям.

************

«Владельцов вообще чеченцы сии не имеют, а есть ли и есть какие самыми ими призванные, то остаются без всякаго уважения, а управляются по делам своим духовными законами и обычаями. Всех чеченцов в горах по Сунже и в шести деревень аксаевских щитают вооруженных, кроме старых и малых, до 15 000 человек» (А.И. Ахвердов, 1804 г. «Краткое описание кавказских народов кумык, чеченцев карабулак, кистов и побережных персидских городов, тех самых, у коих я бывал, и сколько известны мне вообще и прочие, с объяснением о числе всякого народа, о именах владельцов управляющих ими, и некоторых республик, с приобщением к сим береговых персидских городов, с названием их ханов и от чего все они имеют пропитание» (История, география и этнография Дагестана XVIII-XIX вв. Архивные материалы. М., 1958 г.

************

«Селения чеченцев управляются с согласием кадия старейшими по летам во всяком колене. В деле общем для всех племен чеченских соглашаются предварительно о месте, где быть совету. Больше собираются в селении Герменчик, а потому каждое селение посылает туда своего кадия и всякое колено своих стариков. Определению сего сейма все беспрекословно повинуются. Такие собрания держат чеченцы и для выслушивания писаний к ним главного на линии Кавказской начальства. Посланный с оным от командующего является обыкновенно в ближайшее к границе чеченское селение и, позвав к мечети кадия и стариков, сказывает им причину прибытия своего, а они извещают всех прочих и назначают собрание» (Петр Григорьевич Бутков, русский историк, военный и государственный деятель, действительный тайный советник, сенатор, академик Петербургской Академии наук. «Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 год», т. 2., СПб, 1869 г.).

************

«Употреблю всю жестокость, какая только будет в моей возможности, и пока не наведу ужаса на Чеченцев от первого до последнего.., пока не истреблю зверской их свободы и независимости, до того времени не возвращу войск с Сунжи; но и тогда, по испрошению воли Вашего Высочества, оставлю на оной укрепление, чтобы всегда содержать народ сей в крайней обузданности» (Иван Петрович Дельпоццо, генерал-майор, командующий войсками на Кавказской линии (1814 г). Из рапорта главнокомандующему на Кавказе Н.Ф. Ртищеву. (Акты, собранные Кавказской Археографической Комиссией. Том V, Тифлис, 1873 г.).

************

«Со времени проповедника Ших-Мансура Чеченцы все вообще признали Магометанский закон, или утвердились в оном; управляются они выборными старшинами, духовными законами и древними обычаями»
(Семен Михайлович Броневский, участник русско-персидской войны 1796 г., директор Азиатского департамента МИД Российской империи, Феодосийский губернатор, историк Кавказа. «Новейшие географические и исторические известия о Кавказе (в 2 частях)», М., 1823 г.

************

«Чечен расположен по нижней части реки Аргуни. Округ сей управляется природными своими начальниками. Жители оного столь многолюдны, храбры и в отношении Россиян вредоносны, что сии последние название Чеченцев распространили на всю нацию Кистов. Несколько раз делали на них нападения, гонясь за ними даже в их собственную землю, однако нападения сии худой имели успех, что приобрело им славу непобедимых»

(Де Сент-Круа, французский путешественник, исследователь. «Исторические записки о странах, лежащих между морями Черным и Каспийским, содержащие новейшие подробные описания живущих в оных народов и достопамятности древнего и нынешнего тех земель местоописания» (перевод с фран.), СПб, 1810 г.).

************

«В Чечне не существовало системы правления или каких-либо классовых различий. Однако, как другие демократические народы, чеченцы были верны “последним пристанищам благородных умов”. В своем стремлении добиться славы любым способом наиболее честолюбивые из них доводили свою предприимчивость и смелость до крайности; однажды полученная слава приносила уважение и влияние; тем не менее ни один чеченец не поднимался до высших ступеней власти ни в своей стране, ни даже в своем районе» (Джон Фредерик Баддели, британский путешественник, ученый и журналист. «Завоевание Кавказа русскими. 1720 – 1860», 1908 г.

************

«Проклятое племя! Общество у них не так многолюдно, но чрезвычайно умножилось в последние несколько лет, ибо принимает к себе дружественных злодеев всех прочих народов, оставляющих землю свою после совершения каких-либо преступлений. И не только. Даже наши солдаты бегут именно в Чечню. Их привлекают туда совершенное равноправие и равенство Чеченцев, не признающих в своей среде никакой власти. Эти разбойники принимают наших солдат с распростертыми объятьями! Так что Чечню можно назвать гнездом всех разбойников и притоном наших беглых солдат. Я этим мошенникам предъявлял ультиматум: выдать беглых солдат, или мщение будет ужасным. Нет, не выдали ни одного солдата! Приходилось истреблять их аулы» (Алексей Петрович Ермолов, генерал от инфантерии и генерал от артиллерии, главнокомандующий на первом этапе Кавказской войны (до 1827 года). Письма к А. А. Закревскому. 1812–1828//С6. Русского Исторического Общества. СПб.,1890. Т. 73.).

************

«Установление мирных отношений с хищными чеченцами представляло всегда большие затруднения. Они не имели высшего сословия и, распадаясь на множество родовых союзов, управлялись своими старшинами, находившимися под влиянием членов союза. Русскому начальству на линии приходилось вступать в сношения не с целым народом или его представителем, а с каждым почти большим селением отдельно» («Исторический очерк Кавказских войн от их начала до присоединения Грузии». Под редакцией генерал-майора Потто. (К столетию занятия Тифлиса русскими войсками 26-го ноября 1799 года). Издание Военно-Исторического Отдела при штабе Кавказского Военного Округа. Тифлис, 1899 г.).

************

«Кавказская линия имеет против себя своими соседями и неприятелями следующие народы. Начиная от Астрахани, или от Каспийского моря против левого фланга оной, обитают в кавказских горах Чеченцы, народ весьма воинственный, хищный и жестокий. Число их обстоятельно определить нельзя, так как они для военных действий и набегов нередко соединяются с другими кавказскими народами, иногда и с Лезгинами. Образ правления сего народа республиканский. Они живут в разных деревнях, управляются избираемыми по очереди старшинами» (Сергей Алексеевич Тучков, участник Кавказской войны, российский военачальник и государственный деятель, сенатор, генерал-лейтенант. «Записки» (печатается по источнику: «Кавказская война: истоки и начало. 1770-1820 годы. СПб. 2002 г.).

************

«Чеченцы не имеют ни правления, ни начальников, и если есть где-либо чистый демократизм, без примеси всякой другой формы, то это в Чечне. Там нет различий состояний, нет никакой аристократии, даже аристократии богатства, и, что страннее всего, нет даже настоящей исполнительной власти. Там всякий взрослый человек равен другому и ни от кого не зависит» (Петр Максимович Сахно-Устимович, декабрист (избежал наказания), секретарь канцелярии при главноуправляющем в Грузии, статский советник. «Описание чеченского похода 1826 г.» (Звезда, № 10. 2006 г.).

************

«Чеченцы, столь же ревниво оберегающие свою личную свободу, сколь нетерпимы они к любому иноземному игу, установили в своей стране некую форму федеративного правления. В обычных условиях старейшины, то есть те, кому перевалило за шестьдесят, решают на своих собраниях вопросы управления, судят тяжбы; при первом же сигнале к войне они на своем собрании выбирают молодого воина, который, благодаря хитрости и доблести, более всего достоин встать во главе воинственных соплеменников, и тот, сложив с себя оружие, получает из рук трех самых старейших членов собрания кольчугу и знаки обретенного сана» (Хуан Ван Гален, испанский генерал, граф Перакампо, вождь бельгийских повстанцев против господства Голландии, Генерал-капитан Каталонии. «Два года в России», 1826 г.).

************

«У чеченцев не существовало никаких сословных подразделений. Не было ни князей, ни старшин или почетных людей, пользующихся особыми правами и преимуществами, или облеченных властию. Между чеченцами все были равными» (Мелентий Яковлевич Ольшевский, русский военный писатель, генерал, участник Кавказской войны. «Кавказ с 1841 по 1866 год» (впервые целиком мемуары напечатаны в 2003 г. в СПб).

************

«Общественный быт Чеченцев отличается в своем устройстве тою патриархальностью и простотою, какие находим в первобытных обществах, до которых еще не коснулась современность ни одною из своих разнообразных сторон гражданственной жизни. У Чеченцев нет тех сословных подразделений, которые составляют характер обществ, европейски организованных. Чеченцы в своем замкнутом кругу образуют собою класс – людей вольных, и никаких феодальных привилегий мы не находим между ними» (Адольф Петрович Берже, российский историк-востоковед, кавказовед, археограф, археолог, председатель Кавказской археографической комиссии. «Чечня и Чеченцы», Тифлис, 1859 г.).

************

«Чеченцы, бесспорно, храбрейший народ в Восточных горах. Походы в их землю всегда стоили нам кровавых жертв. Но это племя никогда не проникалось мюридизмом вполне. Из всех восточных горцев чеченцы больше всех сохранили личную и общественную самостоятельность и заставили Шамиля, властвовавшего в Дагестане деспотически, сделать им тысячу уступок в образе правления, в народных повинностях, в обрядовой строгости веры. Газават (война против неверных) был для них только предлогом отстаивать свою племенную независимость» (Ростислав Андреевич Фадеев, известный российский военный историк, публицист, генерал- майор, участник Кавказской войны. «Шестьдесят лет Кавказской Войны», Тифлис, 1860 г.).

************

«Чеченцы были самые беспокойные из всех соседей. Не только в наших границах по Тереку и по Военно-Грузинской дороге производили свои хищничества, но распространяли их между соседними им кавказскими племенами, особливо между кумыками, так что кумыкские князья в собственных своих владеньях уже не осмеливались ездить без чеченского проводника» (Лазарь Маркович Серебряков (Казар Маркосович Арцатагорцян), российский адмирал армянского происхождения, участник Кавказской войны, член Адмиралтейств-совета. «Мысли о делах наших на Кавказе. 1845 г.» (цит. по: «Звезда», 1996 г., N12)).

************

«Чеченцы, не терпя искони в своей среде аристократии, не придерживались, к чести их говоря, и рабства, а потому, по захвате наших пленных, всячески старались поскорее от них отделаться – разменом, выкупом или перепродажей в горы. На беглых же они смотрели с точки зрения национального гостеприимства как на отдавшихся под покровительство их очагов, а потому никогда не выдавали их. (…) На этой стадии развития политического и общественного быта застали чеченцев русские. Они нашли в них упорного, неукротимого врага, которого и физические силы, и чисто демократические обычаи, и весь образ жизни, словом, дышали войной и волей» (Василий Александрович Потто, генерал-лейтенант, военный историк. «Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях», СПб, 1899 г.).

************

«Во время своей независимости Чеченцы, в противоположность Черкесам, не знали феодального устройства и сословных разделений. В их самостоятельных общинах, управлявшихся народными собраниями, все были абсолютно равны. Мы все “уздени” (т. е. свободные, равные), говорят теперь Чеченцы. Этой социальной организацией (отсутствие аристократии и равенство) объясняется та беспримерная стойкость Чеченцев в долголетней борьбе с русскими, которая прославила их героическую гибель» (Энциклопедический Словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона, под редакцией профессора И.Е. Андреевского, К.К. Арсеньева и заслуженного профессора Ф.Ф. Петрушевского, С.- Петербургъ, 1890 –1907 гг.).

************

«Во время своей независимости чеченцы жили в отдельных общинах, управляемых через народное собрание. Сегодня они живут, как народ, который не знает классового различия. Видно, что они значительно отличаются от черкесов, у которых дворянство занимало такое высокое место. В этом и состоит значительное различие между аристократической формой республики черкесов и совершенно демократической конституцией чеченцев. Это и определило особенный характер их борьбы…» (Эрнест Шантре (Ernest Chantre), французский писатель, ученый-этнограф. Recherches anthropologiqxies dans le Caucase. Paris, 1887 г.).

************

«Чеченцы почитают себя равными всем князьям в мире и не признают над собой никакой власти. Почитаю обязанностью сказать, что всякий горец, как бы ни был он уважаем в своем народе, теряет это уважение и доверие, как скоро начинает действовать согласно с видами нашего правительства. Это, однако же, не означает, чтобы бесполезно было бы брать в конвой императора горцев; многие из них, по возвращению, могут, по крайней мере, быть употребляемы как тайные агенты» (Степан Иванович Петин, генерал-майор, адъютант Императорского конвоя, историк. «Собственный его Императорского Величества конвой», СПб., 1899 г.).

************

«Чеченцы – народ совершенно демократический. Они не имеют ни князей, ни дворян, ни старших, ни младших. Все равны. Все свободны. Все независимы. Кое-какое влияние имеет духовенство, которое в большинстве соединяет и военную власть, как например Шамиль» (Павел Иванович Ковалевский, профессор, историк-кавказовед, публицист и общественный деятель. Ректор Варшавского университета (1894–1897). «Восстание Чечни и Дагестана в 1877-1878 гг. Зелимхан (Зикризм)». СПб., 1912 г.).

Хасан Бакаев https://www.facebook.