До депортации о чеченцах в СССР отзывались так:

рубрика: Разное
Верхний Аргун, башня в Дизо

«Чеченцы («нахчии», «вей-нах») — один из самых крупных народов среди множества малочисленных горских племен Северного Кавказа; по переписи 1926, было чеченцев 392,6 тыс. человек. До завоевания Кавказа царской Россией чеченцы занимали плодороднейшие земли по долинам рек Сунжи и Терека и важнейшие ущелья, ведущие в Дагестан и Грузию (Веденское, Шатойское, Ассинское). Памятники старины в виде военных и жилых каменных башен и намогильников свидетельствуют о том, что чеченцы жили издавна в ущельях и предгорьях нынешней Ч. а. о. Более точные сведения о чеченцах появляются с 17 в., когда с чеченцами приходят в соприкосновение рус. колонисты юга России. В Чечне господствовали примитивные натуральнохозяйственные отношения и родовой строй. Феодальные отношения можно проследить лишь в зачатке—они не получили развития. Письменности своей у чеченцев не было, если не считать арабскую, к-рая была монополией верхушки мусульманского духовенства.

Исключительно упорную борьбу с наседавшим царизмом горцам пришлось выдержать с конца 18 в. (1785—1859). Наиболее активными и сильными противниками царского правительства при завоевании Сев. Кавказа справедливо считались чеченцы. Натиск царских войск на горцев вызвал их объединение для борьбы за свою независимость, и в этой борьбе горцев чеченцы играли выдающуюся роль, поставляя главные боевые силы и продовольствие для газавата (священной войны). Чечня была «житницей» газавата.

Выдвинувшийся из чеченцев пастух Мансур Ушурма, ставший в качестве имама (см.) во главе организованных сил горцев, вел ожесточенную борьбу с царскими войсками в течение 6 лет (1785—91). В первой половине 19 в. непрерывно велась организованная борьба горцев против царизма под руководством имамов Чечни и Дагестана—Кази-муллы и Гамзат-бека; но наибольшей силы борьба достигла в эпоху знаменитого вождя горцев — Шамиля (1834—59), который, опираясь на широкое народное движение, сумел блестяще организовать длительный отпор царизму не только в силу своих военных талантов, но и в силу проводимых им социально-политических реформ. Свергнув власть дагестанских князей, к-рых поддерживало царское правительство и к-рые в свою очередь помогали царизму в борьбе с горцами, Шамиль вышел в Чечню с лозунгами объединения народа, независимо от родов («тайпов»), назначая наибов (военно-гражданская власть в округах) из самых низов, и организовал централизованную военно-гражданскую систему власти (см. Шамиль, Имамат). Николаевские генералы после ряда поражений поняли, что путь завоевания горцев лежит через Чечню. Решалось методическое вытеснение чеченцев с плоскости путем уничтожения аулов, рубки лесов, устройства крепостей и заселения «освобожденных земель» казачьими станицами. Народ, разоренный войной, лишенный половины лучших земель, все же не был побежден (1859). В довершение было выселено в Турцию наиболее жизнеспособное население в количестве свыше 20 т. чел., фактически обреченных в большинстве своем на вымирание (1865).

Но Чечня волновалась: в 1867 вспыхнуло мощное восстание кунта-хаджинцев; Чечня снова восстала в 1877 в связи с Русско-турецкой войной. Восстания влекли за собой жестокие экзекуции и массу жертв, уничтожение аулов, истребление посевов. В промежутках между восстаниями и особенно после 1877 широко развивается абречество (см. Абрек). Чечня была включена в Российскую империю… Систематическая экспроприация горских земель продолжалась и после покорения горцев. Земли чеченцев раздавались казачеству, военным и гражданским чиновникам, участвовавшим в покорении Чечни, кумыкским и кабардинским князьям, частным лицам за «помощь» и «заслуги» при завоевании страны и т. д. С другой стороны, для ослабления покоренных правительство прибегало к переселению наиболее беспокойных с его точки зрения элементов из малодоступных горных местностей на плоскость, где рус. властям было легче осуществлять надзор за ними. Запрещалось устраивать поселения в Нагорной полосе. Чеченцы окружаются рядом цепей казачьих станиц. В силу постоянных экспроприации и переселений царит полная неустойчивость поземельных отношений.

Еще законом 14 июня 1888 земельные пространства, не закрепленные за туземным населением, но находившиеся в его законном пользовании, отобраны в ведение министерства государственных имуществ. Вопиющее малоземелье в Ч. а. о. обрекало бедноту на вымирание. По данным, приводимым Е. Максимовым и в статистико-экономическом очерке о Чечне в «Терском сборнике», размеры удобной и полуудобной земли, приходившейся на 1 душу мужского пола в Нагорной Полосе Чечни, колебались в среднем от 0,5—5,3 десятин… Для «успокоения горцев» царским наместником была создана специальная комиссия по исследованию землепользования в Нагорной полосе Терской области. Работы этой комиссии так и не дождались утверждения, но даже согласно данным этой комиссии в горной Чечне приходилось на хозяйство 1,2 дес. пахотной земли. В Терской области горцы составляли 2/3 населения и лишь 1/3—казаки; первые же владели меньшим количеством земли, не говоря уже о качестве со и степени пригодности для сельского хозяйства… Только 10% населения могло прокормиться до революции на этих нищенских наделах, 9/10 были лишними. Чеченцы платили казачьим верхам и кулачью одной арендной платы свыше 400 тыс. рублей в год. Цифра, также свидетельствующая об исключительном земельном голоде и исключительной эксплоатации, одной из основных причин всех народных движений в Чечне».

(БСЭ, т. 61, М., ОГИЗ РСФСР, 1934 г., стр. 530-532).

Хасан Бакаев

https://www.facebook.com